EN
   Е-Транс
    Главная        Контакты     Как заказать?   Переводчикам   Новости    
*  Переводы
Письменные профессиональные


Письменные стандартные


Устные


Синхронные


Коррекция текстов


Заверение переводов
*  Специальные
 Сложные переводы


 Медицинские


 Аудио и видео


 Художественные


 Локализация ПО


 Перевод вэб-сайтов


 Технические
*  Контакты
8-(383)-328-30-50

8-(383)-328-30-70

8-(383)-292-92-15



Новосибирск


* Красный проспект, 1 (пл. Свердлова)


* Красный проспект, 200 (пл. Калинина)


* пр. Карла Маркса, 2 (пл. Маркса)
*  Клиентам
Способы оплаты


Постоянным Клиентам


Аккаунт Клиента


Объёмные скидки


Каталог РФ


Дополнительные услуги
*  Разное
О Е-Транс


Заказы по Интернету


Нерезидентам


Политика в отношении обработки персональных данных


В избранное  значок в избранном









Подробная информация о кабардино-черкесском языке
Кабардино-черкесский язык

Кабардино-черкесский язык (Адыгэбзэ) — язык кабардинцев и черкесов.

Некоторые лингвисты склонны считать кабардино-черкесский и адыгейский языки диалектами общего адыгского языка. Сами адыгейцы, кабардинцы и черкесы называют свой язык адыгэбзэ, что означает «адыгский язык». Несмотря на существование общего названия, в русском языке бытуют также раздельные названия — адыгейский язык, кабардинский язык и черкесский язык.

Кабардинцы — одна из субэтнических групп черкесов (адыгов). Численность кабардинцев в России по результатам переписи населения в 2010 году, составляет 517 тыс. чел. Ныне в России компактно проживают в Кабардино-Балкарии, а также в Моздокском районе Северной Осетии и в южных приграничных районах Ставропольского края.

Основная часть современных адыгов (включая кабардинцев) проживают за рубежом. Таким оказался результат окончания Русско-Кавказской войны, после которой большая часть адыгов за неподчинение русскому царю была изгнана с исконных мест своего проживания, некоторая часть добровольно покинула Кавказ, предпочтя жить в мусульманской стране, чем в подчинении иноверцам. На Кавказе осталась лишь малая часть от населявших его когда-то адыгов (черкесов). Ныне за рубежом они известны как черкесы.

На сегодняшний день самой крупной страной проживания адыгов является Турция, где представлена самая большая адыгская диаспора в мире. Но и там многолетняя целенаправленная политика государства по отуречиванию нетурецких народов привела к ассимиляции и последующей туркизации некоторой части адыгов. Ныне в Турции адыги являются третьим по величине народом страны после самих турков и курдов (по некоторым данным численность адыгов сопоставима с проживающими в стране арабами и ираноязычным народом заза).

Также кабардинцы в составе адыгской диаспоры проживают в странах Ближнего Востока (в частности в Иордании, Сирии, Саудовской Аравии, Ливане) и Северной Африки, а также в Европе (в основном в Германии) и Северной Америке.

Несмотря на наличие общего самоназвания «адыгэ», за свою многовековую историю адыги (в том числе и кабардинцы) получили много различных этнонимов (наименований), некоторые из которых устарели и не применяются, а другие используются до сих пор.

Впервые русским источникам адыги, в частности кабардинцы, стали известны под именем касогов (косогов) начиная с IX века, когда касожский князь Редедя сошёлся в поединке с русским князем Мстиславом в единоборстве, без оружия. Мстислав почувствовав, что побеждён, взмолился Богородице и поверг противника на землю, затем вытащил из-за голенища сапога нож, зарезав Редедю. Впоследствии Мстислав отдал свою дочь за сына Редеди, от которых пошла фамилия Ушаковых. В это время византийцы адыгов именовали зихами.

В XIII веке адыги оказали ожесточенное сопротивление монголо-татарскому нашествию. С этого же времени за всеми адыгами, закрепляется экзоэтноним «черкесы».

Издревле, вплоть до конца XIV века, все адыги (черкесы) (включая кабардинцев, черкесов КЧР и адыгейцев) имеют общую историю.

Древнейшие предки адыгов

Современные исследователи выявили, что адыги являются потомками носителей майкопской культуры, существовавшей в IV тыс. до н. э. Предки адыгов оставили в истории след в качестве наследников майкопской культуры — северокавказской, прикубанской и кобанской.

Также многие ученые (Дунаевская И. М., Дьяконов И. М. и др.) указывают на сходство современных адыго-абхазских языков с языком древних хаттов и касков проживавших в древние времена на территории Центральной и Восточной Анатолии.

В 1 тыс. до н. э. на восточном побережье Черного моря расселились меотские племена, которые являются прямыми предками современных адыгов. Следует заметить, что одно из меотских племен — синды — в V в. до н. э. основало первое государство на территории современной России — Синдику со столицей Синдская гавань, или Горгиппия (современная Анапа). Синдика являлась рабовладельческим государством, имела торговые связи с древнегреческими колониями на Чёрном море. Позже Синдика вошла в Боспорское царство. Затем имело место возвышение другого протоадыгского племени — зихов, которые сумели объединить многие племена северо-западного Кавказа в военный союз под своей эгидой, что помогло им успешно бороться с готами-тетракситами.

Появление кабардинцев на месте их современного расселения

Археологическая экспедиция КБНИИ проводила раскопки курганов южнее с. Кишпек (в зоне Чегемской оросительной системы). Было исследовано 6 курганов относящихся к майкопской культуре, из которых пять датируются эпохой бронзы. Часть находок из курганов датированы началом II тыс. до н. э., часть — конец IV тыс. до н. э., а большая часть датируются Новосвободненским этапом майкопской культуры, то есть последними веками III тыс. до н. э. Среди находок высококачественные глиняные сосуды хорошего обжига и лощения, бронзовые ножи, шила и др.

Более определённые письменные сведения о месте расселения кабардинцев сохранились с конца XVI века. В этот период современными исследователями локализуются следующие территории проживания этой этнической общности:

1. На равнинных местах и предгорьях до входов в горные ущелья по левым притокам Терека — Ардану (Ардон), Агеру, Урюху (Урух) и Кизылу (Аргудан). Эта область, в «Книге Большому Чертежу» (описание карты Русского и соседних государств периода конца XVI — начала XVII веков) собственно и называлась Кабардой.

2. Севернее Кабарды, ниже по Тереку, по его левым притокам — Белой (участок Малки от Прохладного до устья?), Черему (Черек), Баксану Меньшому (Чегем), Баксану Середнему (Баксан) и Палку (Малка до Прохладного?), «Книга Большому Чертежу» называет «землёй Пятигорских черкасов». Однако, согласно ряду других источников, эта территория приблизительно совпадает с образовавшейся здесь, примерно в то же время, областью, так называемой, Большой Кабарды. Это подтверждает мнение большинства кавказоведов, что под экзоэтнонимом «пятигорские черкасы» понимались либо кабардинцы, проживающие в Пятигорье, либо некая отдельная этногруппа восточных адыгов, впоследствии участвовавшая в этногенезе кабардинцев.

3. На правом берегу Терека — приблизительно от устья Курпа до устья Сунжи. Здесь образовалась область, так называемой, Малой Кабарды.

Кабардинцы и Кобанская культура

Определенная часть учёных считает, что создатели и носители Кобанской археологической культуры (начало которой датируется XIII веком до н. э.) могли принадлежать к двум разным этнолингвистическим группам, а именно:

— в ареале Пятигорского «локального варианта» вероятнее всего проживали в основном племена, родственные протоадыгской этнической группе;

— в районе Горного «локального варианта» — протовайнахи.

На раннем этапе формирования Кобанской культуры (датируемой XII веком до н. э.) не могли участвовать скифы, появление которых учёные датируют VIII веком до н. э., а также не могли участвовать сарматы, появление которых учёные датируют IV веком до н. э.

История сближения кабардинцев с Россией

Кабардинцы, как и русские, страдали от опустошительных набегов крымских феодалов, поэтому они стали искать пути сближения с набиравшим силу Московским княжеством, вынужденным после похода крымчаков на Москву (1521 года) платить дань крымским татарам. В процессе сближения Кабарды и Московского княжества большую роль сыграл валий Кабарды Темрюк Идаров, который возглавил коалицию прорусски ориентированных князей. В ноябре 1552 года в Москву прибыло первое посольство представителей некоторых адыгских племён, что было как нельзя более кстати для Ивана Грозного, планы которого шли в направлении продвижения русских по Волге к её устью, к Каспийскому морю. Союз был выгоден Москве в её борьбе с Крымским ханством. Уже в 1552 году кабардинцы вместе с русскими войсками участвовали во взятии Казани. В 1556 году адыги осуществили ряд смелых военных операций, в результате которых были захвачены османско-татарские военные базы Темрюк и Тамань. Эта акция адыгов во многом способствовала разгрому русскими Астраханского ханства в том же году. В 1561 году Иван Грозный заключил династический брак — женился на дочери кабардинского князя Темрюка Идарова — Гошаней Темрюковна, которая после крещения взяла имя «Мария». Темрюк, опираясь теперь на своего могущественного зятя, усилил власть не только по отношению к кабардинскому народу, но и к соседним горским народам: ингушам, осетинам и другим. В конце концов сам крымский хан Девлет-Гирей в 1570 году напал на Темрюка. В сражении на левом притоке Кубани Ахуже князь был смертельно ранен, а два его сына попали в плен.

В период феодальной раздробленности XVI—XVIII вв. Кабарда сегментировалась на ряд феодальных уделов. В 70-е годы (XVI века), несмотря на неудачную астраханскую экспедицию, крымцы и османы сумели восстановить своё влияние в регионе. Русские были вытеснено из него более чем на 100 лет.

1722 год — Во время персидского похода Петра I, кабардинцы, несмотря на угрозы крымского хана, стояли на стороне России; последняя усердно заботилась о сохранении дружественных отношений с кабардинцами, которые держали в зависимости все соседние горские племена — ингушей, осетин, абазинцев— и владели всеми дорогами, ведущими с плоскости к наиболее удобному перевалу через Главный Кавказский хребет.

1739 год — По Белградскому миру Россия отказалась от своих исторически сложившихся отношений к Кабарде, которая объявлена была свободной (вольной, независимой) и должна была служить буфером между Россией и Турцией.

Таким образом, начиная с 1739 года, кабардинцы юридически не были под властью России, Турции или кого-либо ещё; Кабарда была объявлена вольной — независимой (нейтральной), что, конечно, не препятствовало кабардинским аристократам наниматься на службу русскому царю. В Смутное время кабардинский князь Сунчалей Янглычевич — организовал сопротивление окопавшемуся в Астрахани атаману Заруцкому, за что впоследствии получил благодарность от царя Михаила.

В начале XIX века в состав Российской империи вошло грузинское Картли-Кахетинское царство (1801—1810 гг.), а также некоторые преимущественно азербайджанские Закавказские ханства (1805—1813 гг.). Однако, между приобретёнными землями и Россией лежали земли присягнувших на верность России, но де-факто независимых горских народов, преимущественно исповедующих ислам. Борьба с набеговой системой горцев стала одной из основных целей российской политики на Кавказе. Многие горские народы северных склонов Главного Кавказского хребта оказали ожесточённое сопротивление усиливающемуся влиянию имперской власти. Наиболее ожесточённые военные действия происходили в период 1817—1864 гг. Основные районы военных действий — Северо-Западный (Черкесия, горные общества Абхазии) и Северо-Восточный (Дагестан, Чечня) Кавказ. Периодически вооружённые столкновения между горцами и русскими войсками происходили на территории Закавказья, Кабарды.

После усмирения Большой Кабарды (1825 г.) главными противниками российских войск выступили адыги Черноморского побережья и Прикубанья, а на востоке — горцы, объединившиеся в военно-теократическое исламское государство — Имамат Чечни и Дагестана, который возглавил Шамиль. На этом этапе Кавказская война переплелась с войной России против Персии. Военные действия против горцев велись значительными силами и были очень ожесточёнными.

С середины 1830-х гг. конфликт обострился в связи с возникновением в Чечне и Дагестане религиозно-политического движения под флагом газавата, которое получило моральную и военную поддержку Османской империи, а во время Крымской войны — и Великобритании. Сопротивление горцев Чечни и Дагестана было сломлено лишь в 1859 году. Война же с адыгскими племенами Западного Кавказа продолжалась до 1864 г. и закончилась уничтожением и изгнанием большей части адыгов и абазин в Османскую империю, и переселением оставшегося небольшого их количества на равнинные земли Прикубанья. Последние масштабные военные операции против адыгов были проведены в октябре-ноябре 1865 г.

В 1798 году на престол Картли-Кахети вступил Георгий XII. Он просил императора Павла I принять Картли-Кахети под своё покровительство и оказать ей вооружённую помощь.

В 1800 году в Грузию вторгся Умма-хан Аварский. 7 ноября на берегах реки Иори он был разбит генералом Лазаревым. 22 декабря 1800 года в Петербурге был подписан манифест о присоединении Грузии к России. Главнокомандующим русских войск в Грузии был назначен генерал Кнорринг, а гражданским правителем Грузии — Коваленский. Ни тот ни другой не знали нравов и обычаев тамошнего народа, а прибывшие с ними чиновники позволяли себе разные злоупотребления. Многие в Грузии были недовольны вступлением в русское подданство. Волнения в стране не прекращались, а границы по-прежнему подвергались набегам соседей.

В конце 1802 года Кнорринг и Коваленский были отозваны, и главнокомандующим на Кавказе назначен генерал-лейтенант князь Павел Дмитриевич Цицианов. Он выслал в Россию членов бывшего грузинского царского дома, считая их виновниками смуты. Жители Джаро-Белоканской области, не прекращавшие своих набегов, были разгромлены отрядом генерала Гулякова, а область присоединена к Грузии. Однако уже через год Гуляков был разбит аварцами у села Джар. Был уничтожен целый батальон, а сам генерал убит.

Владетель Абхазии Келешбей Чачба-Шервашидзе совершил военный поход против князя Мегрелии Григола Дадиани. Сын Григола Леван взят Келешбеем в аманаты.

В 1803 году в состав Российской империи вошла Мегрелия. В 1803 году Цицианов организовал грузинское ополчение из 4500 добровольцев, присоединившееся к русской армии. В январе 1804 года штурмом взял крепость Гянджу, подчинив Гянджинское ханство, за что был произведён в генералы от инфантерии.

В 1804 году в состав Российской империи вошли Имеретия и Гурия.

10 июня 1804 года персидский шах Фетх-Али (Баба-хан) (1797—1834), вступивший в союз с Великобританией, объявил войну России. Попытка Фетх Али-шаха вторгнуться в Грузию окончилась совершенным поражением его войск около Эчмиадзина в июне.

В том же году Цицианов подчинил также Ширванское ханство. В 1805 году — Карабахское и Шекинское, Джехан-Гир-хан шагахский и Будаг-султан шурагельский. Фетх Али-шах снова открыл наступательные действия, но при вести о приближении Цицианова бежал за Аракс.

8 февраля 1805 года князь Цицианов, подошедший с отрядом к Баку, во время церемонии мирной сдачи города был убит слугами хана. На его место вновь был назначен Гудович, знакомый с положением дел на Кавказской линии, но не в Закавказье. Недавно покорившиеся владетели разных татарских областей опять стали явно неприязненны к русской администрации. Действия против них были успешны. Были взяты Дербент, Баку, Нуха. Но положение дел усложнялось вторжениями персиян и последовавшим в 1806 году разрывом с Турцией.

Война с Наполеоном оттянула все силы к западным границам империи, и кавказские войска оставались без укомплектования.

В 1808 году в результате заговора и вооружённого нападения был убит владетель Абхазии Келешбей Чачба-Шервашидзе. Владетельный двор Мегрелии и Нина Дадиани, в пользу своего зятя Сафарбея Чачба-Шервашидзе, распространяет слух о причастности к убийству владетеля Абхазии старшего сына Келешбея — Асланбея Чачба-Шервашидзе. Эта непроверенная информация была подхвачена генералом И. И. Рыгкофом, а затем и в целом всей российской стороной, став основным мотивом поддержки Сафарбея Чачба в борьбе за абхазский престол. С этого момента и начинается борьба между двумя братьями Сафарбеем и Асланбеем.

В 1809 году главнокомандующим назначен генерал Александр Тормасов. При новом главнокомандующем потребовалось вмешательство во внутренние дела Абхазии, где из рассорившихся между собой членов владетельного дома одни обращались за помощью к России, а другие — к Турции. Были взяты крепости Поти и Сухум. Пришлось усмирять и восстания в Имеретии и в Осетии.

Летом 1811 года вместо Александра Тормасова главнокомандующим и главноуправляющим в Грузию бал назначен Ф. О. Паулуччи. Филиппу Паулуччи пришлось одновременно вести войну против турок (со стороны Карса) и против персиян (в Карабахе) и бороться с восстаниями. Кроме того, во время начальствования Паулуччи, в адрес Александра I поступали заявления епископа горийского и викария грузинского Досифея, лидера азнаурской грузинской феодальной группировки, ставившего вопрос о незаконности предоставления князьям Эристави феодальных владений в Южной Осетии. Азнаурская группировка всё ещё надеялась, что, вытеснив предста¬вителей Эристави из Южной Осетии, она поделит между собой освободившиеся владения.

16 февраля 1812 года Главнокомандующим в Грузии и Главноуправляющим по гражданской части был назначен генерал Николай Ртищев. Он столкнулся в Грузии с вопросом о политическом положении Южной Осетии как с одним из самых острых. Сложность заключалась не только в непримиримой борьбе Осетии с грузинскими тавадами, но и в противоборстве за овладение Южной Осетией между двумя грузинскими феодальными партиями.

Осенью 1812 года вспыхнуло новое восстание в Кахетии во главе с беглым грузинским царевичем Александром. Оно было подавлено. В этом восстании приняли деятельное участие хевсуры и кистины. Ртищев решился наказать эти племена и в мае 1813 года предпринял карательную экспедицию в малоизвестную русским Хевсуретию. Войска генерал-майора Симановича, несмотря на упорную оборону горцев, достигли главного хевсурского селения Шатили в верховьях Аргуни, и разорили все лежавшие на их пути селения. Этот поход не был одобрен императором. Александр I повелел Ртищеву стараться водворять спокойствие на Кавказской линии дружелюбием и снисходительностью.

10 октября 1813 года Ртищев выехал из Тифлиса в Карабах и 12 октября в урочище Гюлистан, был заключён мирный договор, по которому Персия отказалась от притязаний на Дагестан, Грузию, Имеретию, Абхазию, Мегрелию и признала права России на все завоёванные и добровольно подчинившиеся ей области и ханства (Карабахское, Гянджинское, Шекинское, Ширванское, Дербентское, Кубинское, Бакинское и Талышинское).

В этом же году в Абхазии вспыхнуло восстание во главе с Асланбеем Чачба-Шервашидзе против власти своего младшего брата Сафарбея Чачба-Шервашидзе. Русский батальон и ополченцы владетеля Мегрелии Левана Дадиани спасли тогда жизнь и власть владетеля Абхазии Сафарбея Чачба.

В 1814 году Александр I, поручил князю А. Н. Голицыну, обер-прокурору Святейшего Синода, «лично объясниться» по Южной Осетии, в частности, по поводу феодальных прав в ней грузинских князей, с находившимися в то время в Петербурге генералами Тормасовым и Паулуччи — бывшими командующими на Кавказе.

После доклада А. Н. Голицына и консультации с главнокомандующим на Кавказе генералом Ртищевым, на имя последнего 31 августа 1814 года Александр I направил в Тифлис рескрипт по поводу Южной Осетии. В нём Александр I предписывал главнокомандующему лишить грузинских феодалов Эристави владельческих прав в Южной Осетии, а имения и населённые пункты, кои ранее были им пожалованы монархом, передать в государственную собственность. Одновременно князьям назначалось вознаграж¬дение. Это решение было воспринято грузинской тавадской верхушкой крайне отрицательно. Осетины же встретили его с удовлетворением. Однако исполнение указа тормозилось главнокомандующим на Кавказе генералом от инфантерии Николаем Ртищевым. В то же время князья Эристовы провоцировали антироссийские выступления в Южной Осетии. В 1816 году при участии А. А. Аракчеева Комитет министров Российской империи приостановил изъятие в казну владений князей Эристави, а в феврале 1817 года указ был дезавуирован.

Летом 1816 года командиром Отдельного Грузинского корпуса, управляющим по гражданской части на Кавказе и в Астраханской губернии был назначен генерал-лейтенант Алексей Ермолов, завоевавший уважение в войнах с Наполеоном. Кроме того он был назначен чрезвычайным послом в Персии.

В 1816 году Ермолов прибыл в Кавказскую губернию. В 1817 году он на пол года ездил в Персию ко двору шаха Фетх-Али и заключил русско-персидский договор.

На Кавказской линии положение дел было следующим: правому флангу линии угрожали закубанские черкесы, центру — кабардинцы (черкесы Кабарды), а против левого фланга за рекой Сунжей жили чеченцы, пользовавшиеся высокой репутацией и авторитетом среди горских племён. При этом черкесы были ослаблены внутренними раздорами, кабардинцев косила чума — опасность угрожала в первую очередь от чеченцев.

Ознакомившись с обстановкой на Кавказской линии, Ермолов наметил план действий, которого затем придерживался неуклонно. В числе составляющих плана Ермолова были прорубание просек в непроходимых лесах, постройка дорог и возведение укреплений. Кроме того он считал что нельзя оставлять безнаказанным ни одно нападение горцев.

Ермолов перенёс левый фланг Кавказской линии с Терека на Сунжу, где он усилил Назрановский редут и заложил в октябре 1817 года укрепление Преградный Стан в её среднем течении. В 1818 году в низовьях Сунжи была заложена крепость Грозная. В 1819 году была построена крепость Внезапная. Попытка нападения на неё, предпринятая аварским ханом, кончилась полной неудачей.

В декабре 1819 года Ермолов совершил поход к дагестанскому аулу Акуша. После недолгого сражения ополчение акушинцев было разбито, а население вольного акушинского общества было приведено к присяге на верность Российскому Императору.

В Дагестане усмирены были горцы, угрожавшие присоединённому к империи Тарковскому Шамхальству.

В 1820 году Черноморское казачье войско (до 40 тыс. человек) было причислено к составу Отдельного Грузинского корпуса, переименованного в Отдельный Кавказский корпус и усиленного.

В 1821 году в Тарковском шамхальстве недалеко от побережья Каспийского моря была построена крепость Бурная. Причём при строительстве были разбиты войска аварского хана Ахмета, пытавшегося помешать работам. Владения дагестанских князей, потерпевших ряд поражений в 1819—1821 гг., были либо переданы вассалам России и подчинены русским комендантам, либо ликвидированы.

На правом фланге линии закубанские черкесы с помощью турок стали сильнее тревожить границу. Их армия вторглась в октябре 1821 года в земли Черноморского войска, но потерпела поражение.

В Абхазии генерал-майор князь Горчаков разбил повстанцев около мыса Кодор и ввёл во владение страной князя Дмитрия Шервашидзе.

Для полного усмирения Кабарды в 1822 году был устроен ряд укреплений у подошвы гор от Владикавказа до верховьев Кубани. В том числе была основана крепость Нальчик (1818 г. или 1822 г.).

В 1823—1824 гг. был проведён ряд карательных экспедиций против закубанских черкесов.

В 1824 г. вынуждены были покориться причерноморские абхазы, восставшие против преемника кн. Дмитрия Шервашидзе, кн. Михаила Шервашидзе.

В 1825 году в Чечне началось восстание. 8 июля горцы овладели постом Амираджиюрт и пытались взять укрепление Герзель. 15 июля его выручил генерал-лейтенант Лисаневич. В Герзель-ауле были собраны 318 старейшин кумыков-аксаевцев. На следующий день, 18 июля, Лисаневич и генерал Греков были убиты кумыкским муллой Очаром-Хаджи (по другим данным Учур-муллой или Учар-Гаджи) во время переговоров с кумыкскими старейшинами. Очар-Хаджи напал с кинжалом на генерал-лейтенанта Лисаневича, а также ударом ножом в спину сразил безоружного генерала Грекова. В ответ на убийство двух генералов войска перебили всех кумыкских старейшин, приглашённых на переговоры.

В 1826 году была прорублена просека в дремучем лесу до аула Герменчук, служившего одной из главных баз чеченцев.

Прибрежья Кубани стали опять подвергаться набегам крупных партий шапсугов и абадзехов. Заволновались кабардинцы. В 1826 г. был совершён ряд походов в Чечню, с вырубкой леса, прокладкой просек и усмирением свободных от русских войск аулов. Этим закончилась деятельность Ермолова, в 1827 году отозванного Николаем I и отправленного в отставку в связи с подозрением в связях с декабристами.

11 января 1827 года в Ставрополе делегацией балкарских князей генералу Георгию Эммануэлю было подано прошение о принятии Балкарии в подданство России.

29 марта 1827 года Николай I назначил главнокомандующим Кавказским корпусом генерал-адъютанта Ивана Паскевича. На первых порах он был в основном занят войнами с Персией и Турцией. Успехи в этих войнах способствовали поддержанию наружного спокойствия.

В 1828 году в связи со строительством Военно-Сухумской дороги была присоединена Карачаевская область.

В 1823 году бухарец Хасс-Мухаммад принёс персидское суфийское учение на Кавказ, в село Яраг (Ярыглар), Кюринского ханства и обратил в суфизм Магомеда Ярагского. Тот в свою очередь начал проповедовать новое учение в своём ауле. Красноречие привлекало к нему учеников и поклонников. Даже некоторые муллы стали приходить в Яраг, чтобы услышать новые для них откровения. Через некоторое время Магомед стал направлять в другие аулы своих последователей - мюридов с деревянными шашками в руках и заветом гробового молчания. В стране, где семилетний ребёнок не выходил из дома без кинжала на поясе, где пахарь работал с винтовкой за плечами, вдруг появились в одиночку безоружные люди, которые, встречаясь с прохожими, ударяли по земле три раза деревянными шашками и с безумной торжественностью восклицали: «Мусульмане — газават! Газават!» Мюридам дано было только одно это слово, на все остальные вопросы они отвечали молчанием. Впечатление было чрезвычайное; их принимали за святых, охраняемых роком.

Ермолов, который посетил в 1824 году Дагестан, из разговоров с араканским кадием узнал о зарождающейся секте и приказал Аслан-хану Кази-кумухскому прекратить волнения, возбуждённые последователями нового учения, но, отвлечённый другими делами, не мог следить за исполнением этого приказания, вследствие чего Магомед и его мюриды продолжали разжигать умы горцев и возвещать близость газавата, священной войны против неверных.

В 1828 году на собрании своих последователей Магомед объявил, что его любимый ученик Кази-Мулла поднимет знамя газавата против неверных и тут же провозгласил его имамом. Интересно что сам Магомед после этого прожил ещё 10 лет, но в политической жизни больше, по-видимому, не участвовал.

Кази-Мулла (Ших-Гази-Хан-Мухамед) происходил из аула Гимры. В молодости он поступил в обучение к знаменитому араканскому богослову Сеиду-Эффенди. Однако впоследствии он встретился с последователями Магомеда Ярагского и перешёл в новое учение. Целый год прожил он у Магомеда в Ярагах, после чего тот и объявил его имамом.

Получив в 1828 году от Магомеда Ярагского титул имама и благославление на войну с неверными, Кази-Мулла вернулся в Гимры, однако не приступил сразу к военным действиям: мюридов (учеников, последователей) у нового учения было ещё мало. Кази-Мулла принялся вести аскетический образ жизни, день и ночь молился; выступал с проповедями в Гимрах и соседних аулах. Красноречие и знание богословных текстов, по воспоминанием горцев, были у него потрясающие (уроки Сеид-Эффенди не пропали даром). Он умело скрывал свои истинные цели: тарикат не признаёт светской власти, и если бы он открыто заявил, что после победы он упразднит всех дагестанских ханов и шамхалов, то его деятельности сразу пришёл бы конец.

В течение года Гимры и ещё несколько аулов приняли мюридизм. Женщины прикрыли лица покрывалами, мужчины перестали курить, смолкли все песни за исключением «Ля-иллахи-иль-Алла». В других аулах он прирбрёл поклонников и славу святого.

Вскоре жители аула Каранай попросили Кази-Муллу дать им кадия; он послал к ним одного из своих учеников. Однако почувствовав на себе все строгости правления мюридизма, каранаевцы выгнали нового кадия. Тогда Кази-Мулла подступил к Каранаю с вооружёнными гимринцами. Жители не решились стрелять в «святого человека» и позволили войти в аул. Кази-Мулла наказал жителей палками и снова поставил своего кадия. Этот пример сильно подействовал на умы народа: Кази-Мулла показал, что он уже не только духовный наставник, и что вступив в его секту, выйти обратно уже не возможно.

Распространение мюридизма пошло ещё быстрее. Кази-Мулла окружённый учениками стал ходить по аулам. Тысячные толпы выходили посмотреть на него. В пути он часто останавливался, будто к чему-то прислушиваясь, и на вопрос ученика, что он делает, отвечал: «Я слышу звон цепей, в которых проводят передо мнойю русских». После этого он впервые раскрыл перед слушателями перспективы будущей войны с русскими, взятия Москвы и Стамбула.

К концу 1829 года Кази-Мулле повиновались Койсубу, Гумберт, Андия, Чиркей, Салатавия и другие мелкие общества горного Дагестана. Однако сильное и влиятельное ханство - Авария, которая ещё в сентябре 1828 года присягнула на верность России, отказалось признавать его власть и принимать новое учение.

Сопротивление встретил Кази-Мулла и среди мусульманского духовенства. И больше всего противился тарикату самый уважаемый мулла Дагестана – Саид из Аракана, у которого когда-то обучался сам Кази-Мулла. Поначалу имам пытался привлечь бывшего наставника на свою сторону, предложив ему звание верховного кадия, но тот отказался.

Потерпев неудачу с уже существующим духовенством, Кази-мулла решил создать новое духовенство из среды своих мюридов. Так были созданы «Шиха», которые должны были составить конкуренцию старым муллам.

В начале января 1830 года Кази-мулла со своими мюридами напал на Араканы, с целью расправится со своим бывшим наставником. Араканцы, застигнутые в расплох, не могли сопротивляться. Под угрозой истребления аула Кази-мулла заставил всех жителей принести клятву жить по шариату. Однако Саида он не нашёл – тот в это время гостил у казикумыхского хана. Кази-мулла приказал уничтожить всё что нашлось в его доме, не исключая обширных сочинений, над которыми старик трудился всю свою жизнь.

Этот поступок вызвал осуждение даже в тех аулах, которые приняли мюридизм, но Кази-мулла схватил всех своих противников и отправил в Гимры, где их рассадили по вонючим ямам. Туда же скоро последовали некоторые кумыцкие князья. Ещё печальнее окончилась попытка восстания в Миатлахе: нагрянув туда со своими мюридами, Кази-Мулла сам в упор застрелил непослушного кадия. Из населения были взяты и увезены в Гимры заложники, которые головой должны бы отвечать за покорность своего народа. Следует отметить, что это происходило уже не в «ничейных» аулах, а на территориях Мехтулинского ханства и Тарковского шамхальства.

Следующим Кази-Мулла попытался присоединить акушинское (даргинское) общество. Но акушинский кадий передал имаму, что даргинцы и так исполняют шариат, так что его появление в Акуше совершенно не нужно. Акушинский кадий был одновременно и правителем, поэтому Кази-Мулла не решился на войну с сильным акушинским обществом (обществом в российских документах называлась группа аулов, населённая одним народом и не имеющая правящей династии), а решил вначале покорить Аварию.

В это время генерал Паскевич готовил поход в Джаро-Белоканскую область, откуда совершались кровавые набеги на Грузию. Джарцы, узнав об этом, прислали послов к Кази-Мулле, просить о помощи. Имам не мог отказать джарцам – ведь вся его пропаганда строилась на войне с неверными, и отказ мог подорвать идею мюридизма в самом начале. Но он не хотел ещё начинать войну против России, поэтому придумал свой план. В конце января он пригласил в Гимры представителей почти со всех концов Дагестана и обратился к ним с речью: «Народ! Знайте, что пока земля наша попирается ногами русских, до тех пор не будет нам счастья; солнце будет жечь поля наши, не орошаемые небесною влагою, сами мы будем умирать как мухи, и когда предстанем на суд Всевышнего, что скажем ему в своё оправдание? Я послан от Бога спасти вас. Итак, во имя Его призываю вас на брань с неверными. Газават русским! Газават всем, кто забывает веру и святой шариат! Не жалейте ни себя, ни детей, ни имущества; мы не можем быть побеждены. С этой минуты мы начинаем священную войну и я буду вашим газием. Готовьтесь!».

Речь с быстротою молнии распространилась по Дагестану и вызвала ожидаемый эффект - к Кази-мулле потянулись новые добровольцы. В скором времени его войско увеличилось до 3 тысяч человек. В феврале Кази-Мулла во главе своей армии выступил в поход. Однако совершенно неожиданно он направился не против русских войск, а в Аварское ханство! Первые аварские деревни на его пути - Иргонай и Козатлы, оказали сопротивление, но были разбиты. Следующие аулы уже покорялись без боя; давали имаму воинов, так что его войско ещё больше увеличивалось. Вскоре армия мюридов подошла к столице ханства – Хунзаху, и осадила её. Из Хунзаха был направлен на переговоры с имамом Елхаджи-Гази-Магомет. Но Кази-Мулла не стал с ним разговаривать; велел проткнуть ему ноздри, продеть через них верёвку и в таком виде отправил обратно.

Существует сведение, что Елхаджи пострадал будто бы за то, что явившись в стан Кази-Муллы, пытался подкупить некоторых горских вождей. Но старики-хунзахцы, живые свидетели минувших событий, упорно отрицают сам факт подкупа, и говорят, что выдумка эта нужна была мюридам, чтобы оправдать жестокость имама. В действительности они видят в этом другую подкладку и утверждают, что увечье посла было вызвано желанием оскорбить хунзахцев, с целью заставить их драться, так как Кази-Мулла, вполне уверенный в своей победе, более всего опасался добровольной покорности хана, которая связала бы ему только руки. Не покорности, а истребления ханского дома домагался Кази-Мулла, стремившийся на его развалинах основать свою духовную власть, как это сделали впоследствии преемники его, Гамзат и Шамиль.

Но планам Кази-Муллы не суждено было сбыться: аварское ополчение, возглавляемое молодым Абу-Нуцал-Ханом, несмотря на неравенство сил, сделало вылазку и разбило войско мюридов. Хунзахцы гнали их целый день, и к вечеру на Аварском плато не осталось ни одного мюрида.

После этого влияние Кази-Муллы сильно пошатнулось, а прибытие новых войск, посланных на Кавказ после заключения мира с Османской империей, позволило выделить отряд для действий против Кази-Муллы. Этот отряд под командованием барона Розена подошёл к аулу Гимры, где была резиденция Кази-Муллы. Однако как только отряд появился на высотах, окружающих аул, койсубулинцы (группа аулов по реке Койсу) прислали старшин с изъявлением покорности, для принятия присяги на верность России. Генерал Розен счёл присягу искренней и вернулся со своим отрядом на линию. Кази-Мулла приписал удаление русского отряда помощи свыше, и тут же призвал койсубулинцев не бояться оружия гяуров, а смело идти на Тарки и Внезапную и действовать «как Бог укажет».

Новым местопребыванием Кази-Мулла избрал малодоступное урочище Чумкес-Кент (недалеко от Темир-Хан-Шуры), откуда стал созывать всех горцев на борьбу с неверными. Его попытки взять крепости Бурную и Внезапную не удались; но не увенчалось успехом и движение генерала Бековича-Черкасского к Чумкес-Кенту: убедившись в недоступности сильно укреплённой позиции, генерал не решился на штурм и отступил. Последняя неудача, сильно преувеличенная горскими вестовщиками, умножила число приверженцев Кази-Муллы, особенно в среднем Дагестане.

В 1831 году Кази-Мулла взял и разграбил Тарки и Кизляр и покушался, но неудачно, при поддержке восставших табасаранов овладеть Дербентом. Под властью имама оказались значительные территории. Однако с конца 1831 года восстание пошло на убыль. Отряды Кази-Муллы были оттеснены в Горный Дагестан. Атакованный 1 декабря 1831 года полковником Миклашевским, он был вынужден оставить Чумкес-Кент и снова ушёл в Гимры. Назначенный в сентябре 1831 года командующий Кавказского корпуса барон Розен 17 октября 1832 года взял Гимры; Кази-Мулла погиб во время боя.

На Южной стороне Кавказского хребта в 1930 году была создана Лезгинская линия укреплений для защиты Грузии от набегов.

На Западном Кавказе в августе 1830 года убыхи и садзы во главе с Хаджи Берзеком Дагомуко (Адагуа-ипа) предприняли отчаянный штурм только что возведённого форта в Гагре. Такое яростное сопротивление заставило генерала Гессе отказаться от дальнейшего продвижения к северу. Таким образом, береговая полоса между Гагрой и Анапой осталась под контролем кавказцев.

В апреле 1831 года граф Паскевич-Эриванский был отозван для подавления восстания в Польше. На его место временно были назначены: в Закавказье — генерал Панкратьев, на Кавказской линии — генерал Вельяминов.

На черноморском прибрежье, где горцы имели много удобных пунктов для сообщений с турками и торга невольниками (Черноморской береговой линии тогда ещё не существовало), иностранные агенты, в особенности англичане, распространяли между тамошними племенами антироссийские воззвания и доставляли военные припасы. Это понудило барона Розена поручить генералу Вельяминову (летом 1834 г.) новую экспедицию в Закубанье, для устройства кордонной линии до Геленджика. Она завершилась возведением укреплений Абинского и Николаевского.

После гибели Кази-Муллы, один из его помощников, Гамзат-бек, провозгласил себя имамом. В 1834 году он вторгнулся в Аварию, овладел Хунзахом, истребил почти всю ханскую семью, придерживавшуюся пророссийской ориентации, и помышлял уже о покорении всего Дагестана, но погиб от рук заговорщиков, мстивших ему за убийство ханской семьи. Вскоре после его смерти и провозглашения Шамиля третьим имамом, 18 октября 1834 года, главный оплот мюридов, аул Гоцатль, был взят и разорён отрядом полковника Клюки-фон Клугенау. Войска Шамиля отступили из Аварии.

На Восточном Кавказе после смерти Гази-Мухаммада во главе мюридов стал Шамиль. Авария стала ядром государства Шамиля, оттуда же были родом все три имама Дагестана и Чечни. По этому поводу делает интересное замечание герой Кавказской войны и генерал русской армии Д. В. Пассек, который пишет, что все известные предводители горцев были аварцы, все важнейшие предприятия, даже в Чечне, начинались и совершались аварцами.

Новый имам, обладавший административными и военными способностями, вскоре оказался крайне опасным противником, сплотив под своей властью часть дотоле разрозненных племён и аулов Восточного Кавказа. Уже в начале 1835 г. силы его настолько увеличились, что он вознамерился наказать хунзахцев за умерщвление его предшественника. Временно поставленный правителем Аварии Аслан-хан Казикумухский просил направить русские войска для обороны Хунзаха, и барон Розен согласился на его просьбу ввиду стратегического значения крепости; но это повлекло за собою необходимость занятия ещё многих других пунктов для обеспечения сообщений с Хунзахом через малодоступные горы. Главной опорной точкой на пути сообщения Хунзаха с каспийским прибрежьем была избрана вновь построенная на Тарковской плоскости крепость Темир-Хан-Шура, а для обеспечения пристани, к которой подходили суда из Астрахани, было построено укрепление Низовое. Сообщение Темир-Хан-Шуры с Хунзахом прикрывалось укреплением Зирани у реки Аварское Койсу и башней Бурундук-кале. Для прямого сообщения Темир-Хан-Шуры с крепостью Внезапной была устроена и прикрыта башнями Миатлинская переправа через Сулак; дорога же из Темир-Хан-Шуры в Кизляр обеспечивалась укреплением Кази-юрт.

Шамиль, всё более и более упрочивая свою власть, избрал своим пребыванием округ Койсубу, где на берегу Андийского Койсу начал возводить укрепление, названное им Ахульго. В 1837 г. генерал Фези занял Хунзах, взял аул Ашильты и укрепление Старое Ахульго и обложил аул Тилитль, куда укрылся Шамиль. Когда 3 июля русские войска завладели частью этого аула, Шамиль вступил в переговоры и обещал покорность. Пришлось принять его предложение, так как в русском отряде, понёсшем большие потери, оказался сильный недостаток продовольствия и, кроме того, было получено известие о восстании в Кубе.

На Западном Кавказе отряд генерала Вельяминова летом 1837 г. проник к устьям рек Пшада и Вулана и заложил там укрепления Новотроицкое и Михайловское.

Свидание генерала Клюги фон Клюгенау с Шамилем в 1837 г (Григорий Гагарин)

В сентябре того же 1837 г. император Николай I впервые посетил Кавказ и остался недоволен тем, что, несмотря на многолетние усилия и крупные жертвы, русские войска были ещё далеки от прочных результатов в деле умиротворения края. На место барона Розена был назначен генерал Головин.

В 1838 г. на черноморском прибрежье были выстроены укрепления Навагинское, Вельяминовское и Тенгинское и начато строительство крепости Новороссийская с военной гаванью.

В 1839 г. действия велись в различных районах тремя отрядами.

Десантный отряд генерала Раевского возвёл на черноморском прибрежье новые укрепления (форты Головинский, Лазарев, Раевский). Дагестанский отряд под начальством самого корпусного командира овладел 31 мая весьма сильною позицией горцев на Аджиахурских высотах, а 3 июня занял с. Ахты, у которого возведено было укрепление. Третий отряд, чеченский, под начальством генерала Граббе, двинулся против главных сил Шамиля, укрепившихся у с. Аргвани, на спуске к Андийскому Койсу. Несмотря на силу этой позиции, Граббе овладел ей, а Шамиль с несколькими сотнями мюридов укрылся в возобновлённом им Ахульго. Ахульго пало 22 августа, но сам Шамиль успел бежать.

Горцы, выказывая видимую покорность, на самом деле готовили очередное восстание, которое в продолжение 3 последовавших лет держало русские силы в самом напряжённом состоянии.

Тем временем Шамиль после поражения в Ахульго с отрядом из семи соратников прибыл в Чечню, где с конца февраля 1840 г. шло всеобщее восстание под руководством Шоаип-муллы Центароевского, Джавад-хана Даргинского, Ташев-Хаджи Саясановского и Исы Гендергеноевского. После встречи с чеченскими предводителями Исой Гендергеноевским и Ахбердил-Мухаммедом в Урус-Мартане Шамиль был провозглашён имамом Чечни (7 марта 1840). Столицей Имамата стал Дарго.

Тем временем военные действия начались на Черноморском побережье, где наскоро построенные русские форты находились в полуразрушенном состоянии, а гарнизоны были крайне ослаблены лихорадками и другими болезнями. 7 февраля 1840 г. горцы овладели фортом Лазарев и истребили всех его защитников; 29 февраля та же участь постигла укрепление Вельяминовское; 23 марта после ожесточённого боя горцы проникли в укрепление Михайловское, защитники которого подорвали себя. Кроме того, горцы овладели (1 апреля) Николаевским фортом; но предприятия их против форта Навагинского и укрепления Абинского были безуспешны.

На левом фланге преждевременная попытка разоружить чеченцев вызвала среди них крайнее озлобление. В декабре 1839 и январе 1840 генерал Пулло провёл карательные экспедиции в Чечне и разорил несколько аулов. В ходе второй экспедиции российское командование потребовало сдать по одному ружью с 10 домов, а также дать по одному заложнику с каждого аула. Воспользовавшись недовольством населения, Шамиль поднял против русских войск ичкерийцев, ауховцев и другие чеченские общества. Российские войска под командой генерала Галафеева ограничивались поисками в лесах Чечни, стоившими много людей. Особенно кровопролитно было дело на р. Валерик (11 июля). Пока генерал Галафеев ходил по Малой Чечне, Шамиль с чеченскими отрядами подчинил своей власти Салатавию и в начале августа вторгнулся в Аварию, где покорил несколько аулов. С присоединением к нему старшины горских обществ на Андийском Койсу, известного Кибит-Магомы, силы и предприимчивость его чрезвычайно возросли. К осени вся Чечня уже была на стороне Шамиля, и для успешной борьбы с ним средства Кавказской линии оказались недостаточными. Чеченцы начали атаковать царские войска на берегах Терека и едва не овладели Моздоком.

Количество войск Имамата в разрезе наибств и этнического состава

На правом фланге, к осени, новая укреплённая линия по Лабе была обеспечена фортами Зассовским, Махошевским и Темиргоевским. На Черноморской береговой линии были возобновлены укрепления Вельяминовское и Лазаревское.

В 1841 г. в Аварии вспыхнули беспорядки, возбуждённые Хаджи-Муратом. Посланный для усмирения их батальон с 2 горными орудиями, под начальством ген. Бакунина, потерпел неудачу при ауле Цельмес, и полковнику Пассеку, принявшему команду после смертельно раненого Бакунина, лишь с трудом удалось отвести остатки отряда в Хунзах. Чеченцы произвели набег на Военно-Грузинскую дорогу и взяли штурмом военное поселение Александровское, а сам Шамиль приблизился к Назрани и атаковал расположенный там отряд полковника Нестерова, но не имел успеха и укрылся в лесах Чечни. 15 мая генералы Головин и Граббе атаковали и взяли позицию имама близ аула Чиркей, после чего занят был самый аул и около него заложено укрепление Евгеньевское. Тем не менее Шамиль успел распространить свою власть на горские общества правого побережья р. Аварское Койсу, мюриды снова овладели аулом Гергебиль, заграждавшим вход в мехтулинские владения; сообщения русских сил с Аварией были временно прерваны.

Весною 1842 г. экспедиция ген. Фези несколько поправила ситуацию в Аварии и Койсубу. Шамиль пытался было взволновать Южный Дагестан, но безуспешно. Таким образом, вся территория Дагестана так и не была присоединена к Имамату.

При Шамиле было создано подобие регулярной армии — муртазеки (конница) и низами (пехота). В обычное время численность войск Имамата составляла до 15 тыс. человек, максимальное количество при тотальном собрании — 40 тыс. Артиллерия Имамата насчитывала 50 орудий, большая часть которых были трофейными (Со временем горцы создали собственные заводы по производству пушек и снарядов, впрочем уступавшие европейской и русской продукции).

Согласно данным чеченского наиба Шамиля Юсуфа хаджи Сафарова, войско Имамата состояло из аварских и чеченских ополченцев. Аварцы предоставляли Шамилю 10480 воинов, которые составляли 71,10 % всего войска. Чеченцев же насчитывалось 28,90 %, общей численностью в 4270 воинов.

В мае 1842 года 4777 чеченских воинов с имамом Шамилем ушли в поход на Кази-Кумух в Дагестан. Воспользовавшись их отсутствием, 30 мая генерал-адъютант П. Х. Граббе с 12 батальонами пехоты, ротой сапёров, 350 казаками и 24 пушками выступил из крепости Герзель-аул по направлению к столице Имамата Дарго. Десятитысячному царскому отряду противостояло, по сообщению А. Зиссермана, «по самым щедрым расчётам до полутора тысяч» Ичкеринских и ауховских чеченцев.

Возглавляемые Шоаипом-муллой Центароевским, горцы готовились к сражению. Наибы Байсунгур и Солтамурад организовали беноевцев на строительство завалов, засёк, ям, приготовление провизии, одежды и военного снаряжения. Андийцам, охранявшим столицу Шамиля Дарго, Шоаип поручил при приближении врага уничтожить столицу и вывезти всех людей в горы Дагестана. Наиба Большой Чечни Джаватхана, тяжело раненного в одном из недавних сражений, заменил его помощник Суаиб-мулла Эрсеноевский. Ауховских чеченцев возглавлял молодой наиб Улубий-мулла.

Остановленный ожесточённым сопротивлением чеченцев у аулов Белгатой и Гордали, уже ночью 2 июня отряд Граббе начал отступление. Царские войска потеряли в бою 66 офицеров и 1700 солдат убитыми и ранеными. Горцы потеряли убитыми и ранеными до 600 человек. Были захвачены 2 пушки и почти все военные и продовольственные запасы царских войск.

3 июня Шамиль, узнав о движении русских к Дарго, повернул назад в Ичкерию. Но к приезду имама всё уже было кончено.

Несчастный исход этой экспедиции сильно возвысил дух восставших, и Шамиль стал набирать войско, намереваясь вторгнуться в Аварию. Граббе, узнав об этом, двинулся туда с новым, сильным отрядом и овладел с боем аулом Игали, но затем удалился из Аварии, где в одном лишь Хунзахе оставался русский гарнизон. Общий результат действий 1842 г. был неудовлетворителен, и уже в октябре на место Головина назначен был генерал-адъютант Нейдгардт.

Неудачи русских войск распространили в высших правительственных сферах убеждение в бесплодности и даже вреде наступательных действий. Это мнение особенно поддерживал тогдашний военный министр кн. Чернышёв, лётом 1842 г. посетивший Кавказ и бывший свидетелем возвращения отряда Граббе из ичкеринских лесов. Под впечатлением этой катастрофы он убедил царя подписать указ, запрещавший на 1843 г. всякие экспедиции и предписывавший ограничиваться обороной.

Это вынужденное бездействие русских войск ободрило противника, и атаки на линию снова участились. 31 августа 1843 г. имам Шамиль овладел фортом при с. Унцукуль, уничтожив отряд, шедший на выручку осаждённым. В последовавшие дни пало ещё несколько укреплений, а 11 сентября был взят Гоцатль, чем было прервано сообщение с Темир-хан-Шурой. С 28 августа по 21 сентября потери российских войск составили 55 офицеров, более 1500 нижних чинов, 12 орудий и значительные склады: пропали плоды многолетних усилий, оказались отрезаны от российских сил давно покорные горские общества и подорван боевой дух войск. 28 октября Шамиль окружил Гергебильское укрепление, которое взять ему удалось лишь 8 ноября, когда из защитников осталось в живых всего 50 человек. Отряды горцев, рассыпавшись по всем направлениям, прервали почти всякое сообщение с Дербентом, Кизляром и левым флангом линии; русские войска в Темир-хан-Шуре выдержали блокаду, продолжавшуюся с 8 ноября по 24 декабря.

В середине апреля 1844 г. дагестанские отряды Шамиля, предводимые Хаджи-Муратом и наибом Кибит-Магома, приблизились к Кумыху, но 22 числа были совершенно разбиты князем Аргутинским, близ с. Марги. Около этого времени потерпел поражение сам Шамиль, у села Андреево, где встретил его отряд полковника Козловского, а у села Гилли дагестанские горцы были разбиты отрядом Пассека. На Лезгинской линии возмутился бывший до тех пор верным России элисуйский хан Даниель-бек. Против него направлен был отряд генерала Шварца, который рассеял мятежников и овладел аулом Илису, но самому хану удалось бежать. Действия главных русских сил шли довольно успешно и закончились захватом Даргинского округа в Дагестане (Акуша, Хаджалмахи, Цудахар); затем приступлено было к устройству передовой Чеченской линии, первым звеном которого явилось укрепление Воздвиженское, на р. Аргун. На правом фланге блистательно был отбит штурм горцев укрепления Головинское, в ночь на 16 июля.

В конце 1844 г. назначен был на Кавказ новый главнокомандующий, граф Воронцов.

В мае 1845 года царская армия несколькими крупными отрядами вторглась в пределы Имамата. В начале похода для действий по разным направлениям было создано 5 отрядов. Чеченским руководил генерал Лидерс, Дагестанским — князь Бейбутов, Самурским — Аргутинский-Долгоруков, Лезгинским — генерал Шварц, Назрановским — генерал Нестеров. Главные силы, двигавшиеся к столице Имамата, возглавил сам главнокомандующий русской армией на Кавказе граф М. С. Воронцов.

Не встречая серьёзного сопротивления, 30-тысячный отряд прошёл горный Дагестан и 13 июня вторгся в Андию. В момент выхода из Андии в Дарго общая численность отряда составляла 7940 человек пехоты, 1218 человек конницы и 342 артиллериста. Даргинское сражение длилось с 8 по 20 июля. По официальным данным, в Даргинском сражении царские войска потеряли 4 генералов, 168 офицеров и до 4000 солдат.

В походе 1845 года участвовали многие будущие известные военачальники и политики: наместник на Кавказе в 1856—1862 гг. и фельдмаршал князь А. И. Барятинский; главнокомандующий Кавказским военным округом и главный начальник гражданской части на Кавказе в 1882—1890 гг. князь А. М. Дондуков-Корсаков; исполняющий должность главнокомандующего в 1854 г. перед приездом на Кавказ графа Н. Н. Муравьёва князь В. О. Бебутов; известный кавказский боевой генерал, начальник Главного штаба в 1866—1875 гг. граф Ф. Л. Гейден; военный губернатор, убитый в Кутаиси в 1861 г., князь А. И. Гагарин; командир Ширванского полка князь С. И. Васильчиков; генерал-адъютант, дипломат в 1849, 1853—1855 гг., граф К. К. Бенкендорф (тяжело ранен в походе 1845 г.); генерал-майор Э. фон Шварценберг; генерал-лейтенант барон Н. И. Дельвиг; Н. П. Беклемишев, прекрасный рисовальщик, оставивший после похода в Дарго много зарисовок, известный также своими остротами и каламбурами; князь Э. Витгенштейн; принц Александр Гессенский, генерал-майор, и другие.

На Черноморской береговой линии летом 1845 г. горцы покушались овладеть фортами Раевским (24 мая) и Головинским (1 июля), но были отбиты.

С 1846 г. на левом фланге осуществлялись действия, направленные на укрепление контроля над занятыми землями, возведение новых укреплений и казачьих станиц и подготовку дальнейшего движения вглубь чеченских лесов посредством вырубки широких просек. Победа кн. Бебутова, вырвавшего из рук Шамиля только что занятый им труднодоступный аул Кутиша (в настоящее время входит в Левашинский район Дагестана), имела результатом совершенное успокоение Кумыкской плоскости и предгорий.

На Черноморской береговой линии убыхи количеством до 6 тыс. человек 28 ноября предприняли новое отчаянное нападение на Головинский форт, но были отражены с большим уроном.

В 1847 г. князь Воронцов осадил Гергебиль, но, вследствие распространения в войсках холеры, должен был отступить. В конце июля он предпринял осаду укреплённого аула Салты, который, несмотря на значительность осадных средств у наступающих войск, продержался до 14 сентября, когда он был очищен горцами. Оба эти предприятия стоили русским войскам около 150 офицеров и более 2500 нижних чинов, выбывших из строя.

В Джаро-Белоканский округ вторглись отряды Даниель-бека, но 13 мая были совершенно разбиты при ауле Чардахлы.

В середине ноября дагестанские горцы вторглись в Казикумух и ненадолго овладели несколькими аулами.

В 1848 г. выдающимся событием стало взятие Гергебиля (7 июля) князем Аргутинским. Вообще давно уже не было на Кавказе такого спокойствия, как в этом году; только на Лезгинской линии повторялись частые тревоги. В сентябре Шамиль попытался было овладеть укреплением Ахты на Самуре, но это ему не удалось.

В 1849 г. осада аула Чоха, предпринятая кн. Аргутинским, стоила русским войскам больших потерь, но не имела успеха. Со стороны Лезгинской линии совершена была генералом Чиляевым удачная экспедиция в горы, завершившаяся поражением неприятеля под аулом Хупро.

В 1850 г. систематическая вырубка лесов в Чечне продолжалась с прежнею настойчивостью и сопровождалась более или менее серьёзными столкновениями. Этот образ действий вынудил многие враждебные общества заявить свою безусловную покорность.

Той же системы решено было придерживаться и в 1851 г. На правом фланге было предпринято наступление к реке Белой с целью перенести туда передовую линию и отнять у враждебных абадзехов плодородные земли между этой рекой и Лабой; кроме того, наступление в эту сторону вызывалось появлением на Западном Кавказе наиба Шамиля, Магомет-Амина, который собирал крупные партии для набегов на русские прилабинские поселения, но был разбит 14 мая.

1852 г. ознаменовался блестящими действиями в Чечне под руководством начальника левого фланга, кн. Барятинского, проникшего в недоступные дотоле лесные убежища и истребившего множество враждебных аулов. Успехи эти омрачены были лишь неудачною экспедицией полковника Бакланова к аулу Гордали.

В 1853 г. слухи о предстоящем разрыве с Турцией возбудили в горцах новые надежды. Шамиль и Магомет-Амин, Наиб Черкесии и Кабарды, собрав горских старшин, объявили им о полученных от султана фирманах, повелевающих всем мусульманам восстать против общего врага; говорили о скором прибытии турецких войск в Балкарию, Грузию и Кабарду и о необходимости решительно действовать против русских, будто бы ослабленных отправкою большей части военных сил на турецкие границы. Однако в массе горцев дух уже настолько упал вследствие ряда неудач и крайнего обнищания, что подчинять их своей воле Шамиль мог лишь посредством жестоких наказаний. Задуманный им набег на Лезгинскую линию кончился полной неудачей, а Магомет-Амин со отрядом закубанских горцев был разбит отрядом генерала Козловского.

С началом Крымской войны командованием русских войск решено было на всех пунктах Кавказа держаться преимущественно оборонительного образа действий; однако расчистка лесов и истребление у противника средств продовольствия продолжались, хотя и в более ограниченных размерах.

В 1854 г. начальник турецкой Анатолийской армии вступил в переговоры с Шамилем, приглашая его двинуться на соединение с ним со стороны Дагестана. В конце июня Шамиль с дагестанскими горцами вторгнулся в Кахетию; горцы успели разорить богатое селение Цинондаль, захватить в плен семейство его владетеля и разграбить несколько церквей, но, узнав о приближении русских отрядов, отошли. Покушение Шамиля овладеть мирным аулом Истису не имело успеха. На правом фланге пространство между Анапой, Новороссийском и устьями Кубани русскими войсками было оставлено; гарнизоны Черноморской береговой линии ещё в начале года были увезены в Крым, а форты и другие постройки — взорваны. Кн. Воронцов ещё в марте 1854 г. оставил Кавказ, передав управление ген. Реаду, а в начале 1855 г. главнокомандующим на Кавказе назначен был ген. Муравьёв. Высадка турок в Абхазию, несмотря на измену владетеля её, кн. Шервашидзе, не имела вредных для России последствий. По заключении Парижского мира, весною 1856 г., решено было воспользоваться действовавшими в Азиатской Турции войсками и, усилив ими Кавказский корпус, приступить к окончательному завоеванию Кавказа.

Новый главнокомандующий, князь Барятинский, главное внимание обратил на Чечню, покорение которой возложено им было на начальника левого крыла линии, генерала Евдокимова — старого и опытного кавказца; но и в других частях Кавказа войска не оставались бездеятельными. В 1856 и 1857 гг. российские войска достигли следующих результатов: на правом крыле линии занята Адагумская долина и устроено укрепление Майкоп. На левом крыле так называемая «русская дорога», от Владикавказа, параллельно хребту Чёрных гор, до укрепления Куринского на Кумыкской плоскости, вполне довершена и упрочена вновь устроенными укреплениями; по всем направлениям прорублены широкие просеки; масса враждебного населения Чечни доведена до необходимости покориться и выселиться на открытые места, под государственный надзор; округ Аух занят и в центре его возведено укрепление. В Дагестане окончательно занята Салатавия. По Лабе, Урупу и Сунже устроено несколько новых казачьих станиц. Войска везде приближены к передовым линиям; тыл обеспечен; огромные пространства лучших земель отрезаны от враждебного населения и, таким образом, значительная доля ресурсов для борьбы вырвана из рук Шамиля.

На Лезгинской линии, вследствие вырубки лесов, хищнические набеги сменились мелким воровством. На берегу Чёрного моря, вторичное занятие Гагр положило начало обеспечению Абхазии от вторжений черкесских племён и от враждебной пропаганды. Действия 1858 г. в Чечне начались занятием считавшегося неприступным ущелья реки Аргун, где Евдокимов приказал заложить сильное укрепление, названное Аргунским. Поднимаясь вверх по реке, он достиг, в конце июля, аулов Шатоевского общества; в верховьях Аргуна заложено им было новое укрепление — Евдокимовское. Шамиль попытался отвлечь внимание диверсией к Назрану, но потерпел поражение от отряда генерала Мищенко и едва успел выйти из боя не попав в засаду (в силу многочисленности царских войск), но избежал этого благодаря успевшему ему на помощь наибу Бета Ачхоевскому, который прорвал кольцо окружения и уйти в незанятую ещё часть Аргунского ущелья. Убедившись, что власть его там окончательн о подорвана, он удалился в Ведено — свою новую резиденцию. С 17 марта 1859 г. приступлено было к бомбардированию этого укреплённого аула, а 1 апреля он взят штурмом.

Шамиль ушёл за Андийское Койсу. По взятии Веденя, в долину Андийского Койсу концентрически направились три отряда: дагестанский, чеченский (бывшие наибы и войны Шамиля) и лезгинский. Шамиль, временно поселившийся в ауле Карата, укрепил гору Килитль, а правый берег Андийского Койсу, против Конхидатля, покрыл сплошными каменными завалами, вверив их оборону своему сыну Кази-Магоме. При сколько-нибудь энергическом сопротивлении последнего, форсирование переправы в этом месте стоило бы огромных жертв; но он был вынужден оставить свою крепкую позицию, вследствие выхода ему во фланг войск Дагестанского отряда, совершивших замечательно-отважную переправу через Андийское Койсу у урочища Сагрытло. Шамиль, видя грозящую отовсюду опасность, ушёл в своё последнее убежище на горе Гуниб, имея при себе всего 47 человек самых преданных мюридов со всего Дагестана, вместе с населением Гуниба (женщинами, детьми, стариками) составляло 337 человек. 25 августа Гуниб был взят штурмом 16-ю тысячами царских солдат, а сам Шамиль сдался в плен князю Барятинскому.

Взятие Гуниба и пленение Шамиля могли считаться последним актом войны на Восточном Кавказе; но ещё не была покорена Западная Черкесия, занимавшая всю западную часть Кавказа, примыкая к Чёрному морю. Завершающий этап войны в Западной Черкесии решено было вести таким образом: черкесы должны были покоряться и переходить на указываемые им места на равнине; в противном случае их оттесняли далее в бесплодные горы, а оставленные ими земли заселялись казачьими станицами; наконец, по оттеснении горцев с гор к морскому берегу, им оставалось или перейти на равнину, под надзор русских, или переселиться в Турцию, в чём предполагалось оказывать им возможное содействие. В 1861 г. по инициативе убыхов в Сочи был создан черкесский парламент «Великое и свободное заседание». Убыхи, шапсуги, абадзехи, джигеты (садзы) стремились объединить черкесов «в один громадный вал». Специальная депутация парламента, возглавляемая Измаилом Баракай Дзиаш, посетила ряд европейских государств. Действия против тамошних мелких вооружённых формирований затянулись до конца 1861 г., когда все попытки сопротивления были окончательно подавлены. Тогда только можно было приступить к решительным операциям на правом крыле, руководство которыми поручено было покорителю Чечни - Евдокимову. Войска его были разделены на 2 отряда: один, Адагумский, действовал в земле шапсугов, другой — со стороны Лабы и Белой; особый отряд направлен для действий в низовьях р. Пшиш. Осенью и зимой устроены казачьи станицы в Натухайском округе. Войска, действовавшие со стороны Лабы, закончили устройство станиц между Лабой и Белой и прорезали просеками всё предгорное пространство между этими реками, что понудило тамошние общества частью переселиться на плоскость, частью уйти за перевал Главного хребта.

В конце февраля 1862 г. отряд Евдокимова двинулся к р. Пшех, до которой, несмотря на упорное сопротивление абадзехов, прорублена была просека и проложена удобная дорога. Всем жившим между реками Ходзь и Белой велено было немедленно переселиться на Кубань или Лабу, и в течение 20 дней (с 8 по 29 марта) переселено было до 90 аулов. В конце апреля Евдокимов, перейдя Чёрные горы, спустился в Даховскую долину по дороге, которую горцы считали для русских недоступной, и устроил там новую казачью станицу, замыкавшую Белореченскую линию. Движение русских вглубь Закубанья встречено было повсюду отчаянным сопротивлением абадзехов, подкрепляемых убыхами и абхазскими племенами садзов(джигетов) и ахчипсху, не увенчавшимся, однако, серьёзными успехами. Результатом летних и осенних действий 1862 года со стороны Белой было прочное утверждение российских войск на пространстве, ограниченном с запада pp. Пшиш, Пшеха и Курджипс.

Карта Кавказского края (1801—1813). Составлена в военно историческом отделе при штабе Кавказского военного округа подполковником В. И. Томкеевым. Тифлис, 1901 год. (Под названием «земли горских народов» подразумеваются земли западных адыгов [черкесов]).

В начале 1863 года противниками русского владычества на всём Кавказе оставались одни лишь горские общества на северном склоне Главного хребта, от Адагума до Белой, и племена приморских шапсугов, убыхов и др., жившие на узком пространстве между морским берегом, южным скатом Главного хребта, долиной Адерба и Абхазией. Окончательным покорением Кавказа руководил великий князь Михаил Николаевич, назначенный наместником Кавказским. В 1863 г. действия войск Кубанской обл. должны были состоять в распространении русской колонизации края одновременно с двух сторон, опираясь на Белореченскую и Адагумскую линии. Действия эти пошли настолько успешно, что поставили горцев северо-западного Кавказа в безвыходное положение. Уже с половины лета 1863 г. многие из них стали выселяться в Турцию или на южный склон хребта; большая их часть покорилась, так что к концу лета число выходцев, водворённых на плоскости, по Кубани и Лабе, дошло до 30 т. человек. В начале октября абадзехские старшины явились к Евдокимову и подписали договор, по которому все одноплеменники их, желавшие принять русское подданство, обязывались не позже 1 февраля 1864 г. начать переселяться на указанные им места; остальным давался 2 1/2- месячный срок для выселения в Турцию.

Покорение северного склона хребта было закончено. Оставалось перейти на юго-западный склон, чтобы, спускаясь к морю, очистить прибрежную полосу и приготовить её к заселению. 10 октября русские войска поднялись на самый перевал и в том же месяце заняли ущелье р. Пшада и устье р. Джубги. На западном Кавказе остатки черкесов северного склона продолжали выселяться в Турцию или на Кубанскую равнину. С конца февраля начались действия на южном склоне, которые завершились в мае. Массы черкесов были оттеснены к морскому берегу и прибывшими турецкими судами отвозились в Турцию. 21 мая 1864 года в горном селении Кбаадэ, в лагере соединившихся русских колонн, в присутствии великого князя главнокомандующего, отслужен был благодарственный молебен по случаю победы.

21 мая — день памяти адыгов (черкесов) — жертв Кавказской войны учреждён в 1992 году Верховным Советом КБССР и является нерабочим днём.

В марте 1994 года в Карачаево-Черкесии постановлением Президиума Совета Министров Карачаево-Черкесии в республике был учреждён «День памяти жертв Кавказской войны», который отмечается 21 мая.

Россия, ценой значительного кровопролития, смогла подавить вооружённое сопротивление горцев, в результате чего сотни тысяч горцев, не принявших российской власти, были вынуждены покинуть родные места и перебраться в Турцию и на Ближний Восток. В результате, там сформировалась значительная диаспора из числа выходцев с Северного Кавказа. Большинство из них являются Адыгами-Черкесами, Абазинами и Абхазами по происхождению. Большая часть этих народов была вынуждена покинуть территорию Северного Кавказа.

На Кавказе установился хрупкий мир, чему способствовало закрепление России в Закавказье и ослабление возможностей для получения мусульманами Кавказа финансовой и вооружённой поддержки от своих единоверцев. Спокойствие на Северном Кавказе обеспечивало присутствие хорошо организованного, обученного и вооружённого казачьего войска.

Несмотря на то, что, по утверждению историка А. С. Орлова, «Северный Кавказ, как и Закавказье, не был превращён в колонию Российской империи, а вошёл в её состав на равных правах с другими народами», одним из последствий Кавказской войны стала русофобия, широко распространившаяся среди народов Кавказа. В 1990-х годах Кавказская война также использовалась идеологами ваххабитского толка как весомый аргумент в борьбе с Россией.

После поражения в Русско-Кавказской войне (1864 г.), большая часть адыгов (в том числе кабардинцы) были убиты, а большинство из оставшегося населения, были переселены насильно в Османскую империю. В результате, вся территория Черкесии была разрознена войной и включена в состав Российской империи

Кабарда же, после включения в состав Российской империи вошла в Нальчикский округ Терской области, а в титуле российских императоров появилась строка «государь Кабардинской земли».

В 1921 на Северном Кавказе образована Горская Автономная Советская Социалистическая Республика в составе РСФСР. В январе 1922 образована Карачаево-Черкесская автономная область в составе РСФСР. В неё вошли часть земель кабардинцев и земли бесленеевцев в верховьях Кубани. Населявшие эту республику адыги (самоназвание) сохранили иноназвание черкесы.

26 апреля 1926 Карачаево-Черкесская АО поделена на Карачаевскую АО и Черкесский национальный округ (с 1928 г. автономная область). По переписи 1926 года в СССР было зафиксировано 65 270 черкесов, а по переписи 1959 года их численность снизилась до 30 453 человек.

С 1957 — вновь Карачаево-Черкесская АО в составе Ставропольского края. С 1992 — Карачаево-Черкесская Республика. Перепись 1970 года зафиксировала 39 785 черкесов, а по перепись 1989 года численность черкеского населения в СССР выросло до 52 363 человек.

Основное занятие — отгонное скотоводство (овцы, козы, лошади, крупный рогатый скот; садоводство, виноградарство. Особое место занимало разведение лошадей.

Традиционное ремесло было в основном связано с обработкой скотоводческих продуктов: выделка сукна, изготовление одежды, бурок и т. п. Черкесское сукно особенно высоко ценилось у соседних народов. На юге Черкесии была развита обработка дерева. Широко распространено было кузнечное ремесло, оружейное дело.

Черкесы были объединены в независимые сельские общины «лъэпкъ», имевшие органы самоуправления из выходцев из родовых групп (в основном — из зажиточных общинников). Их члены были связаны круговой порукой, пользовались общими земельными и пастбищными угодьями, правом голоса на народных собраниях. Сохранялись патрилинейные родственные группы (члены которых иногда образовывали особые кварталы в селениях), обычаи кровной мести, гостеприимство, куначество. Большая патриархальная семья, включавшая несколько поколений и насчитывавшая до 100 человек, преобладала до XVIII века. Семейные общины частично начали возрождаться в конце XIX века. Брак был строго экзогамным. Брачные запреты распространялись на всех родственников по обеим линиям, на потомков людей, находившихся в молочном родстве. Бытовали левират и сорорат, аталычество. Браки заключались через уплату калыма.

Возникновение большей части современных аулов Черкесии датируется 2-й половиной XIX века. В XIX — начале XX вв. было основано 12 аулов, в 20-х годах XX века — 5. Усадьба обносилась оградой. Жилые помещения строились обычно фасадом на юг. Жилище имело плетёные стены на столбовом каркасе, обмазанные глиной, двух- или четырёхскатную крышу из плетня, покрытую соломой, глинобитный пол. Состояло из одной или нескольких комнат (по числу в семье супружеских пар), примыкающих в ряд друг к другу, двери каждой комнаты выходили во двор. Кунацкой служила одна из комнат или отдельная постройка. У стены между дверью и окном устраивали открытый очаг с плетёным дымарём, внутри которого устанавливали перекладину для подвешивания котла. Хозяйственные постройки также делались из плетня, часто имели круглую или овальную форму. Современные черкесы возводят квадратные многокомнатные дома.

Пища

В летнее время года в пищу употребляются в основном молочные продукты и овощные блюда, зимой и весной преобладают мучные и мясные блюда. Наиболее популярен слоёный хлеб из пресного теста, который употребляют с калмыцким чаем (зелёным с солью и сливками). Выпекают также дрожжевой хлеб. Широко употребляются кукурузная мука и крупа. Национальное блюдо, либжа (шыпс) — курица или индюшка с соусом, заправленным толчёным чесноком и красным перцем. Это блюдо также является национальным у абазин, но называется дзырдзой. Мясо водоплавающих птиц употребляют только жареным. Баранину и говядину подают к столу варёными, обычно с приправой из кислого молока с толчёным чесноком и солью (бжыныху шыпс). После варёного мяса обязательно подают бульон, после жареного — кислое молоко. Из просяной и кукурузной муки с мёдом к свадьбе и по большим праздникам готовят бэхъсымэ (мэхъсымэ) (национальный слабоалкогольный напиток). По праздникам делают халву (из поджаренной пшённой или пшеничной муки в сиропе), пекут пирожки и пироги (лэкъум, дэлэн, хьалывэ, хъыршын).

Одежда

Традиционный мужской костюм — черкеска (цей) однобортный кафтан с открытой грудью, длиной чуть ниже колен, с широкими рукавами. Молодые мужчины в возрасте воина носили черкески с короткими рукавами — что бы не стесняли движений в бою. С обеих сторон груди нашивались газыри (адыгское хьэзыр — готовый) — прошитые тесьмой узкие кармашки для особых герметичных пенальчиков, чаще — костяных. В пенальчике была мерка пороха и завернутая в тряпицу пуля, отлитая по мерке ружья владельца. Пенальчик позволял быстро зарядить ружьё на всем скаку. Крайние кармашки, расположенные почти подмышками, использовались для хранения сухих щепок на растопку. Позже, с появлением ружей, где порох воспламенялся не фитилем или кремнием, а капсюлем, крайние кармашки стали использоваться для хранения капсюлей. черкеска строго различалась у мужчин по сословной принадлежности цветом — белого цвета у князей (пщы), красного у дворян (уэрк), серый, коричневый и чёрный у крестьян (синий, зелёный и другие цвета как правило не использовали). Бешмет (къэптlал) по покрою напоминал черкеску но был с закрытой грудью и стоячим воротником, узкими рукавами, длина его была чуть выше колена, шился как правило из светлого и более тонкого материала, часто бешмет был стеганый на ватной или шерстяной основе. Штаны (гъуэншэдж, гъуэнчэдж) с широким шагом к низу сужались . Папаха (пыlэ) шилась из овчины, белого, чёрного или бурого цвета, высота варьировалась. Также у черкесов имели большое распространение в быту войлочные шляпы (упщlэ пыlэ). Башлык (щхьарыхъуэн, шъхьарыхъон) шили из тонкого домашнего сукна или покупного материала, украшался басонными изделиями, редко вышивкой, чаще белого цвета но бытовали и тёмных оттенков. Бурка (щlакlуэ, кlакlуэ) — длинный, войлочный плащ, черного, редко белого цвета. Наборный пояс. Пряжка его использовалась как кресало для высечения огня. Обувь — чувяки (вакъэ) шились из сафьяна красного цвета, как правило бытовали у высшего сословия, крестьяне носили чувяки из сыромятной кожи или из войлока. Ноговицы (лъей) — из тонкой кожи или сафьяна, украшенные галунами с подвязками под коленом с серебряными пряжками. Обязательными предметами мужского костюма были кинжал и шашка. Кинжал (къамэ) — рукоять и ножны богато украшались серебром, как правило, черненым — что бы не демаскировать владельца, как и рукоять шашки (сэшхуэ), но ножны шашки украшались галуном и вышивкой золотом (этой работой занимались молодые девушки горцев). Сейчас только некоторые имеют полный комплект национального костюма и появляются в нём по праздникам.

Женская одежда была весьма разнообразна и богата украшена. Как и мужская одежда она различалась в сословных вариациях. В костюм женщины входило платье, кафтан, рубаха, штаны, многообразие головных уборов и обуви. Платье — (бостей, бохуцей, зэгъалъэ, сай) длинное, распашное с открытой грудью, рукава узкие или широкие до кисти или короткие до локтя. Праздничные платья шили из дорогих, покупных тканей: шёлк, бархат, тафта… Цветовая гамма женской одежды была также сдержанна, редко использовали синий, зелёный и яркие пёстрые тона, предпочтение было белым, красным, чёрным, коричневым оттенкам. Края платья и швы закрывались и обшивались галуном и тесьмой из золотых и серебряных ниток, края подола, рукава украшали золотым шитьём. Зимой носили бархатные или из плотного шёлка платья, простёганные на вате или шерсти, редко ворот и подол с рукавами такого платья обшивался мехом. К рукавам крепились нарукавные подвески (lэщхьэ бэлагъ) в виде длинных лопастей, которые богато украшались вышивкой золотом. Кафтанчик — (кlэщl, кlэкlы) чуть выше колена в длину, он напоминал по покрою платье, только имел закрытую грудь с плотным рядом серебряных застёжек и со стоячим воротом. Шили кафтанчик из плотных материалов: шёлк, бархат… и также украшался золотым шитьём. Часто кафтанчик носили без платья, в виде верхней одежды. Девушкам в период созревания надевали кожаный корсет (хуэншыбэ, хуэнчыбэ), который стягивал грудь и стан девушки, носила его девушка до замужества, до брачной ночи… Поверх платья или кафтанчика надевали пояс (дыжьын бгырыпх) плотно обтягивающий талию, с массивной серебряной пряжкой, украшенной камнями. Ближе к 19 в. пряжки стали делать более тонкими и изящными, чаще это были работы приезжих мастеров, в начале 20 в. получили распространение новые пояса, полностью сделанные из серебра в виде скрепленных звеньев с фигурными пряжками, бытовали такие пояса вплоть до 30-х годов 20 в. Рубаха — (джанэ) была с узкими рукавами до кисти, длинной до пят, девушки из состоятельных семей шили её из дорогих, однотонных, тонких материалов: красного, белого, жёлтого цветов. Рукава таких рубах шили длинными, закрывающими кисти девушки. Головные уборы женщин были весьма разнообразны: платки, шали, шапочки, подвязки и подвески для волос… Молодые девушки из знатных семей до рождения первого ребёнка носили шапочки (дыщэ пыlэ) на твёрдой, кожаной основе украшенные по околышу галунами или вышивкой с округлой или конусообразной верхушкой, центр которой венчал серебряный шарик, полумесяц или фигура птички. По верх шапочки накидывалась легкая шелковая шаль или накосное украшение (щхьэц пыщэ) которое тонким шнуром крепилось к верхушке шапочки и в виде двух длинных лент спускалось вниз, сзади каждой ленты были шнурки под которые протягивали косы, такие накосники украшали золотым шитьём и басонными изделиями. К шапочке также крепились височные подвески в виде басонных изделий или из серебра весьма крупных размеров, но изящных и легких по форме. Обувь — (вакъэ) как и мужская шилась из кожи или делали из тонкого войлока. Богатые девушки носили красные, сафьяновые чувяки, украшенные вышивкой и тесьмой, на праздничные выходы поверх чувяк надевали высокие деревянные ходули (пхъэ вакъэ) в виде скамеечек, обтянутые бархатом и украшенные серебром. Из украшений девушки носили кольца, серебряные подвески (лъэныкъуэ щlыlу) которые крепились на груди, вдоль выреза платья в виде вытянутых миндалин, цепочки с подвесками, кулонами. Бусы и браслеты были не очень популярны у черкешенок

Обязательным элементом одежды благородных (аристократических) адыгских мужчин было холодное оружие.

Бешмет подпоясывался так называемым сабельным опоясьем, то есть кожаным поясом, украшенным медными и серебряными бляшками, к которому прикреплялся кинжал и сабля.

Адыги (Черкесы) носили кинжалы типа — Кама (кинжал), либо типа -Бебут, которые ко всему прочему имели функции оберега, использовались для исполнения разных обычаев и ритуалов. Восточный кинжал типа — Джамбия был распространен у убыхов и шапсугов. Из сабель, в зависимости от состоятельности владельца, предпочиталась Сабля мамлюкского типа, либо Килич (турецкая сабля), либо Гаддарэ (иранская сабля).

Элементом одежды всадника считался даже лук (оружие) с колчаном для стрел.

Адыги (Черкесы) всегда при себе имели небольшой нож (жан), который мог использоваться в бытовых целях, но который не был виден и потому не был элементом одежды.

У кабардинцев всегда высоко ценилось гостеприимство, имевшее ритуализованный, даже сакрализованный характер, а также куначество. Гость считался посланцем бога и отношение к нему было соответственное. Кабардинцы строили для гостей отдельный домик со всем необходимым для приятного и спокойного отдыха. Гостеприимство распространялось на всякого путника, ищущего ночлега. Обслуживать его обязан был сам хозяин дома. Гостю оказывались самые доброжелательные знаки внимания и при необходимости могли отдать жизнь за него. В высших сословиях было широко распространено и аталычество, один из древнейших обычаев у всех народов Кавказа. Большое внимание уделялось «адыгэ хабзэ» — совокупности норм обычного права, нравственных предписаний и правил этикета. Особенно строго он соблюдался уорками, поэтому её называли «уоркъ хабзэ». весь моральный кодекс назывался «адыгагъэ» (адыгство). немецкий академик П-С. Паллас, побывавший в Кабарде в 1793 году, назвал кабардинский этикет «вежливостью, доведенной до крайности». Благожелательность-главная черта кабардинского этикета. В 16-18 вв. этикет кабардинцев считался наиболее разработанным и изысканным на всем Кавказе, поэтому сюда приезжали учиться правилам поведения дети знати кавказских народов и крымских ханов.

В древней культуре адыгов (черкесов) центральное место занимает морально-этический и философский кодекс «Адыгэ Хабзэ», сформировавшийся под воздействием древней религиозной системы черкесов и доведенный до совершенства многовековой историей народа.

В фольклоре центральное место занимает нартский эпос, положительные герои которого служат образцом соблюдения кодекса «Адыгэ Хабзэ».

Развито искусство сказителей и исполнителей песен (джэгуакlуэ). Распространены песни-плачи (гъыбзэ), трудовые и шуточные песни. Традиционные музыкальные инструменты — шыкlэпщынэ (скрипка), бжъэми (свирель), пхъэцlыч (трещотка), различные бубны, на которых играли руками и палочками. В конце XVIII века получила распространение гармоника.

Черкесские поговорки: «Шапсуг не любит жечь порох», «смерть наездника в бою — плач в его дому, а потеря оружия — плач в целом народе», «настоящий воспитанный джигит должен покидать застолье с тем, чтобы сразу смог бы присутствовать ещё раз за таким же угощением» и др.

В прошлом изобразительное искусство кабардинцев и черкесов было тесно 'связано с производством бытовых предметов из дерева, камня, кожи, шерсти, т. е. имело прикладной характер.

Резьбой украшали деревянную посуду и отдельные бытовые предметы — чесалки для шерстн, катки и вальки для белья. Резьба была несложной, имела геометрический характер и выполнялась при помощи простого ножа. Занимались ею чаще всего пастухи на кошах.

Резьба по камню, раскрашенная красками, встречалась на надгробных памятниках. Характер ее — розетки, каймы цветочного узора, изображения бытовых предметов, «необходимых покойному на том свете». По более позднему местному осмыслению, эти изображения должны были указать на пол, а в иных случаях на характер занятий умершего. Резьбой украшали также каменные столбы — коновязи, которые сооружались во дворах богатых людей. Резьбу по камню выполняли местные мастера, а также пришлые дагестанцы, работавшие на заказ. Иногда приходилось подолгу дожидаться, пока приезд мастера позволит родным соорудить памятник. Такие памятники стоили дорого и ставились только на могилах богатых. Резьба по камню и дереву являлась мужским делом.

В руках женщин был сосредоточен ряд производств, связанных с искусством украшения бытовых предметов. По древности, распространенности и высокому мастерству следует отметить в первую очередь вышивание золотом.

Манера шитья золотом указывает на происхождение его от аппликации. Известны мелкие изделия — кисеты, мешочки и т. п., украшенные аппликацией из пузыря, кожи, реже — материи. Узор, вырезанный из этих материалов, нашивали на ткань. Тот же принцип аппликации применяли и в золотом шитье. В качестве фона употребляли сукно, бархат, а в старину, видимо, также кожу.

Вышивали золоченым серебром, позднее канителью. Канитель привозили из Турции и Закавказья, в XIX в. — из России. Вышивкой украшали одежду (бешметы, башлыки, части женского костюма), иногда обувь, кисеты, которые дарили жениху и его родным, мешочки для рукоделия, футляры для гребня, ножниц, зеркала, часов и т. п. Позднее, с некоторой европеизацией быта, появились шитые золотом подчасники, подставки под лампу, покрывала и т. п.

Золотошвейное искусство стало исчезать в конце XIX в., и теперь мастериц почти совершенно не сохранилось. Однако традиция украшения праздничной одежды золотым шитьем осталась, для чего используются старые вышивки. Вышивание шелком или шерстью стало известно в XIX в. и было заимствовано у русских.

Вышивание золотом тесно смыкается с другим видом художественного рукоделия — тканьем галунов, плетением тесемок и шнуров. В этой, тоже очень трудоемкой, работе девушки достигали замечательных результатов. Галуны, исключительные по плотности тканья и блеску, украшались узором, получавшимся из сочетания серебряных, золотых и черных ниток. Характер узора — прямолинейный геометрический или сильно стилизованный растительный. Галуны ткали на дощечках, причем основа одним концом прикреплялась к металлическому крючку, защеплявшемуся за пояс, а другим привязывалась к гвоздю в столбе или стене.

К области народного искусства относится также весьма распространенное плетение узорных циновок. В качестве сырья использовалась болотная трава — чий, которая подвергалась предварительной обработке. Станок для плетения циновок имел вид деревянной рамы, на которую на определенном расстоянии одна от другой вертикально натягивались нити основы. Они проходили через отверстия в небольшом подвижном бруске, который служил для прибивания утка. Роль утка выполняли стебли чия. Переплетаясь различным способом с основой, они образовывали узор. На готовое изделие в отдельных местах иногда нашивали помпоны из цветной шерсти. Циновками заменяли покупные ковры — вешали их на стену, днем клали на кровать. Часто циновка служила молитвенным ковриком — намазлыком.

Ювелирное дело еще в первой половине XIX в. было развито довольно сильно. Ювелиры изготовляли украшения, женские и мужские пояса, застежки для женского платья и бурок, а также украшали оружие. По характеру орнамента, по его стилю изделия местных мастеров отличаются от обычного кубачинского или дагестанского орнамента. Целый ряд орнаментов шитья золотом имел аналогии в ювелирных изделиях, особенно в женских украшениях. Из технических приемов ювелирного дела шире всего применялись чернь и гравировка.

К мужским видам прикладного изобразительного искусства можно отнести и тиснение по коже. Тиснением украшались части седла (тебеньки) и различные мелкие веши из кожи — бумажники, дорожные стаканы для воды и т. п. Набор инструментов для тиснения был несложен. Главное место среди них занимали штампы, которые обычно делались в виде печаток (как правило, из оленьего рога) с рельефным узором. При набивке на коже получались углубленные или выпуклые (если набивали с изнанки) узоры. Кроме штампов, употребляли железные или костяные иглы для нанесения линейных узоров. Характер орнамента-тиснения — прямолинейпый геометрический (розетки, полумесяцы, ромбы и т. п.).

В настоящее время народное прикладное искусство представлено главным образом циновками, которые выделываются в большом числе везде, где это позволяет наличие материала. Вышивание золотом исчезло совершенно, хотя сохранившиеся от прошлого вещи ценятся и употребляются. Работа эта очень сложна, трудоемка, требует многолетней выучки и большой затраты времени. Современная девушка с ее широкими интересами, занятая и учебой, и трудом, и общественной деятельностью, не находит времени для этой кропотливой работы, тем более, что последняя связана главным образом с изготовлением национальной одежды, которая теперь выходит из обихода. Современные рукодельницы предпочитают более быструю и простую вышивку, заимствованную от русского населения. Золотое шитье может возродиться только в форме профессионального занятия мастериц, объединенных в артели, чему должно предшествовать обучение их у немногих еще знающих это искусство пожилых женщин.

Артель «Горянка» в Нальчике является пионером интересного дела — организации ковроделия. Ковры изготовляются по присланным из Института художественной промышленности в Москве образцам узоров, но вместе с тем имеется интерес к созданию ковров тематических и на основе национальных узоров.

Станковое изобразительное искусство — живопись, графика — раньше совершенно отсутствовали у кабардинцев и черкесов; этому способствовал ислам, запрещавший изображать человека и животных. За годы Советской власти подготовлейы национальные кадры художников и скульпторов. Кабардино-Балкарский союз художников объединяет более 30 человек. Среди них художники кабардинцы Н. Жерештиев, В. Темирканов, скульпторы Ф. Калмыков, Ш. Тхакумачев и др.

В послевоенные годы большое внимание уделяется сбору и изучению замечательных народных орнаментов. В 1957 г. был издан первый выпуск альбома «Народное творчество адыго-кабардино-черкесов. Орнамент».

Музыка и танцы

Музыкальные инструменты кабардинцев и черкесов общи с некоторыми другими народами Северного Кавказа. Это шык1эпшынэ — скрипка с тремя струнами и смычком из конского волоса. При игре ее держат вертикально, как виолончель; бжъамий — род флейты; пхъэц1ыч — трещотка из нескольких связанных вместе чинаровых дощечек. Известен также щипковый музыкальный инструмент типа балалайки — пхъэпшынэ. Существовал в прошлом и инструмент типа 12-струнной арфы. В Кабардино-Балкарском республиканском музее хранится единственный экземпляр этой арфы, представляющий собой реконструкцию, сделанную руками народного певца и музыканта Мамышы Казиева. Подобный инструмент был известен у осетин, сванов, абхазов. Очень широко вошЛа в быт гармоника, ставшая национальным инструментом. Сначала на ней играли исключительно женщины. Они сопровождали своей музыкой танцы. Теперь появились и гармонисты-мужчины.

Наиболее распространенный танец — къафэ. Это парный танец, исполняющийся девушкой и мужчиной и состоящий из ряда фигур, грациозных и пластически законченных. Основная фигура танца — поочередное наступление и отступление обоих танцующих, делающих при этом легкие движения руками. Къафэ танцуют под гармонику и трещотку или хлопанье в ладоши. Иногда танец сопровождается пением. Другой излюбленный танец — удж, во время которого девушки и парни парами под руку двигаются по кругу медленным шагом, с ритмически повторяющимся легким припаданием на одну ногу. Наконец, весьма популярен танец типа лезгинки — исламей. Мастерское исполнение танца всегда было широко распространено в Кабарде и Черкесии. С малых лет ребята упражнялись в этом искусстве. Для девушки (замужние женщины не танцевали) танцы были смотром ее красоты, изящества, наряда. Первый выход на танцы был как бы признанием совершеннолетия девушки.

Помимо танцевальной музыки, необходимо отметить наличие у кабардинцев и черкесэв богатого песенного творчества. Роль певца-импровизатора (джэгуак1уэ) в прошлом была исключительно велика. Он являлся не только исполнителем, но и непосредственным создателем песни и ее мелодии, хранителем богатейшего наследия прошлого, творчески работающим над ним. Народные певцы сопровождали воинов во время боя, вдохновляя их на борьбу, оплакивая погибших, высмеивая трусов. Значение их песен было огромно. Свидетельством этого является поговорка «Гробница разрушается, но песня до разрушения мира не исчезнет».

Народные бродячие певцы собирали вокруг себя толпы народа. Певец речитативом произносил текст песни на фоне хора, исполнявшего в унисон басовые ноты — ежъу. Основная мелодия иногда исполнялась на музыкальном инструменте и сопровождалась речитативом певцачюлиста и ежьу.

Под общим названием уэрэд (песня) известны героические, трудовые, бытовые, исторические песни. Очень интересны мелодии песен-плачей (гъыбзэ) и колыбельных (лэу-лэу). Коротенькие песни (къэбжэк!) типа частушек, часто сатирического содержания, пели обычно на вечеринках в зимнее время.

Долгое время для кабардинцев и черкесов считалось характерным одноголосое пение. Однако записи старинных песен, произведенные за последнее время, показывают, что у них было и многоголосие. Известны и инструментальные мелодии — обрядовые, пастушьи и др.

Кабардино-черкесская музыка еще в XIX в. привлекала внимание русских композиторов — А. Алябьева, М. Балакирева, С. Танеева, записавших народные песни. Фортепьянная фантазия Балакирева «Исламей» создана на основе мелодии одноименного танца.

Народное музыкальное и хореографическое искусство кабардинцев и черкесов получило в советское время дальнейшее развитие. В редком колхозе нет ансамбля песни и пляски, имена лучших исполнителей широко известны. То же самое можно сказать и о певцах, причем, если раньше известностью пользовались главным образом старики, то в настоящее время почетное место среди певцов занимает молодежь, в том числе и девушки. Искусство народных певцов с особой яркостью выявляется во время больших колхозных празднеств и общенародных торжеств.

В 1934 г. был создан Государственный ансамбль песни и танца Кабардино-Балкарии, с успехом выступающий в нашей стране и за рубежом. Ансамбль является лауреатом Всесоюзного и Всемирного фестивалей молодежи. Государственный ансамбль песни п танца имеется также в Карачаево-Черкесской автономной области. Репертуар ансамблей, равно как и колхозных певцов и танцоров, состоит не только из старинных танцев и песен, он значительно обогащен советскими песнями и танцами. В работе ансамблей утверждается многоголосый хоровой стиль, обогащающий традиционное народное вокальное искусство. Артисты ансамблей прекрасно исполняют песни и танцы других народов СССР — русские, украинские, грузинские, азербайджанские и др.

На развитии современной кабардинской и черкесской музыки благотворно сказалось влияние музыкальной культуры русского и других народов Советского Союза. Советские композиторы А. Аврамов, Т. Шей- блер, С. Ряузов не только занимались записями и изучением кабардиночеркесской народной музыки, но и создали инструментальные, вокальные и симфонические произведения, использовав национальные темы. Имеются подобные произведения и у таких крупных композиторов, как С. Прокофьев, Н. Мясковский, В. Мурадели, Л. Книппер. Появились молодые национальные композиторы — М. Балов, X. Карданов, С. Ахметов.

Помощь русских музыкантов находит свое выражение и в подготовке национальных кадров как в музыкальных школах Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, так и в центре. Группа кабардинских юношей и девушек окончила оперную студию при Ленинградской консерватории, а ныне работает в республиканской филармонии. В Ленинградской консерватории получили образование первая кабардинка-дирижер, работающая в Кабардино-Балкарском государственном ансамбле песни и танца, ныне заслуженная артистка РСФСР Б. Бленаова и пианистка М. Шериева.

Советская Кабардино-Балкария, наряду с русским, имеет свой национальный театр. Создание его было делом весьма сложным, так как до революции здесь не знали театра, хотя некоторые элементы театрализации имелись в играх ажегафа, устраивавшихся во время пахоты. В первые годы Советской власти появились отдельные театральные кружки и агитбригады. В 1934 г, была организована театральная студия в Нальчике. В 1937 г. образовался колхозно-совхозный театр, поставивший несколько переводных пьес («Коварство и любовь» — Шиллера, «Платон Кречет» — Корнейчука) и произведений местных драматургов Н. Шартанова. М. Тубаева и др.

Молодому театральному искусству Кабардино-Балкарии большую помощь оказали мастера русского драматического искусства. В кабардинской студии при Государственном институте театрального искусства им. А. В. Луначарского, организованной в 1934 г., был подготовлен ряд актеров, которые, объединившись с колхозно-совхозным театром, образовали Кабардинский государственный драматический театр.

Театр успешно работает над лучшими образцами русской и мировой классики, произведениями современных русских и национальных драматургов, а также писателей других народов Советского Союза. Он систематически выезжает в колхозы и рабочие поселки. В самых отдаленных селениях научились понимать и любить пьесы Островского и трагедии Шекспира. С искренним волнением следят зрители за переживаниями издавна любимых героев фольклора Каншаубий и Гашаугаг, за героической борьбой молодогвардейцев. В коллективе театра много крупных мастеров сцены, в их числе народный артист РСФСР М. Сонов, народные артисты республики М. Тубаев, К. Кумахова, А. Тухужев и др.

В Карачаево-Черкесии функционирует областной русский драматический театр (в г. Черкесске). Ведется подготовка к созданию национального театра. Для этой цели в 1957 г. в Ленинградском театральном институте им. А. Н. Островского открыта карачаево-черкесская студия.

Фольклор и литература

Одним из наиболее древних слоев кабардино-черкесского фольклора является нартский апос, распространенный у ряда других народов Северного Кавказа. Нартский эпос сложился на последних ступенях развития первобытнообщинного строя. В феодальный период этот эпос частично подвергся влиянию идеологии господствующих классов, искажавших подлинную народную его основу. В настоящее время нартские сказания — этот замечательный памятник народного творчества — изучены и опубликованы на кабардинском и русском языках.

Весьма древними являются произведения культового характера, из которых выделяются хохи. Большое место в фольклоре занимают сказки и легенды. Известны сказки о животных, а также бытовые, сатирические и др.

Яркой образносаыо отличаются песни-плачи (гъыйзэ) о погибших и умерших, в которых даются не столько конкретные характеристики героев, сколько идеальные образы. Наиболее интересным не только по тексту, но п по мелодии является цикл песен об Андемиркане, относящийся к XVI в.,— яркий образец творческих сил народа. Наряду с героическим образом Андемиркана — сына князя от цростой женщины, боровшегося с князьями,— в этом цикле мы встречаемся с рядом типичных образов, частично сатирического характера («пши Бесленей с брюхом, как студень» и т. п.). В этом цикле, так же как и во многих других произведениях, ясно выступает тема борьбы народа, представителем которого является Андемиркан, с феодалами. Вообще в фольклоре и этого периода и более поздних времен можно ясно различить две струи: подлинно народную и другую — отражавшую мировоззрение угнетателей-феодалов, позднее кулачества. Помимо крупных форм, это ясно прослеживается в псалъэжъ — пословицах и поговорках.

Кабардино-черкесский фольклор интересовал многих великих русских писателей — Пушкина, Толстого, Горького, но особенно он отразился в творчестве Лермонтова, который был отличным знатоком народов Кавказа и глубоким ценителем их устного народного творчества.

За годы Советской власти создано и записано много произведений устного народного творчества. Народные певцы воспевали героев гражданской и Великой Отечественной войн, бессмертного Ленина и мудрость Коммунистической партии.

Пафос строительства социализма и коммунизма, дружба народов, борьба за мир — все это нашло свое отражение в фольклоре. Большой популярностью пользуются также новые любовно-лирические песни и сатирические частушки.

Известны имена сказителей и певцов Амирхана Хавначева, Кельчуко Сижажаева, мелодиста Идриса Кожарова и др. Созываются совещания творцов советского фольклора, певцов и музыкантов.

Работу по собиранию и изданию фольклорных материалов ведут научно-исследовательские институты Кабардино-Балкарской АССР и Карачаево-Черкесской автономной области.

Кабардинская и черкесская литература неразрывными нитями связана с устным творчеством. Замечательный поэт Бекмурза Пачев был знатоком, собирателем и одним из творцов народной поэзии. В его творчестве ярко звучали мотивы социального протеста и призывы к борьбе цротив угнетателей. Поэт горячо приветствовал своими поэмами и стихами победу Великой Октябрьской социалистической революции.

Одним из крупнейших советских кабардинских поэтов был Али Шоген- цуков (1900—1942), автор ряда поэм, стихов, песен и романа в стихах «Камбот и Ляца». Произведения А. Шогенцукова дают яркую картину жизни трудового народа Кабарды и его многовековой борьбы со своими угнетателями. Замечательны в его поэзии образы кабардинских женщин.

Крупным кабардинским поэтом является Алим Кешоков. Его произведения подлинно народны и насыщены идейным содержанием. Поэт часто использует мотивы и образы устного народного творчества, его стихам свойственна афористичность, присущая кабардинскому фольклору.

Менее развита в Кабарде проза, но и она уже представлена значительными произведениями (повести и рассказы X. Теунова и Ад. Шогенцукова, роман «Горцы» А. Шортанова и др.).

Хорошо известны в Карачаево-Черкесии и вне ее пределов произведения черкесских писателей и поэтов X. Абукова, X. Гашокова, М. Дышенова, А. Охтова, А. Ханфенова и др.

Кабардинская и черкесская литература развивается под благотворным воздействием литературы русского народа и других народов СССР. Особо следует отметить роль А. М. Горького, весьма интересовавшегося культурой адыгских народов и непосредственно помогавшего росту их литературы. (Источник: http://lib7.com)

Письменность кабардино-черкесского языка до 1924 года была на основе арабского алфавита и кириллицы, в 1924 — 1936 годах на основе латиницы, с 1936 года вновь на основе кириллицы.

Генеалогическая и ареальная информация

Кабардино-черкесский язык месте с адыгейским, убыхским, абхазским и абазинским относится к абхазо-адыгской семье языков (северо-западно-кавказские языки).

Ныне язык в основном распространён в России и на Ближнем Востоке: в России язык распространён в Кабардино-Балкарской республике, в Карачаево-Черкесии, в Адыгее, а также в Краснодарском крае, Ставропольском крае и Моздокском районе Северной Осетии.

За рубежом кабардино-черкесский язык широко представлен в странах Ближнего Востока. В частности в таких странах как Турция, Иордания, Сирия, Саудовская Аравия, а также в Германии и США.

Социолингвистическая информация

В России по данным переписи 2010 года, около 516 000 человек владеют кабардино-черкесским как родным языком. Из них, по результатам переписи, примерно 460 000 владеют также русским.

Всего по миру насчитывается 1 628 500 человек, владеющих кабардинским языком, из которых 36 700 монолингвальны.

В 1995 году был принят в качестве государственного в Кабардино-Балкарской республике (наряду с балкарским и русским), в 1996 году — в качестве государственного в Карачаево-Черкесии.

Диалекты

Выделяют 8 говоров кабардино-черкесского языка: Баксанский, Бесленеевский, Хабезский, говор Большой Кабарды, говор Малой Кабарды, Кубанский, Малкинский, Моздокский.

Бесленеевский диалект занимает промежуточное положение между кабардино-черкесским и адыгейским языками, и иногда считается также диалектом адыгейского языка. Распространён главным образом в аулах Бесленей и Вако-Жиле в Карачаево-Черкесии, и в Успенском районе Краснодарского края.

Кабардино-черкесские диалекты, образовавшиеся в результате сложных процессов дифференциации и интеграции языка, в силу определенных лингвистических и экстралинг-вистистических условий не превратились в самостоятельные языки, а продолжают существовать как особые единицы кабардино-черкесского языка.

Появление условий для образования кабардино-черкесских диалектов и говоров относится к концу 18 и началу 19 века и связано с возникновением мелких феодальных владений, политически и экономически разобщенных друг от друга. Это подтверждается как историческими фактами, так и лингвистическим материалом. Данные кабардино-черкесских диалектов и говоров показывают, что языковые процессы имеют разную хронологическую глубину, охватывая эпоху общеадыгского единства и период после его распада.

Эпоха феодализма в Кабарде характеризуется в языковом отношении тем, что происходит унификация диалектов внутри одного княжества, с одной стороны, и увеличение диалектных различий отдельных княжеств, с другой. Смешение различных этнических групп способствует как сохранению архаичных черт языка, утраченных литературным языком, так и появлению инноваций, вызванных факторами спонтанного характера и новой языковой ситуацией. Этим объясняется наличие расплывчатых пучков лексических изоглосс и наличие большого количества общих фонетических и морфологических изоглосс в кабардино-черкесских диалектах и говорах.

В образовании кубано-зеленчукских говоров принимали участие шапсуги, абадзехи, бесленеевцы. Однако так называемые «беглые кабардинцы», проникшие в конце 18 и начале 19 века в районы Кубани и Зеленчуков, составили основное этническое ядро носителей кубано-зеленчукских говоров. Диглоссия, отсутствие тесной связи с основной массой кабардинцев и многоязычная среда определили в целом ареальные особенности кубано-зеленчукских говоров.

В современных условиях под влиянием диалектальных особенностей черкесов в литературный язык все чаще начинают просачиваться дивергентные черты, отличные от норм литературного кабардино-черкесского языка. Единый литературный язык начинает искусственно делиться на два литературных языка - кабардинский и черкесский, что сопровождается появлением вариативности в литературном языке.

Образование кубанского диалекта связано с переселением части кабардинцев, известных в литературе под названием «кубанских» или «закубанских» кабардинцев, в бассейн Кубани в конце 18 и начале 19 века (примерно до 1822 г.).

Диалектальные особенности речи кубанских кабардинцев сформировались не только в результате полного прекращения общения с основной массой кабардинцев, но и при активном и продолжительном давлении со стороны близкородственного адыгейского языка. Результаты такого сильного одностороннего влияния сказываются в звуковом составе, грамматическом строе и особенно в лексике кубанского диалекта.

Носители малкинского говора в начале 19 века жили около гор Машу к и Бештау и вели несколько обособленный от других кабардинцев образ жизни. Но диалектальные контакты с абазинцами, жившими также между Машуком и Бештау, способствовали появлению фонетических особенностей, которые сохранились и после переселения их в район Малки. Исторические источники дают основание полагать, что выселение носителей малкинского говора из Пятигорья имело место в 1825-1830 гг.

Почти 150 лет живут носители малкинского говора в теснейшем контакте с кабардинцами и, несмотря на длительное и многостороннее давление со стороны литературного языка, специфические фонетические особенности малкинского говора не подверглись нивелировке как в речи старшего, так и младшего поколения.

Образование моздокского диалекта связано с массовыми побегами кабардинских крестьян в Моздокский район и относится к периоду, основания города Моздока (в 30-50 годах 18 века). Но с основанием Моздока случаи бегства кабардинских крестьян в Моздокский район увеличились. Причем побеги совершались не только из Малой Кабарды, но и из Большой Кабарды.

В появлении специфических ареальных особенностей в моздокском диалекте важное значение имели смешение различных этнических групп, территориальная, экономическая, политическая и духовная (с принятием христианства большей частью носителей моздокского диалекта) обособленность, раннее развитие кабарди-но-русского одностороннего двуязычия, отсутствие влияния литературного языка, длительные тесные контакты с носителями осетинского и ногайского языков.

Говоря о моздокском диалекте, необходимо подчеркнуть наличие лексических изоглосс, являющихся отражением бытовых, общественных и семейных отношений между кабардинцами-христианами и кабардинцами-мусульманами.

Изолированные в религиозном отношении, они оказались изолированными и в области языка. В речи кабардинцев-мусульман много арабских заимствований, в то время как лексика, связанная с христианством, составляет большой процент заимствований в речи кабардинцев-христиан. Наличие двух лексических групп внутри одного диалекта обусловлено еще и тем, что кабардинцы-христиане составляют более архаичную часть носителей моздокского диалекта.

Образование диалекта Большой Кабарды и малокабардинского говора связано с разделением Кабарды на два феодальных владения - на Большую Кабарду и Малую Кабарду, которое окончательно утвердилось в 17 веке. Такое деление и известная обособленность их на протяжении длительного времени способствовали появлению диалектальных особенностей, касающихся в основном лексического состава малокабардинского говора. В основе кабардино-черкесского литературного языка лежит диалект Большой Кабарды, который по своей фонетической системе является более простым и на котором говорит основная масса кабардинцев.

В отличие от указанных диалектов и говоров, образование бесленеевского диалекга уходит вглубь истории. Бесленеевцы отделились от кабардинцев еще в 15 веке и жили в 16-17вв. между Кубанью и Лабой.

После покорения Кавказа основная масса бесленеевцев эмигрировала в Турцию, и уже к 1858 году их осталось на Кавказе не более пяти тысяч человек. В результате от цельного и многочисленного племени на исторической родине остались небольшие этнографические островки по Кубани и Зеленчукам. Бесленеевские села Коноково и Кургоково оказались оторванными как от основной части бесленеевцев, так и от других кабардино-черкесских племен. Этим обусловлено появление некоторых дивергентных черт внутри бесленеевского диалекта. Так, под влиянием адыгейского языка в речи жителей сел Коноково и Кургоково проникли адыгейский способ передачи органической и имущественной принадлежности, некоторые принципы оформления лиц в глаголе и т. д.

Изолированное развитие бесленеевского диалекта способствовало сохранению наиболее архаичных явлений, как в фонетике, так и в морфологии, утраченных литературным языком и другими диалектами кабардино-черкесского языка в процессе диахронического развития.

За пределами нашей страны кабардино-черкесский язык более компактно представлен в Турции, Сирии и Иордании. Переселение кабардинцев в эти страны имело место в 50-х годах 19 века.

Кабардино-черкесские диалекты и говоры сложились в непростых исторических и лингвистических условиях, обусловленных неоднократными изменениями территории многих представителей адыгского этноса, в том числе кабардинцев и черкесов.

Носители кубанского, моздокского и отчасти бесленеевского диалектов проживают за пределами распространения литературного кабардино-черкесского языка, что не могло не повлиять на развитие этих диалектов. Кубанский диалект испытывает значительное влияние адыгейского языка на всех уровнях языковой структуры. Моздокский диалект развивался изолированно от основной массы кабардинцев и черкесов и находится под сильным воздействием русского языка. Проникновению элементов русского языка в моздокский диалект способствуют экстралингвистические факторы, в особенности христианство, которое исповедует большинство носителей этого диалекта. Речь бесленеевцев, переселившихся в период и после Кавказской войны в Турцию, отличается фонетическими особенностями от бесленеевского диалекта, развивающегося на исторической родине. То же самое нужно сказать о кабардинских говорах, представленных в странах адыгской диаспоры.

Вместе с тем все кабардинские диалекты и говоры сохраняют многие особенности, отличающие их от адыгейских диалектов и говоров.

Такие главные фонетические процессы, как передвижение заднеязычных согласных г, к, к1 > гъ, къ, к 1ь > дж, ч, ч1, спиран-тизация общеадыгских шипящих аффрикат дж, ч, ч!, утрата лабиализованных смычных дзу, цу и спирантов жъу, шъу, ш1у, обусловили основные расхождения между кабардино-черкесскими и адыгейскими диалектами и говорами в области фонетики.

Однако звуковые процессы протекали и протекают с разной степенью интенсивности в кабардино-черкесских диалектах и говорах. Это проявляется в том, что в кабардино-черкесских диалектах и говорах из указанных основных фонетических процессов окончательно завершена только утрата лабиализованных аффрикат дзу, цу и спирантов жъу, шъу, ш1у. На их базе повсеместно образовались лабиальные в, ф, ф1, относящиеся к кабардино-черкесским инновациям адыгского консонантизма.

Что касается передвижения общеадыгских заднеязычных г, к, к1 > гъ, къ, к1ъ > дж, ч, ч1, то диалекты и говоры дают пеструю картину. Исходные (общеадыгские) простые г, к, к1 удерживаются в бабугойском говоре. Судя по всему, общеадыгские простые г, к, к1 были характерны для диалекта Ш. Б. Ногмова: гапэ «рубашка», кэ «селезенка», к1э «хвост» (42). Палатализованные гь, къ, к1ъ как средний (промежуточный) этап передвижения заднеязычных широко представлены в современных кабардино-черкесских диалектах и говорах. Они представляют собой либо свободные варианты шипящих аффрикат дж, ч, ч1 (как это имеет место в ряде кабардино-черкесских говоров), либо фонетическую норму (как это отмечается в бесленеевском диалекте и абазактском говоре). Особенно устойчивыми гь, кь, к1ъ оказались в анатолийском говоре бесленеевцев. Завершающая фаза передвижения заднеязычных смычных (их изменение в шипящие аффрикаты) характерна для кубанского и баксанского диалектов (за исключением гь, къ, к1ъ в речи некоторых представителей старшего поколения) и большинства кубано-зеленчукских говоров.

Утрата старых (общеадыгских) шипящих аффрикат также не доведена до конца во всех кабардино-черкесских диалектах и говорах. Они представлены в бесленеевском диалекте, причем последних! сохраняет в ряде случаев общеадыгские аффрикаты, утраченные во всех других адыгейских и кабардино-черкесских диалектах. Ср. бесл. (гевр.общеадыг.) джъыг > темирг. чъыгы > бакс. (геэр.общеадыг.), куб., мозд. жыг «дерево», бесл. (геБр.общеадыг.) чъы > шапс. чы, бжедуг. шкы, темирг., бакс., куб. шы «лошадь». В то же время речь анатолийских бесленеевцев довольно резко отличается от речи бесленеевцев, оставшихся на своей исторической родине, утратив оппозицию старых шипящих аффрикат по признаку твердости и мягкости в результате ее нейтрализации (твердый ряд стал мягким).

Для изучения истории развития старых (общеадыгских ) аффрикат, как и общеадыгских заднеязычных смычных г, к, кI, богатый материал содержат тексты и • кабардинский лексикон Ш.Б.Ногмова.

Из общеадыгских явлений, утраченных адыгейскими диалектами (за исключением позиции после шипящего спиранта), следует отметить среднеязычный спирант асу (каб-черк. (геБр.общеадыг.) махуэ > адыг. мафз «день»), а также гласный э в конце слова и в соседстве с ларингалом и сонантом (каб. (геБр.общеадыг.) 1т.э «стол», каб. (геэр.общеадыг.) тхъэлэи > адыг. тхъалаи «задушить», каб. (гезр.общеадыг.) ш1ыч1эй (орф. щ1ык1е.й) > адыг. ш1ыч1ай «невоспитанный» и др.). В диалектах и говорах имеются и позднейшие локальные инновации. Ср. переход г>й, ху>Ьу в анатолийском бесленеевском говоре (каб-черк.лит. бэгын > анат.-бесл. бэйын «распухать», каб-черк.лит. хуы > анат.-бесл. Ьуы «просо» и др.).

Одна из главных иерархических особенностей консонантизма - трехчленная система смычных (типа б, п, п1. д, т, т1) , в отличие от четырехчленной системы (типа б, п, п1, пЬ, д, т, т1, тЬ в западных адыгейских диалектах), объединяет кабардино-черкесские диалекты и говоры с другими западнокавказскими языками - убыхским, абхазским и абазинским.

В области морфологии и лексики кабардино-черкесские диалекты и говоры обнаруживают, с одной стороны, целый ряд архаизмов, восходящих к общеадыгскому состоянию, с другой - инновационные явления, относящиеся к периоду их самостоятельного развития. (Автор: Хазеша Талиевич Таов).

Письменность

До начала XIX века было несколько попыток создания письменности на кабардинском языке, на основе арабского письма. В 1829 году преподавателем Петербургского университета Грацилевским был создан кабардинский алфавит на кириллической графической основе. Первый кабардинский просветитель Шора Ногмов в 1832—1835 годах составил кабардинскую азбуку сначала на кириллической графической основе, а затем на арабской. Впоследствии в течение XIX века, кабардинская письменность на основе арабского письма была несколько раз изменена.

Таким образом, кабардинская письменность до 1924 года была и на основе арабского алфавита и на основе кириллицы, в 1924—1936 годах письменность была подстроена под латиницу. С 1936 года и по сей день письменность на кириллической основе.

Типологическая информация

Тип выражения грамматических значений

Кабардинский язык является полисинтетическим языком.

Тип морфологической структуры

Агглютинация с элементами фузии.

1) Тхылъыр ехуэхащ. / thəɬə-r yəx̂ʷəh-a-ś /

Книга(известно, какая именно) упала.

2) Тхылъ ехуэхащ. / thəɬ yəx̂ʷəh-a-ś /

Книга (какая-то) упала.

Тип маркирования

В именной группе — двойное:

Къуэшым и тхылъ. /q'ʷəšə-m yə thəɬ/

Книга брата.

И тхылъ - «его книга»(досл.) и — показатель притяжательности(POSS) 3 л. ед.ч. Он выполняет функцию морфологически выраженного посессивного атрибута и приобретает значение «его (её)». Выражает число посессора, а не обладаемого объекта.

В предикации — двойное:

ЩIалэм тхыльыр илъэгъуащ. / śʼɑɮə-m thəɬə-r ɪ-ɬɑɣʷ-a-ś / Парень видел книгу.

Тип ролевой кодировки

Эргативность.

1) ЕгъэджакIуэ-р къэкIуащ. / yəɣəsd͡ʒɑqʼʷə-r qə-qʼʷ-a-ś / Пришел учитель.

2) Мы1эрысэ-р ехуэхащ. /məʔərəsə-r yex̂ʷəx-ɑ-ś/ Яблоко упало.

3) ЩIaлэ-м письмо-р итхащ. /śʼɑɮə-m pʲɪsʲmo-r ɪ-th-ɑ-ś/ Мальчик написал письмо.

Однако в кабардинском языке ролевая кодировка осуществляется и личными показателями глагола (аффиксами).

1/2-е л.:

Агенс и Пациенс одноместного глагола выражаются одинаково при помощи личных аффиксов, например: c-о-лажьэ - я работаю(Ag); (E-epenthetic morpheme) с-о-же - я сплю(Pt).

Агенс и Пациенс двухместного глагола выражаются при помощи одинаковых личных аффиксов, но отличие агентивных от пациентивных аффиксов в том, что они занимают разные фиксированные позиции (Пациенс занимает первое место, а Агенс — второе): фы(Pt)-з(Ag)-о-тх - я вас записываю.

3-е л.:

Агенс и Пациенс одноместного глагола выражаются одинаково при помощи аффикса ма(мэ)(фонетические варианты): мэ-лажьэ - он работает(Ag) ма-же - он спит(Pt).

Агенс двухместного глагола выражается при помощи аффикса и-:

∅-и-тх-а-щ - он(Ag) написал;

Пациенс двухместного глагола выражается при помощи нулевого аффикса:

∅-и-тх-а-щ - он написал (что-то∅)Pt.

Таким образом, можем заключить, что в кабардинском языке трехчастный тип ролевой кодировки.

В результате имеем две разные стратегии для падежей и для глагольных показателей.

Порядок слов в предложении

В основном SOV. ЩIaлэ-м письмо-р итхащ. (Мальчик письмо написал.)

Кабардино-черкесская письменность — письменность, используемая для записи кабардино-черкесского языка. За время своего существования несколько раз меняла свою графическую основу и неоднократно реформировалась. В настоящее время кабардино-черкесская письменность функционирует на кириллице. Вместе с тем в диаспоре наряду с кириллицей используется латиница.

Кабардино-черкесская письменность исторически использовала следующие графические системы:

• арабское письмо — с начала XIX века до 1920-х годов. Широкого распространения не имела

• латиница — с начала XX века до настоящего времени. Широкое распространение имела в 1923—1936 годах.

• кириллица с начала XIX века до настоящего времени. Широкое распространение с 1936 года.

Ранние алфавиты

Возникновение кабардино-черкесской письменности относится к началу XIX века, хотя известны попытки интерпретировать отдельные эпиграфические памятники средневековья как кабардинские. Ко второй половине XVIII века относятся первые опыты фиксации кабардино-черкесского языкового материала российскими и европейскими учёными. Первым опытом разработки и внедрения собственной кабардино-черкесской письменности является кириллический алфавит, разработанный преподавателем Петербургского университета И. Грацилевским. Он был составлен в 1829 году для обучения кабардинского эскадрона.

Алфавиты Ш. Ногмы

В 1825 году кабардинский просветитель Ш. Ногма составил кабардино-черкесский алфавит на арабской графической основе. Он содержал 42 буквы, 15 из которых были придуманы автором для обозначения специфических звуков кабардино-черкесского языка.

В 1830 году, ознакомившись с опытом Грацилевского, Ногма разработал новый вариант алфавита, на этот раз на кириллической основе. Этот алфавит был использован им для записи фольклорных материалов, составления словаря и грамматики. Для обозначения специфических кабардино-черкесских звуков Ногма использовал надбуквенные диакритические знаки. В использовании отдельных букв в этом алфавите имелась некоторая непоследовательность, но в целом он имел следующие знаки: а, б, п̑, п, т, ц, ж, ч̑, х̑, х̇, д, з̑, р, з, ц, с, ш, ш̑, т̑, ж̑, г̇, ф, ф̑, в, к̑, к̈, к̇, к, г, дж, л, л̑, л̇, м, н, о, h, х, и, i, ѣ, ы, у, ю, ъ, ь. Алфавит Ногмы, хорошо приспособленный к сложной фонетике кабардино-черкесского языка, имел большое историческое значение, но не привёл к созданию общенародной письменности.

Алфавиты Услара и его последователей

В 1862 году учёный-кавказовед П. К. Услар с помощью черкесского просветителя У. Х. Берсея составил новый вариант кабардино-черкесского алфавита на кириллической основе (Берсей за несколько лет до этого составил также адыгейский алфавит на арабской основе). В 1865 году учитель кабардинской школы в Нальчике К. Атажукин, используя алфавит Услара, составил и издал в Тифлисе «Кабардинскую азбуку».

В 1890-е годы исследованием кабардино-черкесского языка занимался Л. Г. Лопатинский. Он усовершенствовал алфавит Услара и составил на нём кабардинский словарь, грамматику и ряд других книг. Вокруг Лопатинского сложился кружок образованных кабардинцев, один из которых, П. Тамбиев, ещё раз усовершенствовал кабардино-черкесский кириллический алфавит и в 1906 году издал на нём букварь. Ещё один вариант кириллического алфавита, в основе которого всё также лежал алфавит Услара, был разработан Татлустаном Шеретлоковым в 1916 году. В 1920 году на нём вышел букварь.

Арабское письмо для кабардино-черкесского языка

Алфавит Бекмурзы Пачева (1881)

Во второй половине XIX — начале XX века неоднократно предпринимались попытки создания кабардино-черкесской письменности на арабской графической основе. Так, в 1881 году такой алфавит был разработан поэтом Бекмурзой Пачевым. Ещё один арабизированный алфавит был разработан в Нури Цаговым в 1908 году, позднее он неоднократно совершенствовался автором. В отличие от многих других, этот вариант письменности нашёл достаточно широкое применение — на нём в 1910-е годы было выпущено несколько книг, в том числе букварь. Как и в алфавите Пачева для обозначения специфических кабардинских фонем к стандартным арабским буквам добавлялись диакритические знаки. В 1916 году Т. Шеретлоков, создавший также письменность на основе кириллицы, развивал параллельно и арабское письмо для кабардино-черкесского языка. На созданном им алфавите в первые годы после революции также было напечатано несколько книг.

В первые годы XX века предпринимались попытки создания национальной письменности и черкесами, проживавшими за пределами России. Так, в 1909 году кабардино-черкесский алфавит на арабской графической основе был составлен Мухаммедом Пчегатлуковым, жившим в Османской империи.

Латинизированный алфавит

Латинизация в СССР

В 1920-х годах в СССР начался процесс латинизации письменностей. Одним из первых алфавитов, переведённых на латиницу, стал кабардино-черкесский. В мае 1923 года первый проект латинизированного алфавита был разработан и опубликован Б. Хурановым. В 1924 году Хуранов, в соответствии с замечаниями и предложениями учёного-кавказоведа Н. Ф. Яковлева, внёс в свой проект ряд изменений. Этот вариант алфавита стал официальным, на нём началось издание книг и газет, также он стал преподаваться в школах. После доработки алфавит стал иметь следующий вид: а b w d g ꜧ е ӡ z ž ⱬ i j k ⱪ q qh l ļ lh m n o p ph r s š ş t th v f fh x х̌ ɦ c ç ch y h u è ù â ỳ.

В 1925 году алфавит Хуранова был усовершенствован Т. Борукаевым. Его алфавит выглядел так: A a, B b, V v, D d, E e, G g, Gu gu, Z z, Ž ž, Z̧ z̧, Ӡ ӡ, Ꜧ ꜧ, Ꜧu ꜧu, I i, J j, K k, Ku ku, Ⱪ ⱪ, Ⱪu ⱪu, Q q, Qu qu, Qh qh, Qhu qhu, L l, Ļ ļ, Lh lh, M m, N n, O o, P p, Ph ph, R r, S s, Š š, Ş ş, T t, Th th, U u, F f, Fh fh, X x, Xu xu, X̌ x̌, X̌u x̌u, ɦ, C c, Ç ç, Ch ch, Y y, H h, ', Ù ù, Je je, Jo jo, Ju ju, Ja ja.

I (1926 год) и II (1928 год) тюркологические съезды рекомендовали всем народам Советского Союза не только перейти на латинский алфавит, но и унифицировать те латинизированные алфавиты, которые уже были созданы ранее. В связи с этим в кабардино-черкесский алфавит были вновь внесены значительные изменения, графически сближавшие его с алфавитами других кавказских народов. В 1930 году реформированный алфавит был официально утверждён ЦИК Северо-Кавказского края. Он оставался в использовании до 1936 года.

Латинизация в диаспоре

В Сирии в 1926 году также был составлен латинизированный кабардино-черкесский алфавит. Он включал дополнительные буквы ç ğ ı ş ʌ x̆ dj dz ll tç ts, а также диакритические знаки умлаут (¨), гравис (`) и циркумфлекс (ˆ).

В Турции в черкесской диаспоре наиболее часто используется кириллический алфавит, однако одна из общественных организаций — ADDER — пропагандирует использование латиницы. Алфавит, предлагаемый ADDER выглядит так: A a, B b, C c, Ç ç, Ć ć, D d, E e, É é, F f, Ḟ ḟ, G g, Ǵ ǵ, Ğ ğ, H h, Ḣ ḣ, I ı, İ i, J j, Ĵ ĵ, K k, Ḱ ḱ, Ǩ ǩ, L l, Ĺ ĺ, M m, N n, O o, Ö ö, P p, Ṕ ṕ, Q q, R r, S s, Ś ś, Š š, Ş ş, Ṩ ṩ, T t, Ṫ ṫ, U u, Ü ü, W w, V v, X x, Y y, Z z, Ź ź.

Современный кириллический алфавит

1 — современный алфавит, 2 — алфавит 1930 года, 3 — алфавит Хуранова, 4 — Алфавит Цагова, 5 — алфавит Лопатина, 6 — алфавит Атажукина, 7 -алфавит Ногмы

В 1936 году кабардино-черкесский алфавит одним из первых среди советских алфавитов был переведён на кириллическую основу. Его автором был Т. Борукаев. Однако большое количество апострофов делали алфавит крайне неудобным, из-за чего через два года он был реформирован комиссией под руководством Н. Ф. Яковлева и принял современный вид.

Кабардинский алфавит 1936—1938 годов:А а, ’А ’а, Б б, В в, Г г, Гъ гъ, Д д, Е е, Ж ж, Жь жь, З з, И и, Й й, К к, К’ к’, Л л, Ль ль, Л’ л’, М м, Н н, О о, П п, П’ п’, Р р, С с, Т т, Т’ т’, У у, ’У ’у, Ф ф, Ф’ ф’, Х х, Хь хь, Хъ хъ, Ц ц, Ц’ ц’, Ч ч, Ш ш, Щ щ, Щ’ щ’, Ъ ъ, Ы ы, Ь ь, Э э, Ю ю, Я я.

Современный кабардино-черкесский алфавит имеет следующий вид:

А а Э э Б б В в Г г Гу гу Гъ гъ Гъу гъу Д д Дж дж

Дз дз Е е Ё ё Ж ж Жь жь З з И и Й й К к Ку ку

КI кI КІу кІу Къ къ Къу къу Кхъ кхъ Кхъу кхъу Л л Лъ лъ ЛI лI М м

Н н О о П п ПI пI Р р С с Т т ТI тI У у Ф ф

ФI фI Х х Ху ху Хь хь Хъ хъ Хъу хъу Ц ц ЦI цI Ч ч Ш ш

Щ щ ЩI щI Ы ы ъ ь Ю ю Я я I Iy

Буква Э обозначает краткий звук [a], Гъ — увулярный звонкий спирант, Дж и Дз — аффрикаты, Жь — палатализованный [ж], КI — смычно-гортанный [к], Къ — смычно-гортанный смычный [к], Кхъ — увулярный придыхательный смычный [к], Лъ — глухой [л], ЛI — латеральный смычно-гортанный глухой спирант [л], ПI — смычно-гортанный [п], ТI — смычно-гортанный [т], ФI — смычно-гортанный [ф], Хь — ларингальный глухой спирант [х], Хъ — увулярный спирант [х], ЦI — смычно-гортанный свистящий [ц], Щ — свистящий [ш] (в незаимствованых словах), ЩI — смычно-гортанный [щ], I — гортанный смычный звук. Элемент у в составе ди-, три- и тетраграфов обозначает огубление.

Неоднократно выдвигались проекты реформирования кабардино-черкесского кириллического алфавита. Так, в 1970 году в газете «Ленин гъуэгу» был опубликован проект, который позволил бы практически полностью отказаться от ди-, три- и тетраграфов. Однако этот проект так и не был реализован. По проекту алфавит должен был иметь следующий вид: а ә б в г гу ғ ғу д дж дз е ё ж җ з и й к ку ʀ ʀу қ қу q qу л љ ӆ м н о п п̧ р с т ҭ у ф v х ӿ ӿу х̌ ц ç ч ш s ş ь ю я I Iу h. В 1990-е годы разрабатывался проект унификации кабардино-черкесского и адыгейского алфавитов. В 1999 году этот проект был утверждён на научной конференции в Нальчике, но так и не был претворён в жизнь.

Фонетика и фонология

Согласные

В кабардинском языке 48 согласных фонем.

1

2

3

4

5

6

7

8



Лабиальные p b p’ f v f’ m

Альвеолярные t

c d

ʒ t’

c’

s

z n r

(Латеральные) ɬ ɮ ɬ’

Альвео-палатальные ś ź ś’

Палато-альвеолярные š ž

Палатальные kʲ gʲ k'ʲ x̂ ĝ y

Велярные kʷ gʷ k'ʷ x̂ʷ w

Увулярные q

qʷ q’

q'ʷ x̌

x̌ʷ ɣ

ɣʷ

Фарингальные h̥ ʕ

Ларингальные ʔ

ʔʷ h

Номера столбцов:

1) глухие взрывные с аспирацией

2) звонкие взрывные

3) эйективные взрывные

4) глухие фрикативные (без аспирации)

5) звонкие фрикативные

6) эйективные фрикативные

7) звонкие сонорные назализованные

8) звонкие сонорные [-назализация,+глайды]

Гласные

В кабардинском языке всего две гласных фонемы: /ə/ и /a/. В зависимости от фонетического окружения и позиции относительно ударения они могут принимать разные значения. Таким образом, гласных звуков 7. Современная система гласных в кабардинском языке различает краткие и долгие гласные звуки.

Имеется два кратких гласных -/ə/ и /a/. Остальные являются долгими.

Передний ряд Средний ряд Задний ряд

Верхний подъём /ɪ/ /u/

Средний подъём /e/ /ə/ /o/

Нижний подъём /a/ /ɑ/

Ударение

Ударение может быть сильным и слабым. Сильное ударение влияет на количественную характеристику гласных, а слабое не влияет.

Ударение в словах фиксированное (сильное) и обычно падает на предпоследний слог, если слова оканчиваются на гласный: ха́дэ — ‘сад’, фа́дэ — ‘напиток’.

В словах типа закрытого слога ударение (сильное) падает на последний слог: бэра́к — ‘знамя’, къу(ы)ра́гъ — ‘шест’.

Если односложное слово выступает с каким-нибудь аффиксом, тогда оно произносится с сильным ударением на аффиксе: со́-кIуэ — ‘иду’, гъа́-плъэ — ‘заставь его посмотреть’.

На открытый слог сильное ударение падает в причастной форме: лажьа́ — ‘работавший’, бана́ — ‘боровшийся’.

Слабое ударение встречается в тех же позициях, что и сильное: джы́дэ — ‘топор’, хьэ́сэ — ‘грядка’. Слабое ударение на конечном открытом слоге в двухсложных и сложных словах встречается в малкинском и терских говорах: малк. Шыкуэ́ — ‘Шуков’ (фамилии), терск. щэкы́ — ‘весы’, джэдыкIэ́ — ‘яйцо’.

В некоторых трёхсложных и многосложных словах, представляющих собой сочетание корня слова и словообразующих аффиксов, кроме главного ударения, которое является сильным, возникает дополнительное, более слабое ударение: къо́дза́къэ — ‘его кусает’, до́гъаба́нэ — ‘мы заставляем лаять’.

Морфология

Существительные

Существительные в кабардино-черкесском языке обладают следующими грамматическими категориями: род, падеж, число, определённость/неопределённость.

Род

В кабардино-черкесском языке нет грамматического рода, но иногда можно сделать разграничения в соответствии с половой принадлежностью объектов.

cˈəx̂ʷ-ə-x̌ʷ 'мужчины' (E-epenthetic morpheme)

cˈəx̂ʷ-ə-bz 'женщины' (E-epenthetic morpheme)

šə-x̌ʷ 'конь'

šə-bz ‘лошадь’

Число

В кабардинском языке выделяют два значения категории числа — единственное и множественное. Единственное — немаркированное, множественное — маркированное.

Единственное Множественное

/fəz/

женщина-SG-∅ABS /fəz-ha-r/

женщина-PL-ABS

женщины

/wəna/

дом-SG-∅ABS /wəna-ha-r/

дом-PL-ABS

дома

Падеж

В кабардинском языке 4 падежа: именительный (Absolutive), эргативный (Ergative), послеложный (Instrumental), обстоятельственный (Predicative).

Склонение слова унэ-‘дом’

Единственное

число Множественное

число

Им. /wəna-r/ /wəna-ha-r/

Ерг. /wəna-m/ /wəna-ha-m/

Посл. /wəna-k'ʲa /(для неопр.)

/wəna-m-k'ʲa /(для опр.) /wəna-ha-k'ʲa /(для неопр.)

/wəna-ha-m-k'ʲa /(для опр.)

Обст. /wəna -w/(для неопределенных)

/wəna -r-awə/(для определенных) /wəna -ha-w /(и для определенных, и для неопределенных)

Категория детерминации (определённости/неопределенности)

Определёнными считаются такие имена существительные, которые называют конкретные предметы, известные говорящему. Морфологическим показателем определённых имён существительных являются аффиксы -р и -м.

Унэ-р слъэгуащ — Я видел тот, известный, дом (то есть дом известный говорящему)

Унэ-м сыщыIащ — Я был в том, известном, доме.

Морфологическая неопределённость выражается нулевым окончанием или отсутствием аффиксов. Имя существительное выступает в виде чистой основы: Мыщэм дыгъужьыр фIэбэлацэщ.(поговорка) — Медведю волк кажется слишком лохматым.

Неопределённые имена существительные не имеют форм именительного и эргативного падежей, так как показатели этих падежей выполняют и функцию определительных аффиксов.

Местоимения

Личные местоимения представлены только формами 1-го и 2-го лица ед. и мн. ч.:

Ед.ч. Мн.ч.

1-е лицо sa(сэ) da(дэ)

2-е лицо wa(уэ) fa(фэ)

Для выражения 3-го лица употребляются указательные местоимения: а /a/, мо/ maw/ , мы /mə / Основной морфологической особенностью личных местоимений является отсутствие форм именительного и эргативного падежей. Формы послеложного и обстоятельственного падежей личных местоимений, как и формы указательных местоимений, образуются с помощью тех же окончаний, что и формы существительных.

Притяжательные местоимения. Подразделяются на зависимые и независимые. Независимые выступают в предложении в качестве существительного или предикативного прилагательного. Зависимые притяжательные местоимения никогда не склоняются, всегда занимают препозицию, во всех случаях выступают только в роли определения.

Притяжательные местоимения выражают множественность посессора, а не множественность обладаемых объектов.

Прилагательные

В кабардинском языке выделяют качественные (/pagʷə/пагэ — гордый) и относительные (/nobərey/нобэрей — сегодняшний, / yɪk'ə/ик1э - последний) прилагательные. Качественные прилагательные выражают признак предмета, который может проявляться в большей или меньшей степени.

В кабардино-черкесском языке выделяют три степени сравнения качественных прилагательных: положительная, сравнительная и превосходная (суперлатив).

Сравнительная степень образуется от качественных прилагательных путём прибавления частицы /nax̌/нэхъ.

Превосходная степень прилагательных может образовываться двумя способами:

1) при помощи суффиксов /ša/, /ʔʷa/, /bza/, /ps/, / k'ʲey/;

2) при помощи сочетания частиц /nax̌/нэхъ и /dəda/дыдэ.

Глагол

Морфология кабардинского языка характеризуется сложной системой глагола в отличие от более простой системы имени.

Глаголы в кабардинском языке имеют следующие категории: переходности и непереходности, статичности и динамичности, лица, числа, времени, наклонения (модальность), каузатива, версии, возвратности, потенциалиса, взаимности (реципрок) и проч.

У кабардинского глагола очень сложное словообразование, которое происходит посредством различных аффиксов.

Яркие особенности кабардинского языка

Основные фонетические особенности

1) Наличие огубленных / неогубленных ларингалов (гортанных смычек): ʔ / ʔʷ

2) Наличие эйективных фрикативных согласных: f’/ ɬ’/ ś’

Морфологические особенности

Наклонение

В кабардино-черкесском языке представлена довольно сложная система наклонения. Категория наклонения выражает отношение говорящего к ситуации. Выделяют следующие наклонения: изъявительное (индикатив), вопросительное, наклонение удивления, желательное (оптатив), повелительное (императив), условное (конъюнктив), сослагательное, наклонение вероятности (пробабилитив).

Категория множественности действия

обозначает выражение множественности участников ситуации: граммемы мультиобъектности и мультисубъектности. Однако мультисубъектность и мультиобъектность выражается в кабардинском языке одинаковым показателем дэ(ды)-:

сы-б-д-олажьэ «я работаю с тобой».

ды-з-д-олажьэ - «мы работаем вместе».

Категория потенциалиса

Глагольная категория, обозначающая возможность осуществления того или иного действия, называется потенциалисом. Морфологически он выражается префиксально и суффиксально. Отсюда условные названия «префиксальный потенциалис» и «суффиксальный потенциалис».

Префиксальный потенциалис образуется от двухместных и трехместных глаголов. Граммемой префиксального потенциалиса является префикс хуэ-. Он ставится после показателя реального субъекта, с которым связан:

c-хуэ-шх-къым - «не могу съесть».

В основном характерен для отрицательных форм глагола.

Суффиксальный потенциалис образуется при помощи суффикса -ф-. В отличие от префиксального потенциалиса суффиксальный потенциалис одинаково употребляется в положительной и отрицательной формах:

ма-кIуэ-ф «может идти».

Кабардино-черкесский язык является одним из государственных языков Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республик.

Кабардино-Балкарская Республика или Кабардино-Балкария (кабард.-черк. Къэбэрдей-Балъкъэр Республикэ; карач.-балк. Къабарты-Малкъар Республика) — республика в составе Российской Федерации, субъект Российской Федерации, входит в состав Северо-Кавказского федерального округа. Государственными языками Кабардино-Балкарской Республики на всей её территории являются кабардинский, балкарский и русский языки.

Граничит с Карачаево-Черкесией на западе, Ставропольским краем на севере, Северной Осетией на востоке и юго-востоке, и с Грузией на юге.

Образована 1 сентября 1921 года. Столица — город Нальчик.

Нальчик расположен в центральной части республики, по обоим берегам одноимённой реки Нальчик (бассейн Терека), на широте 43°29' и долготе 43°37'.

Город находится в предгорной зоне республики. С юга и запада окружён одной из гряд Лесистого хребта. Хребет имеет крутой почти отвесный склон на юге и более пологую северную часть, и в виде подковы окружает город Нальчик с трёх сторон. Очертания возвышенностей Лесистого хребта в основном мягкие и оглаженные. На севере к Лесистому хребту примыкает юго-западная оконечность Кабардинской предгорной равнины с наклонным волнистым рельефом. Средние высоты на территории города составляют 512 метров над уровнем моря. Наивысшей точкой города является гора Большая Кизиловка (849 м.), которая падает до минимальных значений в 420 метров на севере города.

Через земли города протекает одноимённая река Нальчик, а также речки Шалушка (на северо-западе города) и Сухая Шалушка (на западе города). Вдоль долины реки Нальчик на территории городского парка расположены 4 озера, наиболее крупными из которых являются Первое озеро и Четвёртое (Курортное) озеро. К югу от города находятся несколько запруднённых озёр, использующиеся для упорядочения стока реки Нальчик. Также на территории города имеются 18 минеральных источников различного физико-химического состава. В целом земли города высоко обеспечены водой. Грунтовые воды в основном залегают на глубине 3—5 метров.

Экологическое состояние города-курорта Нальчик в целом устойчивое. Единственным крупным загрязняющим предприятием на землях города является — ОАО «Гидрометаллург», производящее вольфрамовый ангидрид и молибденовый концентрат. Уже несколько лет министерство природных ресурсов и экологии республики требует приостановить деятельность завода, но судебное разбирательство продолжается.

Климат города является климатом предгорной зоны. Относительная близость Главного Кавказского хребта оказывает заметное влияние на выработку климата на землях округа. В складывании климата значительную роль играет защищённость от прямого вторжения холодного воздуха. Характерной особенностью являются суточные колебания температуры воздуха, особенно наблюдающиеся в основном в летнее время. Эти особенности связаны с местными горами и долинными ветрами (горные бризы). Средние показатели температуры воздуха колеблется от +25°…+28° в июле, до −3°…-5°С в январе. Среднегодовая температура воздуха составляет 8,6°С. Наиболее высокие температуры воздуха наблюдаются в конце июля, а наиболее низкие — в конце января или в начале февраля. Возможны оттепели до +15°С и выше. Среднегодовое количество осадков составляет около 600 мм. Величина относительной влажности неустойчива. Среднегодовая величина влажности составляет 78 %, достигая максимума в зимний период 85-86 %, минимума — летом 68-69 %. Преобладающими направлениями ветра в течение года являются юго-западные, восточные и северо-восточные.

Крепость Нальчик была основана генералом Ермоловым в 1818 году (либо в 1822 году; также, по некоторым данным, первые сведения о поселении относятся к 1724 году). Военное поселение при крепости было основано в 1838 году, преобразовано в слободу в 1863 году, в поселении проживало тогда 3,5 тыс. человек. Нальчик получил статус города с сентября 1921 года.

Во время Великой Отечественной войны Нальчик был оккупирован немецко-фашистскими войсками с 28 октября 1942 года по 3 января 1943 года, город был значительно разрушен. В городском парке горит Вечный Огонь в память о погибших во время Великой Отечественной войны; кроме того, свидетельства о кровопролитных боях тех лет можно увидеть и в других местах города — у виадука рядом с элеватором установлен в качестве памятника танк Т-34; у краеведческого музея в таком же качестве установлена пушка; на территории средней школы № 9, служившей во время войны госпиталем, находятся могилы двух солдат. Освобождение Нальчика осуществлялось войсками 37-й армии Северной группы войск Закавказского фронта совместно с партизанами Кабардино-Балкарии.

Сразу после освобождения города от оккупации началось его восстановление. В скором времени начали давать продукцию мелькомбинат, мясокомбинат. Уже 15 марта была налажена телефонная связь с 13 районными центрами, восстановленные мосты и дороги позволили открыть движение по железной дороге на участке Нальчик—Прохладный. В июне 1943 года возобновил работу кабардинский драмтеатр, открыта филармония, стали работать школы и лечебные учреждения.

Восстановление мирной жизни было омрачено трагическими событиями в истории балкарского народа. 8 марта 1944 года началась его насильственная депортация. В 14 эшелонах спецпереселенцы были отправлены с железнодорожной станции Нальчик в бессрочную ссылку в Казахстан и Киргизию.

Город имеет регулярную сеть улиц, застроенных главным образом многоэтажными жилыми и административными зданиями 1950—1970-х годов. В 1960—1970-е годы Нальчик благоустроен по утверждённому в 1966 году новому генеральному плану, соответствующему статусу города-курорта. Отличительной особенностью городской застройки стало то, что между главными улицами с многоэтажными домами оказались расположены целые кварталы частных домов, многие из которых дореволюционной постройки. Они как бы спрятаны, дабы не вносить дисбаланс в парадность главных улиц.

13 июля 1968 года в городе произошли массовые беспорядки. Поводом к беспорядкам послужили распространявшиеся на Центральном рынке слухи о том, что в опорном пункте милиции на рынке был убит задержанный за нарушение общественного порядка. Собравшаяся толпа ворвалась в помещение пункта и освободила задержанного. Однако слухи об «убийствах» в опорном пункте продолжали распространяться. В течение дня толпа несколько раз брала штурмом кабинет участкового милиционера, который в итоге был убит. Призывы к спокойствию со стороны представителей городской и республиканской власти, выступавших перед толпой, а также усилия военнослужащих гарнизона города по восстановлению порядка были безрезультатны. Беспорядки прекратились лишь к вечеру. В итоге к уголовной ответственности было привлечено около 30 человек, в том числе трое приговорены к расстрелу.

К середине 1980-х годов в жизни города наметились некоторые явления и тенденции, определившие его дальнейшую историю. Наряду с внешней благоустроенностью и благополучием, в быту горожан существовал целый ряд проблем. Так, автобусное сообщение внутри города отличалось нерегулярностью, парк автобусов был изношен, большинство дорог города, особенно на окраинах, не были заасфальтированы, либо были постоянно перекопаны из-за ремонта коммуникаций, которые проводились месяцами. Телефонизация города была крайне низка, особенно в частном секторе застройки. Центральный рынок всегда считался довольно грязным местом — мусор, необустроенность торговых рядов.

С началом 1990-х годов, ознаменовавшихся распадом Советского Союза, начались, пожалуй, самые трудные времена для города Нальчика, да и для Кабардино-Балкарии в целом. 15-летний период в истории республики люди назовут эпохой В. М. Кокова, первого президента КБР. Во время Августовского путча 1991 года собравшаяся перед Домом Советов толпа потребовала убрать памятник Ленину. Он был демонтирован. Нальчик становится столицей Кабардино-Балкарской Республики. В городе размещаются все институты власти самостоятельного субъекта Федерации.

С 24 сентября по 4 октября 1992 года в Нальчике проходил митинг, начавшийся с требований об освобождении из-под стражи президента Конфедерации горских народов Кавказа (КГНК) Ю. Шанибова и закончившийся призывами к отставке руководства республики. Республика была на грани войны. Всё началось с задержания представителями Генеральной прокуратуры РФ президента Конфедерации народов Кавказа Юрия Шанибова (задержание было связано с его указом по КГНК, предписывающим всем воинским формированиям Конфедерации пробиваться в Абхазию, преодолевая с боями любое сопротивление — в условиях начала грузино-абхазской войны, в которой КГНК приняла сторону Абхазии). Руководство республики, расценив события в Нальчике как попытку захвата власти, вынуждено было пойти на уступки, такие как содействие в освобождении Шанибова, досрочные парламентские выборы, полное обновление состава Избиркома и другие.

В 1993 году Нальчик представлял собой довольно печальное зрелище. Так же, как и во всей России, распад СССР и разрыв производственных связей привёл к тому, что большинство предприятий города были закрыты, рабочие уволены и предоставлены самим себе в поиске средств существования. Безработица с каждым годом стала нарастать. На работающих предприятиях задолженность по зарплате достигала нескольких лет. Начался стремительный отток трудоспособного населения, в основном квалифицированных кадров. Городское хозяйство и транспорт пришли в упадок, дороги были разрушены, дома стояли обшарпанные. Стихийно стали расти городские рынки — грязные, необустроенные, на которых можно было купить всё, что угодно. К 1995 году ситуация усугубилась ещё больше, когда по приглашению президента В. М. Кокова в санаториях и домах отдыха были размещены беженцы из Чечни. Вся курортная зона и городской парк пришли в упадок и практически полностью выпали из поля зрения городских властей.

Вместе с тем, несмотря на падение уровня жизни в республике, огромный рост безработицы и задолженности по зарплате, в республике была сохранена политическая стабильность.

1997 год явился для Нальчика во многом переломным. Городские власти предпринимают первые попытки благоустройства города. Реорганизованный трест «Горзеленхоз» занимается активным украшением и озеленением города и городского парка. Эти усилия принесли свои определённые плоды. Реальные достижения в уборке и озеленении города, приведении в порядок улиц, благоустройстве парковой зоны, а также, в некоторой степени, бездействие промышленных предприятий (и как следствие — отсутствие загрязнения окружающей среды) позволили городу Нальчику в 1997, а затем и в 1998 году занять соответственно 3 и 1 места во Всероссийском конкурсе на звание «Самый благоустроенный город России» среди городов 1 категории. С этого момента город получает довольно значительные средства на благоустройство. Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 октября 1999 года № 1203 город Нальчик утверждён курортом федерального значения.

В октябре 2005 года город подвергся нападению боевиков-исламистов. Ещё одна атака на город, менее масштабная, была предпринята в феврале 2011 года.

Устоявшейся является точка зрения, что в основе названия города лежит слово нал — «подкова», присутствующее как в кабардино-черкесском, так и в карачаево-балкарском языках и заимствованное, по некоторым данным, из персидского языка. Подкова и является эмблемой города. Проблемы возникают с объяснением элемента -чик. Это может быть трансформация кабардинского щыч — «отрывающий» (подкову грунт), тюркский уменьшительный формант («маленькая подкова») или, возможно, термин со значением «вода» (что логично предположить для названия реки Нальчик, которое исторически первично по отношению к названию города).

Кабардино-Балкарская республика расположена в центральной части северного макросклона Кавказа. Территория республики разделена на три основные геоморфологические зоны — горную, предгорную и равнинную. Горная и предгорная зоны занимают большую часть территории субъекта. Равнинная зона охватывает северо-восточную часть республики.

Через территорию республики параллельно друг от друга протягиваются 5 основных хребтов Большого Кавказа: Пастбищный (Меловой), Лесистый, Скалистый, Боковой и Главный (или Водораздельный).

• Высочайшая точка: гора Эльбрус (5642 м) самая высокая точка России, Кавказа и Европы.

• Максимальная длина с севера на юг: 167 км;

• Максимальная длина с востока на запад: 123 км.

Климат на территории республики разнообразный. Из-за своего расположениях в горной стране, в республике вертикальный тип поясности. На равнине и в предгорьях распространён влажный континентальный климат, который в горах сменяется на субарктический климат. И далее в высокогорьях переходит в альпийский тип климата. Средняя температура января составляет от −3°С (на равнине) до −12 °С (в горах), июля соответственно 24°С и 5°С. Среднегодовое количество осадков составляет около 500—2000 мм.

На равнине распространены чернозёмы и тёмно-каштановые почвы, на склонах гор — горно-луговые.

Леса занимают 1/10 часть территории. В поймах рек — лиственные леса. На высоте 800—1600 м — широколиственные леса (преимущественно буковые), до 2200 м — хвойные (преимущественно сосновые). На высоте 2000—2400 м распространены субальпийские луга (разнотравно-овсяницевые и разнотравно-злаковые). Выше 2400 м — альпийские луга.

Из млекопитающих распространены лиса, шакал, волк, бурый медведь, куница, косуля, кабан, благородный олень, кавказская серна, дагестанский тур. Из птиц наиболее массовые — синица, пеночка-весничка, фазан и перепел.

На территории Кабардино-Балкарии расположены национальный парк «Приэльбрусье», Кабардино-Балкарский высокогорный заповедник и 11 государственных заказников.

Кабардинцы (восточные адыги или черкесы) — народ Кавказа, имеющий адыгское происхождение, ранее сформировались как субэтнос на Северо-Западном Кавказе, до 15 века у всех адыгов (включая кабардинцев) была одна общая история.

Например Страбон ещё в I в. до н. э. именовал адыгов "Зихами" - в своём труде «География», Книга XI.

Позже, когда на исторической арене появились русские, то их летописцы в 965 году стали именовать кабардинцев - "КОСОГИ".

К XV-XVI вв. относится массовое и мирное переселение части адыгов (кабардинцев) на равнины Центрального Предкавказья, почти обезлюдевшие после погромов, учинённых полчищами среднеазиатского завоевателя Тамерлана в самом конце XIV в.

После Кавказской войны, Русские стали вторым этносом Кабардино-Балкарии по численности. Сближение Кабардинцев и Русских началось с 15-го века, тогда же началось заселение русскими казаками Северного Кавказа и было создано Терское казачье войско.

На конец 19 века приходится расцвет казачьих станиц, возникает слобода возле крепости Нальчик. После строительства в конце 19-го века железной дороги и развития промыслов доля русского населения в регионе существенно возрастает. Много русских специалистов приехало в Кабардино-Балкарию после Великой Отечественной войны в рамках политики социалистического государства по индустриализации окраинных регионов. Русский язык является языком межнационального общения народов Кабардино-Балкарии.

Балкарцы также являются коренным народом Кавказа и Кабардино-Балкарии. В соответствии с имеющимися на сегодняшний день научными разработками основой этой народности следует считать местные кавказские племена, носители кобанской археологической культуры, сложившейся в XIV-XIII вв. до н.э. в горах и ущельях Центрального Кавказа, на основе древнейшего населения. В IV в. н.э. с горцами — потомками кобанцев слилось одно из племен алан, которые были изгнаны гуннами из степей Предкавказья в горы. В V-VI вв. н.э. группы болгар расселяются в Предкавказье. К сформировавшейся ранее алано-кобанской этнической группе присоединились тюркоязычные болгары, ставшие впоследствии основным этническим ядром балкарской народности. В результате монгольских походов и особенно разгрома Алании, учинённого полчищами среднеазиатского завоевателя Тамерлана в самом конце XIV в., предки балкарцев были вытеснены в горы.

До образования современной республики, на его территории были расположены две исторические области — Кабарда и Балкария. Кабарда состояла из двух княжеств — Большая Кабарда и Малая Кабарда, и занимала равнинную и предгорную часть современной республики, а также горную и высокогорную зону в верховьях реки Малки и его притоков. Балкария которая была разделена на пять горских обществ, занимала в основном горные и высокогорные района современной республики.

В 1921 году Кабарда и Балкария, вместе с другими историческими областями Центрального Кавказа вступили в состав ГАССР. 1 сентября 1921 года Кабардинский округ вышел из состава Горской Автономной республики, а затем 16 января 1922 года за ней последовала и Балкария.

Кабардино-Балкарская автономная область была образована в 1922 году, в 1936 году преобразована в АССР.

В годы Великой Отечественной войны в Кабардино-Балкарии была сформирована 115-я Кабардино-Балкарская кавалерийская дивизия под командованием А. Ф. Скорохода, геройски сражавшаяся в Битве за Кавказ и Сталинградской битве. В 1942 году большая часть республики вместе с Нальчиком была оккупирована. В январе 1943 года Кабардино-Балкария полностью освобождена. В 1944 году в связи с выселением балкарцев была переименована в Кабардинскую АССР, с 1957 года — снова Кабардино-Балкарская АССР. С 1992 года — Кабардино-Балкарская Республика.

В 1950-е и 1960-е годы в Кабардино-Балкарии были построены крупные промышленные предприятия машиностроения, приборостроения. В 1990 году в промышленности было занято 96,3 тыс. человек.

В 2008 году Банком России была выпущена памятная монета, посвящённая Республике Кабардино-Балкария.

Республика имеет свои флаг, герб и гимн.

Согласно Конституции КБР герб представляет собой изображение золотого (жёлтого) орла. На груди орла — малый пересечённый щит, вверху — изображение серебряной (белой) горы о двух вершинах в лазоревом (синем, голубом) поле, внизу — золотой (жёлтый) трилистник с продолговатыми листами в зелёном поле.

Государственный флаг Кабардино-Балкарской Республики представляет собой полотнище из трёх равновеликих горизонтальных полос: верхней — сине-голубого, средней — белого, нижней — зелёного цвета. В центре полотнища — круг, пересеченный сине-голубым и зелёным полем; на сине-голубом поле — стилизованное изображение горы Эльбрус в белом цвете.

Государственным гимном Кабардино-Балкарской Республики является торжественная песня, созданная с использованием интонаций и колоритов кабардинских, балкарских и русских народных песен. Гимн исполняется без слов. Автор музыки — Хасан Карданов.

Численность населения области по данным Росстата составляет 862 254 чел. (2016). Плотность населения — 69,15 чел./км2 (2016). Городское население — 52,21 % (2016).

Плотность населения — 69,15 чел./км2 (2016). По этому показателю республика занимает 10-е место среди субъектов Российской Федерации. Но население в республике размещена неравномерно. Так выше 2500 метров постоянное население отсутствует, а большинство населения субъекта проживает в предгорной и равнинной зонах республики.

Наибольшая плотность населения наблюдается в городских округах (Нальчик, Прохладный, Баксан). Среди районов, самая высокая плотность населения в Урванском районе, самая низкая в Черекском районе.

Основа экономики республики — сельское хозяйство (зерновые культуры (пшеница, кукуруза, просо), технические культуры (подсолнечник, конопля), животноводство (молочно-мясного направления), а также лесозаготовка).

В рамках развития инфраструктуры и поддержки малого и среднего предпринимательства в Кабардино-Балкарской Республике была создана сеть бизнес-инкубаторов, целью функционирования которых является предоставление субъектам малого и среднего предпринимательства КБР оборудованных офисных и производственных помещений в аренду на льготных условиях. Уже создано и успешно работает три бизнес-инкубатора: государственное учреждение «Кабардино-Балкарский бизнес-инкубатор» в г. Нальчике, предоставляющее офисные и производственные помещения, два муниципальных офисных бизнес-инкубатора в городском округе Прохладный и Баксанском районе. Объём ВРП республики на 2012 год составил 94,2 млрд рублей.

Культурное наследие нартского эпоса привносит огромное значение в культуру республики.

Культурная политика республики в последнем десятилетии XX века строилась в неразрывной связи с общероссийской, федеральной концепцией развития культуры и искусства, учитывая особенности, сложности развития национальных культур многонациональной Кабардино-Балкарии. Федеральная целевая программа «Культура России» внесла определенную ясность в перспективу отечественной культуры.

К концу XX века в КБР стал заметен рост интереса к самодеятельному творчеству, кризис начала 90-х годов был преодолен, культура стала приспосабливаться к новым рыночным условиям. Если в 1999 году в Кабардино-Балкарии насчитывалось 1440 кружков, то в 2001 году их количество возросло до 1560, был отмечен рост числа культурно — досуговых мероприятий. По числу учреждений культурно — досугового типа КБР занимает 78 место среди субъектов Российской Федерации. Особенности развития этнической музыкальной культуры КБР в 90-е годы XX века.

В большинстве населенных пунктов Дома культуры являлись единственными многофункциональными центрами культуры и их состояние во многом определяло уровень, перспективы культурной жизни того или иного села. К современным требованиям развития национальных культур относится создание фольклорных этнографических центров.

Учитывая важность развития самодеятельного творчества на высоком творческом уровне, в КБР в 90-е годы регулярно проводились республиканские фестивали народных ансамблей песни и танца, исполнителей адыгской и балкарской народных песен, праздники национальных культур, региональные обменные фестивали культур, смотры — конкурсы хореографического искусства, оркестров народных инструментов, исполнителей на национальной гармонике имени К. Каширговой, была разработана тематическая программа «Музыкальная Кабардино-Балкария».

В деятельности муниципальных учреждений культуры появились положительные тенденции организации мероприятий с учётом социокультурной специфики района. В учреждениях культуры Баксанского района широкое распространение получило проведение фольклорных фестивалей, смотров, конкурсов. В Зольском районе был отмечен рост числа фольклорных групп и ансамблей. Отдел культуры Урванского района активизировал свою деятельность по сохранению и развитию фольклора. На реализацию этих задач был ориентирован фольклорный Центр в с. Псынабо. В Терском районе особое внимание уделялось работе с детьми и молодежью, в Черекском — активизировалась работа по возрождению и сохранению традиций и обрядов, в Чегемском районе — регулярно проводились праздники народного календаря, смотры — конкурсы фольклорных коллективов, фестивали исполнителей народной песни.

С начала 1980-х годов все большее распространение получают массовые праздники села, района, города. Это Дни города, празднование юбилейных дат писателей Кабардино-Балкарии, проведение национальных игр с чествованием передовиков. С началом эпохи гласности и демократизации в праздничную культуру народа стали возвращаться культовые обрядовые общественные праздники, давно ушедшие из жизни народа и возрождаемые теперь на ином уровне. Часто, это- постановочные мероприятия, осуществленные силами профессиональных и самодеятельных коллективов: праздник первой борозды; кхъуейпллъыжькIэрыщIэ (подвязывание копченого сыра) со спортивными играми и наградами, устраиваемые не только при рождении сына, но и по другим праздничным датам светского календаря (1 мая, 7 ноября и т. д.); празднование Дня весеннего равноденствия. Достоверное знание бытующих в народе обычаев, праздников, обрядов, их содержания, форм и методов проведения позволяет выявить то, что есть в народных обычаях, и то, что было накоплено культурно-просветительскими учреждениями.

Особенность праздника, праздничного общения людей состоит в гармоничном сочетании двух стилей общения: обычного, практически реального и идеально условного, присущего искусству. Наиболее сохранившимися, но несколько видоизменёнными являются семейные праздники и обряды. Это обряды первичного жизненного цикла (гущэхэпхэ (укладывание ребёнка в колыбель), праздник «первого шага» и т. д.), свадебные обряды. Среди светских семейных праздников, прочно вошедших в жизнь народа в 80-90-е годы XX века следует отметить празднование дней рождения, окончание учебного заведения и т. д.

Большая роль в возрождении адыгской вокальной культуры принадлежит регулярно проводимому с 1996 года Республиканскому конкурсу адыгской народной песни памяти народного артиста Кабардино-Балкарии Х. Кунижева. Цель конкурса: возрождение традиционного песенного творчества; сохранение певческой культуры адыгов; выявление талантливых исполнителей; привлечение к творчеству детей и молодежи, повышение их исполнительского мастерства; широкая пропаганда жанра; обогащение репертуара коллективов и отдельных исполнителей.

Великими представителями культуры КБР, являются народный поэт КБР, лауреат Ленинской и Государственных премий СССР и РСФСР Кайсын Кулиев и народный артист СССР, лауреат Государственных премий СССР и РСФСР Юрий Темирканов.

Карачаево-Черкесская Республика (Карачаево-Черкесия; карач.-балк. Къарачай-Черкес Республика, кабард.-черк. Къэрэшей-Шэрджэс Республикэ, абаз. Къарча-Черкес Республика, ног. Карашай-Шеркеш Республикасы) — республика в составе Российской Федерации. Входит в состав Северо-Кавказского федерального округа. Столица — город Черкесск.

Черкесск расположен в северной части Карачаево-Черкесии, на правом берегу реки Кубань. Площадь города составляет — 69.8 км 2.

Город находится в предгорной зоне республики. К востоку от него тянутся холмистые хребты, максимальные высоты которой достигают 700 метров над уровнем моря. На западе, на протяжении всего города тянется изрезанное побережье Кубани. Средние высоты на территории города составляют 530 метров над уровнем моря.

Главной водной артерией для города является река — Кубань. Также гидрографическая сеть представлена малыми реками — Овечка, Топка и Абазинка. К юго-востоку от города проходит Большой Ставропольский канал. К востоку от города расположены два крупных резервуара пресной воды — Кубанское водохранилище и озеро Малое. К западу от города в районе «Зелёный остров» имеется каскад искусственных водоёмов. Особенно большое скопление прудов имеется в северо-западной части города и используются в основном для орошения садовых участков.

Город основан в 1825 году как станица Баталпашинская на месте одноимённого русского военного укрепления (редута) на Кубанской пограничной линии (части Кавказской линии). В свою очередь, Батал-Пашинский редут был устроен у устья реки Овечки в 1804 году. Редут, а затем и станица получили свои названия в честь блестящей победы в 1790 году 4-тысячного русского войска под командованием генерал-майора И. И. Германа над 25-тысячной армией турецкого военачальника Батал-паши. Таким образом, название «Баталпашинская» представляет собой редчайший случай, когда населённый пункт был назван в честь не победителя, а побеждённого. Сами жители станицы не приняли данное название, и в обиходе станица называлась «Пашинка».

Осенью 1825 года, по всей видимости, была проведена лишь разметка земли под будущую станицу. Непосредственно же устройство и заселение Баталпашинской, как и других вновь образуемых станиц Хопёрского полка (Невиномысской, Беломечетской, Барсуковской, Карантинной (современная Суворовская) и Бекешевской) начались, вероятно, не ранее весны 1826 года. По разным причинам заселение проходило медленно (вплоть до 1828 года и далее) и осуществлялось из двух источников:

1. Казаками Кубанского полка (по происхождению — донцами), переселяемыми из расформируемой станицы Воровсколесской — переселялись 2 офицерских и 90 казачих дворов, а также священнослужители.

2. Казаками Хопёрского полка, переселяемыми из станицы Ставропольской (основана казаками-хопёрцами при крепости Ставропольской, современный г. Ставрополь, в 1777-8 гг.) — к переселению был назначен 141 двор.

Переселение воровсколессцев состоялось к весне 1827 года, тогда как хопёрцы в большинстве своём оказались в новой станице только после уборки урожая осенью 1827 года.

Сохранившиеся архивные материалы, в частности, Исповедная роспись Николаевского молитвенного дома вновь образованной станицы за 1827 г., содержат практически полные списки казаков-первопоселенцев Баталпашинской.

Наряду с функциями военного поселения, Баталпашинская играла заметную роль в деле налаживания торговых и культурных связей с горскими народами. В обмен на соль, хлеб и ткани купцы, промышленники и казаки вывозили из горных районов скот, сухие кожи, бурки, башлыки, черкески и много других товаров.

В 1860 году Баталпашинская становится одним из уездных центров образованной Кубанской области. К 1868 году в станице уже действовали бригадное мужское (образовано из двух полковых школ, открытых ранее 1864 г.) и женское училища (открыто 1 сентября 1865 г.) (4 бригады ККВ). В 1868 году за счёт армейской казны здесь была построена первая войсковая больница на 48 коек. Указом Александра II 30 декабря 1869 года станица преобразована в город Баталпашинск. Тем не менее, данное решение так и не было претворено в жизнь, и Баталпашинская оставалась станицей вплоть до советских времён. С 1888 года она становится административным центром одного из семи отделов Кубанской области. В Баталпашинской велась торговля зерном и скотом; действовала лесопильня.

Осенью 1918 года станица Баталпашинская была занята отрядами генерала Шкуро. Заняв станицу он объявил мобилизацию в деникинскую армию. 5 января 1919 года армия Шкуро овладела Кисловодском, который был занят Красной Армией. Набрав в Кисловодске специалистов и техники, Шкуро организовал в Баталпашинске производство снарядов, патронов, сукна, кожаных сапог, бурок и шуб для Белой армии. Во власти деникинцев Карачай и Черкесия находились до весны 1920 года.

С 1922 года станица — центр Карачаево-Черкесской автономной области, с 1926 — центр Черкесского национального округа, с 1928 по 1943 — Черкесской автономной области.

В 1931 году населённому пункту был присвоен статус города и имя Баталпашинск.

В 1934 году Баталпашинск был переименован в Сули́мов по фамилии председателя Совнаркома РСФСР Д. Е. Сулимова. В 1937 году Сулимов был арестован и расстрелян, после чего город переименовали в Ежово-Черкесск, в честь наркома внутренних дел Н. И. Ежова. В 1939 году, после ареста последнего, за городом сохранилась лишь вторая часть названия — Черкесск.

С 1957 года Черкесск — центр Карачаево-Черкесской автономной области, с 1991 года — столица Карачаево-Черкесской Республики.

Во время Великой Отечественной войны тысячи горожан — представители всех народов республики ушли на фронт, были сформированы Черкесский и районный партизанские отряды. В честь героев войны И. Лободина, Х. Богатырёва, И. Лаара, О. Касаева, Д. Старикова и других ныне названы улицы города. Памяти защитников и освободителей отечества посвящён мемориал «Огонь вечной славы» в парке Победы.

В дни оккупации немецкими 17-ой армией (Рихард Руофф) и 1-ой танковой армией (Эвальд фон Клейст, Эберхард фон Макензен) города (11 август 1942- 18 январь 1943 года) была создана и действовала подпольная организация для борьбы с врагом. Это была никем не руководимая, стихийно возникшая группа 14-17-летних мальчишек.

Республика Карачаево-Черкессия граничит на западе с Краснодарским краем, на севере со Ставропольским краем, на востоке — с Кабардино-Балкарской Республикой, на юге — вдоль Главного Кавказского хребта — с Грузией, а также с Абхазией. Образована 16 мая 1992 года.

Карачаево-Черкесия располагается в предгорьях северо-западного Кавказа.

Состоит из 10 муниципальных районов — Абазинского, Адыге-Хабльского, Зеленчукского, Карачаевского, Малокарачаевского, Ногайского, Прикубанского, Урупского, Усть-Джегутинского, Хабезского и двух городов республиканского подчинения — Карачаевска и Черкесска.

Климат умеренно тёплый, зима короткая, лето тёплое, продолжительное, достаточно увлажнённое. Для климата показательна большая продолжительность солнечного сияния. Средняя температура января −3,2 °C, июля +20,6 °C, самая высокая температура +43 °C, низкая −29 °C. Среднегодовое количество осадков от 500 до 2000 мм.

Большая часть (около 80 %) Карачаево-Черкесской Республики расположена в горной местности. В пределах республики выделяются 3 зоны: предгорная равнина, предгорья и горы Кавказа. На севере тянутся передовые хребты Большого Кавказа, на юге — Водораздельный и Боковой, их высота достигает 4000 м. К побережью Чёрного моря ведут Марухский и Клухорский перевалы. Военно-Сухумская дорога, проходящая через Клухорский перевал, соединяет Карачаево-Черкесию с Абхазией. На границе с Кабардино-Балкарией расположена гора Эльбрус, две вершины которой — самые высокие вершины Европы.

В республике имеется изобилие водных ресурсов: около 130 высокогорных озёр, множество горных водопадов. Протекают 172 реки, из которых самые крупные — Кубань, Большой и Малый Зеленчук, Уруп, Лаба; имеется Кубанское водохранилище. Действующая в республике система Большого Ставропольского канала является источником водоснабжения для Ставропольского края.

Недра богаты природными ископаемыми: каменный уголь, гранит, мрамор, различные руды и глины. В больших запасах — лечебные минеральные воды, присутствует множество термальных источников.

Карачаево-Черкесия расположена в зоне горных степей и широколиственных лесов. Почвы главным образом чернозёмы и серые лесные. В лесах и высокогорье сохранилась богатая флора и фауна. На территории республики имеется ряд особо охраняемых природных территорий, в том числе Тебердинский заповедник и часть Кавказского заповедника.

Территория Карачаево-Черкесии была заселена ещё в эпоху палеолита. Пещера Треугольная в Гамовской балке, судя по обожжённым костям животных и кремнёвым орудиям труда, была населена в эпоху мустье, а может быть, и ещё раньше — 600 тыс. лет назад.

В конце первого тысячелетия нашей эры Карачаево-Черкесия входила в государство аланов, сохранились отдельные архитектурные памятники той поры: Зеленчукские, Сентинский, Шоанинский христианские храмы, городища. С первой половины XIX века (по русско-турецкому Адрианопольскому миру 1828) территория современной Карачаево-Черкесии входит в состав России как Баталпашинский отдел Кубанской области.

С 1918 года здесь устанавливается советская власть. С 1 апреля 1918 года территория была частью Кубанской Советской Республики, с 28 мая 1918 года — частью Кубано-Черноморской Советской Республики, с 5 июля по декабрь 1918 года — частью Северо-Кавказской Советской Республики. С декабря 1918 по апрель 1920 контролировалась белогвардейскими ВСЮР. С 20 января 1921 года — часть Горской Автономной Советской Социалистической Республики.

12 января 1922 года образована Карачаево-Черкесская автономная область в составе Юго-Восточного (с 1924 года — Северо-Кавказского) края, с центром в станице Баталпашинской (переименованной затем в город Сулимов, Ежово-Черкесск и, наконец, получившей современное название Черкесск).

Область была образована 12 января 1922 года из большей части территории Баталпашинского отдела Кубано-Черноморской области и Карачаевского национального округа Горской АССР с центром в станице Баталпашинской.

С 16 октября 1924 года область в составе Северо-Кавказского края.

26 апреля 1926 года область была разделена на Карачаевскую автономную область и Черкесский национальный округ, а Баталпашинский район был передан в Северо-Кавказский край.

После реабилитации карачаевцев 11 февраля 1957 года Черкесская автономная область была преобразована в Карачаево-Черкесскую АО в составе Ставропольского края. Ей были также переданы Зеленчукский, Карачаевский и Усть-Джегутинский районы Ставропольского края.

30 ноября 1990 года Карачаево-Черкесская АО вышла из состава Ставропольского края и была провозглашена Карачаево-Черкесской Советской Социалистической Республикой (КЧССР) в составе РСФСР.

15 декабря 1990 года выход Карачаево-Черкесии из состава Ставропольского края был узаконен Вторым съездом народных депутатов РСФСР, внесшим изменения в Конституцию РСФСР, по которым автономные области выводились из составов краёв, куда входили.

3 июля 1991 года Верховный Совет РСФСР внес в российскую конституцию поправку, преобразовавшую Карачаево-Черкесскую автономную область в Карачаево-Черкесскую Советскую Социалистическую Республику в составе РСФСР. Данная поправка была внесена на рассмотрение Съезда народных депутатов РСФСР.

21 апреля 1992 года Съезд народных депутатов Российской Федерации внёс положение о Карачаево-Черкесской Республике в конституцию РСФСР. Поправка вступила в силу с момента опубликования 16 мая 1992 года в «Российской газете».

26 апреля 1926 года постановлением ВЦИК КЧАО разделена на Карачаевскую автономную область, Черкесский национальный округ (с 30 апреля 1928 — автономная область), Баталпашинский и Зеленчукский районы.

Указом Президиума Верховного Совета СССР Карачаевская автономная область ликвидирована 12 октября 1943 года, а карачаевцы были признаны пособниками фашистских войск и 2 ноября 1943 года депортированы в Среднюю Азию и Казахстан. Южная часть Карачая отошла к Грузии (как Клухорский район), а большая часть была присоединена к Ставропольскому краю.

После реабилитации карачаевцев с разрешением на их возвращение в родные края 12 января 1957 года Черкесская автономная область была преобразована в Карачаево-Черкесскую АО в составе Ставропольского края. Ей были также переданы Зеленчукский, Карачаевский и Усть-Джегутинский районы Ставропольского края.

12 января 1965 года Президиум Верховного Совета РСФСР постановил:

• образовать Урупский район — центр станица Преградная.

• упразднить Урупский промышленный район Карачаево-Черкесской автономной области

• Адыге-Хабльский, Зеленчукский, Карачаевский, Малокарачаевский, Прикубанский и Хабезский сельские районы Карачаево-Черкесской автономной области преобразовать в районы.

30 ноября 1990 года Совет народных депутатов Карачаево-Черкесской автономной области принял решение о выходе из состава Ставропольского края и преобразовании в Карачаево-Черкесскую Советскую Социалистическую Республику (КЧССР) в составе РСФСР, что было утверждено Верховным Советом РСФСР в законе РСФСР от 3 июля 1991 года № 1537-1. Однако, согласно ст. 104 Конституции РСФСР вопросы национально-государственного устройства Российской Федерации находились в исключительном ведении Съезда народных депутатов РСФСР.

В 1989—1991 созванные национальными движениями съезды отдельных народов Карачаево-Черкесии стали обращаться к руководству РСФСР с просьбой о восстановлении или создании отдельных автономий.

На съездах депутатов всех уровней были провозглашены:

• 18 ноября 1990 года — Карачаевская Советская Социалистическая Республика (с 17 октября 1991 года — Карачаевская Республика),

• 27 октября 1991 года — Республика Черкесия,

• в ноябре 1991 года — Абазинская Республика,

• 19 августа 1991 года — Баталпашинская Казачья Республика и Зеленчукско-Урупская Казачья Советская Социалистическая Республика (30 ноября 1991 объединившиеся в Верхне-Кубанскую Казачью Республику).

После многодневных многотысячных митингов 3 декабря 1991 года постановлением Верховного Совета Карачаево-Черкесии было принято обращение к федеральному центру о признании отдельных республик.

В январе 1992 года Президент России Борис Ельцин был готов признать разделение Карачаево-Черкесии и внёс на рассмотрение в Верховный Совет РСФСР проекты законов «О восстановлении Карачаевской автономной области и Черкесской автономной области в составе Российской Федерации». Была создана комиссия Верховного Совета по образованию трёх автономных областей — Карачаевской, Черкесской, Баталпашинской.

28 марта 1992 года состоялся референдум, на котором, согласно официальным результатам, большинство населения Карачаево-Черкесии высказалось против разделения. Разделение узаконено не было, и осталась единая Карачаево-Черкесия.

21 апреля 1992 год Съезд народных депутатов РФ внёс положение о Карачаево-Черкесской Республике в конституцию РСФСР. Данная поправка вступила в силу с момента опубликования в Российской газете 16 мая 1992 года.

25 декабря 1993 года вступившая в силу Конституция Российской Федерации потвердила республиканский статус Карачаево-Черкесии.

Численность населения Карачаево-Черкесии по данным Росстата составляет 467 797 чел. (2016). Плотность населения — 32,77 чел./км2 (2016). Городское население — 42,72 % (2016).

Орган законодательной власти — Народное Собрание (Парламент), которое избирается на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Численность 73 человека, избираются раз в четыре года.

Орган исполнительной власти — Правительство, состоит из Председателя Правительства, заместителей Председателя Правительства, министров, председателей Государственных комитетов и комитетов. Председатель Правительства назначается на должность Главой Республики с согласия Народного Собрания.

Единоличный орган исполнительной власти — Глава Карачаево-Черкесии, назначаемый на должность Народным Собранием (Парламентом) Карачаево-Черкесии по представительству Президента РФ.

Структура национального состава современной Карачаево-Черкесии — результат глобальных геополитических изменений, происходивших на территории Северного Кавказа в течение трёх последних тысячелетий.

Этногенез коренных народностей Карачаево-Черкесии весьма сложен и до сих пор однозначно не определён.

В соответствии с имеющимися на сегодняшний день научными разработками основой наиболее многочисленной в республике карачаево-балкарской народности следует считать местные кавказские племена, носители кобанской археологической культуры, сложившейся в XIV—XIII вв. до н. э. в горах и ущельях Центрального Кавказа. По мнению Е. П. Алексеевой, в IV веке с горцами — потомками кобанцев слилось одно из племен алан, которые были изгнаны гуннами из степей Предкавказья в горы. В V—VI вв. группы болгаро-хазар расселяются в предгорных районах современной Карачаево-Черкесии, появляются рунические надписи, строится ряд крупных городов-крепостей (совр. Хумаринское, Римгорское городище и др.). К сформировавшейся ранее алано-кобанской этнической группе присоединились тюркоязычные болгары, ставшие впоследствии основным этническим ядром карачаево-балкарской народности.

Черкесы (адыги) формировались как народность на Северо-Западном Кавказе. Их предками, по мнению отечественных кавказоведов, следует считать меотские племена зихов и касогов. Эти племена, жившие на Черноморском побережье Кавказа, в горах и предгорьях Закубанья с незапамятных времен, к X веку сложились в единую народность с общим языком, имевшим ряд племенных диалектов.

После разгрома Аланского государства (племенного союза) монголами в XIII веке и погромов, учинённых полчищами среднеазиатского завоевателя Тамерлана в самом конце XIV века, остатки населения Алании укрылись в горах. В то же время адыги (кабардинцы) стали перемещаться на освободившуюся территорию и заняли равнинную часть верховьев Кубани и Зеленчуков и продвигались далее на восток.

В XV—XVI веках на этнополитической карте современной Карачаево-Черкесии появляется ещё одна этническая группа — абазины. История этого народа своими корнями уходит в историю средневековой Абхазии. Согласно выводам исследователей, с древних времен вплоть до X века абхазы и абазины составляли одну этническую общность, единый в языковом отношении коллектив, обитавший на одной территории — на восточном побережье Черного моря (в северо-западных районах нынешней Абхазии и дальше к северо-западу, вплоть до Туапсе). На рубеже XV—XVI вв. абазины стали мигрировать на северо-восток. Часть их вместе с адыгами двигалась по Северному Кавказу. Другая часть проникла на северные склоны Кавказского хребта через перевалы — Белореченский, Марухский и др. Переселение абазин на Северный Кавказ и постоянные передвижения продолжались вплоть до XIX века и окончательно завершились оседанием в верховьях Кумы и по среднему течению Зеленчуков и Кубани во второй половине XIX века.

Временем образования ногайской народности принято считать конец XIV века, когда татаро-монгольское государство Золотая Орда стало приходить в упадок, и из его состава выделилась так называемая Ногайская Орда. Трудно точно определить, какие ногайские группы входили в Ногайскую орду при её образовании. Судя по данным эпоса Едыгея, в формировании ногайской народности приняли участие племена: кенегес, канглы, аргын, конграт, сырык (ширик), кыпчак, мангыт, сун (уйсун) и, очевидно, найман. Из перечисленных племен: конгураты и найманы, скорее всего, имеют чисто монгольское происхождение, мангиты — тюркизированные племена монгольской ветви, а остальные племенные образования специалисты склонны относить к тюркской языковой группе.

Когда именно вновь образовавшаяся этническая группа стала именовать себя ногаями, точно не установлено. Исследователи полагают, что это произошло во второй половине XV века. Во всяком случае, термин «ногаи» («нагаи») встречается уже в русских документах конца XV века.

Около середины XVI века Ногайская Орда разделилась на Больших и Малых ногаев. Большая орда со временем мигрировала на запад, малая кочевала на юге Украины, в Придонье, Приазовье, Причерноморье, Предкавказье, заходила на нижнюю, а позже — и верхнюю Кубань, в Пятигорье. С середины XVI века происходит постепенное заселение кочевьями Малых ногаев верховьев Кубани и Зеленчуков, которое к середине XVII века завершается оседанием части ногайских племен на севере современной Карачаево-Черкесии.

Таким образом, расселение коренных народов по территории современной КЧР к концу XVII века подходит к логическому завершению. Карачаево-Черкесия становится местом общего проживания четырёх различных по своей природе и происхождению этнических групп. С тех пор и по сей день карачаевцы, черкесы, абазины и ногайцы живут по соседству. За это время они пережили много общего, претерпели ряд территориальных переделов и административных реформ, вплоть до объединения в рамках одного полинационального государственного образования.

Религия

Главным образом в республике представлены ислам, православие и традиционные верования. Согласно масштабному опросу исследовательской службы «Среда», проведённому в 2012 году, пункт «Исповедую ислам, но не являюсь ни суннитом, ни шиитом» выбрали 34 % опрошенных, «Исповедую православие и принадлежу к РПЦ» — 14 %, «Исповедую ислам суннитского направления» — 13 %. Пункт «Исповедую традиционную религию предков, поклоняюсь богам и силам природы» в Карачаево-Черкесии выбрали 12,2 % опрошенных — четвёртый результат в РФ, «верю в бога (в высшую силу), но конкретную религию не исповедую» — 12 %, «не верю в бога» — 7 %, «Исповедую христианство, но не причисляю себя ни к одной из христианских конфессий» — 2 %, «Исповедую ислам шиитского направления» — 1 %. Остальные — меньше 1 %.

Карачаево-Черкесия — промышленная и аграрная республика. Территорию можно разделить на 2 области. На севере более развито химическое производство, машиностроение и лёгкая промышленность. На юге более характерны добывающая и деревообрабатывающая промышленность и животноводство.

Вырабатывается гидроэнергия на Куршавских (780 млн кВт•ч/год), Зеленчукской ГЭС (501 млн кВт•ч/год) и нескольких малых ГЭС.

Большое значение для региона имеет также туризм, альпинизм (юг республики) и курортная деятельность (курорты Домбай, Архыз, Теберда и другие).

В Карачаево-Черкесии действует два высших учебных заведения: Карачаево-Черкесский государственный университет в Карачаевске и Северо-Кавказская государственная гуманитарно-технологическая академия в Черкесске. Кроме того, открыто несколько филиалов вузов других регионов России.

Кабардино-черкесский язык, являющийся общим для кабардинцев и черкесов, относится к абхазо-адыгской группе иберийско-кавказской семьи языков. Перепись 2002 года показала, что одних кабардинцев в РФ насчитывается 520,1 тыс. чел. Общее же количество носителей языка достигает более 600 тыс. чел. Основная их масса проживает в Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республиках. Они расселены и за пределами России, в основном, в Турции (около 3-х млн. чел.), в ряде арабских стран, куда вынужденно переселились во второй половине ХIХ века, а также в результате вторичной эмиграции в США и в некоторых странах Европы.

В настоящее время кабардино-черкесский язык имеет статус одного из государственных языков в КБР и КЧР. В указанных республиках на нем ведется преподавание в начальных классах, он изучается как предмет в средних и высших учебных заведениях, на кабардино-черкесском языке ведутся радио- и телепередачи, им пользуются Кабардинский и Черкесский драматические театры, Музыкальный театр КБР. На нем выпускаются республиканские газеты и журналы, художественная, научно-популярная и иная литература.

Письменность на кабардино-черкесском языке создана после Октябрьской революции, первоначально на базе арабского (1920 г.), затем латинского (1924 г.) алфавитов, а с 1936 г. — на основе русской графики. Неоднократные попытки создания письменности в ХIХ в. и в начале ХХ в. не увенчались успехом, поскольку не получили поддержки со стороны царского правительства.

Из-за большого количества фонем в кабардино-черкесском языке и ограниченности знаков в русском алфавите возникла необходимость прибегнуть к комбинациям букв и ввести в алфавит римскую единицу, в результате чего в современном алфавите 19 двойных, 5 тройных знаков и один, состоящий из четырех букв – кхъу. В целях унификации адыгских письменных систем в 2001 году внесены некоторые изменения в алфавит и орфографию кабардино-черкесского языка (они вступят в силу после принятия подобных мер и с адыгейской стороны).

Кабардино-черкесский язык распадается на четыре основные диалектные единицы: диалект Большой Кабарды, легший в основу литературного языка, моздокский диалект, бесленеевский диалект и диалект кабардинцев, проживающих в Республике Адыгея (кубанский диалект). Кроме говоров, представленных на территории Большой Кабарды (баксанский, малкинский, лескенский и др.), имеются малокабардинский и черкесские говоры. Расхождения между диалектами и говорами кабардино-черкесского языка наблюдаются главным образом в области фонетики и морфологии. Существенные лексические расхождения с литературным языком имеют бесланеевский, кубанский и моздокский диалекты.

Вплоть до второй четверти ХIХ в. исследование кабардино-черкесского языка сводилось, в основном, к лексическим записям. Серьезной попыткой изучения кабардино-черкесского языка является труд первого кабардинского ученого-просветителя Ш.Б. Ногмова «Начальные правила кабардинской грамматики» (1840, 1843 гг.), работы Л.Г. Лопатинского «Краткая кабардинская грамматика» (1889 г.) и «Русско-кабардинский словарь с указателем» (1889 г.). Первые шаги кабардино-черкесского языкознания в советский период были подчинены практическим задачам создания письменности, разработки вопросов алфавита и орфографии, составления учебников. В дальнейшем стали создаваться научные грамматики, составляться словари различного типа. В последние десятилетия ХХ в. кабардино-черкесское языкознание обогатилось значительным количеством работ по частным вопросам описательной фонетики, грамматики, лексикологии. Заметные успехи достигнуты и в области исторического изучения кабардино-черкесского языка.

С типологической точки зрения фонетический строй кабардино-черкесского языка относится к консонантному типу. Он имеет исключительно богатую и сложную систему согласных звуков. Напротив, вокализм характеризуется простотой и малочисленностью входящих в него единиц – всего 3.

В кабардино-черкесском языке ударение динамическое. Оно бывает сильным (главным) и слабым (дополнительным). Ударение фиксировано и обычно, если слово многосложное, падает на предпоследний слог: хадэ «сад», дамэ «крыло», фадэ «напиток», мазэ «месяц».

В многосложных словах с согласным исходом ударение (главное) падает на последний слог: бэракъ «знамя», къу(ы)рагъ «шест».

На открытый конечный слог сильное ударение падает в причастной форме: лэжьа́ «работавший», бэна «боровшийся», псэлъа «говоривший».

В некоторых трехсложных и многосложных образованиях, кроме сильного ударения, отмечается и дополнительное, более слабое ударение: ныпхуагъэкIуапэ «действительно посылают к тебе», IэщIэвыщIэ «молодняк крупного рогатого скота».

В приведенных словах дополнительное ударение падает на все гласные.

Для кабардино-черкесского языка характерна относительно простая система имен и исключительно сложная система глагола. Однако с морфологической точки зрения имя и глагол не очень четко противопоставляются друг другу, поскольку имеются нейтральные, недифференцированные основы, способные включаться в парадигмы как имени, так и глагола без специальных деривационных элементов. Внутри класса имен от существительных морфологически слабо отграничиваются прилагательные. Роль относительных прилагательных выполняют существительные.

Имя существительное характеризуется значением предметности (жыг «дерево», уае «мороз», дахагъэ «красота»), морфологическими категориями числа, определенности-неопределенности, падежа, принадлежности (притяжательности) и союзности, а также своей синтаксической субъектно-объектной, обстоятельственной и определительной функцией.

У имен существительных грамматической категории рода нет, однако семасиологически они различаются на имена, обозначающие человека и нечеловека, и соответственно отвечают на вопросы: хэт? «кто?» и сыт? «что?». Самка и самец выражаются лексически.

В кабардино-черкесском языке четыре падежа: именительный, эргативный, послеложный и обстоятельственный.

Именительный падеж образуется от исходной словарной формы с помощью аффикса —р: щIалэ – щIалэр «парень», удз – удзыр «трава».

В именительном падеже имя существительное выступает в предложении с непереходным глаголом-сказуемым в роли подлежащего: егъэджакIуэр матхэ «учитель пишет».

В предложении же с переходным глаголом-сказуемым существительное в именительном падеже выступает в роли прямого дополнения: щIалэм шыр егъэпскI «парень купает лошадь».

Эргативный падеж образуется прибавлением к основе имени существительного аффикса —м, который так же, как и аффикс именительного падежа —р, служит для обозначения падежа и определенности.

Эргативный падеж совмещает в себе ряд значений:

подлежащего при переходных глаголах-сказуемых: лIым пхъэ екъутэ «мужчина колет дрова»; косвенного дополнения: гъукIэр уадэм иролъащэ «кузнец орудует молотом», щакIуэр мэзым къокIыж «охотник возвращается из лесу»;

определения в атрибутивно-посессивных комплексах: фызым и бостей «платье женщины», цIыхугъэм и щапхъэ «пример человечности».

Послеложный падеж образуется с помощью аффикса —кIэ от исходной основы и от основы имени существительного в эргативном падеже: IэкIэ «рукой» и IэмкIэ «рукой». Формант –м в составе послеложного падежа выступает как морфологический показатель определенности.

Имя существительное в форме послеложного падежа имеет значения:

орудия действия: лIым джыдэкIэ пхъэ екъутэ «Мужчина топором колет дрова»;

средства действия: дэ Москва кхъухьлъатэкIэ дылъэтащ «Мы полетели в Москву на самолете»; места, направления: унэмкIэ фынеблагъэ! «Пожалуйте в дом!»;

определения: ХьэсаншкIэ зэджэр лIы фIыцIэ есщ «Хасаншем именуемый – стройный смуглый мужчина».

Обстоятельственный падеж образуется от основ неопределенных и определенных имен существительных в именительном падеже, а также от неопределенных и определенных основ имен существительных в послеложном падеже при помощи аффиксов –у/-уэ.

В предложении имена существительные в обстоятельственном падеже выступают в роли:

определения: школ хадэм нартыхуу куэд къытрахащ «со школьного участка собрали большой урожай кукурузы»;

косвенного дополнения: унэрауэ сигугъащ уздэщыIар «я предполагал, что ты был дома».

Имена существительные имеют союзные формы, посредством которых осуществляется связь между двумя или несколькими словами в предложении: мыщэ+рэ дыгъужь+рэ «медведь и волк», Гуэщэгъагъ+рэ Къанщобий+рэ «Гошагаг и Каншобий» (собственные имена); цIыкIу+и ин+и «и малый и великий»; уаф+и щIылъ+и «и небо и земля».

Значение союза выражается суффиксами –рэ и —и/-икI, которые не совпадают по значению, функции и дистрибуции (распределению).

Аффикс –рэ присоединяется к именам существительным в определенной (только с морфемой эргативного падежа –м) и неопределенной форме. Если имеется падежное окончание, аффикс –рэ ставится перед ним: анэ+рэ адэ+рэ «мать и отец» и анэ+м+рэ адэ+м+рэ «мать и отец» (известные). Обычно аффикс –рэ присоединяется к каждому слову союзного словосочетания, а падежное окончание – только к последнему члену словосочетания: анэ+м+рэ адэ+м+рэ+кIэ «матерью и отцом».

В формах склонения неопределенных имен существительных аффикс —рэ может употребляться только с первым словом, а падежное окончание со вторым: фо+рэ тхъу+кIэ ягъашхэ «(его, ее) кормят медом и маслом», мывэ+рэ пшахъуэу маршынищ къашащ «привезли три машины камня и песка».

Имена в неопределенной и определенной формах в прямом эргативном падеже с союзным аффиксом –рэ выступают в предложении в качестве субъекта действия при непереходном глаголе-предикате: мыщэ+рэ дыгъужьым+рэ гъуэгу техьащ «медведь и волк отправились в путь». При переходном же глаголе-предикате субъектом действия могут быть только существительные в определенной форме, связанные аффиксом –рэ: мыщэм+рэ дыгъужьым+рэ яшхащ «медведь и волк съели» (форма мыщэрэ дыгъужьрэ яшхащ без морфемы –м является искусственной).

Морфема –м в непереходных конструкциях имеет больше артиклевое значение, а в переходных конструкциях – преимущественно реляционное (падежное).

Аффикс –и/-икI присоединяется к неопределенным и определенным формам после падежных окончаний: еджакIуэ цIыкIум тхылъ+и тетрад+и къыхуащэхуащ «ученику купили и книгу, и тетрадь»; джанэр+и (кI) гъуэншэджыр+и(кI) зы фэу ядащ «и рубашку и брюки из (ткани) одного цвета сшили; джанэм+и гъуэншэджым+и ету тездзащ «и рубашку и брюки (я) погладил».

Морфема –и/-икI может присоединяться и к союзной форме, образованной с помощью аффикса –рэ: щIалэм+рэ хъыджэбзымр+и(кI) къэкIуащ «и парень и девушка пришли». В данном примере морфема –и/-икI присоединяется только к последнему слову из двух связанных союзным аффиксом –рэ, но, как правило, она прибавляется к каждому члену словосочетания: ди хъуреягъкIэ жьыбгъэри, сабэри, уэшхри щызэхэзэрыхьыжауэ зэрызохьэ «вокруг нас, перемежаясь, кружит и ветер, и пыль, и дождь».

Имена существительные образуются главным образом основосложением и суффиксацией. Из этих двух способов наиболее распространенным является основосложение.

Прилагательные делятся на качественные и относительные. Качественные прилагательные имеют три степени сравнения: положительная, сравнительная и превосходная. Форма положительной степени представлена чистой основой прилагательного: дахэ «красивый», гъуэжь «желтый». Сравнительная степень выражается с помощью частицы нэхъ, которая ставится перед прилагательным или атрибутивным сочетанием: нэхъ дахэ «более красивый», нэхъ унэ дахэ «более красивый дом». Сравнительная степень может иметь уменьшительную и увеличительную формы. Первая образуется посредством суффикса –Iуэ: нэхъ дахэIуэ «покрасивее», вторая – либо с помощью суффикса –ж (нэхъ дахэж «еще более красивый»), либо повторением частицы нэхъ в виде нэхъри нэхъ или нэхъри нэхъ при прилагательном с суффиксом —ж. Превосходная степень образуется сочетанием частиц нэхъ и дыдэ, между которыми ставится прилагательное в положительной степени: нэхъ дахэ дыдэ «самый красивый». Кроме степеней сравнения, качественные прилагательные имеют и формы оценок. Они образуются в основном с помощью суффиксов. Наиболее употребительными являются суффиксы –жь и -фэ, делэ-жь «глупый», фIыцIа-фэ «черноватый».

Относительные прилагательные исконного происхождения представлены главным образом прилагательными, образованными от наречий: нобэрей «сегодняшний». В функции относительных прилагательных выступают все существительные в роли определяющего слова. Существительное-определение, как и относительное прилагательное, ставится всегда перед определяемым словом: мывэ унэ «каменный дом».

Числительные делятся на количественные, кратные, порядковые, дробные и так называемые слоевые. По своей структуре количественные числительные делятся на простые (зы «один», тху «пять»), сложные (тIощI «двадцать») и составные (щэрэ плIыщIрэ «сто сорок»). Количественные и кратные числительные могут быть также разделительными. В кабардино-черкесском языке имеются как десятеричная, так и двадцатеричная системы счета. Порядковые числительные образуются префиксально-суффиксальным образом: е-тIуа-нэ/е-тIуа-нэ-рей «второй». При образовании порядковых числительных от сложных количественных числительных префикс и суффикс присоединяются к последнему числительному: тIощIрэ е-за-нэ-рэ «двадцать первый». Кратные числительные от 1 до 10 образуются от количественных путем замены исходного гласного ы на э: плIы «четыре» — плIэ «четыре раза». От сложных числительных кратные образуются путем присоединения суффикса –рэ: пщыкIух «шестнадцать» — пщы-кIух-рэ «шестнадцать раз».

Местоимения по значению делятся на личные, притяжательные, указательные, вопросительные, определительные и неопределенные. Личные местоимения представлены только формами 1-го и 2-го лица единственного и множественного числа: сэ «я», уэ «ты», дэ «мы», фэ «вы». Для выражения 3-го лица единственного и множественного числа используются указательные местоимения. Основным грамматическим признаком личных местоимений является морфологическое неразличение именительного и эргативного падежей. Притяжательные местоимения образуются от сочетания удвоенных основ соответствующих личных местоимений и притяжательного префикса йы: сэ + сэ + йы = сысей «мой», уэ + уэ + йы = уыуей «твой». Притяжательные местоимения выступают в роли подлежащего и дополнения, но не могут быть определениями при именах существительных. Роль индоевропейских определений функционально выполняют притяжательные морфемы: си «мой», уи «твой» и т.д. Указательные местоимения представлены пространственно-ориентированными формами а «тот», «та», «то» (ближе к говорящему), мы «этот», «эта», «это» (рядом с говорящим), мо «тот», «та», «то» (дальше от говорящего). Они противопоставляются в основном по признаку «близкий – далекий» и в функции определения употребляются только с именами в определенной форме. Двум семасиологическим разрядам имен существительных соответствуют два вопросительных местоимения. К разряду, обозначающему человека, относится местоимение хэт «кто», ко всем остальным – сыт «что». Вопросительно-относительные местоимения являются производными: дара, дэтхэнэ «который», «какой», сыт хуэдэ «какой» и т.д. Определительные местоимения представлены в основном следующими словами: езы «сам», ищхьэкIэ «сам лично», хэти «любой» (класс человека), сыти «любой» (класс вещей). Местоимение езы имеет категорию падежа и числа и отличается от остальных своей субъектно-объектной функцией.

Глагол имеет исключительно богатую и сложную систему форм словоизменения и словообразования. Глагольное слово способно включать 10-15 значимых единиц (корневых и аффиксальных морфем), например: у-а-къы-ды-д—ей-з-гъэ-шэ-жы-ф-а-тэ-къым-и «я не смог же тогда заставить его обратно вывести тебя оттуда вместе с ними». Здесь 15 значимых элементов – 8 префиксов, корневая морфема и 6 суффиксов.

Отрицание в глаголе выражается при помощи префикса мы- и суффикса –къым: сокIуэ «иду» — сы-мы-кIуэ/сыкIуэр-къым «я не иду». Лицо и число выражается в глаголе чаще всего недифференцированно, личными аффиксами. Специальный суффикс множественного числа –хэ в основном носит стилистическую функцию.

Выделяются следующие формы времен: настоящее, перфект, имперфект, плюсквамперфект, будущее I и будущее II.

В кабардино-черкесском языке выделяются следующие наклонения: изъявительное, вопросительное, удивления, желательное, повелительное, условное, сослагательное, вероятности. Изъявительное наклонение имеет положительную и отрицательную формы. Положительная образуется с помощью суффикса –щ или –т: сыщыт-щ «я стою», ущыса-т «ты сидел». Отрицание выражается при помощи суффикса –къым: кIуэну-къым «он не пойдет». Вопросительное наклонение имеет четыре формы: с суффиксом –рэ – (укIуэ-рэ? «идешь?»), с частицей пIэрэ (уеджэу пIэрэ? «читаешь ли?), с суффиксом –къэ (щыс-къэ? «не сидит ли он?»), с суффиксом –уи (укIуэ-уи? «неужели идешь?»). Вопросительное наклонение интонационным способом образуется от всех временных форм, кроме настоящего времени динамических глаголов. Наклонение удивления образуется при помощи суффикса –и: уэ уоджэр-и! «ты ведь учишься!», «ты, оказывается, учишься!». Желательное наклонение имеет пять форм: с суффиксом –щэрэт (сыкIуа-щэрэт «хоть бы я пошел»), с суффиксом –кIэт (къызэхъулIэ-кIэт «хоть бы (вдруг бы) повезло мне»), с префиксом р(е)- (и-ре-хъу! «да будет!»), краткая форма, образующаяся путем прибавления личных аффиксов к основе аориста (упсэу! «будь здоров!»). Повелительное наклонение представляет собой чистую основу глагола во 2-м лице: феджэ! «учитесь!», к этой форме может присоединиться суффикс –т, придающий повелительному наклонению смягчающий оттенок: къызэты-т! «дай-ка!». Условное наклонение имеет две формы: условную с суффиксом –мэ и тэмэ (укIуэ-мэ «если пойдешь») и уступительную с суффиксами —ми и —тэми (укIуэ-ми «если и пойдешь»). Сослагательное наклонение образуется от всех временных основ при помощи суффикса –т: кIуэн-т «пошел бы». Наклонение вероятности образуется при помощи суффикса –гъэн: кIуа-гъэн-щ «наверно ходил».

Причастие в кабардино-черкесском языке – это глагольно-именная форма, обозначающая действие и имеющая категории лица, числа, времени, падежа. Причастия бывают субъектные, объектные, орудные и обстоятельственные. Субъектные причастия образуются от переходных глаголов при помощи префикса зы— (зы-тхыр «пишущий то») и безаффиксально от непереходных глаголов (кIуэр «идущий»). Наличие или отсутствие в объектном причастии показателя объекта зависит от характера объекта. Если определяемый объект прямой, то причастие представлено без показателя объекта (пхьыр «который несешь»), если же косвенный объект, то в причастной форме присутствует префикс зы-/зэ— (сы-зэ-плъыр «на который смотрю»). Орудные причастия образуются посредством префикса зэры-: зэры-лажьэр «которым работает». Обстоятельственные причастия указывают на место, время, причину или цель осуществления действия. Они содержат в себе префиксы обстоятельственного значения: локальные зыщы-/щы и зыдэ— (зыщы-псэур «где он живет», зыдэ-кIуэр «куда он идет»); временное щы- (щы-лажьэм «когда он работает»); причинно-целевое щIы-/щIэ— (щIэ-кIуэр «почему он идет»).

Деепричастие образуется при помощи суффикса –у/-уэ-/-урэ: (щытщ «стоит» — щыт-у/щыт-у-рэ «стоя». Деепричастие не имеет форм времени, но изменяется по лицам.

Наречия по значению разделяются на определительные и обстоятельственные. Последние делятся на наречия времени, места и вопросительные. Большинство определительных наречий образуется от прилагательных при помощи суффикса –у/-уэ: дахэ «красивый» — дахэ-у «красиво»; фIы «хороший» — фIы-уэ «хорошо».

Послелоги следуют за существительными, числительными, местоимениями, наречиями и некоторыми глагольными формами, выражают определенные грамматические отношения между компонентами синтаксического построения. По значению различаются послелоги: пространственные (деж/дей «к», «у», «от»; иужь «вслед за», «за»); временные (лъандэрэ «с», пщIондэ «до»); причинно-следственные (папщIэ «из-за»); определительно-ограничительные (хуэдиз «около», нэмыщI «кроме»).

Союзы по морфологическому составу бывают простыми и сложными. К простым относятся: е «или», хьэмэ «или», ауэ «но» и т.д. Сложными союзами являются: абы щхьэкIэ «поэтому», абы ипкъ иткIэ «ввиду этого») и т.д. По значению союзы делятся на сочинительные и подчинительные. Сочинительные союзы подразделяются на соединительные (икIи «и»), противительные (ауэ, атIэ, итIани «но», «а»), разделительные (е «или», арщхьэкIэ «но»). Подчинительные союзы делятся на: причинные (абы щхьэкIэ «для этого», сыт щхьэкIэ жыпIэмэ «потому что»), целевые (щхьэкIэ, папщIэ «чтобы» в сочетании с инфинитивной формой глагола с суффиксом —н), временные (нэужь «после», щыгъуэ «когда», лъандэрэ «с тех пор»), уступительные (щхьэкIэ, пэтми «хотя»).

Частицы по значению делятся на: определительные (ещхьыркъабзэ «точь в точь», нэхъ мыхъуми «хотя бы»), указательные (мис «вот это», мес «вот то», адэ «вон», мыдэ «вот здесь»), усилительные (нэхъ «лишь», зэ догуэ «подожди»), модально-волевые (тIэ, иIэ «ну»), отрицательные (хьэуэ, аIэ «нет»), утвердительные (нтIэ «да»), вопросительные (щэ, пIэрэ «ли»).

Междометия делятся на первичные и производные. К первичным относятся те, которые генетически не связаны с другими словами: ей «эй», уай «ой», Iагъ! «ого!». Многие междометия являются многозначными. Так, междометие уэху в зависимости от контекста выражает скорбь, боль, облегчение, удовлетворение и злорадство. Междометия анна, анна-гущэ употребляются только в речи женщин. «Мужские» междометия Iагъ, Iэу выражают удивление, неожиданность. К производным относятся междометия, восходящие к знаменательным и служебным словам, например: алыхь-алыхь «О Аллах», зиунагъуэрэ (выражает досаду, удивление).

Звукоподражательные слова служат для воспроизведения звука, шума, движения и других явлений: гур-гур-гу – о грохоте, пыф-сыф – о пыхтении и т.д. К ним примыкают слова, употребляемые в обращении к животным: возгласы, которыми понукают скот (хьо – вола, нуа – лошадь), возгласы, которыми отпугивают животных, птиц ( хьэрэ – буйвола, тыхъ – кошку, ыш – кур, ыра – собаку), возгласы, которыми подзывают животных (мыжь-мыжь – корову, тIэхъу-тIэхъу — овцу, мэ-мэ — собаку, гурэ-гурэ – индеек, дзыуэ-дзыуэ – цыплят).

Синтаксис. Кабардино-черкесской язык характеризуется наличием двух конструкций – номинативной и эргативной, что связано с переходностью-непереходностью глагольной основы. В номинативной конструкции подлежащее стоит в номинативе, сказуемое выражено непереходным глаголом, прямое дополнение отсутствует. В эргативной конструкции подлежащее стоит в эргативе, прямое дополнение – в номинативе, сказуемое представлено переходным глаголом. Синтаксис сложного предложения определяется своеобразием структуры глагола. Для выражения функций придаточных предложений используются различные обстоятельственные (инфинитные) формы глагола, например: сызыщылажьэр «где я работаю», укIуэху «пока ты идешь» и др. В сложносочиненных предложениях простые предложения связываются при помощи интонации и сочинительных союзов.

Лексика кабардино-черкесского языка в своей основной части представлена исконными словами. Исконными являются глаголы, причастия, деепричастия, наречия, местоимения, числительные (за исключением количественных, обозначающих тысячу, миллион и миллиард), союзы (за исключением разделительного е «или»), послелоги, частицы и междометия (за некоторым исключением). Кроме исконных слов, в словарном составе кабардино-черкесского языка выделяются в довольно значительном количестве и иноязычные слова, в основном русского, арабского, тюркского и иранского происхождения, а также греческие, латинские и западноевропейские слова, усвоенные через посредство русского языка. Иноязычными являются в первую очередь общественно-политические, научно-технические, учебно-педагогические, культурно-просветительные, военные термины и слова, связанные с религией (в абсолютном большинстве арабского происхождения). В настоящее время основным, почти единственным источником заимствования слов и особенно терминов является русский язык. Кроме того, путем полного или частичного калькирования русских терминов создавались и создаются на собственной языковой базе немало новых слов (терминов): бзэщIэныгъэ «языкознание», щыIэцIэ «существительное» и т.д.

Лексика кабардино-черкесского языка богата омонимами и многозначными словами. Омонимия наблюдается чаще всего в пласте односложных слов с открытым слогом. Полисемия же характерна в одинаковой мере для односложных и многосложных слов. Синонимы представлены также в значительном количестве. (Источник: http://www.amaltus.com)

Адыгская литература – литература, созданная на адыгских языках (адыгейский язык, кабардино-черкесский язык), либо литература, написанная адыгами (вне зависимости от страны проживания и языка написания произведения).

Начиная со второй половины XX века принято говорить о самостоятельных адыгейской (на адыгейском языке), кабардинской и черкесской литературе (на кабардино-черкесском языке).

В результате трагических последствий Русско-Кавказской войны (1763-1864), народ адыгов (включая и его культурные атрибуты) большей частью был уничтожен, а часть адыгов - оставшиеся в живых, не по своей воле оказались разбросанными по всеми миру. По указанной причине черкесы создавали свои литературные произведения не только вдали от родины (Кавказа), но и зачастую на языках страны своего фактического проживания (местонахождения диаспоры и т.д.).

Под литературой принято понимать художественную литературу (как вид искусства), однако на литературные памятниками далекого прошлого это требование не распространяется.

Адыгскую литературу делят на несколько периодов.

К древней (древнейшей) литературе адыгов (равно как и других народов адыго-абхазской группы) следует отнести следующие произведения (авторы которых не известны) : Древнейшие адыгские памятники дошли до нас в следуюхих жанрах : Эпос, Сказание, Легенда, Песня-плач, Песня о мужестве, Притча, Суеверие, Народные приметы и т.д.

Произведения : Нартский эпос | Сглаз | Народные приметы о погоде

Также сохранились следующие сказания : Хаткокошхо, Чечаноко Чечане, Кайткоко Асланбеч.

Древняя адыгская (черкесская) литература

К древней (древнейшей) литературе адыгов (равно как и других народов адыго-абхазской группы) следует отнести следующие произведения (авторы которых не известны): Древнейшие адыгские памятники дошли до нас в следуюхих жанрах: Эпос, Сказание, Легенда, Песня-плач, Песня о мужестве, Притча, Суеверие, Народные приметы и т.д.

Также сохранились следующие сказания: Хаткокошхо, Чечаноко Чечане, Кайткоко Асланбеч.

Средневековая адыгская (черкесская) литература — созданные период в истории, который начинается в поздней античности (IV—V века), а завершается в XV веке.

XVIII век

Благодаря Аиссе - периодом создания адыгским автором самого раннего письменного произведения 18 века пока считается – период с 1726 по 1733 год.

Во Франции и Европе Шарлотта Аиссе считается французской писательницей, однако сама она неоднократно заявляла, что является черкешенкой, похищенной в детском возрасте, при этом она помнила язык предков. Впервые её «Письма» были опубликованы после её смерти - в 1787 году, под редакцией Вольтера, тем не менее точно известно, что с госпожой Каландрини она познакомилась в 1726 году, осуществляла переписку, а умерла в 1733 году. У тех кто ознакомиться с содержанием "Писем" не останется сомнений в том, что это действительно письменный шедевр, имеющий как высоко этические, так и художественное значение. Аиссе изящно описала множество интересных сведений о жизни французской аристократии эпохи Регентства, её мысли были отмечены бескомпромиссной нравственной позицией, искренностью и откровенностью. В 1985 году письма были переведены на русский язык и изданы в серии «Литературные памятники».

Произведения: «Письма к госпоже Каландрини» (Lettres de mademoiselle Aïssé à madame Calandrini), написанное Шарлоттой Аиссе (фр. Charlotte Aïssé; ок. 1693, Черкесия — 13 марта 1733, Париж).

Устное народное творчество

Новеллы: Черие Хахупэко, Алэ Хырцыжико, Ерстемэ Залэко. Абреческие песни: «Песня о Мартине», «Об Али Чёрном». Песни о борцах против феодального гнета: «Песнь об Айдемиркане», «Песнь о Хатх Кочасе», поэма «Песнь о бравом тфокотле».

Песни о борьбе с иноземными захватчиками: «Как большой царь к абадзехам приезжал», «Бжедугские всадники», «Спорное сражение», «Песнь о битве при Шехапе».

Песни о трудящихся: Хатхе Кочас, Мафоко Урус-бий, Ханахоко Кимчерий, «Песне о хорошем тфэкотле».

Ис¬то¬рия литературы ка¬бар¬дин¬цев (ко¬то¬рые вме¬сте с чер¬ке¬са¬ми, аба¬зи¬на¬ми и ады¬гей¬ца¬ми со¬став¬ля¬ют эт¬ническую общ¬ность ады¬гов, имею¬щих об¬щие фольк¬лор и ху-дожественную куль¬ту¬ру) вос¬хо¬дит к про¬све¬ти¬тель¬ской дея¬тель¬но¬сти (в 1-й половине XIX века) Ш. Б. Ног¬мо¬ва - со¬ста¬ви¬те¬ля грам¬ма¬ти¬ки ка¬бардинского языка, со¬би¬ра¬те¬ля ка-бардинского фольк¬ло¬ра и пе¬ре¬во¬дчи¬ка на род¬ной язык русских, арабских и турецких по-этов.

По¬сле соз¬да¬ния ка¬бар¬ди¬но-чер¬кесской пись¬мен¬но¬сти (1923-1924 годы) на¬ча¬лось фор¬ми¬ро-ва¬ние современной литературы; её ос¬но¬во¬по¬лож¬ник - А. А. Шо¬ген¬цу¬ков. На пер¬вом эта-пе раз¬ви¬тия литературы ка¬бар¬дин¬цев до¬ми¬ни¬ро¬ва¬ла по¬эзия (Б. М. Па¬чев, Т. М. Бо¬ру¬ка¬ев, П. Д. Ше¬ки¬ха¬чев). В 1930-е годы поя¬ви¬лись пер¬вые про¬за¬ические и дра¬ма¬тические про¬из-ве¬де¬ния (З. А. Ак¬си¬ров, М. А. Афау¬нов, С. М. Ко¬жа¬ев, З. Б. Мак¬си¬дов, Дж. М. На¬ло¬ев). В середине XX века рас¬цвет пе¬ре¬жи¬ва¬ет ре¬во¬лю¬ци¬он¬но-пуб¬ли¬ци¬стическая и ли-рическая по¬эзия (А. П. Ке¬шо¬ков, Б. И. Куа¬шев, А. О. Шо¬ген¬цу¬ков, А. К. Шо¬ма¬хов, А. А. Хав¬па¬чев). В 1950-е годы современная про¬бле¬ма¬ти¬ка ос¬ваи¬ва¬лась в про¬из¬ве¬де¬ни¬ях мо¬ло-дых по¬этов Ф. Г. Бал¬ка¬ро¬вой и З. М. Тха¬га¬зи¬то¬ва.

В про¬зе середины XX века (Х. Хав¬па¬чев, А. О. Шо¬ген¬цу¬ков, Ке¬шо¬ков) пре¬об¬ла¬да¬ют рас-ска¬зы и очер¬ки; по¬яв¬ляют¬ся пер¬вая со¬ци¬аль¬но-пси¬хо¬ло¬гическая по¬весть («Ас¬лан» Х. И. Те¬уно¬ва, 1941 год), пер¬вый ка¬бардинский ро¬ман («Гор¬цы» А. Т. Шор¬та¬но¬ва, ч. 1-2, 1954-1975 годы). В этот же пе¬ри¬од ак¬тив¬но раз¬ви¬ва¬лась дра¬ма¬тур¬гия (З. Ак¬си¬ров, С. Х. Куш-хов, П. Т. Ми¬са¬ков, М. М. Ту¬ба¬ев, А. Шор¬та¬нов, А. Шо¬ма¬хов). С 1960-х годов в ка¬че¬ст¬ве ве¬ду¬ще¬го эпического жан¬ра ут¬вер¬дил¬ся ис¬то¬рический ро¬ман («Вер¬ши¬ны не спят» Ке¬шо-ко¬ва, кн. 1-2, 1960-1966 годы). Сре¬ди пи¬са¬те¬лей по¬след¬ней четверти XX века - про¬заи¬ки М. Эль¬берд, Т. Ады¬гов, Х. Беш¬то¬ков, С. Ма¬фед¬зев; дра¬ма¬тур¬ги Б. Ути¬жев, М. Кар¬мо¬ков; по¬эты Л. Губ¬жо¬ков, А. Би¬цу¬ев, Р. Ац¬ка¬нов.

Ли¬те¬ра¬ту¬ра чер¬ке¬сов раз¬ви¬ва¬ет¬ся с 1920-х годов, ко¬гда поя¬ви¬лись пер¬вая чер-кесская газета «Ады¬гэ псаукlэ» («Чер¬кес¬ская жизнь», с 1924 года), пер¬вые бу¬к¬ва¬ри, учеб-ни¬ки и кни¬ги на чер¬кесском языке; на¬ча¬лась за¬пись чер¬кесского фольк¬ло¬ра. Её ро¬до¬на-чаль¬ни¬ки - Х. К. Абу¬ков, М. П. Ды¬ше¬ков, С. Те¬ми¬ров, И. Ами¬ро¬ков, А. Тлю¬ня¬ев, К. Кар-да¬нов. В 1930-е годы раз¬ра¬ба¬ты¬ва¬лись главным образом про¬за¬ические жан¬ры - рас¬сказ, по¬весть, а так¬же ро¬ман («На бе¬ре¬гах Зе¬лен¬чу¬ка» Абу¬ко¬ва, 1930 год, - пер¬вый чер-кесский ро¬ман; «За¬ре¬во» Ды¬ше¬ко¬ва, 1934 год).

Ста¬нов¬ле¬ние по¬эзии оз¬на¬ме¬но¬ва¬но вы¬хо¬дом кол¬лек¬тив¬но¬го сборника «Сти¬хи мо¬ло¬дых по¬этов Чер¬ке¬сии» (1939 год; уча¬ст¬ни¬ки - М. Х. Ах¬ме¬тов, Х. Х. Га¬шо¬ков, А. Ох¬тов, М. Ох-тов, К. Уне¬жев). В 1960-е годы де¬бю¬ти¬ро¬ва¬ли по¬эты А. Хан¬фе¬нов, В. Аби¬тов, А. Аков, Р. Ха¬хан¬ду¬ков и др. С вы¬хо¬дом в свет 1-й книги ис¬то¬рической три¬ло¬гии «Отец и сын» Га-шо¬ко¬ва (1959-1968 годы) на¬чал¬ся но¬вый этап в раз¬ви¬тии чер¬кесской про¬зы: ис¬то-рические те¬мы пре¬тво¬ре¬ны в три¬ло¬гии «Фа¬ти¬мат» Ц. Ко¬хо¬вой (1963-1970 годы), ро¬ма¬нах В. Аби¬то¬ва, М. Ах¬ме¬то¬ва, Х. Бра¬то¬ва («Же¬сто¬кость», 1994 год), Ф. Ха¬бе¬ки¬ро¬вой. (Источник: БРЭ)

На кабардино-черкесском языке писал ряд кабардинских и черкесских писателей и поэтов, наиболее популярными из которых стали:

Кабардинские литераторы

• Балкарова, Фоусат Гузеровна (1932—2009)

• Бештоков, Хабас Карнеевич (1943)

• Кешоков, Алим Пшемахович (1914—2001)

• Куашев, Бетал Ибрагимович (1920—1957)

• Пачев, Бекмурза Машевич (1854—1936)

• Сокуров, Мусарби Гисович (1929—1990)

• Теунов, Хачим Исхакович (1912—1983)

• Тхагазитов, Зубер Мухамедович (1934)

• Шогенцуков, Адам Огурлиевич (1916—1995)

• Шогенцуков, Али Асхадович (1900—1941)

• Шомахов, Амирхан Камизович (1910—1988)

• Шортанов, Аскерби Тахирович (1916—1985)

Черкесские литераторы

• Абитов, Владимир Кадырович (1937)

• Абитов, Хизир Яхьяевич (Хезир Яхьяевич) (1941)

• Абуков, Халид Кучукович (1900—1937)

• Ахметов, Мухадин Худович (1917)

• Бекизова, Лейла Абубекировна (1929)

• Братов, Габас Мухамедович (1930—2002)

• Гашоков, Хусин Ханахович (1913—1983)

• Дышеков, Магомет Пшиканович (1902—1942)

• Кохова, Цуца Меджидовна (1920—2000)

• Ханфенов, Алим Мазанович (1922)

На кабардино-черкесском языке выходят книги и газеты («Адыгэ псалъэ», «Черкес хэку» и др.)

Кабардинские сказки

1. Охотник и ханская дочь

Жил в одном селении молодой охотник. Была у него старая мать. Охотник всегда возвращался домой с добычей. Тем они с матерью и кормились. Однажды он провёл в горах целый день, но не встретил никакой дичи. «Видно, вернусь я сегодня с пустыми руками», — подумал он. И вдруг увидел на скале огромного орла. Прицелился, и тогда орёл заговорил:

— Пощади меня, человек. Придёт время — я тебе пригожусь. Вот перо из моего хвоста. Будет худо — сожги его, и я к тебе прилечу.

Охотник спрятал перо и пошёл дальше. Скоро ему попалась дикая коза. Охотник прицелился. И тогда коза заговорила:

— Не убивай меня, человек. Придёт пора — я тебе пригожусь. Вот шерстинка из моей бороды. Будет надо — сожги её, и я перед тобой появлюсь.

Охотник спрятал шерстинку и пошёл дальше. Стемнело. Ему пришлось переночевать в лесу на дереве. На рассвете он проснулся от голода и спустился к морю. «Хоть рыбу поймать, хоть что-нибудь поесть!» — подумал он. На крючок попалась золотая рыбка. Она сказала:

— Отпусти меня в море, человек. Придёт время — я тебе отслужу. Вот моя золотая чешуйка. Будет трудно — сожги её, и я к тебе приплыву.

Охотник спрятал чешуйку и пошёл дальше. Вскоре на берегу он увидел рыжую лисицу. Он прицелился. Тогда лисица заговорила:

— Не стреляй в меня, человек. Придёт пора — я тебя выручу. Вот шерстинка из моего хвоста. Будет трудно — сожги её, и я к тебе прибегу.

Охотник спрятал шерстинку и пошёл дальше по берегу моря. Но больше он никого не встретил и добрёл до незнакомого города. Он зашёл в самый крайний маленький домик. Там сидела древняя старушка.

— Мать, не дадите ли чего-нибудь поесть? — спросил охотник.

— Ах, сынок, я сама второй день сижу без хлеба, — ответила она.

Тогда охотник вынул золотой, старушка пошла на базар за едой. Вскоре она вернулась, и они на славу поели. Охотник спрашивает:

— Расскажите, мать: что говорят у вас в городе, какие новости?

— Ах, дорогой гость, и не спрашивай. Хороших новостей у нас нет, а плохие не хочу рассказывать, — отвечает старушка. — Большое горе в нашем городе.

Охотник говорит:

— Если горе, надо рассказать, — может быть, я помогу вашему городу.

— Что ж, слушай, — говорит старушка. — Нашим городом правит хан. У него есть красавица дочь. А у дочери есть необыкновенная подзорная труба. В эту трубу она видит всё, что ни есть на земле, в небе и под водой. Никто не может от неё спрятаться. А красавица объявила, что выйдет замуж за того, кто сумеет так спрятаться, что она не найдёт. Прятаться можно три раза. Кого она трижды найдёт, тому отрубают голову. Вот уже девяносто девять джигитов нашли свой конец. Весь наш город в трауре, почти в каждом доме слёзы, погибли и двое моих сыновей, двое силачей и красавцев, двое моих кормильцев. Девяносто девять прятались, а ты, наверное, будешь сотым.

— Да, я буду сотым, — говорит охотник. — Хочу попытать счастья, пойду в ханcкий дворец.

И он отправился в ханский дворец. Там он увидел красавицу, дочь хана, окружённую слугами.

— Пришёл сотый! — сказала красавица в ответ на приветствие охотника. — Скоро сотая голова полетит с плеч!

— Голова моя останется на плечах, а ты станешь моей женой, — усмехнулся охотник.

— Какой ты смелый! — сказала красавица. — Что ж, тогда давай скорей начнём игру! Будешь прятаться три раза.

— Я согласен, если разрешишь прятаться четыре раза, — сказал охотник. Он подумал о четырёх своих помощниках.

— Четыре так четыре, всё равно твоя голова на волоске, — усмехнулась ханская дочь. — Иди, прячься, у тебя есть ночь. Утром начну искать.

Охотник вышел из дворца, вышел из города, пошёл в степь. Вынул перо орла, сжёг его. Появился орёл.

— Послужи мне, орёл, пришло время, пришла беда, — говорит охотник. — Спрячь меня, орёл, спрячь так, чтобы ни в какую подзорную трубу ханская дочь меня не заметила.

Орёл схватил охотника крепкими лапами, поднял в небеса, унёс за облака, к далёким синим скалам, к своему гнезду. Он опустил охотника в гнездо, сам сел на гнездо, прикрыл своим телом. Казалось, никто охотника не увидит.

Утром ханская дочь начала искать охотника. Сначала она осмотрела всю землю, но ничего не нашла. Тогда она подняла свою подзорную трубу и начала осматривать небеса. И вот далеко за облаками увидела синие скалы, а в скалах орлиное гнездо. В нём сидел орёл. Она внимательно осмотрела орла и увидела возле крыла несколько шерстинок от папахи охотника.

— Нашла! Нашла! — радостно закричала красавица. — Хорошо он спрятался, а я нашла!

Вечером охотник вернулся во дворец. Он был уверен, что выиграл. Но ханская дочь сказала:

— Ты был в синих скалах, сидел в орлином гнезде. Орёл прикрыл тебя своим телом, своими крыльями, и всё-таки я тебя заметила! Нет, от моей подзорной трубы не уйдёшь! Она видит всё, что ни есть на земле, в небе и под водой.

Охотник пошёл прятаться второй раз. Он сжёг шерстинку козы, и перед ним появилась коза.

— Послужи мне, коза, пришла твоя пора, пришла моя беда, — говорит охотник. — Выручай меня, спрячь меня, спрячь так, чтобы ханская дочь не нашла, в трубу свою волшебную не увидела.

Коза посадила охотника на себя и понесла его на край света. Там, на самом краю, за скалой, в ямке спрятала она охотника и прикрыла своим телом.

Утром ханская дочь начала искать охотника. Долго она оглядывала землю и вот на самом краю света за скалой увидела козу, а из-под козы торчал уголок бешмета.

— Нашла! Нашла! — обрадовалась красавица. — Это его бешмет! Два раза я выиграла!

Вечером охотник вернулся во дворец. Ханская дочь говорит:

— Ты прятался на самом краю света, за скалой, тебя прикрывала коза. Далеко ты прячешься, но от меня тебе не уйти.

Охотник пошёл прятаться в третий раз. Он пришёл к морю, сжёг золотую чешуйку, и перед ним появилась рыбка.

— Послужи мне, золотая рыбка, спаси меня, мудрая рыбка, — говорит охотник. — Дважды я прятался, и дважды меня находила злая ханская дочь. Она радуется, что дважды выиграла, что скоро отрубит мне голову.

— Я хорошо тебя спрячу, охотник, — говорит рыбка. — Ты будешь сидеть в брюхе огромной щуки.

Она кликнула щуку, та приплыла и разинула огромную пасть. Охотник шагнул в пасть и оказался у щуки в брюхе. Щука уплыла в море.

Утром ханская дочь начала искать охотника. Она осмотрела всю землю, потом все небеса. Нигде ничего не заметила.

— Не прячется же он на дне моря! — сердито сказала красавица.

— А ты не сердись, — посоветовала мать, — может быть, он и в море. Осмотри спокойно всё море.

Красавица стала осматривать море. Увидела огромную щуку. Прожорливая щука как раз в этот миг раскрыла пасть, чтобы схватить добычу. Красавица заглянула в пасть и в брюхе у щуки увидела охотника.

— Опять нашла! — радостно закричала она.

Вечером охотник вернулся во дворец. Ханская дочь говорит:

— На этот раз ты сидел в брюхе огромной щуки, которая плавает в синем море. Ты прячешься лучше всех, и всё равно три раза я выиграла. Твоя голова на волоске. Завтра её отрубят! Иди, прячься в последний раз, такой уж у нас был уговор.

Совсем опечалился охотник. Идёт, голову повесил. Он сжёг шерстинку лисицы. Появилась лисица.

— Спаси меня, мудрая лисица, спрячь от ханской дочери, от её волшебной подзорной трубы, — попросил охотник. — Ханская дочь радуется, говорит, что моя голова на волоске, я прячусь в последний раз. Спрячь меня так далеко, чтобы злая красавица не нашла.

— Не надо прятаться далеко, чтобы спрятаться хорошо, — сказала лисица. — Спи здесь, в кустах, я всё сделаю.

Охотник лёг спать. Лисица тут же начала рыть подземный ход. К утру она прорыла его до ханского дворца, до той самой комнаты, из которой красавица осматривала мир в свою подзорную трубу. Потом лисица разбудила охотника и приказала ползти по подземному ходу. Они оказались прямо под ногами ханской дочери, они слышали каждый её шаг, каждое её слово. А она осмотрела всю землю, все небеса, всё море, но нигде не смогла найти охотника, она смотрела в самую далёкую даль и нигде ничего не заметила. Не могла она догадаться, что охотник сидит у неё под ногами. День кончился. Красавица в сердцах бросила трубу на пол.

— В первый раз ты мне изменила! — крикнула она.

Охотник прополз по подземному ходу за город и пришёл во дворец.

— На этот раз ты так спрятался, что и сам шайтан тебя бы не отыскал! — сердито проговорила ханская дочь.

— Значит, я выиграл? — спросил охотник.

— Нет, подожди, дай мне поискать ещё один день. Не может быть, чтобы моя труба отказала!

Охотник согласился. И всё повторилось снова. Красавица разбила трубу вдребезги. Вечером, когда охотник пришёл во дворец, она сказала:

— Ты победил. Я согласна стать твоей женой.

На другой день праздновали свадьбу. Весь город был рад победе охотника.

— Больше не будут гибнуть наши сыновья, — говорили люди.

Весь город праздновал избавление от злой напасти.

И я на том пиру был, халву ел, мёд-бузу пил, а когда хан гостей награждал, и мне достался кинжал, да абреки (разбойники) его на дороге в лесу отобрали.

2. Ленивый Шадула

Не то в нашем ауле, не то в соседнем жил-был бедняк Шадула, по прозванию Лентяй. С утра до вечера он лежал на солнышке да ещё старался пореже с боку на бок поворачиваться. Ничего у него не было, всё время голодал он. Наконец надоело ему голодать. Так надоело, что решил он пойти к мудрецу — узнать, отчего он такой бедный и как ему разбогатеть.

Едва стало светать, пустился Шадула в путь — бежит, да так быстро, что сыромятные чувяки с ног падают.

Вдруг навстречу ему Волк. Огромный старый Волк, да такой худой — кажется, что рёбра вот-вот прорвут шкуру и вылезут наружу.

— Куда бежишь, отчего так спешишь? — спрашивает его Волк.

Рассказал Шадула, почему так спешит. Волк и говорит:

— Сделай милость, Шадула, спроси мудреца, не сможет ли он и моей беде помочь. Сколько я ни ем, никогда не наедаюсь — видишь, как отощал!

Шадула обещал ему помочь и пустился со всех ног дальше. Бежал, бежал, притомился. Глядь — у дороги огромная яблоня, а на ней видимо-невидимо яблок, спелых да красных. Наклонил он ветку, сорвал яблоко, надкусил да как бросит:

— Тьфу, какая горечь!

Вдруг заговорила яблоня человечьим голосом:

— Каково мне, Шадула, это терпеть? Вот так всякий путник: отведает моё яблоко и бранится. Сделай милость, спроси мудреца, нельзя ли мои яблоки сделать сладкими?

Обещал Шадула помочь яблоне и побежал дальше. Бежал, бежал он, и захотелось ему пить. А тут, на счастье, увидал он речку. Припал к воде, пьёт.

Вода в речке холодная, прозрачная. И видит Шадула на дне большущую Рыбу. Лежит она, смотрит на Шадулу, а рот у неё разинут...

Вдруг Рыба поднялась со дна, высунула из воды голову и спрашивает:

— Куда ты идёшь, Шадула?

Рассказал он, куда путь держит, а Рыба и говорит:

— Сделай милость, узнай у мудреца, нельзя ли помочь мне: вот уж двадцать лет я не могу закрыть рот, совсем пропадаю!

— Ладно, спрошу, — обещал Шадула и пустился дальше.

Прибежал он наконец к мудрецу. Сидит мудрец, читает огромную книгу.

— Зачем пришёл, Шадула? — спросил мудрец. Рассказал Шадула, какая у него беда.

Раскрыл мудрец огромную книгу. А в ней написано, кого какая судьба ожидает.

— Ты не богатеешь потому, что ленишься, — прочитал мудрец. — Ведь недаром говорят: «Тот, кто работает, без доли не бывает». Если ты станешь работать, будешь богаче всех.

— По дороге я встретил Волка, и он просил узнать у тебя, отчего он совсем отощал, как ему поправиться, — спросил Шадула мудреца.

— Он вылечится, если съест лентяя, — ответил мудрец.

— Когда я шёл к тебе, видел я одну яблоню. Она просила узнать, почему у неё яблоки такие горькие?

— Яблоки горькие потому, что под этой яблоней зарыт кувшин с золотом. Если кто-нибудь выкопает этот кувшин, вкуснее тех яблок не будет на целом свете!

— Чуть не забыл я спросить ещё вот о чём, — сказал Шадула. — Когда я шёл к тебе, одна Рыба просила узнать, отчего она не может рот закрыть?

— У неё во рту застрял кусочек золота, и, если вынуть его, рот закроется, — сказал мудрец.

Поблагодарил Шадула мудреца за советы и пустился в обратный путь.

Первой его встретила Рыба.

— Что посоветовал мне мудрец? — спросила Рыба.

— У тебя во рту застрял кусочек золота. Если его вытащить, рот и закроется, — сказал Шадула.

— Ах, добрый Шадула, вытащи кусочек золота- оно тебе пригодится! — взмолилась Рыба.

— Нет, мудрец сказал, что я и без этого разбогатею, — отказался ленивый Шадула.

Пошёл он дальше, и встретилась ему яблоня.

— Что посоветовал мне мудрец? — спросила она.

— Он сказал, что под твоими корнями зарыт кувшин с золотом. Если кто-нибудь выкопает этот кувшин, вкуснее твоих яблок не будет на целом свете.

— Пожалуйста, выкопай кувшин — он пригодится тебе! — попросила яблоня.

— Нет, мудрец сказал, что я без этого разбогатею, — отказался ленивый Шадула.

Пошёл он дальше, и встретился ему Волк.

— Ты спросил обо мне у мудреца?

— Спросил. Он сказал, что ты вылечишься, съев лентяя, — ответил Шадула.

Стал Волк спрашивать, кого ещё видел Шадула. Рассказал ему Шадула всё по порядку: как встретил он яблоню и Рыбу; как мудрец посоветовал выкопать кувшин с золотом из-под яблони и вытащить кусок золота из горла Рыбы.

— Сделал ли ты это? — спросил Волк.

— Зачем же, — ответил Шадула, — я и без этого стану богатым!

— А как же ты разбогатеешь, что сказал тебе мудрец? — опять спросил Волк.

— Мудрец сказал, что я должен работать! — ответил ленивый Шадула.

— Я вижу, другого такого лентяя мне не найти, — сказал Волк и проглотил Шадулу.

3. Малыш и великан

У бедной старушки было три сына. Были они так малы, что никто никогда таких маленьких людей и не видел. Старший сын был ростом в три вершка, средний сын — в два вершка, а младший — всего в один вершок. Младшего они звали Малыш.

Каждый день братья ходили на заработки, где-нибудь батрачили — надо же было зарабатывать на хлеб для себя и для старой матери. Однажды братьям очень повезло, они заработали так много, как никогда: привели домой трёх козлов и привезли три огромных каравая хлеба!

— О, какие мы стали богатые! — сказала старушка мать.

— Мы станем ещё богаче! — ответил старший брат. — Надо поровну разделить наш заработок и ещё пойти попытать счастья.

— Что ж, давайте разделим, — сказал средний брат.

Они разделили своё богатство. Каждому достался козёл и каравай хлеба. Старший брат говорит:

— Я пойду первым.

Он взял козла и хлеб и пошёл по большой дороге. Во всех аулах он спрашивал, не нужен ли работник, но нигде его не наняли. Он вышел в огромное поле и увидел великана. Тот пахал землю. Старший брат подошёл к нему, поздоровался и спрашивает:

— Скажи, великан: не нужен ли тебе работник?

Великан оглядел его, потом посмотрел на козла, на хлеб и говорит:

— Как раз такой работник, как ты, мне и нужен. Нанимайся на год. Дам сундучок золота.

Старший брат обрадовался и говорит:

— Я сейчас же готов приступить к работе. Что надо делать?

— О, дело я тебе найду. Вон видишь, под горой моя сакля? Иди туда, разожги огонь, поджарь своего козла, нарежь хлеб. Вместе поужинаем.

Старший брат пришёл в саклю, приготовил ужин. Разделил его на две части. На закате вернулся с поля великан. Он хотел сесть за стол, но в сакле не на что было сесть. Великан говорит:

— Поищи во дворе что-нибудь, на чём я мог бы сидеть. Но смотри, это сиденье должно быть не из камня, не из земли и не из дерева!

Старший брат вышел из сакли и огляделся. Он не увидел ничего такого, что было бы не из камня, не из земли и не из дерева. Долго работник ходил по двору, а когда вернулся в саклю, весь ужин был съеден.

— Где же моя доля? — спросил он.

— Да, правда, где же твоя доля? — усмехнулся великан. — Видно, я и не заметил, как съел её, очень уж хотелось есть... Я съел твою долю и не наелся. Придётся тебя съесть на закуску! — С этими словами он схватил своего нового работника и проглотил.

Братья не дождались старшего. И тогда средний сказал:

— Теперь моя очередь пойти попытать счастья.

Он взял козла, каравай хлеба и пошёл по той же дороге. Нанялся в работники к тому же великану, и так же, как старшего брата, его проглотил великан.

Пришла очередь Малыша. И он нанялся в работники к этому великану, и ему великан приказал приготовить ужин. Малыш поджарил козла, нарезал хлеба, разделил ужин пополам. Потом он вырыл ямку у стены сакли и прикрыл её хворостом и травой. На закате вернулся с поля великан.

— Ну, приготовил ужин? — спросил он.

— Да, приготовил, — ответил Малыш.

— Тогда поищи во дворе что-нибудь, на чём я мог бы сидеть. Видишь, стол у меня есть, а лавки нет. Но смотри, сиденье должно быть не из камня, не из земли и не из дерева!

Малыш огляделся и быстро сообразил, что делать. Он втащил в саклю железный плуг великана.

— Садись, вот тебе железное сиденье! — крикнул он.

Великан удивился смекалке Малыша. Они начали есть. Великан быстро пожирает свою долю мяса и хлеба. Малышу столько не съесть, он незаметно бросает куски в ямку. Великан видит, что еда у них уменьшается одинаково, и ещё больше удивляется новому работнику. «Какой прожорливый попался!» — думает он. Не успел великан доесть свою долю, а у Малыша уже нет ничего.

— Дай мне кусочек, я всё съел и не наелся, — говорит Малыш.

— Хватит, ты и так слишком много съел! — отвечает великан.

— Разве много? — смеётся Малыш. — Да я и тебя могу съесть на закуску!

Великан поверил и притих.

На другой день они вместе пошли в ноле пахать. Малыш только делал вид, что работает, — пахал один великан, а работник его лишь покрякивал да покрикивал. Вечером есть было нечего, великан лёг спать голодный, а Малыш ночью тихонько съел то, что припрятал в ямке.

На третий день великан понял, что с этим работником ему не сладить.

— Что делать? — спросил он жену. — Надо от него как-то избавиться. Наш новый работник не только необыкновенный силач и обжора, но он ещё и невиданный хитрец. Давай сегодня ночью придавим его огромным камнем.

Малыш, конечно, слышал все эти слова -он тихо сидел в своей яме.

Великан и великанша ушли в горы за камнем. Малыш тем временем приготовил связку камыша, положил её на свою постель и прикрыл одеялом, а сам спрятался в яму. Великан с великаншей притащили целую скалу.

— Вот хорошо, наш работник уже спит, — сказал великан.

Они с великаншей опустили скалу на постель Малыша. Камыш затрещал.

— Захрустели его косточки! — засмеялась великанша.

— Вот мы и избавились от этого работника! — сказал великан.

Они легли спать. Малыш тоже заснул в своей яме. Утром он встал раньше своих хозяев, разбудил их и начал над ними посмеиваться:

— Глупые великаны, вы решили, что вы сильнее меня! Я видел, как вы этот камешек еле-еле тащили вдвоём! А для меня он как муха! Я решил его не сбрасывать и спокойно под ним проспал всю ночь.

Малыш рассмеялся и вышел из сакли.

— Нам с ним не справиться. Нам его не одолеть, — сказал великан.

— Надо с ним расплатиться и отправить домой, — сказала великанша.

— Правильно! — согласился великан. Он позвал Малыша и сказал:

— Ты хорошо поработал. Даже очень хорошо. Ты заработал не сундучок, а целый сундук золота. Вот он, бери и скорей иди домой. — И великан поставил перед Малышом тяжёлый сундук, полный золота.

Малыш опять рассмеялся:

— Ты хочешь, чтобы я поскорей ушёл, а ещё заставляешь меня нести какой-то сундучок. Сам его и неси. Я на тебя поработал, теперь ты немножко поработай на меня!

Великан удивился, не нашёл, что ответить, взвалил на плечи сундук и двинулся в путь.

— Ты, наверное, не знаешь, куда идти, так я буду сидеть на твоём сундуке и показывать дорогу.

Малыш вскарабкался на сундук, и великан пошёл по дороге. Вскоре они встретили грушевое дерево со спелыми грушами. Великан остановился, пригнул дерево и стал срывать с макушки самые вкусные груши. Малыш пересел на ветку, тоже дотянулся до груши и начал её есть. Вскоре великан наелся и отпустил дерево.

Малыш полетел через дерево, там пробегала лисица. Малыш упал ей на шею и схватился за уши. Лисица выбежала под ноги к великану. Малыш закричал:

— Смотри, великан, пока ты ел груши, я увидел лисицу, перелетел через дерево и поймал её. Видишь, какой я ловкий! Однако лисица мне не нужна, пусть бегает! — Малыш спрыгнул с лисицы и вскарабкался на сундук.

Великан шёл и размышлял: «О, какой ловкий парень! Он куда опасней, чем я думал! Как хорошо, что я с ним расстаюсь, как хорошо, что я провожаю его домой!»

Недалеко от дома Малыш остановил великана:

— Посиди тут немного, а я пойду скажу матери, чтобы приготовила нам ужин.

Вскоре он вернулся, и они вместе вошли в дом Малыша. Великан поставил сундук и сел у дверей. Малыш говорит:

— Мама, я пришёл с гостем, дай ему что-нибудь поесть.

Мать оглядела гостя и говорит:

— Что ж ему дать? Своих собратьев он, наверное, не ест, а ты, когда уходил на заработки, оставил мне лишь убитого великана.

Великан встрепенулся и спрашивает:

— А вы что же, едите великанов?

— О, мы их очень любим, — ответила мать.

— Да, мы вас любим! — громко сказал малыш. — Мясо у вас вкусное!

Великан вскочил.

— Мама, — продолжил Малыш, — может быть, мы этого съедим? Давай-ка съедим его, как он однажды съел моих братьев! — С этими словами Малыш шагнул к великану.

Великан вышиб дверь и бросился бежать без оглядки. Малыш с матерью посмеялись ему вслед. Им только этого было и нужно. У них остался сундук золота, и жили они с тех пор припеваючи.

4. Трудовые деньги

Жил-был один крестьянин. От зари до зари трудился он в поле — очищал его от камней, сеял кукурузу, выхаживал ее.

Нелегко было ему работать, никто ему не помогал.

Был у того крестьянина сын, лентяй — второго такого на всем свете не сыскать! Отец выходил в поле задолго до зари и возвращался, когда совсем стемнеет, а сын с утра до вечера бездельничал.

А к отцу тем временем старость подкралась, стали убывать его силы. Хоть и мог он заставить сына работать на своем поле, но решил отдать его в батраки.

Отвез крестьянин сына в соседний аул батрачить за один золотой в год.

Удивился хозяин, почему старик крестьянин запросил за своего сына такую малую плату.

«Видно, он богач, — подумал хозяин, — неспроста этот человек отдал мне своего сына. Чтобы не обидеть старика, я не буду заставлять работать этого парня».

А лентяю только того и надо. Живет лентяй в свое удовольствие — поздно встает, ест лучшие куски, наряжается да веселится.

Когда прошел год, хозяин дал лентяю золотой и с почетом проводил его.

Пришел лентяй домой.

— Как тебе жилось-работалось, сынок? — спрашивает отец.

— С утра до вечера трудился я не покладая рук. Хозяин остался доволен мною.

Протянул сын золотой, а отец взял деньги и, даже не взглянув, бросил в огонь.

Ни слова не сказал лентяй. Не удивился, отчего это отец вдруг стал деньги в огонь бросать. Повернулся и пошел себе спать. Подумаешь, деньги — один золотой!

Понял отец, что ничему не научился его сын, и решил отдать его к другому хозяину. Отвез он сына в другой аул.

Новый хозяин, как и первый, решил, что неспроста старик отдай своего сына в работники. И тоже не заставлял лентяя работать.

И снова незаметно пролетел год. Опять лентяй получил золотой.

Приходит он к отцу.

— Ну как, сынок, тебе работалось?

— Работал я от зари до зари. Вот мой заработок, — ответил сын.

— Дай-ка его сюда!

Протянул сын золотой, и снова отец взял деньги и, даже не взглянув, бросил в огонь. И опять ни слова не сказал лентяй. Даже не спросил, почему это отец деньги в огонь бросает. Повернулся и пошел себе спать. Подумаешь, деньги-один золотой!

Видит отец, что напрасно прошли два года.

Решил он в третий раз отдать сына в работники. Отвез его в самый дальний аул, выбрал бедного крестьянина. В доме у него было много едоков да мало работников.

— Вижу я, трудно тебе живется, — говорит старик отец бедняку, — нет у тебя помощников. Оставляю тебе на год своего сына: научи его работать как следует, а платы с тебя никакой не надо!

Новый хозяин с первого же дня заставлял лентяя работать наравне с собою.

Вставали они чуть свет, работали без передыху и заканчивали, когда все звезды на небе зажгутся.

Медленно потянулись дни, каждый казался лентяю таким длинным! Трудно было ему с непривычки: пот катился градом по его лицу, а хозяин не разрешал утереться.

Не взвидел лентяй белого света, а потом стал привыкать к работе и вскоре уже не мог без дела сидеть. И снова быстро побежало время.

Кончился год.

Теперь парень уже не был похож на прежнего лентяя: нарядная одежда его поизносилась, на руках появились мозоли.

Пришла пора отправляться домой.

На прощанье хозяин и говорит ему:

— Твой отец не просил с меня никакой платы, но ты хорошо потрудился! Вот тебе два золотых — купишь себе новый бешмет.

Приходит сын к отцу.

— Ну как, сынок, тебе работалось?

— Хорошо работалось.

— А заплатил ли тебе хозяин за твои труды? Протянул сын отцу два золотых, а тот даже не взглянул на них — в огонь бросил.

Не выдержал тут сын, закричал, стал голыми руками раскаленные угли разгребать.

— Как же можно трудовые деньги в огонь бросать!

5. Куйцук и великаны

В давние времена поселились рядом с одним селением разбойники-великаны.

Были те великаны очень глупые, но такие сильные, что одним ударом могли убить и всадника, и коня. Не стало житья людям: нападали велика¬ны на село, забирали скот и лошадей, уводили девушек. Решили люди сразиться с великанами. Созвал князь богатырей и выступил в поход.

К вечеру вернулся в село израненный князь и сказал:

- Мы честно бились с врагами, но не смогли одолеть их. Загрустили жители - решили, что нет им спасения.

Вдруг в середину круга вышел Куйцук, сын бедной вдовы, и, оглядев народ, сказал:

- Что ж, если князь не может победить врагов, придётся мне взяться за дело. Не пройдёт и недели, как я прогоню их!

- Эй, несчастный оборванец, убирайся отсюда со своими глупыми шутками! Разве справишься ты с великанами, которых не смог одолеть князь! - закричали люди.

Ни слова не сказал больше Куйцук и отправился домой. Долго смея¬лись ему вслед слуги князя. Пришёл Куйцук домой и говорит матери:

- Задумал я пойти в поход. Нужен мне к утру мешок муки и круг сыра.

Проснулся Куйцук утром, а у матери уже всё готово. Взял он муку и сыр и отправился в путь. Подошёл Куйцук к реке, смотрит - по другому берегу расхаживает великан.

- Эй, великан! - крикнул Куйцук. - Перенеси меня через реку.

- Перенесу, если ты сильнее меня, - отвечает великан.

Поднял великан огромный камень, сжал его в кулаке, и посыпались крошки. Взял другой камень, сжал его - потекла вода. Настала очередь Куйцука. Поднял он мешок с мукою, стал его трясти, и скоро его окута¬ло облако мучной пыли. А глупый великан подумал, что это камень пре¬вратился в пыль. Потом Куйцук взял круг сыра и сжал его в руке - потек¬ла сыворотка. Стал Куйцук есть сыр, а сам приговаривает:

- Можешь ли ты есть камни? Если можешь, значит, ты сильнее меня! Признал великан, что Куйцук сильнее, а сам решил: «Донесу его до середины реки и утоплю».

Понял Куйцук, что тот задумал недоброе, взял шило и стал колоть им великана. Тот взвыл от боли.

- Не вой,- сказал Куйцук, - подожди, дойдём до середины реки - то ли ещё будет. Великан испугался и быстро перешёл реку. Выбравшись на берег, Куйцук велел отнести его в дом к великанам.

И снова уколол великана шилом. Изо всех сил помчался тот к дому. Только вошёл, не успел ещё отдышаться, как вернулись из набега другие великаны. Увидели они Куйцука, услышали от своего друга о его неви¬данной силе, удивились, да делать нечего.

- Пусть будет гостем, а потом решим, как быть дальше,- сказали ве¬ликаны.Куйцук велел великанам заколоть трёх самых больших быков. Один должен быть готов к ужину, другой будет на завтрак, а третий - к обеду. Побрели великаны выполнять приказание, а Куйцук тем временем вырыл под столом яму и прикрыл её ковром.

Когда пришла пора ужинать, принесли ему целого быка. Не успели великаны опомниться - глядь, а на столе у Куйцука уж ничего нет. Испу¬гались великаны.- Если он проживёт у нас ещё три дня, то съест весь наш скот! - ска¬зали они. И захотели избавиться от Куйцука. Собрали они на берегу ре¬ки самые крупные камни, и решили, когда наступит ночь, побросать их через трубу в дом, чтобы завалить Куйцука.

Но Куйцук понял, что великаны задумали что-то плохое. Забрался он на чердак и просидел там до утра. А великаны завалили весь дом камня¬ми и спокойно уснули.

Утром проснулись великаны и ахнули: стоит Куйцук у дверей цел и невредим.

Поняли великаны, что им не сладить с Куйцуком и взмолились:

- Возьми все наши богатства - золото, серебро, меха, скот, - только уходи!

- Весь скот, который вы угнали, вернёте хозяевам, - отвечал им Куй-цук. - А золото и серебро я нагружу на одного из вас, на другого сяду сам, и вы отнесёте меня в моё село.

Великаны всё так и сделали, а когда переправились они через речку, Куйцук сказал:- Путь был не близкий. Пойдёмте ко мне в дом, отдохнёте, поедите. Подошли они к дому, Куйцук и говорит: «Постойте тут». А сам пошёл к матери и шепчет ей: «Залезь на чердак и, когда я сяду с гостями за стол, крикни: «Ах, сынок, от великанов не осталось ничего, кроме костей!»

Привёл Куйцук великанов в дом, усадил за стол и велел подождать: сейчас, мол, мать обед соберёт. А мать уже залезла на чердак и кричит оттуда:

- Ах, сынок, от великанов не осталось ничего, кроме костей! Испугались великаны:

- А что, разве вы едите великанов?

- Это наша самая любимая еда, - отвечал Куйцук. Переглянулись великаны, да как побегут прочь из дома Куйцука!

И стал народ жить с тех пор спокойно - забыли великаны дорогу в то село.

6. Три брата

Жил-был на свете старый князь. Было у него три сына.

Однажды князь занемог и почувствовал, что больше ему не подняться. Позвал он своих сыновей:

- Дети мои, осталось мне жить недолго. Обещайте исполнить моё желание. Как умру я, похороните меня и три ночи подряд охраняйте мою могилу. В первую ночь пусть караулит старший, во вторую ночь - средний, а на третью - младший.

Поклялись сыновья выполнить заветы отца.

Вскоре старый князь умер. Похоронили сыновья его и вернулись домой.

Наступила первая ночь. Надо было старшему брату на кладбище идти - караулить могилу, как завещал отец. А старший брат не собирается туда идти - наряжается на пир. Видит младший брат, что старший нарушает наказ отца, и спрашивает:

- Разве не пойдёшь ты, старший из нас, охранять могилу?

И услышал в ответ:

- Иди карауль, если хочешь, а я не пойду.

Решил младший брат сам отправиться на кладбище в первую ночь. Оседлал он коня, взял отцову саблю и поехал.

Приехал на кладбище, спешился, отпустил коня, а сам спрятался в кустах у могилы. Долго сидел он, уже стало его клонить в сон, как вдруг поднялась буря, и перед могилой остановился красный всадник на гнедом коне. Искры вылетали из ноздрей коня и опаляли всё вокруг. Заговорил всадник громовым голосом:

- Теперь, старый князь, тебе не уйти от меня! Всю жизнь ты не давал мне покоя, и я не дам тебе покоя!

С этими словами сошёл он с коня, но в тот же миг выскочил из кустов младший брат.

- Пока я жив, ты не осквернишь могилу моего отца! - воскликнул он и обнажил саблю.

Началась битва. Долго сражались они, и победил младший сын князя. Снял он с поверженного врага оружие, взял его коня и на рассвете возвратился домой.

А старшие братья так и не узнали, что их младший брат был на кладбище. Они веселились в соседнем ауле.

Настал второй вечер, и снова спросил младший брат:

- Кто пойдёт караулить нынче ночью? Старшие братья только рассмеялись в ответ:

- Ты у нас самый храбрый, ты и карауль! А мы повеселиться хотим.

Ничего не сказал им младший брат, а когда они ушли, он снарядился, сел на коня и поехал на кладбище.

Когда настала полночь, появился белый всадник на белом коне.

Долго бился с ним младший брат и наконец одолел врага. Взял юноша белого коня и оружие, спрятал всё и вернулся домой. И в этот раз старшие братья не узнали о том, что младший был на кладбище.

На третий день младший брат уже ничего не сказал братьям. Дождался, когда они уйдут, и снова отправился на кладбище.

На этот раз в полночь прискакал чёрный всадник на вороном коне. Сын князя победил и его.

Так никто и не узнал о том, что младший сын князя одолел трёх врагов. Никто не ведал, где спрятал он свою добычу - трёх чудесных коней и оружие.

Скоро сказка сказывается - ещё быстрее летит быстротечное время. Разнеслась по Кабарде весть, что богатый князь отдаёт замуж свою красавицу дочь. Старшие братья и говорят между собой:

- Поедем, попытаем счастья. А этот негодник пусть караулит дом.

- Дорогие братья, возьмите и меня с собою! - взмолился младший брат.

- У тебя молоко на губах ещё не обсохло. Рано тебе выходить со двора, - ответили старшие.

На другой день рано утром поднялись старшие братья и отправились в путь. Только выехали они за ворота, младший вывел гнедого коня, взял оружие и снаряжение красного всадника и поскакал следом за ними. Догнал братьев, пожелал им удачи.

Братья не узнали в славном джигите своего младшего брата, приветливо заговорили с ним. Поехали они все вместе и вскоре добрались до княжеских владений.

А там уже всё готово к состязанию женихов.

На высоком шесте подвесили иглу.

Пустил стрелу старший брат - не попал, пустил стрелу средний - и тоже промахнулся.

Тут подъехал всадник на гнедом коне, почти не целясь пустил стрелу и сбил иглу.

В тот же миг хлестнул он коня и ускакал, только его и видели.

Вернулся юноша домой, спрятал коня и снаряжение и сидит себе как ни в чём не бывало. Вечером вернулись братья. Рассказали младшему, какого прекрасного джигита-стрелка встретили они.

- Завтра утром снова поедем к князю. Сегодня мы не смогли сбить иглу, но может быть, завтра нам повезёт и мы будем первыми на скачках?

Утром старшие братья сели на коней, а младший стал просить их взять и его с собою. Разозлились братья, отхлестали его плетью и ускакали.

Только выехали они за ворота, юноша вывел белого коня и поехал следом за ними.

Видят братья, догоняет их на белом коне вчерашний джигит-стрелок. Не узнали они своего младшего брата. Так втроём и приехали на скачки. А там уж собралось немало народу. Всадники выстроились в ряд. Только джигит на белом коне стоял в стороне.

- Становись с нами, - позвали его братья.

- Нет, нет, пусть все трогаются, а я потом, - отвечал юноша и отъехал ещё дальше.

Словно на крыльях, понеслись быстрые кони и скрылись из виду. Тогда пустил своего коня младший брат. Он обогнал всадников и пришёл первым.

Люди глазом не успели моргнуть, а прекрасного джигита на белом коне уже нет - ускакал.

Возвратился младший брат домой, спрятал белого коня и боевые доспехи и снова уселся у огня. Вернулись вечером братья. Неудача разозлила их.

- Опять этот неизвестный джигит был первым! - сказали они младшему брату. - Завтра мы поедем на последнее состязание. Кто убьёт свирепого быка, тому князь отдаст свою дочь.

Утром, как только уехали старшие братья, младший вывел вороного коня. Догнал он братьев и вместе с ними помчался на состязания.

А там уже всё готово к бою. Открыли двери темницы и выпустили разъярённого быка.

Как увидели женихи это чудовище, разбежались кто куда. А старшие братья со страху даже с места не могли двинуться. Но тут вылетел прекрасный джигит на вороном коне и одолел быка.

Радостными криками приветствовал народ победителя.

Отдал князь ему в жёны свою дочь.

С красавицей невестой и богатыми подарками вернулся младший брат в родной дом. Тут и узнали братья, что младший брат, над которым они смеялись, победил их.

Семь дней, семь ночей продолжался свадебный пир. И я там был, много выпил хмельной бузы и вдоволь поплясал с красивыми девушками. (Кабардинские народные сказки. Пересказ и обработка Алиева А., Кардангушев З. — Москва: Детская литература, 1980 — с.127)

7. Приключения Тембота

У одного славного джигита родился сын. Назвали его Темботом. Удивительный был этот мальчик - рос не по дням, а по часам. Через семь дней был он как семилетний, а через семнадцать дней стал словно семнадцатилетний юноша. Видит отец, что растёт у него необыкновенный сын и что уже пришла пора посадить его на коня.

Вот и говорит однажды отец Темботу:

- Хочу я, чтобы ты выбрал себе достойного коня. Поезжай завтра к реке, к тому месту, куда приходят на водопой кони. Вырой неподалёку яму и спрячься в ней. Конь, который подойдёт к реке последним, будет твоим. Как только он станет пить, ты подкрадись неслышно и вскочи ему на спину. Это не простой конь. Он захочет сбросить тебя, но ты держись.

Тембот так и сделал. Когда последний конь подошёл к реке напиться, Тембот подкрался к нему и вскочил на спину. Чего только ни выделывал конь - он то взмывал выше туч, то кидался на землю, - но никак не мог сбросить седока.

Понял конь, что не сладить ему с Темботом, и заговорил человечьим голосом:

- Я вижу, ты будешь славным джигитом. Клянусь, я буду тебе достойным конём!

Вернулся Тембот домой.

- Теперь у меня есть конь - пришла пора испытать мою силу. Разреши мне отправиться в дальний путь, - сказал он отцу.

- Ну что ж, поезжай. Пусть твой путь будет счастливым!

Снарядили Тембота по всем правилам, оседлал он своего коня и поскакал.

Едет-скачет, едет-скачет. Видит - мчится навстречу ему джигит на сером коне. Поравнялись они, Тембот и спрашивает:

- Куда путь держишь?

- Слыхал я, что славный Тембот решил испытать свою силу. Вот я и хочу быть ему товарищем!

- Так я и есть Тембот!

Поехали они вместе. Проехали немного. Видят - мчится навстречу им джигит на вороном коне. Поравнялись они, Тембот спрашивает:

- Куда путь держишь?

- Слыхал я, что славный Тембот решил испытать свою силу. Хочу быть ему товарищем!

- Так я и есть Тембот!

Поехали они втроём и вскоре встретили всадника на белом коне. И этот всадник поехал вместе с ними.

Едут-скачут, едут-скачут, и подъехали они к какому-то аулу.

А в том ауле шёл большой пир и состязание. Джигиты перескакивали на конях через огромные рвы и стреляли в игольное ушко. Тому, кто попадёт в игольное ушко, князь обещал в жёны свою дочь - красавицу красоты несказанной.

Товарищи Тембота вступили в состязание, да ничего у них не получилось. Не смогли они перепрыгнуть ров, не попали в игольное ушко.

Тогда решил попытать счастья Тембот. Натянул он поводья, и, словно птица, перелетел его конь через огромный ров. Потом прицелился Тембот, пустил стрелу и попал в игольное ушко. Досталась ему прекрасная княжеская дочь.

Пригласил князь Тембота и его товарищей в кунацкую и угостил, как положено по обычаю кабардинцев.

Утром Тембот сказал своему первому товарищу:

- Пусть прекрасная княжеская дочь станет твоей женой. Оставайся здесь, а мы поедем дальше.

Долго ехал Тембот с двумя товарищами, и, наконец, подъехали к какому-то аулу. Здесь тоже было большое празднество.

Князь этого аула обещал отдать в жёны свою красавицу дочь самому ловкому и смелому джигиту.

В глубоком рву был разведён огромный костёр, а на ровной площадке вкопан высокий столб. На верхушке столба торчала игла. Тот, кто перепрыгнет на скакуне через ров и попадёт стрелой в ушко иглы, тот получит княжескую дочь.

Товарищи Тембота даже не вступили в состязание - очень уж глубокий был ров!

А Тембот решил попытать счастья. Он подоткнул полы своей черкески, трижды ударил плетью своего коня. Конь легко перескочил огненный ров. Пустил Тембот стрелу и попал в игольное ушко.

Князь пригласил Тембота и его товарищей в кунацкую и угостил по всем обычаям.

Утром Тембот сказал своему второму товарищу:

- Пусть прекрасная княжеская дочь станет твоей женой. Оставайся здесь, а мы поедем дальше.

Отправился Тембот в путь теперь уже с одним товарищем. Много ли, мало ли они проехали, кто знает, - добрались они до третьего аула. И здесь князь отдавал в жёны свою дочь самому ловкому джигиту. Посреди двора был врыт высокий столб, а на верхушке столба был укреплён рог с хмельной махсымой. Тот, кто взберётся на столб, снимет рог и спустится с ним, не пролив ни капли напитка, - тот победитель.

Многие джигиты хотели получить в жёны прекрасную девушку, но ни один из них не смог даже до середины столба подняться!

Только Тембот сумел снять рог и спуститься с ним, не расплескав ни капли.

Князь пригласил Тембота и его товарища в кунацкую и угостил, как велит обычай.

Утром Тембот отдал девушку в жёны своему третьему товарищу, а сам пустился в путь - теперь уже один.

Всякий раз, когда Тембот расставался со своим другом, он говорил ему:

- Каждую пятницу пускай в небо стрелу. Если я буду жив, стрела вернётся на землю и с неё потечёт молоко. Если же на ней выступит кровь, значит, со мной стряслась беда. Тогда спеши мне на помощь. И ещё запомни: моя сила - в моём мече. Если мой меч бросить в море, я погибну.

Ехал Тембот, ехал и приехал к развилке трёх дорог. Там лежал огромный чёрный камень. На камне было написано:

"Поедешь прямо - будет тебе удача, поедешь налево - ждёт тебя беда, направо поедешь - будет твой путь спокойным и безопасным".

"Я пустился в дальний путь, чтобы испытать свою силу", - подумал Тембот и поехал налево, по самой опасной дороге.

Слышит Тембот - скачут за ним следом всадники. Обернулся он и видит: догоняют его кровожадные дзаунёжи - сыновья ведьмы Наужыдзы.

Быстро помчался Тембот, ещё быстрее скакали враги - вот-вот догонят! Тогда Тембот неожиданно повернул коня навстречу преследователям, и не успели враги опомниться, как Тембот снёс им головы. Взял Тембот их оружие и доспехи, навьючил на коней и погнал коней впереди себя.

Вскоре подъехал он к какому-то дому. Привязал Тембот коней к коновязи, а сам вошёл в дом.

У очага сидела старуха Наужыдза, точила свой единственный зуб.

- Входи, сын мой, гостем будешь, - ласково сказала коварная старуха.

- Накорми меня, нана, я сильно проголодался! - сказал Тембот.

Старуха стала проворно готовить угощение, а сама думала о том, что этот славный джигит живым от неё не уйдёт.

Стал Тембот есть, вдруг видит - словно молния блеснула за окном.

- Скажи, нана, что это блеснуло? - спросил он старуху.

- Это сияет дом, в котором живёт красавица. Только тебе не увидеть её, даже и не думай об этом!

- Но я должен тотчас поехать туда! - воскликнул Тембот.

- Ну, если ты не можешь не поехать туда, то слушай меня. Иди на морской берег и притаись в кустах. Каждый день из моря выходит морская свинья и ложится на песок.

Когда свинья уляжется на песке, ты вскочи к ней на спину. Она бросится в воду, а ты крепко держись. Свинья перенесёт тебя на другой берег, а там уже ты сам найдёшь дом красавицы.

Сделал Тембот так, как сказала ему старуха, и очутился на другом берегу моря. Вошёл он в дом и увидел девушку необыкновенной красоты.

Обрадовалась девушка, увидев Тембота, с первого взгляда полюбился ей статный джигит. Вскоре они поженились.

А тем временем старуха Наужыдза ждёт-пождёт своих сыновей. Вышла она во двор, увидала связанных коней и поняла, что её сыновья погибли от руки Тембота. Решила Наужыдза отомстить Темботу.

Бросила Наужыдза свой платок, и перекинулся через море железный мост. Перешла она море по тому мосту. Надела старуха на себя всякое тряпьё, приняла облик доброй женщины и пошла к дому Тембота. А он как раз возвращался с охоты. Видит - сидит на земле старушка, оборванная, худая.

- Что ты здесь делаешь, нана? - участливо спросил он.

- Нет у меня ни сына, ни дочери, некому приютить и накормить меня, - ответила старуха. - Возьми меня в свой дом.

Пожалел Тембот бедную старуху. Долго жила старуха в доме Тембота. Все к ней привыкли и почитали как старшую.

А Наужыдза не забыла, что она пришла погубить Тембота. Выведала она у жены Тембота, что его сила находится в мече, а меч хранится в сундуке.

- Если бросить меч в море, Тембот погибнет, - сказала жена старухе.

Улучила старуха удобный момент, выкрала из сундука меч и бросила его в море.

Наступило утро. Все поднялись, а Тембот спит и спит. Стали его будить - не добудятся. Горько заплакала жена.

А Наужыдза злорадно смеётся:

- Это я лишила Тембота силы! Я кинула его меч в море. - Сказала так и вернулась в свой дом.

Тем временем три товарища Тембота жили счастливо и благополучно. Они помнили о своём друге и каждую пятницу пускали в небо по стреле. Всякий раз на стреле выступало молоко, и они были спокойны. Значит, Тембот жив-здоров.

Однажды в пятницу пустили они свои стрелы в небо. Когда стрелы вернулись на землю, выступила на них кровь. Поняли друзья, что с Темботом стряслась беда и надо спешить ему на помощь.

Собрались они все втроём и отправились в путь. Приехали к развилке трёх дорог, прочитали надпись на камне и решили, что Тембот мог поехать только по самому опасному из путей.

Поехали они по страшному пути и вскоре увидели курган, а немного дальше - убитых дзаунежей.

- Всех их убил наш Тембот, - догадались они.

Приехали друзья во двор старухи Наужыдзы и увидели коня возле коновязи - тотчас узнали коня Тембота.

- Добро пожаловать, сыны мои, будьте гостями! - ласково встретила их коварная старуха.

- Где хозяин этого коня? - спросили всадники. Отвечала им старуха, что Тембот переправился на другой берег моря и женился там на красавице.

- Мы должны немедленно перебраться на тот берег! - решили друзья.

Переправились друзья через море. Вошли они в белый дом и увидели спящего непробудным сном Тембота. Горькими слезами плакала его жена-красавица:

- Коварная старуха погубила Тембота! Это она бросила его меч в море!

- Мы спасём Тембота! - воскликнули его друзья. Вышли они на берег и до тех пор ныряли в море, пока не нашли меч.

Как только пристегнули меч к поясу Тембота, тотчас вздохнул славный джигит и открыл глаза.

- Долго же я спал, - сказал Тембот.

А коварная Наужыдза лопнула от злости, когда узнала, что Тембот жив и здоров остался. (Кабардинские народные сказки. Пересказ и обработка Алиева А., Кардангушев З. — Москва: Детская литература, 1980 — с.127)

Краткий русско-кабардинский разговорник (Источник: http://www.amaltus.com)

Приветствие. Общение. Прощание

Здравствуй (те)! Привет!

Здравствуй (те)! (ответное приветствие).

Доброе утро!

Добрый день!

Добрый вечер!

Как поживаешь (поживаете)?

Давайте познакомимся.

Меня зовут Мурат.

Моя фамилия Карданов.

(А) как ваше (а) имя (фамилия)?

Знакомьтесь!

Я хочу познакомить тебя (Вас) с…

Очень приятно.

И мне тоже…

Вы могли бы сказать мне…

Простите (извините).

Можно тебя (Вас) попросить?

Можно тебя (Вас) спросить?

Слушаю тебя (Вас).

Что ты (Вы) сказал (и)?

Молодой человек!

Девушка!

Друзья!

Ребята!

Земляки!

Соотечественники!

Дорогие жители!

Коллеги!

Господа!

Уважаемый (уважаемые)!

Дорогой друг (товарищ)!

Чем я могу быть полезен?

Мы уже встречались.

Давно я тебя (Вас) не видел.

Я много слышал о Вас.

Как ты (Вы) здесь оказались?

Рад тебя (Вас) видеть.

Как твоя семья?

Как твои родители?

Как жена (муж)?

Как дети?

Спасибо, хорошо!

Как на работе?

Нормально!

Прекрасно!

Все по-старому.

Не жалуюсь.

Неважно.

Хуже некуда.

Ну, мне пора.

Уже поздно.

К сожалению, я должен идти.

Передайте, пожалуйста, привет…

Мы еще увидимся.

Мы еще созвонимся.

Пиши (те) нам!

До свидания!

Счастливого пути!

До встречи!

Всего хорошего!

Давай, пока! ФIэхъус апщий! (ФIэхъус! Сэлам!)

Упсэу (фыпсэу) апщий!

Уи (фи) пщэдджыжь фIыуэ!

Уи (фи) махуэ фIыуэ!

Уи (фи) пщыхьэщхьэ фIыуэ!

Дауэ ущыт (фыщыт)?

ДызэрывгъэцIыху.

Сэ си цIэр Муратщ.

Си унэцIэр Къардэнщ.

Уэ хэт уи цIэр (унэцIэр)?

ЗэгъэцIыху.

УэзгъэцIыхуну сыхуейт…

Хуабжьу си гуапэщ.

Сэри…

КъызжумыIэфыну пIэрэ?

Къысхуэгъэгъу.

СынолъэIу хъуну?

СыноупщI хъуну?

СынодаIуэ.

Сыт жыпIар?

Е, щIалэ (щIалэфI)!

Е, хъыджэбз!

Ныбжьэгъухэ!

ЩIалэхэ!

Ди лъахэгъухэ!

Ди хэкуэгъухэ!

Жылэ махуэ хъун!

Си лэжьэгъухэ!

Зиусхьэнхэ!

ПщIэ зыхуащI!

Си ныбжьэгъу лъапIэ!

СыткIэ сэбэп сыхъуфыну?

Зэгуэр дызэхуэзэгъащ.

Куэд лъандэрэ услъэгъуакъым.

Уэ птеухуауэ куэд зэхэсхащ.

Мыбы дауэ укъыщыхута?

Си гуапэщ узэрыслъэгъуар.

Уи унагъуэр дауэ щыт?

Уи адэ-анэр дауэ щыт?

Уи щхьэгъусэр дауэ щыт?

Уи сабийхэр дауэ щыт?

Упсэу, хъарзынэщ (фIыщ)!

Уи лэжьапIэр сыт хуэдэ?

Тэмэмщ!

ФIы дыдэщ!

Зэрыщытам хуэдэщ.

Сытхьэусыхэркъым.

ЩIагъуэкъым.

НэхъыкIэ уигъэлъыхъуэнщ.

Сежьэжын хуейщ.

Зэманыр хэкIуэтащ.

Си жагъуэми, семыжьэжу хъуркъым.

Сэлам, кхъыIэ, схуехыж…

Иджыри дызэхуэзэнщ!

Иджыри телефонкIэ дызэпсэлъэнщ!

Къытхуэтхэ!

Узыншэу (фIыкIэ)!

Гъуэгу махуэ!

ФIыкIэ дызэхузэ!

ФIыкIэ!

Еуэ, фIыкIэ! Ффахýс апщи́! (Ффахýс! Салáм!)

Упсáу (фыпсáу) апщи́!

Уи (фи) пщадджы́ж ффы́уа!

Уи (фи) мáхуа ффы́уа!

Уи (фи) пщыхáщха ффы́уа!

Дáуа ущы́т (фыщы́т)?

Дызарывгацýх.

Са си цáр Мурáтщ.

Си унáцар Кардáнщ.

Уá хáт уи́ цар (унáцар)?

Загацýх.

Уазгацухýну сыхуéйт…

Хуáбжу си гуáпащ.

Сáри…

Кызжумыафы́ну пáра?

Кысхуагáгу.

Сынольáуу хýну?

Сыноýптщ хýну?

Сынодáо.

Сыт жыппáр?

Е, тщáла (тщалáфф)!

Е, хиджáбз!

Ныбжáгуха!

Тщáлаха!

Ди тльахáгуха!

Ди хакуáгуха!

Жы́ла мáхуа хýн!

Си лажáгуха!

Зиусхáнха!

Птща зыхуáтщ!

Си ныбжáгу тльáппа!

Сы́тча сабáп сыхуфы́ну?

Загуáр дызахуазагáщ.

Куáд тльáндара усльагуáкым.

Уá птеухуáуа куáд захасхáщ.

Мыбы́ дáуа укыщыхутá?

Си гуáпащ узарысльагуáр.

Уи́ унáгуар дáуа щыт?

Уи́ áда-áнар дáуа щыт?

Уи́ щхагýсар дáуа щыт?

Уи́ саби́йхар дáуа щыт?

Упсáу, харзы́нащ (ффыщ)!

Уи́ лажáппар сыт хуáда?

Тамáмщ!

Ффы ды́дащ!

Зарыщытáм хуáдащ.

Сытхаусы́харкым.

Тщáгуакым.

Нахы́ча уигальыхуáнщ.

Сежажы́н хуéйщ.

Замáныр хак'уатáщ.

Си жáгуами, семыжáжу хýркым.

Салáм, кхы́а, схуехы́ж…

Иджы́ри дызахуазáнщ!

Иджы́ри телефóнча дызапсальáнщ!

Кытхуáтха!

Узы́ншау (фы́ча)!

Гуáг мáхуа!

Фы́ча дызахýза!

Фы́ча!

Éуа, фы́ча!

Поздравление. Пожелание



Поздравляем!

Поздравляю…

-с праздником!

-с Новым годом!

-с Днем Победы!

-с Женским днем!

-с Днем Курман-байрама!

-с Днем окончания уразы!

-с днем рождения!

-с успехом в учебе!

-с успехом в работе!

Поздравляем с юбилеем!

Примите наши поздравления с…(офиц.).

Разрешите поздравить Вас

от имени нашей делегации с…

Желаем Вам…

-счастья

-здоровья

-успехов

-красивой любви

-всего хорошего

-долгих лет жизни!

Будьте счастливы!

Примите наш подарок (офиц.).

Разрешите сказать тост.

Я поднимаю этот бокал…

-за здоровье

-за успех

-за победу

-за удачу

-за Вас. Дынохъуэхъу!

Сынохъуэхъу…

-махуэшхуэмкIэ!

-ИлъэсыщIэмкIэ!

-ТекIуэныгъэм и махуэмкIэ!

-ЦIыхубзхэм я махуэмкIэ!

-Къурмэн хьидымкIэ!

-НэщIикIыж хьидымкIэ!

-укъыщалъхуа махуэмкIэ!

-еджэным ущиIэ ехъулIэныгъэмкIэ!

-лэжьыгъэм ущиIэ ехъулIэныгъэмкIэ!

Дынохъуэхъу уи юбилеимкIэ!

Ди гуапэу дынохъуэхъуну дыхуейщ…

Ди гупым къыбгъэдэкIыу

дынохъуэхъуну дыхуейт…

Дынохъуэхъу…

-насып уиIэну

-узыншагъэ уиIэну

-ехъулIэныгъэ уиIэну

-лъагъуныгъэ дахэ уиIэну

-фIыгъуэу щыIэр уиIэну

-илъэс куэд къэбгъэщIэну!

НасыпыфIэ ухъу!

Ди саугъэтри тIых.

Сыхъуэхъуэну хуит сыфщI.

Мы бжьэр соIэт…

-ди (уи) узыншагъэм папщIэ

-ди (уи) ехъулIэныгъэм папщIэ

-ди (уи) текIуэныгъэм папщIэ

-ди мурад къыдэхъулIэну

-уэр папщIэ. Дынохуáху!

Сынохуáху…

-махуáшхуамча!

-Ильасы́щщамча!

-Тек'уаны́гам и мáхуамча!

-Цыхýбзхам я мáхуамча!

-Курмáн хи́дымча!

-Нащщичы́ж хи́дымча!

-укыщальхуá мáхуамча!

-еджáным ущи́а ехутланы́гамча!

-лажы́гам ущи́а ехутланы́гамча!

Дынохуáху уи юбилеи́мча!

Ди гуáпау дынохуахýну дыхуéйщ…

Ди гýпым кыбгадáчыу

дынохуахýну дыхуéйт…

Дынохуáху…

-насы́п уиáну

-узыншáга уиáну

-ехутланы́га уиáну

-льагуны́га дáха уиáну

-фы́гуау щы́ар уиáну

-ильáс куáд кабгащщáну!

Насыпы́фа ýху!

Ди саугáтри тты́х.

Сыхуахуáну хуи́т сы́ффщ.

Мы́ бжáр соáт…

-ди (уи) узыншáгам пáпщща

-ди (уи) ехутланы́гам пáпщща

-ди (уи) тек'уаны́гам пáпщща

-ди мурáд кыдахутлáну

-уáр пáпщща.

Литература на кабардино-черкесском языке

• Балкаров Б. Х. Введение в абхазо-адыгское языкознание. Нальчик, 1959.

• Балкаров Б. Х. Фонетика адыгских языков. Нальчик, 1970.

• Грамматика кабардино-черкесского литературного языка. М., 1957.

• Грамматика кабардино-черкесского литературного языка. Фонетика и морфология. М., 1970.

• Кабардинско-русский словарь. М., 1957.

• Кабардинско-русский фразеологический словарь. Нальчик, 1968.

• Карданов Б. М. Фразеология кабардинского языка. Нальчик, 1973.

• Климов Г. А. Абхазо-адыгские этимологии. М., 1987.

• Коков Дж. Н. Адыгская (черкесская) топонимия. Нальчик, 1974.

• Коков Дж. Н. Из адыгской (черкесской) антропонимики. Нальчик, 1973.

• Коков Дж. Н. Из адыгской (черкесской) ономастики. Нальчик, 1983.

• Кумахов М. А. Морфология адыгских языков. М.-Нальчик, 1964.

• Кумахов М. А. Словоизменение адыгских языков. М., 1971.

• Кумахов М. А. Сравнительно-историческая фонетика адыгских (черкесских) языков. М., 1981.

• Кумахова З. Ю. Развитие адыгских литературных языков. М., 1972.

• Очерки кабардино-черкесской диалектологии. Нальчик, 1969.

• Русско-кабардино-черкесский словарь. Сост. Б. М. Карданов, А. Т. Бичоев. М., 1955.

• Пшибиев И. Х. Фамилии и личные имена черкесов. Нальчик, 1996.

• Темирова Р. Х. Лексические особенности речи черкесов. Черкесск, 1975.

• Урусов Х. Щ. История кабардинского литературного языка. Нальчик, 1968.

• Урусов Х. Щ. Морфемика адыгских языков. Нальчик, 1970.

• Шагиров А. К. Заиствованная лексика абхазо-адыгских языков. М., 1989.

• Шагиров А. К. Очерки по сравнительной лексикологии адыгских языков. М., 1962.

• Шагиров А. К. Этимологический словарь адыгских (черкесских) языков. М., 1977.

• Яковлев Н. Ф. Грамматика литературного кабардино-черкесского языка. М.-Л., 1948.

Компания Е-Транс оказывает услуги по переводу и заверению любых личных документов, например, как:

  • перевести аттестат с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод аттестата с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к аттестату с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к аттестату с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести диплом с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод диплома с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к диплому с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к диплому с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести доверенность с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод доверенности с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести паспорт с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод паспорта с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести заграничный паспорт с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод заграничного паспорта с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести права с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод прав с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести водительское удостоверение с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод водительского удостоверения с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести экзаменационную карту водителя с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод экзаменационной карты водителя с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приглашение на выезд за рубеж с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод приглашения на выезд за рубеж с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести согласие с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод согласия с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о рождении с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о рождении с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести вкладыш к свидетельству о рождении с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод вкладыша к свидетельству о рождении с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о браке с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о браке с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о перемене имени с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о перемене имени с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о разводе с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о разводе с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о смерти с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о смерти с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ИНН с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ИНН с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ОГРН с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ОГРН с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести выписку ЕГРЮЛ с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод выписки ЕГРЮЛ с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • нотариальный перевод устава, заявления в ИФНС с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод устава, заявлений в ИФНС с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести налоговую декларацию с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод налоговой декларации с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о госрегистрации с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о госрегистрации с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о праве собственности с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о праве собственности с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести протокол собрания с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод протокола собрания с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести билеты с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод билетов с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод справки с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку о несудимости с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод справки о несудимости с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести военный билет с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод военного билета с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести трудовую книжку с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод трудовой книжки с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок убытия с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод листка убытия с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок выбытия с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод листка выбытия с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • перевести командировочные документы с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением; перевод командировочных документов с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением;
  • и нотариальный перевод, перевод с нотариальным заверением с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением других личных и деловых документов.

    Оказываем услуги по заверению переводов у нотариуса, нотариальный перевод документов с иностранных языков. Если Вам нужен нотариальный перевод с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением паспорта, загранпаспорта, нотариальный с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением перевод справки, справки о несудимости, нотариальный перевод с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением диплома, приложения к нему, нотариальный перевод с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением свидетельства о рождении, о браке, о перемене имени, о разводе, о смерти, нотариальный перевод с кабардино-черкесского языка на русский язык или с русского языка на кабардино-черкесский язык с нотариальным заверением удостоверения, мы готовы выполнить такой заказ.

    Нотариальное заверение состоит из перевода, нотариального заверения с учётом госпошлины нотариуса.

    Возможны срочные переводы документов с нотариальным заверением. В этом случае нужно как можно скорее принести его в любой из наших офисов.

    Все переводы выполняются квалифицированными переводчиками, знания языка которых подтверждены дипломами. Переводчики зарегистрированы у нотариусов. Документы, переведённые у нас с нотариальным заверением, являются официальными и действительны во всех государственных учреждениях.

    Нашими клиентами в переводах с кабардино-черкесского языка на русский язык и с русского языка на кабардино-черкесский язык уже стали организации и частные лица из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга, Казани и других городов.

    Е-Транс также может предложить Вам специальные виды переводов:

    *  Перевод аудио- и видеоматериалов с кабардино-черкесского языка на русский язык и с русского языка на кабардино-черкесский язык. Подробнее.

    *  Художественные переводы с кабардино-черкесского языка на русский язык и с русского языка на кабардино-черкесский язык. Подробнее.

    *  Технические переводы с кабардино-черкесского языка на русский язык и с русского языка на кабардино-черкесский язык. Подробнее.

    *  Локализация программного обеспечения с кабардино-черкесского языка на русский язык и с русского языка на кабардино-черкесский язык. Подробнее.

    *  Переводы вэб-сайтов с кабардино-черкесского языка на русский язык и с русского языка на кабардино-черкесский язык. Подробнее.

    *  Сложные переводы с кабардино-черкесского языка на русский язык и с русского языка на кабардино-черкесский язык. Подробнее.

    Контакты

    Как заказать?

  •  Сделано в «Академтранс™» в 2004 Copyright © ООО «Е-Транс» 2002—2018