EN
   Е-Транс
    Главная        Контакты     Как заказать?   Переводчикам   Новости    
*  Переводы
Письменные профессиональные


Письменные стандартные


Устные


Синхронные


Коррекция текстов


Заверение переводов
*  Специальные
 Сложные переводы


 Медицинские


 Аудио и видео


 Художественные


 Локализация ПО


 Перевод вэб-сайтов


 Технические
*  Контакты
8-(383)-328-30-50

8-(383)-328-30-70

8-(383)-292-92-15



Новосибирск


* Красный проспект, 1 (пл. Свердлова)


* Красный проспект, 200 (пл. Калинина)


* пр. Карла Маркса, 2 (пл. Маркса)
*  Клиентам
Способы оплаты


Постоянным Клиентам


Аккаунт Клиента


Объёмные скидки


Каталог РФ


Дополнительные услуги
*  Разное
О Е-Транс


Заказы по Интернету


Нерезидентам


Политика в отношении обработки персональных данных


В избранное  значок в избранном









Подробная информация о бретонском языке
Бретонский язык

Брето́нский язы́к (самоназвание Brezhoneg) относится к кельтской группе индоевропейской семьи языков, весьма близок к валлийскому, корнскому (особенно к последнему) и является родственным галльскому. Распространён на северо-западе Франции в Бретани, в основном в департаменте Финистер (Penn ar Bed) и на западе департаментов Кот-д’Армор (Aodoù-an-Arvor) и Морбиан (Mor-bihan). Бретани (Breizh) на нем говорят около 365 000 человек. Из них 240 000 свободно владеют этим языком.

Историческая область и регион Бретань (Bretagne, Breizh; Bertaeyn) лежит на северо-западе Франции, на территории одноименного полуострова, сильно выдающегося в воды Атлантики. Причем этот сильно изрезанный многочисленными бухтами, мысами и островами (3700 км береговой линии!) полуостров геологически является самым старым участком французской земли - образующий его Армориканский массив является древним (докембрийский период) щитом, во времена распада Пангеи бывшим, скорее всего, частью современной Западной Африки. Рельеф Бретани возвышенный, но невысокий (максимальная высота - 107 м) и достаточно ровный, хотя изрезанный реками и долинами ландшафт больше напоминает Шотландию или Ирландию. Влияние человека за многие века настолько преобразило изначально достаточно неплодородную местность, что типичное для этой территории чередование небольших полей и лугов с искусственными же полосами леса и кустарника, получило даже собственное имя - "бокаж".

Климат здесь мягкий, умеренный морской. Лето теплое (средняя температура июля +24°С) и достаточно раннее, зима мягкая (средняя январская температура - +7°С) и довольно влажная, хотя в целом осадков выпадает немного - до 1000 мм в год. Характерной чертой бретонской погоды являются сильные морские ветра, которые у побережья часто достигают довольно значительной силы (именно для противостояния ветровой эрозии люди веками и строили знаменитые лесные полосы бокажа), но по мере проникновения вглубь материка быстро теряют свой напор.

Бретань не затронуло последнее оледенение в эпоху четвертичного периода благодаря географической широте, на которой она была расположена, близости к побережью и отсутствию крупных горных массивов. Несмотря на это, даже при отсутствии ледников климат в Бретани того времени был исключительно холодным по сравнению с современным, среднегодовая температура в эпоху последнего максимума оледенения составляла −3 °C. Вечная мерзлота составляла лишь тонкий слой около 30 см, который таял каждую весну, поэтому тундра могла расти лишь на очень небольшой части Бретани (около 5 %), что могло кормить лишь небольшое количество животных, например, оленей.

Известно лишь несколько палеолитических стоянок в Бретани, например, скальное жилище в Перро-Гиреке (en:Perros-Guirec) близ Рошворна (en:Rochworn); представляется маловероятным, что эти люди смогли дожить до конца последнего оледенения. Единственная обнаруженная в Бретани пещера-жилище — это Рокх Тул (Roc’h Toul) — выступающий холм из песчаника около Гиклана (Guiclan, Финистер). В пещере найдено около 200 артефактов. Габьел де Мортилье относил её к поздней мадленской культуре, однако из-за находок своеобразных наконечников в настоящее время её связывают с азильской культурой эпохи эпипалеолита. Среди других азильских стоянок следует упомянуть Парк-ан-Пленан (Parc-an-Plenen) и Энес-Геннок (Enez Guennoc).

Наиболее известные мезолитические памятники Бретани — некрополи на островах Оэдик (en:Hoëdic, 10 могил) и Тевьек (fr:Téviec, 9 могил) в Морбиане. Коллективные захоронения помещались в мусорных кучах из раковин моллюсков без какого-либо порядка. В некоторых могилах обнаружены признаки посмертной манипуляции с костями. Также имеются одиночные и пустые погребения (кенотафы). Поверх могилы устанавливались камни, очаги или оленьи рога в виде купола. Богатые погребальные дары, кремневые орудия, кости с гравировкой, украшения из раковин и охра свидетельствуют о том, что здесь проживали охотники-собиратели, или, точнее, рыбаки-собиратели. Некоторые виды раковин вкладывались в могилу в зависимости от пола умершего.

В Тевьеке обнаружены захоронения в каменных цистах (примитивных саркофагах). На костях ребёнка посмертно были выполнены украшения в виде бороздок.

Поселения данного периода в археологических слоях ассоциируются с кучами отходов в виде раковин. Радиоуглеродная датировка в 4625 лет (некалиброванная) для археологических памятников типа Оэдик позволяет отнести их к позднему мезолиту, 6 тыс. до н. э., при этом обнаружены свидетельства контактов с сельскохозяйственными культурами востока. Хозяйство было основано на морских ресурсах.

В Бег-ан-Доршенн (en:Beg an Dorchenn) в округе Пломёр (Plomeur, Финистер) имелись домашние собаки и крупный рогатый скот. В Диссиньяке следы пыльцы на микролитах позволили археологам сделать вывод об очистке пространства от леса.

По мнению ряда исследователей, некоторые мегалитические гробницы могли возникнуть уже в период мезолита, однако проверку данной гипотезы затрудняет тот факт, что многие мегалитические гробницы использовались повторно более поздними культурами. Большое количество микролитов было обнаружено под камерной гробницей в Диссиньяке.

Таинственное и непознанное всегда манит людей. Интерес к мегалитической архитектуре (от греч. megas - большой и lithos - камень), в той или иной форме, существовал всегда. В наше время эта тема породила небывалое количество домыслов и спекуляций, особенно у нас в стране. Спектр высказываемых мнений необычайно широк: мегалиты называют друидическими алтарями, приписывают их постройку инопланетянам, а недавно, путешествуя по Сети, я наткнулся на пространные рассуждения одного гражданина (не буду упоминать его имени, возможно, он сам искренне верит в то, что говорит) о том, что мегалитические памятники построили не инопланетяне, их, конечно, возвели великаны - они раньше водились на Земле.

Еще дно из наиболее длительных, распространенных и упорных заблуждений состоит в приписывании постройки мегалитов кельтам. Появление каменных гигантов и кельтской цивилизации разделяют, по крайней мере, 20 веков. В качестве примера можно привести ту же Бретань - золотой век армориканской мегалитической индустрии приходится на 4500-2500 до Р.Х., первое же проникновение в эту область кельтских племен приходится на 430 - 450 годы до Р.Х. Это историческое заблуждение обязано, во многом, кельтомании прошлого века. Региональные эрудиты используют тогда мегалиты, чтобы прославить Бретань как страну, обладающую всеми достоинствами седой древности, населенной прежде большими, крепкими, предприимчивыми людьми, не лишенными воображения. Романтичные путешественники возводят стоящие камни в ранг алтаря, сохраненного от романизации, ослабляя, таким образом, тиски классической культуры, препятствующие полету их фантазии. Изображениями друидов, льющих человеческую кровь на алтари дольменов, изобилуют многие труды того времени. В первое время, их авторы остерегаются подкреплять свои утверждения исследованиями на местности. Впрочем, тем лучше, так как археология того времени - еще в пеленках, и первые раскопки имели деликатность употребления мотыги в аутопсии, лишив современных исследователей многих ценных свидетельств. Опубликованный здесь материал не претендует ни в коей мере на какую-либо научную ценность, однако, авторы будут рады, если он подвигнет Вас обложиться словарями и справочниками и узнать побольше об этой увлекательной теме.

Мегалитические памятники

Бретань это, безусловно, страна мегалитов. Именно из слов бретонского языка, в конце XVII в., и были составлены названия основных типов мегалитических построек (дольмен: daol - стол, men - камень; менгир: men - камень, hir - длинный; кромлех: кromm - закругленный, lec'h - место). В Бретани эпоха мегалитического строительства началась около 5 000 до Р.Х. и завершилась около 2 500 до Р.Х. Строители мегалитов не являлись автохтонным населением Арморики. Они пришли с берегов Средиземноморья, постепенно продвигаясь на северо-запад от южного и западного берегов Иберийского полуострова, густо заселив сначала берег Морбиана, между реками Вилен и Этель, а затем и другие земли нынешней Бретани, поднявшись вглубь полуострова по рекам и продвигаясь вдоль побережья...

Дольмены

Дольмены, обычно представляют собой "ящики", составленные из каменных плит, к которым присоединятся, иногда, длинные или короткие галереи. Они являлись коллективными погребальными камерами, о чем свидетельствуют останки костей и вотивные клады (керамика, украшения, топоры из полированного камня). Дольмены могли быть как отдельностоящими сооружениями, так и входить в состав более сложных конструкций. Рассмотрим некоторые из них.

Каирн

Каирн, это ансамбль галерей и камер, покрытых сверху землей, то есть в данном случае дольмены составляли как бы их скелет. В Бретани сохранилось сравнительно много каирнов, однако на двух из них, являющимися шедеврами мегалитической архитектуры Запада, хочется остановиться подробнее.

Каирн в Барненез

Построенный около 4 700 до Р.Х., этот доисторический некрополь мог подвергнуться уничтожению уже в наше время: он был сознательно превращен в каменный карьер для устройства туристической дороги в l955 и только вмешательство одного из самых известных бретонских археологов профессора Пьера-Ролана Жио (Giot) остановило это технократическое варварство.

Если быть точным, то монумент в Барненез является сооружением из двух каирнов. Он имеет, в общей сложности, 72 метра в длину и от 20 до 25 метров в ширину и включает в себя одиннадцать дольменов (в данном случае представляющих собой отдельные камеры) от каждого из которых к выходу тянется галерея, длинной от 7 до 12 метров. Первый каирн (А) был построен около 4 350 до Р.Х., а второй (Б) - около 4 100 до Р.Х.

Некрополь в Барненез является одним из самых древних архитектурных сооружений на Земле. Старше Стоунхенджа, Нью-Грейнджа, египетских пирамид...

Карин на острове Гавринис

Этот памятник мегалитического искусства, построенный около 4 000 лет до Р.Х., замечателен своим внутренним оформлением. Сам каирн устроен не сложно: тринадцатиметровый коридор ведет в погребальную камеру. Однако стены его расписаны удивительными рисунками, скорее абстрактного, чем конкретного характера, высеченными на камне. Среди элементов причудливого орнамента присутствуют спиральные, крестообразные и другие элементы.

Крытая аллея

Существует разновидность дольменов, которая называется крытыми аллеями. Крытая аллея, это ряд дольменов, составляющих галерею, которая может заканчиваться камерой, не превышающей своей шириной галереи, либо слепым концом. Выглядит это следующим образом:

Дольмен с галереей

В отличие от крытой аллеи, дольмен с галереей, как, например, знаменитый Стол Торговцев (Table de Marchands) в Локмариекере (на фото), представляет собой круглую или квадратную погребальную камеру, к которой ведет длинный коридор, являющийся, так сказать, проходом из мира живых в мир мертвых (и обратно наверное:)). План дольменов этого типа может дополняться за счет боковых комнат (дольмен в Кериаваль, около Плуарнеля).

Итак, ничто так не отличается от дольмена, как другой дольмен. Причем здесь описаны не все виды подобных сооружений. Существуют также коленные дольмены, трансепт - дольмены (крестообразные) и некоторые другие. Откровенно говоря, некоторые названия пришлось придумывать в процессе работы над статьей, так как в русском языке они просто отсутствуют, а дословный перевод с других языков обычно не отражает сути описываемых здесь предметов.

Как мы уже знаем, дольмены, являются одновременно склепами и надгробными памятниками, о чем свидетельствуют кости и вотивные склады (украшения, полированные топоры, керамика и т.д.) найденные там. Речь идет о следах, захоронений, в основном коллективных, небольших или колоссальных, первоначально покрытых камнями (каирны) или землей (курганы), и несомненно снабженных дополнительными конструкциями из дерева. Бретонские вариации дольменов очень многочисленны, и их архитектура изменялась с течением времени. Наиболее древние, были большого размера, но погребальные камеры в них были сокращены; это позволяет предположить, что они были предназначены для некоторых, наиболее значительных деятелей племени. Со временем, объем дольменов сократился, в то время как размеры погребальных камер выросли, и они стали настоящими коллективными могилами. В местечке Шоссе-Тиранкур (Chaussée-Tirancourt), в Парижском Бассейне, во время исследования подобного захоронения, археологи обнаружили около 250 скелетов. К сожалению, в Бретани, кислотность почвы часто приводит к уничтожению костей. В бронзовом веке, захоронения снова становятся индивидуальными. Позже, во времена римского владычества, некоторые дольмены были приспособлены для удовлетворения религиозных нужд завоевателей, о чем говорят найденные в них многочисленные терракотовые статуэтки римских божеств.

Как строили дольмены? Если сопоставить тяжесть и громоздкость этих каменных конструкций с техническим арсеналом их создателей, то можно только снять шляпу перед их упорством и находчивостью. Было это приблизительно так...

Таким образом, мы уже знаем кое-что об одном из видов мегалитической архитектуры. Пора перейти к следующему, не менее интересному.

Менгиры

Менгир это вертикально врытый в землю каменный столб. Их высота варьируется от 0,80 метров до 20. Менгиры стоящие отдельно, являются обычно самыми высокими. "Рекордсменом", был Men-er-Hroech (Камень Фей), из Локмариакера (Морбиан), который был разрушен около 1727 г. Самый большой осколок его равнялся 12 м., а в целом виде, он достигал 20 м. в высоту, при приблизительном весе в 350 т. В настоящее время, все самые крупные менгиры Франции, находятся в Бретани:

- менгир в Керлоас (Финистер) - 12 м.

- менгир в Каелонан (Кот-д`Армор) - 11,20 м.

- менгир в Пергаль (Кот-д`Армор) - 10,30 м.

Существуют, так же, менгиры, выстроенные в линию, (назовем это условно ряды камней) иногда в несколько параллельных рядов. Самый грандиозный ансамбль такого рода, находится в Карнаке, и насчитывает около 3 000 (!) менгиров

Карнак (Carnac, департамент Морбиан), безусловно, является наиболее знаменитым мегалитическим ансамблем Бретани и одним из двух (наряду со Стоунхенджем) в мире. Бретань, да и Францию тоже менгиром не удивишь, однако Карнак поражает воображение немыслимой концентрацией этих памятников на сравнительно небольшой территории. Первоначально в Карнакском комплексе насчитывалось около 10 000 (!) монументов разной величины. В наше время их осталось приблизительно 3 000. Этот комплекс мегалитов (в основном кромлехи и менгиры) конца неолита - начала бронзового века (кон. третьего - второе тыс. до Р. Х.) включает в себя 3 мегалитические системы:

Менек - западная часть карнакского комплекса. Включает в себя 1 099 менгиров в одиннадцати линиях, протяженностью около 1200 метров.

Кермарио - около 1 000 менгиров в десяти линях длиной в 1 км. В юго-западной части, ансамбль дополнен дольменом.

Керлескан - 555 менгиров в тринадцати линиях, протяженность которых составляет 280 метров. На западе эти линии предваряет кромлех их 39 камней. Наиболее высота наиболее крупного менгира в Керлескан, составляет 6,5 метров.

К 5 000 г до Р.Х., стоянки расположенные в острове Оэдик (Hoedic) в Морбиане показывают существование небольших человеческих групп живущих, главным образом, охотой, рыболовством и сбором моллюсков. Эти человеческие группы хоронили своих мертвецов, прибегая в некоторых случаях к особому ритуалу. Покойник снабжался в путь не только изделиями из камня и кости, украшениям из раковин, но и увенчивался чем-то вроде "короны" из оленьих рогов. В эту эпоху, называемой мезолитом, уровень моря был приблизительно на 20 метров ниже современного. Начиная с приблизительно 4 500 лет до нашей эры, в Карнаке появляются первые мегалиты (что наблюдалось к тому времени и в других областях нынешней Бретани).

Предназначение менгиров, которые не являются надгробными памятниками, остается загадкой. Из-за отсутствия инструкции по употреблению, оставленной строителями для будущих поколений, археологи осторожно манипулируют несколькими гипотезами. Эти гипотезы, не исключающие друг друга, варьируются в каждом конкретном случае и зависят от самых разных факторов: менгиры изолированные или нет; ряды камней составлены из одного ряда или нескольких, более или менее параллельных; менгиры ориентированные читаемым способом, и т.д. Некоторые могли отмечать территорию, указывать на могилы, или относится к культу вод.

Но гипотеза наиболее часто высказываемая, относится к нескольким большим, сориентированным между востоком и западом рядам камней. Есть предположение, что это атрибуты cолярно - лунного культа, вкупе с сельскохозяйственными методами и астрономическими наблюдениями, и собиравшие возле себя, большие скопления людей, например во время зимнего и летнего cолнцестояний. "Направление некоторых блоков согласно привилегированным направлениям, поддается анализу, подчеркивает Мишель Ле Гоффи, бретонский археолог, и когда случаи повторяются, иногда по четко отслеживаемой системе, с полным правом можно думать, что это не случайно. Это почти точно во многих случаях, как в Сен-Жюст и в Карнаке. Но сомнения будут существовать всегда, из-за отсутствия прямых доказательств. Археологические находки среди рядов камней - действительно очень туманны, было найдено немного глиняной посуды и обработанных кремней, но остатки ритуальных костров, датирующихся тем же временем, что и возведение мегалитов, позволяют думать, что они находились вне зоны проживания."

Кромлехи

В качестве примера кромлеха можно привести такую общеизвестную постройку как Стоунхенж.

Кромлехами, называют ансамбли менгиров стоящих, чаще всего, кругом или полукружьем и соединенных каменными плитами лежащими сверху, однако встречаются менгиры, собранные в прямоугольник (как в Сrucuno, Mорбиан). На маленьком островке Эр Ланник (Er Lannic), в заливе Морбиана, располагается "двойной кромлех" (в форме двух соприкасающихся кругов).

Сравнительная таблица количества мегалитических сооружений во Франции и Бретани.

Менгиры Кромлехи Ряды камней Дольмены

Всего во Франции Более 2200 106 70 4500

Финистер 314 22 17 353

Морбиан 240 14 12 343

Атлантическая Луара 155 3 20 125

Иль-де-Вилэн 114 22 27 37

Кот-д`Армор 98 2 1 133

Источник: F. Niel "Dolmens et Menhirs"

Итак, кем были строители мегалитов? Кельты составили первую, четко отождествленную лингвистическую группу в Арморике, эти же народы, остались анонимными. Их нельзя назвать, но можно с большей или меньшей степенью точности, обрисовать их образ жизни.

Первые крестьяне

Остановимся на региональном неолите (4 500 - 2 500 до Р.Х.), золотом веке армориканской мегалитической "индустрии". Этот период отмечен, помимо строительства мегалитов, радикальным изменением в способе жизни людей. Освоив азы сельского хозяйства и разведение скота, они переходят в этот период от стадии "паразитирующей" (охота - рыбная ловля - собирательство) к стадии "производительной" (сельское хозяйство - разведение скота). Это изменение приводят людей к оседлому образу жизни и к развитию таких технологий как гончарное дело, ткачество, обработка камня.

Следы поселений той эпохи достаточно редки. Тем значительней поселение Эрсонэз (Hersonnais) в Плушатэ. Там найдены следы коллективного проживания конца неолита "состоящие из четырех больших ансамблей зданий, главным образом из дерева, присоединенных к участку с деревянной оградой", поясняет археолог Жан-Ив Тиневез руководивший раскопками. "Мы, конечно, обнаружили только основание, отверстия глубиной до двух метров, для деревянных столбов, которые поддерживали жилые конструкции, высота каковых в коньке, могла достигать от 8 до 10, но мы не знаем делились ли они на этажи", продолжает он. Наиболее просторное строение измерялось сотней метров в длину и дюжиной в ширину. Чем оно было? Жилищем, несомненно, но может быть также продуктовым складом, для этого сельского сообщества, своего рода "колхоза"

Для чего эти народы воздвигали камни? Опыт показывает, что в каждой эпохе люди находили им какое либо применение, в зависимости от временного контекста и личной фантазии. Люди эпохи бронзы устраивали могилы в дольменах и в рядах менгиров. Галлы, галло-римское население и крестьяне Средних веков, были, вероятно, восхищены возможностью использовать такие красивые камни, в укреплении или строительстве домов. Даже христианство, стремящееся к искоренению языческих культов, сделало это не самым радикальным способом, состоявшим в разрушении мегалитов, вместо этого многочисленные камни были "христианизированны", путем переделывания их в кресты, как в менгир Сен-Узе в Племёр-Боду (Pleumeur-Bodou), департамент Кот-д`Армор. Ну а американские "Джи-Ай" в 1945 собирались использовать ряды карнакских камней как противотанковую защиту от немцев.

Вчера и сегодня

Среди сотни известных рядов камней, профессор Пьер-Ролан Жио, светило бретонской археологии, выделил около l200 отдельно стоящих менгиров, а также рассеянные обломки, общее количество которых, оценивается между 2 000 и 5 000. Что касается Франции, в Бретани насчитывается больше менгиров. Напротив, юг Центрального Массива наиболее богат дольменами, конечно меньших размеров. Бретань не хранит монополию на мегалиты: "...они есть по всему миру, в Африке и в Тихом океане, проходя через Корею или Данию, даже если они не датируются той же эпохой. Если "фасад" Атлантики, является землей наиболее древней мегалитической деятельности, то наиболее недавняя подобная деятельность отмечена в Африке: в Средние века и даже в настоящее время". Некоторые специалисты объясняют такое множество сохранившихся мегалитов в Арморике частично тем, что Бретань, независимая от власти Каролингов, могла игнорировать указ об уничтожении стоящих камней изданный в 800 Карлом Великим.

Самые западные памятники группы Вильнёв-Сен-Жермен, соседствовавшей с культурой линейно-ленточной керамики, обнаружены на востоке Бретани (Ле-О-Ме (Le Haut Meé)). Использование аспидного сланца с восточного побережья Бретонского массива для изготовления браслетов в поселениях парижского бассейна можно объяснить широкой торговлей. Браслет из полированного камня, обнаруженный в захоронении поселения культуры Вильнёв-Сен-Жермен в Жаблене (Jablines), был изготовлен из амфиболита с острова Груа (Groix) на юге Морбиана, что говорит о торговле с местными общинами, сохранившими мезолитический образ жизни.

Наиболее древние длинные курганы относятся к середине 5 тысячелетия (Барнене). Ранние коридорные гробницы обычно относят к промежутку 4000 — 3000 гг. до н. э., за ними следуют гробницы с пассажами (3000—2500 гг. до н. э.). В позднем неолите преобладающими типами погребальных монументов стали крытые аллеи и простые дольмены.

Некоторые коридорные гробницы украшены орнаментом в виде насечек; самым известным из подобных памятников мегалитического искусства является Гаврини.

Ряд археологов усматривают влияние культуры линейно-ленточной керамики в находках из длинных курганов в Мане-Ти-Эк (en:Mané Ty Ec) и Мане-Поша-эр-Ё (en:Mané Pochat er Ieu) в Морбиане, однако большинство связывают эти находки с культурой Ла-Огетт — местным вариантом культуры импрессо.

Высокие тонкостенные круглые сосуды, нередко с лепниной в виде полумесяца, типичны для ранних камерных гробниц. Они обнаружены в Финистере, Морбиане и Атлантической Луаре.

Среди поселений среднего неолита примечательны Ла-Мотт (La Motte), Ла-Бютт-о-Пьер (La Butte-aux-Pierres) и Ланник (Lannic). В основном они сконцентрированы на побережье. В керамике заметно влияние шассейской культуры. Чаши — по-прежнему круглодонные, однако с s-образным профилем и вертикально перфорированной ручкой. Встречается, достаточно редко, геометрический орнамент. Обнаружены также сосуды шассейского типа. Бретонский вариант керамики называется керамика Эр-Ланник — для неё характерна треугольная перфорация, тогда как для керамики с Нормандских островов характерна круглая перфорация. Среди прочих местных видов керамики археологи выделяют кастельскую (Castellic) желобковую керамику, керамику Сукх (en:Souc'h-ware) и керамику Кольпо (Colpo).

Каменные круги, например, Эр-Ланник (en:Er Lannic, двойной овал из менгиров и рва) иногда содержат артефакты поселений и керамику шассейского типа.

К середине 3 тысячелетия до н. э. получают преобладание типы Kerugou, верхний и нижний Conguel, а также Rosmeur/Croh Collé.

Керамика в центральной Бретани, в которой заметно влияние культуры Сены-Уазы-Марны, относится к типам Quessoy и Crec’h Quille/Le Melus. Бутылки с «воротниковым горлом» можно отнести к Горизонту воротниковых горлышек поздней культуры воронковидных кубков.

С конца 3 тысячелетия в большом количестве импортируется кремень из Grand-Pressigny. Также экспортируются Бретонские топоры. Так, диабазовые топоры, произведенные в Плюсульене (Plussulien), были найдены в Британии.

Колоколовидные образцы найдены в нескольких поселениях, например, в Кастил Коз (Kastel Koz), другие образцы колоколовидной посуды были также найдены в реках. Небольшие золотые декоративные пластины были найдены в могилах колоколовидного периода, в области Карурэн (Kerouaren) обнаружена диадема.

Признаков того, что люди культуры колоколовидных кубков уже начали добывать металл из Армориканских залежей, до сих пор не обнаружено.

Среди археологов распространено мнение, что бретанская культура раннего бронзового века происходит от культуры колоколовидных кубков, с некоторым влиянием уэссекской и унетицкой культур. К этому периоду относятся богатые индивидуальные погребения под курганами, что характеризует полное изменение социальной структуры. Бретанские курганы можно отнести к двум типам: Cogné и Guiot, первый датируется 1900—1600 гг. д.н. э., второй 1600—1400 гг. д.н. э. Курганы первого типа могут быть до 50 м в диаметре и 6 м в высоту. Они были обнаружены в Западной Бретани вдоль береговой линии на южной границе Monts d’Arrée. Несколько курганов также были найдены и в Нормандии. Небольшая каменная пирамида покрывает погребальную камеру, деревянный гроб или каменную кладку, в которых находится захоронение. Нередко, камеры скрыты под большими каменными плитами. Также были обнаружены крытые склепы, например в St. Jude en Bourbriac. Каменные погребальные камеры могут быть достаточно большими, до 4 м в длину, но в них всегда только одно захоронение. При раскопках могил нередко находят янтарные бусы, серебряные чаши, кинжалы с золотыми рукоятками (например, в Saint Adrien), кремнёвые наконечники стрел, а также каменные топорики. Подобные находки, по мнению Дж. Брияра (J. Briard), указывают на то, что это захоронения воинов-жрецов (англ. warrior-priests). Очевидно, что далеко не всех хоронили таким образом, но об «обычных захоронениях» ничего не известно, учитывая, что кости, как правило, не были защищены от кислых почв Бретани. Украшенные золотом рукоятки кинжалов и янтарные бусы указывают на тесную связь с Уэссекской культурой, но формальные различия все-таки есть.

Курганы в Керноне (Kernonen) и Плюворне (Plouvorn) в Финистер (Finistère), являются яркими примерами богатых захоронений.

Курганы второго типа немного меньше и располагаются дальше от моря вглубь страны. Обычно они не содержат метала, но в таких курганах находят множество керамической посуды, высокие биконические сосуды, иногда с геометрическим рисунком по краю, или отдельные неукрашенные горшочки с четырьмя ручками. Судя по всему, вещи, которые закладывали в могилу, не разделялись в зависимости от пола усопшего.

В таких захоронениях, как Мез-Набат в Плюхине (Финистер) (англ. Mez-Nabat, Plouhinec (Finistère)), были обнаружены стеклянные бусы.

Поздний период Бронзового века характеризуется началом использования Армориканской оловянной посуды. Многочисленные клады содержат инструменты и оружие, но металлообработка встречается в захоронениях и поселениях не часто, что делает их временную синхронизацию затруднительной. Требульские клады (Tréboul) скорее всего совпадают по времени со вторым типом захоронений. Украшенные наконечники, ребристые топоры, пальстабы и удлиненные кинжалы весьма типичны для этого периода. Клад, обнаруженный в Bignan (Морбиан), содержал только бронзовые украшения.

Прибрежные солонцы известны с позднего периода Бронзового века и далее, как например в Curnic, Guissény.

Как показывает анализ пыльцы, в начале бронзового века происходила широкомасштабная расчистка берёзовых лесов. Пыльца злаков была обнаружена, в частности, в Порсгене (Porsguen), Плуэскате (Plouescat). Домашние животные включали овец, коз и крупный рогатый скот, однако охота всё ещё обеспечивала значительную часть мяса. В области La Roche (Videlles) до сих пор 60 % обнаруженных костей животных принадлежат диким животным, однако, остается неясным насколько это типично. Обугленные остатки очищенной пшеницы и ячменя были обнаружены в Plounéour-Trez, орехи и жёлуди также употреблялись в пищу. Фундук и жёлуди также потреблялись в пищу. Кремень по-прежнему остается важнейшим инструментом.

К раннему бронзовому веку относятся некоторые менгиры (вертикальные камни) и каменные группы (кромлехи), например, большой менгир Бризе в Локмарьяке (Locmariaquer).

В конце бронзового века наблюдается лишь незначительное влияние культуры полей погребальных урн. К этому же времени относятся многочисленные клады. Период Saint-Brieuc-des-Iffs обозначает начало Атлантического бронзового производства. Он сменяется периодом en:carp's-tongue complex, также имевшим место в Британии и Португалии.

При раскопках найдено большое количество армориканских топоров с квадратными топорищами. В Мор-де-Британь (Maure-de-Bretagne) обнаружено более 4000 топоров, приблизительно 800 в Треху (Tréhou) и Лудеке (Loudéac).

Найденные топоры указанного периода, как правило, не находились в обиходе, а скорее использовались в качестве примитивных денег. Они содержат значительную примесь свинца или полностью изготовлены из свинца, и распространены от Иберийского полуострова до востока Германии, Ирландии и Южной Британии, несколько штук найдено в Шотландии, Польше и Швейцарии. Известны различные региональные разновидности: Брандиви в Морбиан , Даут и Плюрьен на Северном побережье, Треху в Финистер.

Медь импортировалась из Испании в виде плоско-выпуклытых слитках, как, например, клад, найденный в Пенфул (Penfoul), Ландело (Landelau).

До сих пор раскопаны лишь немногие поселения данного периода. Деревушка Ploubazlanec в устье Trieux является примером укрепленного поселения.

Древнеримские источники упоминают ряд племён, таких, как галльские венеты, армориканцы, осисмии, намнеты и кориосолиты. Страбон и Посейдоний считали, что армориканцы относились к бельгам.

Армориканские золотые монеты были широко распространены — находки с ними встречались даже в области Рейна.

Солеварни широко распространены в Северной Арморике, например в областях Трегор (Trégor), Эбьен (Ebihens) и Эне Виян (Enez Vihan) близ Племёр-Боду (Pleumeur-Bodou) в округе Кот-д’Армор (Côtes-d’Armor) и на острове Йох (Yoc’h) близ Ландувэ (Landuvez) в округе Финистер (Finistère).

В среднем от 40 до 55 кг соли на варницу производилось в Эбьене. Каждая варница была около 2 м в длину. Объект датируется ранним или средним Латенским периодом. Найдены многочисленные образцы кирпичных кладок. В Трегоре использовались кирпичи ручной формовки от 2,5 до 15 см в длину и диаметром от 4 до 7 см, уложенные по спирали. В солеварнях в Ландрелле (Landrellec) и Эне Виян (Enez Vihan) были обнаружены остатки прямоугольных варниц размером от 2,5 до 3 м в длину и 1 м в ширину, построенные из камня и глины. В Заливе Морбиан у настоящему моменту было обнаружено около 50 солеварен, большей частью относящихся с Латенскому периоду.

Лишь ближе к римскому завоеванию Бретань заселяют бритты, от которых она получила своё современное название.

Первое проникновение кельтов в долину Луары и на Армориканский полуостров произошло не раньше VI в. до н. э. В то время это были лишь маленькие группы переселенцев, быстро растворяющиеся среди массы автохтонного населения. И только к 350—320 до н. э. кельтские племена, принёсшие с собой секрет добычи и обработки железа, окончательно укореняются в Арморике.

Древние кельты не боялись смерти, так как для них, она означала начало лучшей жизни. Обращенные в христианство бритты смотрели на смерть так же, как на простую, естественную вещь. Многочисленные оссуарии, (здания, куда собирают кости покойников), свидетельствуют о непринужденности бретонцев по отношению к смерти: прихожане достаточно спокойно предаются душеспасительным размышлениям возле черепов. Кроме того, души покойных - "an Anaon" - не слишком далеко. Прежде, во время важных праздников, таких как Новый Год или в канун дня Всех Святых, следовало поддерживать, для них, в очаге хороший огонь, и оставлять несколько блинов с праздничного стола.

У потустороннего мира есть свой властелин - Анку (Ankou). Им становится последний в году покойник. Если в приходе много усопших, люди говорят: "В этом году злой Анку". Обычно его изображают очень худым человеком в широкополой шляпе, или в виде скелета закутанного в саван. Орудие Анку - коса, однако не простая, ее лезвие обращено наружу. Анку тусуется по ночам, стоя на скрипящей телеге, запряженной двумя истощенными лошадьми. Это катафалк, "Karrig an Ankou", телега Анку (или "Karriguel an Ankou" буквально - тачка Анку), замененная на "Bag nez" - ночной корабль, в прибрежных районах. Услышать скрип колес телеги Анку или пересечься на дороге со зловещей упряжкой, обозначает близкую смерть. Неумолимый Анку предостерегает нас от забвения нашего неизбежного конца.

Бретань обязана своим именем бриттам, приплывшим сюда из Британии в начале Средних Веков. До этого она представляла собой западную часть ансамбля прибрежных территорий, расположенных между Сеной и Гаронной и называвшихся Арморикой, то есть «страной у моря». И в самом деле, море омывает 4/5 её периметра, и это положение объясняет большую часть способов её заселения: именно морским путём достигали этих берегов вплоть до третьего столетия до нашей эры все значительные перемещения цивилизаций и культур.

Христианство, пришедшее в северо-западную Европу в начале I тысячелетия, нашло благодатную почву среди кельтских народов. Уже тогда, безоглядная вера и пламенное миссионерство, являлись отличительными чертами кельтского духовенства. Ирландские и бриттские монахи несли свет христианства, трудясь в монастырских скрипториях над перепиской церковных документов, или проповедуя слово Христово языческим народам. Не случайно, исход островных бриттов на континент, возглавлялся не только политическими лидерами, но и духовными, что нашло свое отражение в культе Семи Святых - основателей Бретани. И в дальнейшем, на протяжении столетий, религиозность была отличительной чертой бретонского народа. Ничто не могло поколебать древней веры бретонцев, которую их предки привезли с собой из сумрачных монастырей Уэльса - ни волна протестантизма накрывшая Европу в XVI веке, ни идеи Просвещения, ни зверства якобинцев. Репрессии против священства стали одной из важнейших причин краха идей Французской революции в Бретани. До начала нашего века, приходской священник - "ректор" - являлся непререкаемым авторитетом в бретонской деревне. И по сей день, религиозное достояние Бретани, поразительно живое и оригинальное, не похожее, пожалуй, ни на что подобное в современной Западной Европе, составляет один из источников так называемого "бретонского своеобразия".

Номиноэ по праву считается отцом бретонской нации. Коротко, его дело можно выразить следующим образом: до него в Арморике была территория населенная бриттами; Бретани не было. Nevenoё или Nominoё был уроженцем Плумога (Plumaugat), около Динан и выходцем из знатной бретонской семьи. В 831 он становится графом Ванна (напомним, что графство Ваннское было в то время частью бретонской марки, пограничной области разделявшей земли бриттов и франков), то есть - практически представителем императора Людовика Благочестивого. Две эпохи в его правлении: "управляющего", и независимого государя. Переломная дата между этими двумя ипостасями: 840, смерть Людовика Благочестивого.

Во время первого периода, Номиноэ проявляет себя лояльным подданным, К этому есть два повода: его клятва верности Людовику и слабость бретонцев против всё еще мощного оппонента. Его непосредственные цели: умерять нетерпение региональных бриттских вождей, дабы не распылять необдуманно силы и вынуждать принимать их фактически, а не номинально свою власть. Поэтому, можно понять его позицию, которая на первый взгляд может удивить: он брал сторону Людовика против своих соотечественников (в столкновениях 830, 834, 835, 837, Номиноэ усмиряет волнения бретонцев вызванные провокациями франков; но обвиняет франков перед Людовиком, их императором). Тем не менее, уже тогда в его деятельности обнаруживается дальний прицел: Номиноэ берет на вооружение франкские методы которые обращает против них самих: он подталкивает своих бретонцев - крестьян, воинов и монахов, к переселению на Восток.

Его дар стратега и дипломата отлично иллюстрирует история, связанная с основанием Редонского монастыря, ставшего наряду с аббатством в Ландевенеке крупнейшим очагом бретонской культуры. В 830, Конвойон (Convoïon), архидиакон Ванна, с пятью соратниками, искал место для основания монастыря, где они могли бы посвятить себя службе Богу и "молиться за всю Бретань". Он завоевывает симпатию местного князя, который уступает им землю у слияния рек Ус и Вилен. Первоклассное место с военной точки зрения: высокий мыс, который господствует над всей областью и закрывает дорогу вторжениям. Другие вожди, недовольные, опротестовывают это решение перед императором Людовиком Благочестивым и архиепископом Тура, которые запрещают установку монастыря. Даже Номиноэ не смог их смягчить. Но, в 834, сыновья императора франков, взбунтовавшиеся против отца, заключают Людовика под стражу. Они напрасно пытались найти поддержку у Номиноэ, который остается верным императору. Более того, дабы испросить помощи Бога в пользу императора, он не находит лучшего средства чем пожалование, от имени Людовика Благочестивого, спорной земли необходимой для учреждения монастыря Конвойона:

" ...в эти времена, когда распад умножается сообщая конец времён, я передаю приношение монахам Редона, чтобы Бог, тронутый их молитвами, соизволил прибывать в благосклонности к императору, принимая во внимание эту милостыню сделанную от его имени ".

Мог ли Людовик отказаться от этого выражения верности?

840: Людовик Благочестивый умирает, оставляя империю своему сыну Лотарю, против которого выступают с оружием в руках его братья, Людовик Немецкий и Карл Лысый. Оппонент разделен и ослаблен, это час Номиноэ, это "бретонский час".

Пока внуки Карла Великого грызутся за дедушкино наследство, Номиноэ продвигается на Восток: область Нанта в 843, Ренн и Анжер в 844. Тем временем, отпрыски Людовика Благочестивого приходят к соглашению в Вердене, по которому земли западных франков отходят к Карлу Лысому. Король франков делает попытку добавить к своим владениям и земли бриттов - замысел которое не удалось осуществить ни Карлу Великому, ни Хлодвигу ни другим предводителям франков. Увы, Карл Лысый не обладал даже талантами своих знаменитых предков. Номиноэ навязывает противнику свое место для боя, в двух лье на севере Редона: Баллон.

845 Первая дата в Истории Бретани (дата которую почти никогда не упоминают в учебниках истории Франции).

Битва при Баллоне

"Бретонцы, согласно их боевому обычаю, заняли позицию перед франками, на специально обученных к такого рода сражениям лошадях. То они стремительно и всеми силами врезались в самую гущу франкских войск, истребляя их своими копьями, то изображали бегство, и противник, пытаясь преследовать их, оказывался под градом стрел. Приученные к ближнему бою, копьё против копья, франки оставались без движения, ошеломленные этой тактикой, которая была им неизвестна; они небыли подготовлены к преследованию этих лёгких войск, и, построенные тесными линиями, не находили от их ударов никакого спасения.

Ночь приостановила сражение. Франки имели множество убитых, ещё больше раненных; большое количество лошадей вышло из строя. На следующий день битва возобновилась и закончилась для франков катастрофой. Король Карл бежал под покровом ночи, тайком от своей армии, бросив свой шатёр, свою свиту, все свои королевские регалии. Вскоре армия, охваченная ужасом, не помышляла ни о чём, кроме такого же бегства. Бретонцы захватили их богатый лагерь и много трофеев". ("Raison du Kleuziou") С этого дня Номиноэ становится неоспоримым хозяином Бретани.

Доказав, что он хороший военачальник, Номиноэ проявил себя и дальновидным политиком.

Ещё отец Карла Лысого, Людовик Благочестивый, предпринимал неоднократные попытки сделать бретонский клир, максимально зависимым от франкской Турской метрополии. Он прекрасно понимал, что если бретонская Церковь будет подчиняться непосредственно папе, минуя, прочие (читай - франкские) инстанции, обуздать регионалистский пыл бретонцев будет гораздо труднее. В 818, император использовал своё пребывание в Бретани, что бы заставить монахов Ландевеннека принять бенедиктинский устав. Попутно, он старался упразднять кельтские религиозные обычаи, организовывать епархии не зависящие от монастырей, в которых эти обычаи укоренились особо прочно, контролировать назначение епископов и заставить их подчиняться метрополии в Туре.

Провозгласив суверенитет Бретани, Номиноэ добивался и независимости её Церкви, однако столкнулся с яростным сопротивлением франко-романской части бретонского клира. Конвойон находит метод: ему удается уличить некоторых франкских епископов в симонии и заставить их уйти в отставку. Двое из обвиняемых уехали, чтобы защищаться в Риме. Конвойон, официально посланный Номиноэ прибывает раньше и добивается официального осуждения. Для воплощения его в жизнь, Номиноэ собирает в Коатлё (Coatleu), в 849, ассамблею из 72 нотаблей, религиозных и светских, перед которой, покрытые позором епископы отправляются в отставку ...Не теряя времени, Номиноэ инспирирует их замену бретонцами. Протесты короля франков, Турской метрополии, других епископов Нейстрии, остаются без внимания.

После проведения церковной реформы, Номиноэ продолжает расширять границы своего государства на восток - присоединяются графства Ренна, Нанта и земля Рец, таким образом, определяются исторические границы Бретани. Однако он не останавливается и на этом. Анжер, Мэн и вот бретонская армия уже в Вандоме, когда его настигает внезапная смерть, 7 марта 851. Незамедлительно, франки попытались вернуть потерянные территории. Эриспоэ, сын Номиноэ, а затем Саломон, заставили их понять, что завоевание было прочным и длительным.

Национальный герой, инициатор бретонского единства, основатель Бретани, вот кто такой Номиноэ. Его гений, отмечен жизнеспособностью его деяний. Если сегодня, бретонцы протестуют против отчуждения Атлантической Луары, то потому, что это бретонская земля со времён Номиноэ, уже 1100 лет. Независимой Бретани нет с 1532; четыре века усиленной ассимиляции не преуспели в том, чтобы уничтожить у потомков тех, кто сражался при Баллоне сознание того, что они бретонцы. Этим сознанием они обязаны Номиноэ. (http://breizh.ru)

В результате захвата норманнами в 939 году королевство Бретань стало герцогством. С 1532 года Бретань объединилась с Францией благодаря личной унии, в дальнейшем постепенно утрачивая «древние вольности».

Герцогство Бретань занимало территорию, на котором располагается современный французский регион Бретань, а также департамент Луара Антлантическая. Традиционно герцогство Бретань делилось на следующие провинции (области, «страны»), соответствующие епархиям: в Нижней Бретани (фр. Breizh Izel) располагались области Леон, Трегор, Корнуай и Ваннская область (фр. Vannetais), тогда как в Верхней Бретани (фр. Breizh Uhel) находились область Сен-Бриё, область Сен-Мало, область Доль, Реннская область и Нантская область. В этих областях правили знатные феодалы или духовенство.

После смерти в 907 году короля Алена I Великого королевство Бретань пало под ударами норманнов. В 913-931 годах Бретань заняли норманны под предводительством Рагенольда (Рогнвальда), Фелекана и Инкона. В 931 году Ален Кривая Борода и Юдикаэль Беранже, граф де Ренн пытались освободить Бретань, но без успеха. В 931—937 годы Вильгельм Длинный Меч, герцог Нормандии, завоевал области Котентен и Авраншен и присвоил себе титул герцога Бретани.

Управление герцогством Вторым Нантским домом

Ален II Кривая Борода, внук по материнской линии Алена I Великого, старался восстановить разрушенную норманнами Бретань, однако средств на это у него было немного. Кроме того, герцогство Бретань значительно уменьшилось в размерах по сравнению с королевством при правлении Саломона. Ален был вынужден отказаться от Котантена, Авранша и западного Мэна. В 952 году герцог Ален II умер, так и не успев осуществить все свои планы. Новым герцогом Бретани стал его старший сын, Дрого.

Смерть Дрого произошедшая в 958 году в Анжере при странных обстоятельствах вызвала кривотолки в Бретани. Некоторые увидели в убийстве руку Фулька II Анжуйского, который стал графом Нанта с 958 до своей смерти. Жители Нанта, обвиняя Фулька в убийстве Дрого, подняли восстание и избрали себе в графы внебрачного сына Алена II по имени Хоэль.

В том же 981 году умер епископ Нанта Готье, и брат Хоэля, Гюереш, направился в Тур для рукоположения в этот сан. Однако пока брат находится в отъезде, Хоэль I был убит по указанию Конана, графа Ренна, и Гюэрешу пришлось возвратиться и принять на себя титулы графа Нанта и герцога Бретани.

Для того, чтобы бороться против Конана I, которого подозревали в организации убийства Хоэля, Гюереш заключил союз с герцогом Аквитании Гильомом IV. Через семь лет после убийства Хоэля I Конан, опасаясь направленного против него Нантско-Анжуйского союза, организовал отравление Гюереша.

После смерти герцога Гюереша его владения унаследовал малолетний сын Ален. Кто был его опекуном — неизвестно. Но уже в 990 году Ален умер от болезни, после чего Конану удалось захватить Нант и присвоить себе титул герцога Бретани.

Захват герцогства Реннским домом

Вскоре Конану пришлось столкнуться с графом Анжу Фульком III Неррой, провозгласившего себя защитником интересов Нантского дома. 27 июня 992 года Фульк разбил Конана во второй битве при Конкерей, причём сам Конан при этом погиб. Герцогство Бретань и графство перешло к его старшему сыну Жоффруа I.

В 1008 году Жоффруа I скончался, когда он возвращался из паломничества из Рима. Он оставил двух малолетних сыновей — Алена, герцога Бретани и Эона, графа Пентьевра, поручив над ними опеку Ричарду II, герцогу Нормандии.

В 1040 году Ален III был отравлен норманнами. Так как его единственный сын Конан был ещё несовершеннолетним, то регентом герцогства стал младший сын Жоффруа I Эд, которому было передано графство Пентьевр в качестве апанажа. Конан II не оставил законных наследников, после чего герцогом Бретани был объявлен Хоэль II, первый представитель дома де Корнуай на троне герцогов Бретани.

Правление графов Корнуая

Хоэль II де Корнуай был мужем Хависы, дочери герцога Алена III и сестры Конана II. Его отцом был Ален, граф Корнуая, а матерью — Юдит, графиня Нанта. Его брак с Хависой состоялся 11 декабря 1066 года, и он также был официально коронован герцогом Бретани, после чего Хоэль и его потомки получили права на герцогство.

Исторические провинции Бретани

Ему наследовал 13 апреля 1084 года старший сын Ален, тогда как графство Нант перешло к его второму сыну Матье. В 1103 году последний скончался, и графство перешло к Алену IV. Он скончался 13 октября 1119 года. Следующим герцогом стал Конан III, сын Алена IV.

Однако перед своей смертью в 1148 году Конан III лишил наследства своего сына Хоэля III и назначил своим преемником своего внука Конана IV, сына его дочери Берты и Алана Чёрного, графа Ричмонда. Конан IV правил под регентством своего зятя Эона де Пороэт, второго мужа Берты. Хоэль III оспаривал права на герцогство у Конана IV и последний был вынужден укрыться в Англии. В 1156 году Генрих II, король Англии, вновь водворил на престоле герцогства Бретань Конана IV.

Герцогство Бретань в 1156—1221 годах

Во время беспорядков и восстаний среди дворянства Бретани, Конан IV попросил оказать ему поддержку короля Генриха II. Последний согласился, с условием, если дочь Конана Констанция выйдет за его сына Жоффруа. Под давлением Генриха II Конан IV был вынужден отречься от престола в 1166 году. Генрих II объявил себя герцогом Бретани, и герцогство присоединилось к Анжуйской империи. Позиции Генриха II в Бретани особенно укрепились в 1181 году, когда его сын Жоффруа женился на Констанции, после чего Генрих передал ему герцогство. Начиная с герцога Жоффруа II, герцоги Бретонские приносили оммаж королю Франции (иногда перенесенному на короля Англии) за свой лен — герцогство Бретань.

Жоффруа II наследовал его сын Артур I. Когда Артуру I было шестнадцать лет, его захватил и заточил в Руане, а после убил, с помощью своей матери Элеоноры Аквитанской родной дядя, узурпатор английского престола, Иоанн Безземельный.

Пьер I Моклерк де Дрё был троюродным братом короля Франции Людовика VIII. Несмотря на то, что он был королевского происхождения, как представитель младшей ветви Пьер не имел больших перспектив. Но королю Франции нужен был лояльный правитель Бретани. Запутанная династическая ситуация после смерти Артура, позволила королю Франции Филипп II Августу, в 1212 году выдать наследницу Артура Аликс, дочь опекуна Артура Ги де Туара, за своего родича Пьера Моклерка де Дрё. В 1213 году Пьер был сделан герцогом Бретани. Ему удалось вывести Бретань из-под влияния Англии и Франции. Через год после становления герцогом он захватил графство Пентьевр, присвоив себе титул графа в этой области. Передав в 1237 году Седьмой крестовый поход, оставив преемникам крепкую герцогскую власть, а Бретани — свой родовой символ, горностая. Пьер сопровождал короля Франции Людовика IX в крестовом походе в 1249 году и был захвачен в плен 6 апреля 1250 года, будучи раненым в сражении при Мансуре. Он умер в море во время его возвращению в Западную Европу.

Жан I Рыжий скончался в 1286 году, передав герцогство старшему сыну Жану II. В 1297 году Жан II стал первым герцогом Бретани, бывшим пэром Франции. Как родственник короля Англии Эдуарда I он был назначен последним общим капитаном Аквитании и защищал эту область от армии короля Франции, которой командовал Карл Валуа. Жан II вёл только оборонительную войну, и Бретань была захвачена. В 1305 году Жан II отправился в Лион на интронизацию папы римского папы Клемента V, но, участвуя в этой церемонии, он был убит упавшей стеной.



Ему наследовал сын Артур II. Он приносил оммаж за виконтство Лимож королю Франции. В свою очередь Артур II передал Бретань своему старшему сыну Жан III Добрый, а графство Пентьевр перешло к его второму сыну Ги. Бездетный Жан III скончался в Кане 13 апреля 1341 года во время возвращения из Фландрии.

Война за Бретонское наследство

В 1341 году началась война за Бретонское наследство, вызванная притязаниями французского короля на герцогство Бретань. Она началась после смерти герцога Жана III, который не оставил наследников. Жанна де Пентьевр, дочь Ги де Пентьевра, брата Жана III, и Жанна Фландрская, жена герцога Жана IV, оспаривали друг у друга право наследования и, в конце концов, подтолкнули своих мужей, Жана II де Монфора и Карла де Блуа заявить свои права на герцогство. В то время Англия и Франция уже несколько лет находились в состоянии конфликта (Столетняя война началась в 1337 году). Эдуард III объявил себя королём Франции, и Жан де Монфор принес оммаж ему. А Карл де Блуа поклялся в верности своему дяде, Филиппу VI.

В 1341 году французы взяли в плен Жана де Монфора и отдали герцогство Карлу де Блуа, но в 1342 году Эдуард III высадился в Бресте. Жана де Монфора бросили в тюрьму, Жанна Фландрская сошла с ума. В 1343 году было заключено перемирие.

Status quo соблюдался вплоть до поражения французов в битве при Оре в 1364 году. Победа проанглийской партии позволила в 1365 году заключить первый Герандский договор, который сделал законным наследником Жана IV Храброго, сына Жана II де Монфора. Жан в свою очередь подписал союзный договор с Англией.

Правление в Бретани Монфоров

После утверждения титула герцога Бретани, Жан IV правил спокойно, только столкнувшись с восстанием Оливье де Клиссона. Герцоги Бретани из дома де Монфор приносили оммаж королю Франции за графство Монфор-л'Амори. Жан IV скончался в 1399 году, передав титул своему сыну Жану V Мудрому. Его старший сын, Франсуа Любимый, унаследовал Бретань после смерти отца в 1442 году, но сам не оставил наследников. Он скончался через восемь лет после смерти отца, в 1450 году, и герцогом Бретани стал его младший брат Пьер II Простой.

Следующим герцогом Бретани стал сын Жана IV Артур III, коннетабль Франции. Через год, в декабре 1458 года он умер в Нанте и был похоронен в городском соборе. После его смерти наследником герцогства оказался Франциск II, сын Ричарда, графа Этампа, Манта, Бенона и Вертю. В 1488 году Франциск скончался, и герцогиней стала его малолетняя дочь Анна.

Присоединение к Франции

Когда началась война за Бретонское наследство, Максимилиан I, император Священной Римской империи, не упустил возможности вмешаться в этот конфликт на стороне герцогини Анны, которую обещали ему в жёны. На стороне Максимилиана и Анны выступили также Англия и Кастилия.

Герцогиня Анна

Ещё при жизни отца Анны Бретонской, герцога Бретани Франциска II, Максимилиан получил официальное согласие на брак. 19 декабря 1490 года в Ренне состоялся его брак по доверенности с Анной Бретонской, однако сам Максимилиан, занятый решением проблем с Венгерским королевством, в Бретань не спешил. Этим воспользовалась Анна де Божё, регентша при короле Франции Карле VIII, обручённым с малолетней дочерью Максимилиана. Не желая, чтобы Бретань досталась Максимилиану и пока он не прибыл в Бретань для завершения брака, Анна и Карл решились на поход в герцогство под предлогом, что король является сюзереном Бретани и герцогиня обязана получить у него разрешение на брак. Поход возглавил молодой король. Он захватил Ренн и потребовал от Анны стать его женой. Брак был заключён 6 декабря 1491 года в замке Ланже на Луаре, после чего Бретань вошла в состав французского королевства.

Этот брак вызвал осуждение во всей Европе. В том числе был недоволен и папа римский Иннокентий VIII, поскольку Карл не дождался разрешения на разрыв предыдущей помолвки с Маргаритой. Уязвлённый же Максимилиан обвинил Карла в бесчестности и постарался, чтобы дурная слава о французском короле распространилась повсеместно. При этом ему пришлось отказаться от войны против Франции, поскольку имперские князья отказались финансировать его личную месть. Однако Максимилиану удалось вернуть Франш-Конте, разгромив французов у Санлиса в 1493 году, но развить свой успех не смог. По Санлисскому миру Карл был вынужден признать это завоевание, кроме того Франция официально признала права Габсбургов на правление в Нидерландах.

Бретонское герцогство таким образом оказалось в личной унии с французской короной, однако, сохранила обособленность от королевского домена, Анна в качестве его правящей герцогини управляла им самостоятельно.

Герцогиня Клод



После смерти в 1498 году Карла VIII чтобы не допустить расторжения унии (брак Карла и Анны остался бездетным) его наследник Людовик XII также вступил в брак с овдовевшей Анной Бретонской (с первой женой Жанной, Людовик развелся с разрешения папы Александра VI). Дочь от этого брака, Клод, ставшая герцогиней Бретани после смерти Анны, была выдана замуж за двоюродного племянника Людовика XII, Францискa, графа Алансона, в 1515 году унаследовавшего французский престол под именем Франциска I, сделав его тем самым также герцогом. Франциск передал герцогство своему сыну Франциску III в 1524 году после смерти его матери Анны.

В 1532 году Франциск I, используя военную силу, добился от бретонского парламента издания акта о неразрывности унии между французской короной и герцогством Бретань. Бретань, таким образом, была фактически превращена во французскую провинцию, однако сохранила внутреннее самоуправление. В Бретани продолжал действовать сословно-представительный орган — Штаты Бретани, ведавший в том числе и вопросами налогообложения.

В 1536 году Франциск III скончался. Герцогство Бретань перешло ко второму сыну короля Франциска I Генриху II, ставшего королём Франции после смерти Франциска I в 1547 году. Титулярным герцогом Бретани был до восшествия на престол в 1559 году после смерти Генриха II его сын Франциск II.

Феодальные владения на территории герцогства

В состав герцогства входил ряд феодальных владений, являвшихся вассалами бретонских герцогов. После присоединения Бретани к французской короне некоторые из них сами получили статус герцогства.

В 1790 году, в ходе Великой Французской революции, Бретань была разделена на пять департаментов — Луара Нижняя (ныне Луара Атлантическая), Кот-дю-Нор (ныне Кот-д’Армор), Иль и Вилен, Финистер и Морбиан. Епархии были упразднены, а при их восстановлении, при Наполеоне I, границы их стали соответствовать границам департаментов.

В 1941 году департамент Луара Нижняя, где находится древняя столица Бретани — Нант, был отторгнут режимом Виши от Бретани и вошёл в регион Страна Луары. До сих пор Нант является крупнейшим городом исторической Бретани.

В настоящее время остальные четыре департамента образуют французский регион Бретань, охватывающий 80 % территории и 71 % населения исторической Бретани.

В 1963 году создан Фронт освобождения Бретани, начавший борьбу за независимость Бретани. В 1964 году создана политическая партия «Демократический Бретонский Союз», выступающая за автономию Бретани.

В соответствии с территориальной реформой французских регионов 2014 года, Бретань стала одним из немногих административных регионов, чьи границы не изменились.

Древняя Арморика ("страна у моря"), как называли эти края римляне, до V века н. э. была населена кельтскими племенами, а после - выходцами с Британских островов (вот откуда современное название области). В дни, когда путешествовать морским путем было куда безопаснее, чем по суше, территория современной Бретани была связана непосредственно с Британией гораздо сильнее, чем с материковой частью Франции. Многие современные города, вроде Сен-Мало, Сен-Ло или Сен-Бриё, были основаны уэльскими или ирландскими миссионерами и получили свои имена в честь святых, которых уже не найдешь ни в каких списках. До сих пор по своему языку и культуре бретонцы очень сильно отличаются от жителей остальной территории Франции, причем всячески подчеркивают свою аутентичность не только на бытовом уровне, но и официально. Бретонский язык, традиции, эпос и сложный местный символизм сохраняют свое значение и сейчас, даже несмотря на явное стремление к ассимиляции французской культурой, хорошо прослеживавшееся весь ХХ век. Явно просматривается и тяга региона к независимости от Франции, проявляющаяся и в создании партии "Демократический бретонский союз", выступающей за автономию Бретани, и в повсеместном использовании бретонских названий в дорожных указателях или меню, и даже в борьбе за получение своего собственного регионального домена в интернете (.bzh)

А уж местные празднества и фестивали и вовсе пропитаны народными традициями более, чем где бы то ни было на территории страны, да и рассчитаны явно не на туристов, а на возрождение своей древней культуры.

Северное побережье Бретани

Северное побережье Бретани от курортного города Динар (Dinard) до области Финистер (Finistere) на самом западе условно разделено на две достаточно отличающихся друг от друга области. От Динара до залива Сен-Брие тянутся зеленые бухты Изумрудного берега (Cote d'Emeraude), столицей которого и принято называть Сен-Мало. Главные точки притяжения здесь - старый курортный городок Динар (Dinard) и разбросанные вокруг него курортные местечки Лансье (Lancieux), Эрки (Erquy), Сен-Бриё (Saint Brieuc), Сен-Люнер (Saint Lunaire) и Сен-Каст (Saint Cast Le Guildo), а также живописный замок Лате www.castlelalatte.com.

Западнее Сен-Бриё начинается побережье Гоэло (Cote de Goelo) - более скалистое и "дикое", чем восточные берега, но ничуть не менее живописное. Эти края славятся своими приливами, изолированными небольшими бухтами и огромными валунами, давшими имя целому побережью - Гранитному берегу (Cote de Granit) около Перрос-Гирек (Perros-Guirec). Узкие скалистые бухты этого региона более напоминают фьорды, а довольно плоские верхушки прибрежных скал, заросшие разнотравьем и кустарником, похожи на Шетландские острова. Здесь можно посетить привлекательный городок Пемполь (Paimpol) с его мощеными улицами и прекрасными старыми зданиями из серого гранита, руины аббатства Бопор (XIII в.) www.abbaye-beauport.com, два живописных острова Бреа (Brehat) - одно из самых красивых мест в Бретани, кафедральный собор Сен-Тругдуаль в городке Трегьер, лежащий в 10 км к северу от него знаменитый домик Ле-Жуффре (Ле-Жуффре-дю-Кастель-Мёр), зажатый меж двух гранитных валунов близ деревни Плугрескан, курортный городок Перрос-Гирек www.perros-guirec.com и расположенный чуть западнее Трегастель с его пляжем Турони, небольшой городок Плуа (традиционная граница между французской и бретонской частями Бретани, интересно, что названия почти 30% населенных пунктов от Сен-Мало до Бреста начинаются на буквосочетание "плу"), а также деревню Кермарья-ан-Иски с экстраординарными средневековыми фресками "танца смерти" в её часовне XIII столетия.

Один огромный пляж простирается от Сен-Мишель-эн-Грев вдоль всего залива Ланьон, образуя полосу мелкого песка, ширина которой в отлив достигает нескольких сотен метров. Главным украшением этого района является исторический город Ланьон (Lannion) www.ot-lannion.fr, лежащий на берегу реки Легер (Leguer) на расстоянии полутора километров от береговой черты. Широко известный своими средневековыми улочками, лестницами и интересными старыми церквями, он также считается центром высокотехнологичной промышленности и одним из самых быстроразвивающихся городов современной Бретани, который нередко называют Ville heureuse ("Счастливый город"). В дополнение к прекрасным полукаменным зданиям, окружающим площадь Леклерк, обязательно стоит подняться по 142 гранитным ступеням к монастырю тамплиеров Эглиз-де-Брелевен (XII в.).

Бретань является частью Армориканского массива, что придаёт ей природную целостность. Массив этот имеет, в основном, равнинный характер, его средняя высота над уровнем моря не превышает 104 метра. Это наиболее древний регион из всех, составляющих сейчас территорию Франции: его история началась ещё до палеозойской эры.

Бретань — полуостров, Атлантический океан омывает 4/5 её периметра, а береговая линия составляет 3000 км весьма разнообразных по рельефу берегов. Благодаря влиянию океана, в Бретани относительно мягкие зимы (27 морозных дней в году в Сен-Бриё) и умеренная жара летом. Весна начинается очень рано, с начала марта, однако длится очень долго, так как потепление нарастает очень медленно. Это наиболее красивое время года, когда зацветают дрок и утёсники.

Осадки не очень обильны (Роскофф: 760 мм), за исключением возвышенностей, где они превышают 1000 мм. Они выпадают, главным образом, в сезон холодов. Ветры, жестокие на берегах, быстро смягчаются во внутренней части полуострова лесами.

Бретань — самая западная часть метропольной Франции, на её территории находятся её самые западные точки метрополии — остров Уэссан и мыс Пуэнт-де-Корсан (континентальная).

Природа

Леса издревне покрывали Арморику, но в наше время, из-за сельскохозяйственных и промышленных нужд, леса поредели — однако, по-прежнему, составляют большую часть ландшафта Бретани. Один из таких лесов (Броселианд) вошёл в легенды.

Финистер

Самый запад Бретани занимает департамент Финистер (Finistere), славящийся своими утесами, узкими бухтами-фьордами (местные жители называют их "абер") и скалистыми мысами. Здесь буквально все пропитано кельтским и бретонским фольклором, а многие полуострова и заливы называются почти так же, как и в Британии. Толпы туристов летом буквально заполоняют "Берег легенд", как нередко называют северное побережье Финистера, но многие и многие километры этих живописных мест зачастую просто неизвестны гостям. Наиболее колоритны узкие мини-фьорды бухт Л'Абер-Ильдю (отделяет воды Атлантики от Ла-Манша), Л'Абер-Бенуа и Л'Абер-Врак, бухты Ландеда, Стагадон и Байе-дез-Англез, песчаные дюны и пляжи полуострова Сен-Маргерит, "мост дьявола" (череда валунов, действительно образующих что-то похожее на мост) в Ланнили (Lannilis, по-русски нередко называется Ланнилис), самый высокий в Европе маяк (82,5 м) на острове Вьерж (Vierge), уникальный Музей водорослей в Плугерно (Plouguerneau) и популярный курортный городок Бриньоган-Плаж (Brignogan-Plages), а также характерные местные старые кладбища (enclos paroissiaux), скрывающиеся за каменными оградами.

Также можно увидеть полуразрушенный легендарный замок Ла-Роше-Морис (XIII-XV вв.), маленький курорт и порт Роскоф с его церковью Нотр-Дам-де-Кроа-Ба (XVI в.) и Институтом талассотерапии, лежащий напротив островок Бас, долгое время являвшийся "морским кварталом" Роскофа, а в наши дни - тихий курорт, где даже автомобили запрещены; две церкви XIII века в Сен-Поль-де-Леон, полуразрушенный замок в Тремасане - по легендам именно здесь высадился персонаж средневекового рыцарского романа Тристан, белоснежный пляж возле Ле-Конкет (24 км севернее Бреста) и руины бенедиктинского аббатства в Сен-Матье. В устье реки Морле (Morlaix, 13 км к северу от одноименного городка) возвышается мегалитическая каменная пирамида Керн-дю-Барненес, датируемая приблизительно 4500 годом до н. э., что делает её одним из самых старых крупномасштабных памятников в мире. Весь комплекс (а здесь, по сути, две пирамиды, надстроенные одна над другой) имеет размеры около 70 метров в длину и 15-25 метров в ширину при 6 метрах высоты. Причем открыта для посещения (с мая по август - ежедневно с 10.00 до 18.30; с сентября по апрель - с четверга по воскресенье с 10.00 до 12.30 и с 14.00 до 17.30; вход - 5 евро) только часть этого уникального сооружения, а два самых загадочных коридора, пронизывающих весь комплекс и уходящих, как считается, под морское дно, закрыты.

Один из крупнейших французских портов - город Брест лежит на северном берегу великолепной естественной Брестской бухты, на самом западе Финистера.

Если двигаться на юг, в сторону города Кемпер (Quimper, Kemper), можно увидеть "самый бретонский" город региона - Локронан (Locronan), славящийся своими средневековыми особняками, сохранившимися в совершенно неизменном виде. Также хороши древний рыбацкий порт Дуарнене www.douarnenez-tourisme.com в великолепном одноименном заливе с его Музеем порта и Музеем лодок, Байе-дез-Трепассе ("Залив мертвых", 30 км к западу от Дуарнене) - популярнейшее место для подводной археологии (в водах залива обнаружено более сотни затонувших судов, а легенды приписывают этому месту возможное местонахождение "потерянного города" Из), имеющий статус национального памятника мыс Ра www.pointeduraz.com, признанный центр лова креветок и лангустов - летний курорт Одьерн www.audierne-tourisme.com с его популярным аквариумом "Аквашоу", а также крошечный остров Сен (Ile de Sein) в 8 км от мыса Ра (предполагается, что он служил последним убежищем друидов в Бретани).

Ну и, конечно, особого внимания заслуживает самый старый город региона и его современный центр - Кемпер.

Южнее Кемпера, на южном побережье Финистера, начинается знаменитый берег Корнуай (Cornouaille) - самый популярный приморский курорт Бретани, широко известный своими природными красотами и чистыми пляжами. К лучшим местам отдыха здесь относят семейные курорты Бенодет (Benodet, в этих краях свои законы произношения) и Фуэнан (Fouesnant), третий по объемам продукции рыбацкий порт во Франции - Конкарно (Concarneau) с его старым городом-крепостью, связанным с материком узким мостом; увековеченный Гогеном маленький порт Понт-Авен, удивительный архипелаг Гленан (Glenan) с его необычными ландшафтами и флорой, а также симпатичные городки Риек-сюр-Белон (Riec-sur-Belon), Клоар-Карноэт (Clohars-Carnoet) и Моэлан-сюр-Мер (Moelan-sur-Mer).

Внутренняя Бретань

Внутренние регионы Бретани сплошь исчерчены синими лентами многочисленных рек и каналов, связывающих Финистер и долину Луары в единую водную артерию, известную как канал Нант - Брест. Эти края достаточно слабо известны иностранным туристам, но сами французы любят их за спокойные ландшафты и множество красивых мест, идеально подходящих для экологического туризма и активного отдыха.

Наиболее интересны здесь городок Каре-Плугер (Carhaix-Plouguer) с его ренессансным особняком Масон-де-Сенешаль (сейчас здесь размещается туристический офис) и четырехдневным июльским рок-фестивалем www.vieillescharrues.asso.fr, региональный природный парк Арморик между Морле и Бреннили, первобытный хаос валунов и сосен знаменитого леса Foret de Huelgoat северо-восточнее Бреннили, огражденный лесом живописный городок Кенесан (Quenecan), ряд красивых водохранилищ между Каре-Плугером и Понтиви (Pontivy), сам старый рыночный город Понтиви www.pontivy.fr с его вязью средневековых кварталов и замком Роан (XV в.), принадлежавший все тем же Роанам (в Средневековье они контролировали треть Бретани) замок с базиликой Нотр-Дам-де-Понсье и лежащий сразу за ним Музей кукол в городке Жослен (Josselin), украшенная необычной резьбой и скульптурами церковь в древнем городке Малетруа (Malestroit), Музей бретонского Сопротивления www.resistance-bretonne.com в деревушке Сен-Марсель (2 км западнее Малетруа), одна из самых красивых деревень Бретани - Рошфор-ан-Тер www.rochefort-en-terre.com (17 км к югу от Малетруа) с её отличным замком и богатый средневековый город Редон (Redon), в наши дни известный своими особняками XVII-XVIII веков и монастырями.

Южное побережье Бретани могло бы стать роскошным морским курортом, если бы не его скалистые берега. Однако эти края очень популярны как один из крупнейших исторических участков страны - здесь, среди множества укромных бухт с теплой водой, обнаружено огромное количество доисторических участков, привлекающих как археологов, так и любителей истории. Впрочем, и морских курортов здесь немало, поскольку отдельные участки песчаного побережья плотно застроены уютными приморскими городками. Да и сам этот берег от Лорьяна до бухты Бурнёф французы образно называют Берегом любви, хотя официально он именуется Кап-Атлантик.

Четвертый по величине город Бретани, Лорьян лежит на западном берегу большой естественной гавани, защищенной от океана островом Груа (Ile de Groix).

Восточнее Лорьяна, на одноименном полуострове, располагается живой город-порт Киброн (Quiberon, в русской транскрипции - Киберон) - отправная точка к курортам острова Бель-Иль и диким берегам Кот-Саваж. При этом восточный берег Киброна кардинально отличается от западного - здесь полосой тянутся отличные песчаные пляжи с хорошей инфраструктурой отдыха, небольшим парком и миниатюрным полем для гольфа. А в самом городе находится крупный центр талассотерапии "Киброн-Таласса".

Остров Бель-Иль (Belle-Ile, 45 минут паромом от Киброна) географически является продолжением полуострова и потому похож на него как две капли воды. Западный берег дик и скалист, а восточный полог и покрыт узкой полосой пляжей. В Средневековье остров принадлежал монахам Редона, затем - честолюбивому Николя Фуке (министр короля Луи XIV), а позже англичанам. Поэтому мощная звездообразная цитадель, призванная защищать интересы владельцев Бель-Иля, сразу бросается в глаза всем гостям острова. Построенная по чертежам все того же Вобана, крепость острова считается одним из лучших образцов фортификационного искусства в Европе. А туристы, кроме размеров и неприступности, смогут оценить многочисленные подземные галереи, таинственные подвалы, бесконечные анфилады комнат, темниц и огневых точек. До 1961 года комплекс использовался как тюрьма, поэтому в стенах цитадели открыт музей (хотя его коллекция по большей части основана на беллетристике). Также стоит увидеть грот Лапотикерер на западной оконечности острова, две скалы - Жан и Жанна (по местным легендам это двое влюбленных, превращенных в камень) и красивый небольшой городок Созон (Sauzon) на северо-западном берегу.

В 4 км к северу от лежащего в основании полуострова Киброн города Карнак располагается самый важный доисторический участок в Европе - около трех тысяч загадочных каменных столбов ("тумули") и дольменов эпохи неолита. Сам городок Карнак является крупным морским курортом.

Город Ван, лежащий в самом центре северного берега залива Морбиан (Golfe de Morbihan), является главным туристическим центром южной Бретани. По всей акватории залива разбросаны крохотные живописные острова.

Южнее, вблизи устья Луары, земля Бретани уже фактически заканчивается. Дороги поворачивают на восток и запад - к Поншато и Нанту, обходя болотистые земли Гранд-Бриер (Grande-Briere). В течение многих столетий эти 20 тысяч акров трясин использовались лишь для ловли угря, сбора тростника и добычи торфа, а в наши дни превращены в региональный природный парк Бриер. На самом краю болот, почти на берегу моря, расположен великолепный городок Геранд www.ot-guerande.fr. Окруженный стеной XV века город уже многие века является центром соледобычи, а окружающая его "белая страна" Гвенранн сплошь покрыта соляными полями, на которых морскую соль выпаривают из воды еще с римских времен. Ворота Пор-Cен-Мишель на восточной стороне города в наши дни используются для размещения коллекций маленького Исторического музея, а сам город нередко служит площадкой для съемок кинофильмов - настолько характерны его древние кварталы и крепостные валы. Неподалеку, среди прибрежных дюн, находится старый городок Ла-Боль www.labaule.fr, или Ла-Боль-Эскублак (La Baule Escoublac). Расположенный на длинной песчаной косе, связывающей бывший остров Ле-Круазик (Le Croisic) с материком, он широко известен своими массивными жилыми домами XVI-XIX веков и роскошными гостиницами. Сейчас это очень модный курорт с прекрасным пляжем, полумесяцем уходящим далеко на юг, имеющий свой собственный стиль и имидж. Однако маленький рыбацкий порт Ле-Круазик, защищенный с моря узким мысом, считается заметно более аутентичным местом, чем шумный и достаточно хаотичный Ла-Боль.

Бретонский флаг — «Gwenn ha du» (в дословном переводе с бретонского — «белый и чёрный») был создан в 1923 году Морваном Маршалем. Четыре белые полосы представляют бриттские регионы и епископства — Леон (фр. Leon), Трегор (фр. Tregor), Корнуай (фр. Cornouaill) и Ваннский регион (фр. Vannetais). Пять чёрных полос символизируют регионы и епархии, где говорят на галло: Ренн (фр. Rennes), Нант (фр. Nantes), Дол (фр. Dol), Малуин (фр. Malouin) и Пентьевр (фр. Penthievre). Горностай был взят с герцогского герба. Совокупность образовывает эмблему, реализованную с соблюдением геральдических традиций, а именно: флаг ясный, видимый и узнаваемый издалека, внятный и дающий представление о Бретани.

Герб Бретани (фр. Armoiries de la Bretagne) — герб французского региона Бретань, а ранее официальный герб Бретонских герцогов, использовавшийся герцогами с 1316 по 1514 годы. Представляет собой полностью горностаевый щит. Графически предстаёт в виде серебряного поля, равномерно усеянного черными «хвостиками», самый распространённый вариант которых изображают в виде небольших крестов, подобных знаку трефовой масти, нижняя ветвь которых удлинена и, уширяясь, разделяется на несколько кончиков.

В легендах появление горностаевого герба Бретани связывают с герцогом Аленом Барбетортом. Согласно одной из них, однажды герцог, спасаясь от норманнов, был остановлен разлившейся рекой, илистой и грязной. Внезапно он обратил внимание на горностая, убегавшего от скачущих коней: зверёк резко развернулся у самой воды, предпочитая погибнуть, нежели запачкаться. Воодушевлённые примером, герцог и его соратники развернулись лицом к противнику и с криком «Лучше смерть, чем позор!» бросились в бой. С тех пор фраза герцога «Лучше смерть, чем позор» стала девизом Бретани, а мех горностая был помещён на щиты Бретонских герцогов.

В среде бретонских националистов имеет популярность гипотеза о бретонской протогеральдике, в которой обильно использовался горностаевый мех, и имеют место попытки доказать существование кельтской принцессы по имени Гермиона (Hermione), а гербовый щит с полностью горностаевым полем называется гербом легендарного короля Артура.

В 1213 году Пьер Моклерк, младший сын Роберта II де Дрё, обручённый с наследницей Бретонского герцогства Алисой де Туар, прибывает в Ренн и начинает править герцогством (до 1237 года) в должности феодального опекуна (фр. baillistre). К этому времени Пьер де Дрё уже является обладателем собственного герба: его герб представляет собой шахматно разделённое поле, окружённое червлёной каймой, с горностаевой вольной частью в декстере. То есть, в герб своей семьи с полем, шахматно разделённым на золото и лазурь (традиционные цвета Капетингов, младшей ветвью которого был и дом де Дрё) и окружённым червлёной каймой, он вводит бризуру, которую в XIII веке иногда использовали младшие отпрыски знатных домов: вольную часть (фр. franc-canton) с горностаевым мехом.

Горностаевое поле

Герцог Жан VI в «Большом конном гербовнике [ордена] Золотого руна» (XV век). На гербовых накидках лошади и всадника изображено горностаевое поле.

Печать герцога Франциска I.

Лепной герб Бретани на Двойных вратах Сен-Венсан, Сен-Мало, 1708—1710 годы.

Герб Пьера Моклерка оставался гербом герцогов Бретани больше века, после чего в 1316 году герцог Жан III меняет герб и вместо шаховницы де Дрё с горностаевой вольной частью утверждает щит с полностью горностаевым полем. Возможные причины данного изменения (изменения гербов великих принцев были редкостью для XIV-го века) были отмечены и проанализированы известным медиевистом Мишелем Пастуро:

У Жана III были отвратительные отношения со своей мачехой, Иоландой де Дрё, матерью его сводного брата Жана де Монфора), и вёл с ней тяжбу о наследии своего отца, покойного герцога Артура II. Иоланда, являясь членом семьи де Дрё, имела право использовать тот же герб, что и Жан. А так-как в средневековье геральдика была элементом права, являясь формой выражения определённых правовых отношений, то использование герцогского герба подразумевало так-же власть и герцогские полномочия. Жан III не мог помешать мачехе носить герб де Дрё, и он решил изменить свой собственный.

Тот факт, что на шаховнице Дрё была изображена бризура (червлённая кайма) и вторичная бризура (горностаевая вольная часть) говорил о том, что герб принадлежит младшей линии и не совсем соответствует статусу правителей большого княжества. Помимо этого, текущий герб геральдически указывал на зависимость Бретонского герцогства от небольшого графства Дрё (в свою очередь, находящегося в зависимости от герцогства Нормандии). Поэтому в этом вопросе простой (неразделённый) щит в качестве официального был желателен для герцогов Бретани, являвшихся фактически независимыми правителями в своих землях.

Золото и лазурь, гербовые цвета Капетингов, в шаховнице де Дрё указывали в XIII веке на родство с королями Франции из династии Капетингов, что в то время способствовало повышению престижа носителя герба. Но с XIV века, центральным элементом королевского герба, равно как и французской королевской геральдики, стали лилии, в то время как шаховница с цветами потомков Гуго Капета потеряла свою первоначальную притягательность.

Горностаевый мех в XIII—XIV веках повышает свой престиж в сравнении с беличьим мехом, раньше более котируемым. К настоящему времени мех горностая стал неизменным атрибутом власти и употреблялся для подбивки мантий суверенов, представителей высшей аристократии и судей, подчёркивая соответствующие моральные качества свoero владельца: честь дворянина или неподкупность судьи.

Усеянный герб горностаевого меха являлся, эстетически и символически, ответом на Флёр-де-ли королей Франции. Выбрав герб с полностью горностаевым полем, то есть в согласии с излюбленным приёмом средневековой символики, взяв часть и подменив ею целое, герцог Бретонский не только избавился от всякого намека на бризуру в своём гербе, но и, подобно королю Франции, стал отныне обладателем усеянного гербового щита, то есть щита с такой структурой, которая в средневековых символических системах считалась самой престижной.

Наиболее вероятная причина смены герба состоит в том, что герцог Бретонский больше стремился подчеркнуть собственное возрастающее влияние и не желал носить герб с бризурой, которая слишком явно подчеркивала тот факт, что бретонский герцогский дом вначале являлся лишь младшей ветвью графского дома де Дрё (который в ту пору находился в полном упадке).

Особенности

В текущем представлении «хвостик» (фр. moucheture; дословно «пятно») является визуальной репрезентацией собственно «эрмелина», а истоки этого символа лежат в чёрных хвостах горностаев, прикрепляемых к белым меховым накидкам. Эволюция значения связана с изображением, которое показывает морфологическое сходство элемента с целым, значительно нивелируя разницу.

Количество и форма горностаевых «хвостиков» варьировались в зависимости от времени создания, места и художника, каждый из который отображал в созданном варианте Бретонского герба свой смысл, подчас противоположный остальным. Герб герцогов Бретани, таким образом, мог включать от трёх до двенадцати «хвостиков», что зачастую зависело от площади носителя — печатей, монет, медалей, рукописей или собственно щитов. Количество кончиков нижней ветки (основания) крестоподобных «mouchetures» варьировалось в диапазоне от 3 до 9, также как изменялась форма элементов тройственной вершины «хвостика» (точки, ромбы, фитили), что обозначала крепления, которыми фиксировали горностаевый мех с хвостиками.

В отличие от французских лилий, «хвостики» не преступали края гербового щита или флага согласно бретонской геральдической традиции в эпоху герцогов. Эта традиция была потеряна в XVI веке, когда горностаевым гербом стали заниматься французские геральдисты, располагающие «хвостики» на щите в шахматном порядке, отчего их количество возросло.

Гимн Бретани

Сочиненный в 1897, под впечатлением от валлийского гимна HEN WLAD FY NHADAU (Древняя Земля моих Отцов), BRO GOZ MA ZADOU, является произведением барда Талдира Жаффрену (TALDIR JAFFRENNOU). Bro Goz сегодня рассматривается как национальный бретонский гимн.

BRO GOZH MA ZADOU

Ni Breizhiz a galon karomp hon gwir Vro

Brudet eo an Arvor dre ar bed tro dro

Dispont `kreizh ar brezel hon Tadou ken mat

A skuilhas o gwad. ДРЕВНЯЯ ЗЕМЛЯ МОИХ ОТЦОВ

Мы, бретонцы всем сердцем любим нашу Родину!

Повсюду в мире знают страну у моря,

За которую наши отцы проливали кровь.

Diskan:

O Breizh, ma Bro, me gar ma Bro!

Tra ma vo`r mor` vel mur n`hez ro

Ra vezo digabestr, ma Bro! Припев:

O Бретань, моя страна, моя любимая родина,

Пока морские волны остаются твоими стенами

Ты будешь свободна, моя страна!



Breizh, douar ar Sent kozh,

douar ar Varzhed

N`eus bro all a garan kement `barz ar bed

Pep menez, peb traonien d`am c`halon zo kaer;

Enno kosk meur a Vreizhad ter.

Бретань, земля древних Святых,

земля Бардов,

Нет страны в мире которая сравнится с тобой

Каждая гора, каждая долина дорога моему сердцу,

Много храбрых бретонцев спит в твоей земле.



Ar Veretoned e zo tud keled ha krenv

N` eus pobl ken kaloneg nann, edan an nean

Gwerz trist, son dudiuz e zivan eno

O pegen kaer ous te, ma Bro!

Бретонцы твердые и смелые люди

Нет под небесами народа бесстрашнее…

Грустные поэмы и веселые песни создают они

О, как ты прекрасна моя страна!



Бретонцы живут также в других провинциях Франции (главным образом в Парижском бассейне и областях Луары); в Канаде, США. Численность 2,8 млн. человек. Бретонский язык кельтской группы индоевропейской семьи, имеет 4 основных диалекта (трегьерский, корнуайльский, ваннский и леонарский, лёгший в основу литературного языка), на нём говорит около 200 тыс. человек на западе Бретани. В Восточной Бретани распространён диалект французского языка — галло. Большинство бретонцев пользуются французским языком. Письменность на основе латинского алфавита. Верующие — католики.

Наиболее древние из известных предков бретонцев — племена остримниев — носителей развитой культуры бронзового века, достигшей расцвета к середине 1-го тысячелетия до нашей эры, — были поглощены кельтскими племенами (венетов, оссисмиев, куриозолитов, редонов, намнетов), расселявшимися на территории полуострова с IV века до нашей эры. Кельты дали новой общности свой язык и религию — друидизм. Своим названием бретонцы обязаны кельтским племенам бриттов, бежавшим на полуостров Арморику (Бретань) от англо-саксов из Британии в V—VII вв. нашей эры. Бритты принесли с собой христианство. Римское завоевание (середина I века нашей эры), попытки франков покорить бретонцев, а также набеги норманнов (IX—X вв.) не оказали заметного влияния на этногенез бретонцев, протекавший в условиях относительной изоляции полуострова и сохранения им независимости. Договор 1532, по которому Бретань была присоединена к Франции, предусматривал её автономию; постепенное наступление центра на её права наталкивалось на сопротивление. Подъём национального самосознания, распространение идей национальной самобытности и сепаратизма начинаются с середины XIX века, однако особенно сильно проявляются после 1-й мировой войны. В последние годы в деятельности национальных организаций на первый план выходит культурный аспект, в том числе изучение бретонского языка.

Традиционные отрасли хозяйства — морское рыболовство и животноводство. Сейчас 1/3 активного населения Бретани занята в сельском хозяйстве, среди его отраслей доминирует животноводство (разведение крупного рогатого молочного скота, а также свиноводство). Развито птицеводство. Район Нанта — овощеводческий, здесь же производят некоторые сорта красных и белых вин. Основной производящей единицей в сфере сельского хозяйства является семья, владеющая небольшим земельным участком (фермой). Развиты рыболовство, разведение устриц. Из отраслей промышленности доминирует пищевая, в том числе бретонская молочная промышленность — наиболее развитая во Франции. Большое значение приобрела индустрия туризма.

Традиционные поселения — дисперсные. Деревни небольшие, включающие всего несколько, а иногда и одну ферму. Традиционный дом — длинный и низкий (одноэтажный с чердаком), с высокой крышей, крытой соломой или шифером и высокими печными трубами. Кладка стен — из гранита и сланца, реже — глиняная, на побережье — стены, белённые известью. Мебель — резные шкафы, закрытые двустворчатые кровати, сундуки. Характерны многочисленные придорожные распятия — кальверы (в основном XVI—XVII веков).

Национальный костюм различается у каждого клана. Для женского костюма типичны чепцы (более 60 различных разновидностей), кружевные наколки, которые сохраняются и по сей день, приталенные лифы и корсажи, широкие юбки, передники с нагрудником, шали и головные платки, которые часто носили и на плечах, кружевные воротники. Для мужского костюма характерны узкие куртки различной длины, жилеты разных фасонов (с пластроном, открытые, двубортные), которые надевали по 2—4 штуки, рубахи, широкие присборенные штаны на поясе до колен, широкополые шляпы, украшенные бархатными лентами, свободно спадающими сзади или прикреплёнными к подкладке шляпы.

Основа традиционной кухни — блюда из картофеля, блины, галеты и каши (гречневая, овсяная), щи с салом, рыба, устрицы и другие морепродукты. Традиционный напиток — сидр.

Фольклорные праздники многочисленны и разнообразны. В их числе музыкальные фестивали в Корнуайле, древний праздник урожая фес-ноз, праздник благодарения — главный праздник общины — посвященный святому — покровителю прихода. Исполняются народные танцы (гавот, там-крейц, баль, пашпи и др.) — в основном коллективные, коллективность характерна и для народных песен. Традиционные музыкальные инструменты — гобой, бретонская волынка, свирель, аккордеон. Традиционный вид рукопашной борьбы — гуран; любимый вид спорта — футбол.

Бретонцы — один из немногих сохранившихся кельтских народов Европы. Они ведут свое происхождение от кельтского племени бриттов, переселившихся на полуостров Арморику с Британских островов в V — VI вв. н. э. Бритты дали полуострову свое имя. Они принесли сюда христианство, неизвестное до той поры на большей части полуострова.

Бретонский язык, ставший языком населения Западной Арморики, сложился во взаимодействии языка бриттов (близкого галльскому) и галло-ро- манского языка местного населения. Неравномерная заселенность Арморики в период вторжения бриттов и различная степень проникновения их на полуостров были причиной двуязычия, утвердившегося в Бретани. Максимальное продвижение бретонского языка на восток относится к X в. Позже граница его распространения неуклонно отодвигалась на запад. Усиление политического влияния Франции способствовало постепенному отходу феодально!! верхушки бретонского общества от бретонской культуры, бретонского языка, приобщению ее к французскому языку и культуре.

С начала XIII в. герцоги Бретани находились в непосредственной вассальной зависимости от французского короля. В 1491 г. Бретань была присоединена к Франции и стала ее провинцией, сохранив при этом многие привилегии.

Присоединение к Франции привело к окончательному офранцуживанию правящих классов Бретани. Здесь было введено школьное преподавание на французском языке. В центре Нижней, так называемой бретонской Бретани — городе Кемпере, уже в XVII в. судебные разбирательства проводились на французском языке. Бретонский язык уступал позиции французскому языку не только в силу политических условий, но и потому, что он имел гораздо более слабую литературную основу. И по древности и по оригинальности бретонская литература уступает не только французской, но и литературе родственных языков Ирландии и Уэльса. Первые памятники бретонской литературы религиозного содержания относятся к XV в., первые словари — к XVII в. Бретонская литература с момента ее возникновения была выразительницей устремлений народа и низшего духовенства, которые при режиме насилия и произвола формирующегося абсолютизма боролись за сохранение своего языка и культуры. На бретонском языке создавались драмы и мистерии на библейские сюжеты, которые ставились на сценах провинции; большую роль в борьбе с абсолютизмом играли народные песни и легенды, а также и проповеди на бретонском языке.

Со времени установления абсолютистского режима (XVII в.) наступил упадок бретонской литературы (попытки ее возрождения были сделаны лишь в XIX в.). Французский язык распространился и во внутренних районах Бретани.

В Нижней Бретани французский язык входил в обиход вначале в городах и их окрестностях, постепенно проникая в деревни, где его усваивала в первую очередь молодежь.

В настоящее время из 3 млн. жителей Бретани на бретонском языке говорит около 1 млн. человек (департаменты Финистер, Кот-дю-Нор, Морби- ан). Граница распространения бретонского языка проходит с севера на юг от города Сен-Бриё до города Ванн.

Выделяют четыре основных диалекта бретонского языка: корнуайский, леонский, трегьерский и ваннский, области распространения и наименование которых соответствуют средневековым герцогствам Бретани. В качестве литературного языка служит леонский диалект, близкий диалектам Трегьера и Корнуайя, но малодоступный пониманию жителя области Ванн.

В области, переходной между исконной областью французского языка и современной границей распространения бретонского языка, население в повседневной жизни говорит на диалекте французского «галло», значительно отклоняющемся от литературного французского языка.

Среди населения бретонской Бретани процент не знающих совсем французского языка очень незначителен. Это главным образом пожилые женщины в глухих районах внутренней Бретани. Моряки и крестьяне дома и в повседневном общении говорят на бретонском языке. Однако многие горожане и жители крупных поселков, хотя и воспитаны в бретонской среде и хорошо знают бретонский язык, в семье и в повседневной жизни пользуются французским языком. В крупных городах, таких, как Брест, Лориан, и в средних (Кемпер, Конкарно, Дуарнене и др.) бретонская речь слышится лишь в базарные дни или на рыбачьих судах в порту. В общественной, политической, экономической и религиозной жизни роль бретонского языка свелась к минимуму.

Стремление бретонского народа к сохранению своего языка и культуры было использовано в период гитлеровской оккупации коллаборационистами, пытавшимися инспирировать движение за отделение Бретани от Франции, но» эта политика успеха не имела.

В 1951 г. в Бретани было введено факультативное преподавание бретонского языка в школе, но эффективность этого нововведения оказалась незначительной.

После второй мировой войны место прежних распыленных групп автономистов занял культурно-просветительный союз «Kendalch», в который входят как чисто фольклорные группы («Ассамблея музыкантов», «кельтские кружки»), так и группы, ставящие определенные социальные задачи. Выразителями интересов прогрессивной интеллигенции является входящая в «Kendalch» организация «Движение за народную бретонскую культуру», возглавляемая бретонскими преподавателями и деятелями прессы. Издаваемый этой группой на бретонском языке журнал «Аг Falz» («Коса») популяризирует народную бретонскую культуру и широко обсуждает проблему равноправия бретонского языка, так же как и языков других национальных меньшинств Франции. Начиная с 1948 г. в Корнуайе ежегодно проводится грандиозный фольклорный праздник, на который съезжаются более 2 тыс. участников фольклорных, так называемых кельтских кружков. Каждая область Бретани представляет свои традиции в костюме, музыке, танцах. Участники праздника, одетые в праздничные традиционные костюмы своей области, под аккомпанемент старинных бретонских музыкальных инструментов biniou (род волынки) и bambarde (инструмент, родственный флейте и гобою), исполняют на конкурс народные песни и танцы.

Бретань — одна из наиболее экономически отсталых областей Франции: в промышленности здесь занято только 20% населения.

Здесь имеются предприятия судостроительной и строительной промышленности, а также заводы по консервированию овощей и рыбы, по производству сидра, винокуренные заводы. Половина самодеятельного населения Бретани связана с сельским хозяйством. Здесь господствует мелкокрестьянская семейная собственность. Малоземелье и невысокая продуктивность сельского хозяйства вынуждают бретонских крестьян искать побочные заработки. Каждую весну и осень тысячи бретонцев отправляются в другие провинции Франции, и даже на Британские острова, на сельскохозяйственные работы (посадка раннего картофеля, сбор ранних овощей, уход за помидорами, сбор сахарной свеклы). Столетие назад почти половину земель Бретани составляли пустоши-ланды, большая часть которых теперь освоена.

Традиционные отрасли бретонского хозяйства — молочное животноводство, выращивание картофеля и фуражных корнеплодов. Важейшей зерновой культурой является пшеница.

В прибрежных, наиболее развитых районах Бретани (так называемом золотом поясе) население занимается выращиванием овощей, в том числе ранних: цветной капусты, горошка, артишоков и др., идущих частью на экспорт, а частью на предприятия консервной промышленности.

Деятельность жителей прибрежной полосы Бретани с давних времен неразрывно связана с морем. Мореходство (а в прошлом также и каперство), рыбный промысел, ловля омаров, съедобных улиток, раковин, сбор водорослей и всевозможных морских трав, с середины XIX в.— устричный промысел — таковы основные виды этой деятельности.

Традиции мореходства имеют в Бретани глубокие корни. В XV — XVI вв. бретонские моряки совершали на парусных судах дальние плавания. Из их среды вышли многие известные мореплаватели. В наши дни экипажи судов французского торгового флота более чем на треть состоят из бретонцев.

В прошлом порты северного побережья Бретани были знамениты как центры так называемой la grande peche — ловли рыбы (преимущественно трески) в дальних водах у берегов Исландии и Новой Земли. В настоящее время почти во всех мелких портах северного побережья практикуется ловля рыбы у берегов и лишь из порта Сен-Мало уходят хорошо оснащенные суда в дальние воды. Они ведут лов по 10—12 дней.

Центры промышленности по переработке рыбы, так же как и основные рыболовецкие порты, находятся на южном побережье Бретани. Лов тунца, сардин, макрели, а также лангустов имеет свои столетиями выработанные приемы и традиции, свою сезонность, которой подчинялся и жизненный уклад рыболовецкого населения. Традицией стал сложившийся в условиях капиталистического рыболовства способ сбыта рыбы, так называемый la criee — «на выкрик» (разновидность аукциона). В бретонских портах лишь некоторые рыбаки, ведущие прибрежный лов рыбы, продают ее непосредственно покупателю. Основная же масса рыбы продается торговцам или их посредникам с аукциона. Часть рыбы в портах сортируют, разделывают, укладывают в ящики со льдом и отправляют в Париж и другие города Франции, часть рыбы поступает на консервные заводы. На этих заводах занята значительная часть женского населения прибрежных районов.

После второй мировой войны значительно возросла роль устричного промысла и изменился его характер. Раньше добывали устриц руками на мелких естественных банках у берегов во время отлива, и «устричные парки» (специально отгороженные участки моря, где выдерживают добытых устриц) занимали небольшие площади, а промысел этот был полукустарным. Теперь преобладают крупные капиталистические хозяйства, с узкой специализацией: в одних районах заготавливают эмбриональные раковины, в других откармливают устриц для потребления. Значительная доля французской продукции обеспечивается промыслами Бретани.

Для сельского хозяйства Бретани большое значение имеет сбор водорослей, которые собирают или граблями на берегу после отлива, или же с небольших судов шестами с крюком на конце. Водоросли сжигают, и золу используют для удобрений. Водоросли используются также в химической промышленности для получения иода и некоторых кислот, а также в парфюмерии.

Для Бретани характерен разбросанный тип поселений. Поселения, состоящие обычно из двух — пяти домов, расположены на большом расстоянии одно от другого и окружены полями, огражденными рвами и насыпями с живыми изгородями из дуба или бука. Живые изгороди создают впечатление лесистости.

Встречаются иногда поселки и более крупные, насчитывающие несколько десятков домов.

Крупных городов в Бретани немного. Лишь три города — Нант, Ренн и Брест—имеют более 100 тыс. населения.

Большинство городского населения Бретани живет в морских портах и в небольших городах, называемых «bourg». Часто они состоят из одной улицы, застроенной двух- и трехэтажными домами, расположенными вдоль магистральной дороги.

Крестьянское бретонское жилище в простейшей форме — это постройка из гранита в виде прямоугольника, низкая, приземистая, с двумя дымоходами по обоим концам крыши, служащими продолжением фронтонной стены. Такие постройки, не имеющие хозяйственных помещений, встречаются чаще на побережье. Это преимущественно дома рыбаков, хорошо приспособленные к особенностям климата Бретани. Дом обычно скрывается за склоном холма; северная и западная его стороны, принимающие на себя порывы морского ветра, не имеют ни окон, ни дверей. Окна и двери выходят на юг.

Кроме описанного выше типа дома, состоящего из одного жилого помещения (одновременно кухни, столовой и спальни) и небольших сеней, служащих также кладовой, для хозяйств середняков характерны трехкамерные жилища, в которых сени разделяют два жилых помещения; одно из них служит преимущественно кухней, другое — парадной комнатой.

Бретань — почти единственная область во Франции, где сельская кустарная мебель не исчезла окончательно и сохранила своеобразие. Влияние городских стилей эпохи Людовиков XIV, XV и XVI сюда почти не проникало, за исключением Верхней Бретани (район города Рена). Массивная мебэль из дуба, каштана или ореха богато орнаментирована резьбой. Геометрический орнамент составлен из розеток, спиралей, завитков. Часто встречаются религиозные мотивы, а также стилизованные цветы или ряды балясин.

Традиционную обстановку жилого дома бретонского крестьянина составляли кровати-шкафы—деревянные ящики, открытые сверху, с украшенными резьбой выдвижными дверцами, скользящими в пазах. Ложе таких кроватей довольно высокое, поэтому перед кроватью ставили скамью-ларь, служащий подножкой. Для Бретани характерны были также полузакрытые кровати, отверстие которых затягивали занавеской, и кровати с колоннами. В настоящее время кровати-шкафы почти исчезли, они заменены широкими деревянными кроватями городского типа. Для хранения белья и одежды служили лари, обычно также богато орнаментированные, и шкафы. Буфеты и посудные шкафы в крестьянских домах появились недавно.

Резьба по дереву составляет одну из самых развитых форм бретонского народного искусства, так же как и искусство бретонских кружевниц и вышивальщиц.

После Великой французской революции явственными стали областные различия в народной одежде: в Восточной Бретани одевались по французскому образцу, придерживаясь моды с некоторым запозданием. В Западной Бретани народная одежда сохраняла многие архаические черты. Здесь в некоторых областях до начала XX в. мужчины носили не узкие штаны, как в Восточной Бретани и остальной Франции, а короткие, пышные, со складками, собранными у пояса и распускающимися затем свободно, или же со складками гармоникой, собранными на поясе и закрепленными выше колена, где их стягивали шнуром с помпонами (так называемые bragou-braz). Неотъемлемой частью такого костюма был широкий пояс из сукна или кожи, гетры, часто из того же сукна, что и брагу-бра.

Мужской костюм на юге Бретани отличался от костюмов других областей. Здесь носили куртки из льняного или сурового полотна особого покроя, с басками или складками. Такие куртки носили до середины 1930-х годов на юго-западе Бретани. Постепенно и в других областях Бретани французская мода в народном костюме была очень сильно трансформирована, так что народный бретонский костюм при всем многообразии местных видов приобрел общие характерные черты.

Различие отдельных элементов костюма породило огромное многообразие «мод» в Бретани: здесь выделяют 66 видов женского костюма. Особенно разнообразны были костюмы в Западной Бретани (Финистер, Мор- биан), где области распространения той или иной формы костюма часто совпадали с географическими областями или соответствовали диалектальным различиям. В настоящее время традиционный костюм в Бретани уже не носят. Сохранились белые кружевные чепцы (наколки), которые еще носят с повседневной одеждой многие пожилые женщины. Как и повсюду во французской провинции, пожилые женщины в Бретани ходят в черной обуви, черных чулках, юбках и вязаных кофтах или шерстяных накидках черного цвета. Во многих деревнях и взрослые и дети носят традиционную деревянную обувь — сабо.

Традиционные костюмы, исчезнувшие из повседневной жизни, надевают в торжественных случаях, в частности во время фольклорных праздников.

Религия всегда занимала большое место в жизни бретонцев, что наложило отпечаток и на внешний облик страны. Колокольни церквей, бесчисленные часовни, основанные в честь местных святых, гранитные кресты на перекрестках дорог и иногда во дворах ферм, а в западной части Нижней Бретани кальверы — памятники XVI —XVII вв., поставленные по случаю какого-либо бедствия или в память святого покровителя данной местности, где на гранитном постаменте стоят кресты и скульптурные группы апостолов и святых,— составляют неотъемлемую часть бретонского пейзажа.

В Бретани дольше, чем в других областях Франции, сохранялись дохристианские верования. Поклонение камням, святым источникам, культ огня сочетались" здесь с католической верой. Паломничество к святым источникам и особенно к дольменам и менгирам, которым приписывалась чудодейственная сила, до середины XIX в. составляло характерную черту бретонского быта.

Некоторая часть населения до сего времени совершает паломничества к часовням святых покровителей и особенно к часовне покровительницы Бретани святой Анны. Очень популярны в Бретани были праздники в честь местных святых, называемые «pardons» — отпущения. В некоторых местностях их отмечают до сих пор, но сейчас они менее многолюдны и пышны. Празднование заключается в шествии с хоругвями, приношении даров и церковной службе, после чего устраивают гуляния с танцами и песнями. Современные развлечения составляют велосипедные кроссы, конные состязания, лотереи.

Известные бретонцы

Джек Керуак — американский писатель;

Денез Прижан — певец;

Алан Стивелл — известный фолк-музыкант;

Ян Тьерсен — музыкант, композитор и дирижер;

Ив Роше — промышленник, основатель одноименной косметической фирмы;

Кристиан Гуркюфф — французский футбольный тренер и бывший футбольный игрок. Главный тренер футбольного клуба «Лорьян»;

Йоанн Гуркюфф — французский футболист, полузащитник. Игрок клуба «Лион» и сборной Франции.

Города Бретани

Ванн (Vannes)

Город расположен на юге Бретани, у залива Морбиан (Golf du Morbhian). По орфографической аналогии с лазурно-бережными Каннами (фр.Cannes), так и хочется назвать это местечко «Ваннами» — во множественном числе. Ведь оно так многолико: столица департамента, морская гавань, средневековая крепость, культурный и исторический центр с набережными, вдоль которых приютились старинные дома 15 века и замок с великолепным французским садом.

Издревле Ванн был городом морской торговли и ремесел, буржуазная атмосфера сохранилась в нем и по сей день. Сегодня он притягивает огромное число туристов своей хорошо сохранившейся архитектурой самых разных эпох, выходом к заливу с возможностью морских прогулок к живописным островам бухты, большим морским аквариумом и множеством культурных событий. Это место, пожалуй, более всех остальных наделено бретонским очарованием.

Находится в пяти километрах к северу от Морбианской бухты, с которой он соединён каналом. Ван распадается на верхний и нижний город. Первый построен правильно, второй представляет беспорядочную массу в основном деревянных домов, образующих узкие, кривые улицы. В городе помещаются одна из главных французских таможен, театр, коллеж, две духовные семинарии, гидрографическое, ремесленное и рисовальное училища, публичная библиотека с 10 000 томами, археологический музей, весьма богатый кельтскими и галло-римскими древностями, исправительное заведение для малолетних, приют для неизлечимо больных. Ванн имеет гавань и насчитывает 51 759 жителей (1999), занимающихся производством хлопчатобумажных материй и полотен, выделкой кружев, кожевенным делом и др., а также ведущих значительную торговлю.



Городская гавань доступна лишь для судов вместимостью в 150 тонн; но в Пор-дю-Конто (Port du Conteau), находящемся в 4 км от Ванна, на самом морском берегу, свободно помещаются суда в 800 тонн.

В древности Ванн назывался Dariorigum, или Civitas Venetorum (как главный город венетов), в позднеримскую и франкскую эпохи — Veneti, в средние века — Venedi, Venetum, Venetia. Ванн служил резиденцией герцогов Бретонских; позже здесь заседал парламент Бретани. Округ Ван включает 11 кантонов, с 81 коммуной.



Динан (Dinan)

Известен с XI века. В 1283 герцог Жан I Бретонский воздвиг городские валы и башни Динана. Был предметом упорной борьбы во время войны за бретонское наследство.

В дальнейшем значение Динана определялось тем, что он лежит на речном пути в порт Сен-Мало, и через него проходили все направляемые морем товары. В XVI веке появились новые монастыри, город участвовал в Восстании гербовой бумаги (1675).

С появлением железной дороги в XIX веке Динан утратил торговое значение и превратился в курорт, особенно популярный среди британцев. С 1965 года мэрами Динана избираются представители правых голлистских партий (RPR и её преемницы UMP).

Этот город невозможно обойти стороной, путешествуя по северной Бретани. За своими крепостными стенами Динан бережно хранит атмосферу средневекового портового городка, одного из самых красивых во всей Франции. Старинные фахверковые дома, громоздящиеся вдоль узких мощеных улочек, замок 14-го века, роскошный каменный мост через р. Ранс – все это напоминает о богатом прошлом, процветающего благодаря торговле и ремеслам, города.

Здесь и сегодня вы можете часами выбирать сувениры в бутиках местных мастеров-ремесленников (стеклодувов, золотильщиков по дереву и др.), а в современной марине на месте бывшего торгового порта заказать морскую прогулку.

Динан — город, практически полностью сохранивший свой вид начала XX века и многие средневековые памятники, он объявлен «городом искусства и истории».

Динар (Dinard)

Один из старейших курортов Франции. До середины 19-го века Динар был простой рыбацкой деревушкой на северном побережье Бретани… пока в неё не влюбилась английская аристократия. Один за другим британские лорды стали возводить себе виллы, чтобы наслаждаться отдыхом в этом месте с мягким микроклиматом и необыкновенным видом на бухту. Растительность и побережье в районе Динара напоминают Средиземноморье – настолько необычен здешний климат.

Сегодня город сохранил прежнюю буржуазную атмосферу. Старинные вилы теперь составляют его архитектурную достопримечательность, здесь есть казино, поле для гольфа, огромный простор для любителей парусного спорта и прогулок на яхте.

Сен-Мало (Saint-Malo)

Овеянный морской славой своих корсаров, в наши дни это современный курорт, который обязательно стоит посетить любителям парусного спорта и сёрфинга. Здешние ветра и огромные волны привлекательны не только для желающих их оседлать, но и для всех, кто хочет полюбоваться поистине фантастическим видом океана с высоты крепостных стен города. Прогулка по фортификационному периметру Сен-Мало – это незабываемое удовольствие. А еще, в городе есть роскошный морской аквариум с редкими видами рыб.

Ренн (Rennes)

Название городу дало кельтское племя редонов, обитавшее здесь в древности. Столица редонов, давшая начало Рену, стояла на перекрёстке основных дорог области Арморика. Реннская епархия ведёт отсчёт своей истории с IV века. В Средние века графы Ренна оспаривали у графов Нанта главенство в Бретани. Соперничество между Нантом и Реном продолжалось и после присоединения Бретани к Франции в начале XVI века.

Средневековый Рен был уничтожен великим пожаром 1720 года, однако уцелел Дворец парламента Бретани с пышно декорированным главным залом. Центр города, заново выстроенный в XVIII веке, может служить примером градостроительной политики классицизма с широкими улицами, расположенными перпендикулярно друг к другу. Парадную застройку времён Людовика XV представляет городская ратуша. Тогда же была канализирована река Вилен.

Во время Великой французской революции служил плацдармом для подавления Вандейского мятежа. В годы Второй мировой войны Рен сильно пострадал от бомбардировок как немцев, так и союзников: погибли тысячи горожан, были разрушены многие старинные здания, включая городской музей.

Столица Бретани, Ренн привлекателен прежде всего своей разнообразной культурной жизнью. На всю страну знаменит его университет, это крупный научный центр, есть музей изящных искусств. Будучи в Ренне, прогуляйтесь по набережным рек, пересекающих город, а также по его великолепным паркам.

Витре (Vitré)

Витре основал в 1000 году бретанский герцог Жоффруа. В XI веке сеньоры де Витре приступили к сооружению замка, который был значительно расширен в XIII веке. В Средние века город был окружён мощными стенами, который испытали пятимесячную осаду войсками герцога де Меркёра в 1589 г. Жителями города в то время были гугеноты, обогатившиеся на торговле пенькой. Об их благосостоянии свидетельствуют сохранившиеся с того времени особняки.

В этом месте расположен один из самых восхитительных замков во Франции. Кажется, что он – воплощение детской мечты, его никак не назвать Средневековой декорацией — настолько этот замок живой, а в сочетании с хорошо сохранившимися мощеными улочками, фахверковыми домами, тёмным оттенком строительного камня, он превращает прогулку по историческому центру в настоящее путешествие во времени.

Кемпер (Quimper)

Традиционно является столицей региона Корнуай. Расположен на западе Бретани у слияния рек Стейр, Оде и Же, с чем и связано его название (по-бретонски Kemper — «слияние рек»). Согласно легенде, город был основан королём Градлоном после затопления Кер-Иса. Вырос из поселения, создавшегося вокруг монастыря, основанного св. Корентином, одним из семи святых основателей Бретани.

Население около 64 тысяч человек. Центр текстильной и химической промышленности. Также широко известен кемперский фаянс. В городе также расположено одно из подразделений Университета западной Бретани. В Кемпере проходит ежегодный Корнуайский фестиваль.

Цветущий город с неповторимым шармом. Столица департамента Финистер, отсюда рукой подать до легендарного «края света» (фр. Pointe du Raz) – самой западной точки континентальной Франции. Главная достопримечательность – это исторический центр города, а главное удовольствие – прогулка по его тихим улочкам, симпатичной площади с Собором Сен-Корантен, цветущим набережным речки Одет. В Кемпере есть керамическое производство, а потому в центральном сувенирном бутике вы найдете массу оригинальных вещиц с символикой Бретани.

Орэ (Auray)

29 сентября 1364 близ Оре состоялась битва, положившая конец войне за бретонское наследство в пользу англичан и в которой погиб Карл де Блуа. В 1795 в Оре произошли массовые расстрелы эмигрантов-роялистов — сторонников шуанов. Впоследствии Оре стал важным железнодорожным узлом.

Уютный городок неподалеку от Ванн и не уступающий ему в обаянии. Начать прогулку по Орэ стоит от замка, медленно продвигаясь к реке Локх и историческому кварталу Сен-Густен. Вид с высоты правого берега на набережную с элегантными парусниками и старинными фахверковыми домами доставляет настоящее эстетическое наслаждение. Из порта Орэ можно совершить морскую прогулку к островам бухты Морбиан.

Брест (Brest)

Во все времена этот город ассоциировался с морем и грохотом пушек (la tonnerre de Brest). С самого своего основания он защищал западные рубежи, а во время Второй Мировой войны был почти полностью стерт с лица земли. Сегодня, воскресший из пепла Брест поражает красотой своих садов: сад Академии, лес Керуаль, Станг Алар – в котором собраны редчайшие растения, находящиеся на грани исчезновения. В бурных сражениях уцелел замок Бреста, в котором с 1953 года находится Адмиралтейство.

Нант (Nantes)

Город расположен в аллювиальной долине Луары, которую пересекает множество небольших рек. К северу долина поднимается, переходя в характерную для Бретани холмистую местность, покрытую небольшими рощами. К югу располагается болотистая низменность. Соседние города и селения: Бугене, Каркефу, Ла-Шапель-сюр-Эрдр, Орво, Резе, Сен-Эрблен, Сен-Себастьен-на-Луаре, Сент-Люс-на-Луаре, Третьер-и-Верту (последняя, в отличие от остальных, не входит в административный округ Нанта).

ант основали более 2 тысяч лет назад галлы-намнеты, чьё имя сохранилось в его названии. Христианское учение пришло в город в III веке, когда он стал центром епархии. Обращение ко Христу жителей Нанта связывают с именами двух юных мучеников — святых Рогатиана и Домитиана.

В Бретани нет почти не одного прибрежного пейзажа или пейзажа внутренней части страны, который не был бы отмечен каменным крестом, статуей святого, колокольней церкви или часовни. Грандиозные соборы, великолепные романские, и главным образом готические храмы, скромные деревенские церкви, маленькие часовни и бесчисленные каменные Распятия рассеянные по дорогам и перекресткам Бретани могут дать представление человеку, даже не знакомому с историей и традициями Бретани, об отношении к религии ее обитателей. Несмотря на влияние различных архитектурных стилей, это своеобразие подчеркивается тем, что эти памятники созданы из традиционного материала страны: гранита, сланца, шифера, и несут на себе отпечаток времени, суровости местного климата и, главным образом - неукротимого духа этого свободолюбивого и религиозного народа. Внутреннее убранство церквей и часовен, которые сами по себе, очень красивы, обнаруживает зачастую и другие, неожиданные сокровища: удивительные амвоны, витражи необычайной красоты, роскошно отделанные органы, баптистерии и хоругви, деревянные или каменные многоцветные алтари и, конечно, многочисленные иконы и скульптурные изображения святых. Действительно, Бретань это страна "тысячи святых", большая часть которых никогда не была признанна Римом.

После разрушительных вторжений норманнов, религиозное возрождение, вызывает в Бретани, с IX века, расцвет романских аббатств и церквей. Тем не менее, в наше время, религиозные постройки романского стиля, немногочисленны в Бретани, так как они, в ходе реконструкции, постепенно вытеснялись готикой или стилями эпохи Возрождения – периода процветания в Бретани, сооружениями более просторными и изощренно украшенными. C XII по XV, меценатство герцогов династии Монфор и крупного дворянства благоприятствуют восстановлению большей части соборов. Наконец, между XIV и XVIII веками, строительство бесчисленных церквей и сельских часовен выражает благополучие Бретани, гордость крестьянского сословия и триумф христианства.

Бретонские соборы

С XII века, в девяти бретонских епархиях, связанных со святыми основателями Арморики, создаются или восстанавливаются храмы (Дол, Нант, Кемпер, Ренн, Сен-Брие, Сен-Поль-де-Леон, Сен-Мало, Трегер, Ванн). Некоторые из этих строек продолжались от трех до пяти веков. Поэтому эти сооружения, все очень красиво исполненные, вобрали в себя элементы различных архитектурных стилей: романского, готического и стиля Возрождения.

Собор Святых Петра и Павла (XV век) в Нанте (Атлантическая Луара). Внутренняя часть этого внушительного здания, вопреки другим бретонским соборам, - из каменного известняка и белого песчаника. Отметим могилу Франциска II, эпохи Возрождения, работы Мишеля Коломб (Michel Colombe).

Собор Святого Самсона (XII - XIII) в Доле (Иль-э-Вилен), просторное здание из гранита, свидетельствует о богатом и знаменитом прошлом епископства Дола. Собор сохранил большой витраж на хорах, наиболее древний в Бретани (конец XIII века).

Собор Святого Корентина (XIII - XVI) Кемпер, (Финистер)

Распятие (кальвер)

Кальверы (придорожные Распятия), в Бретани, обычно изображают Спасителя на Кресте, в сопровождении Богоматери и святого Иоанна, а также, эпизоды Страстей. Основание креста обогащается сценами жизни Христа или Девы Марии и может иметь иногда монументальные размеры. Некоторые кальверы состоят из сотен маленьких фрагментов, представляя собой настоящие "Евангелия в камне", предназначенные в былые времена для религиозного просвещения народа.

С 834 по 936 гг. — под владычеством норманнов. В Средние века графы Нанта оспаривали у графов Ренна главенство в Бретонской марке. В годы Гугенотских войн Нант твёрдо стоял на стороне католической партии и не открыл своих ворот Генриху IV до самого подписания Нантского эдикта о веротерпимости в 1598 году.

После вандейского мятежа в Нанте развернул бурную деятельность комиссар Жан-Батист Каррье, заменивший гильотину более скорым орудием смерти — массовым потоплением неугодных. Во время Второй мировой войны Нант пережил немецкую оккупацию и был сильно разрушен. Группа движения Сопротивления, руководимая Спартако Гиско, казнила немецкого коменданта Карла Хоца.

Как и Гавр, в XX веке «западная Венеция» (традиционное название пересечённого многочисленными ручьями и речушками Нанта) была перестроена до неузнаваемости. Речные протоки были засыпаны и на их месте были проложены трассы, а пересекавшая весь город железная дорога стала подземной. В 1961 году открылся Нантский университет (прежний, основанный ещё в 1490 году, был закрыт в годы революции).

"Бретань, страна бардов, страна древних Святых...". Эти слова бретонского гимна достаточно верно отражают суть и истоки религиозных традиций Бретани, которые берут свое начало в глуби веков, когда островные бритты, ведомые своими духовными вождями, пришли на континент. Высадясь в Арморике, подвижники Церкви строили монастыри, вокруг которых вырастали поселения, превращавшиеся со временем, в большие города. Память об эмиграции в Арморику, воплотилась в культе семи святых покровителей Бретани или, как их еще называют - "отцов Родины". Вот их имена и краткие жизнеописания:

Св. Брие (St. Brieuc)

Родившийся в середине V века, в графстве Кардиган (Уэльс), он был сыном ирландца и бриттской женщины. После того как одного из его родителей (которые были язычниками) посетило видение, его воспитание поручили святому Герману Оксерскому. Получив образование и став священником, Брие провел евангелизацию Кардигана, устанавливая кресты, строя церкви и монастыри. Центром его деятельности был монастырь Ланда Магна (Landa Magna), из которого образовался современный приход Лландифриог (Llandyfriog). Вынужденный покинуть страну, из-за вторжений пиктов и саксов, он, к 480, прибывает в Арморику, где начинает свою деятельность с основания монастыря. Население объединяется вокруг этого монастыря и так рождается город Сен-Брие. Святой Брие умер в начале VI в.



Св. Корентин (St. Corentin)

Родился в Бретани, не далеко от Цивитас Аквилония (Civitas Aquilonia, соврем. Локмариа), в середине V века. Будучи, долгое время, священником, решил посвятить остаток жизни отшельничеству и поселился в лесу Невет. Король Градлон, охотящийся в этом лесу, встретил отшельника и предложил ему землю для постройки монастыря. Св. Корентин согласился. Вокруг монастыря образовывается поселение, из которого вырос город Кемпер. В последствии, став епископом Кемпера, он снискал такую славу в народе, что столица Корнуайя, долгое время называлась Кемпер-Корентин. Св. Корентин умер в начале VI века.

Cв. Мало (St. Malo)

Родившийся в Уэльсе, в валлийском княжестве Гвент (Gwent), в конце VI века (около 570), Св. Мало получил воспитание в монастыре Ланкарван, Он высадился в Арморике с тридцатью компаньонами в середине VI века. За свое подвижничество он был удостоен епископского сана, от которого он отказался у себя на родине в Уэльсе, ссылаясь на молодость. Умер около 545.

Св. Пол Аурелиен (St. Pol Aurelien)

Святой Пол, прозванный Ауреллиен, происходящий из благородной семьи Уэльса, получил образование в одном из валлийских монастырей. Около 512, в сопровождении нескольких учеников он прибыл в Арморику. В 530, он основывает епископство Леона. Возведенный в ранг епископа королем франков Шильдебертом, святой Пол проводит евангелизацию языческого галло-римского населения, организует новые церковные общины. Святой Пол умер около 575. Он является патроном многих бретонских городов, таких как Сен-Поль-де-Леон, Ламполь, Плуарзель и др.

Св. Самсон (St. Samson)

Родившийся на конце V, в Гламоргане (Уэльс), Самсон получил хорошее монастырское образование. В 548, одним из первых отцов-основателей он прибывает в Арморику. Вместе с соратниками, он основывает монастырь, вокруг которого, со временем, вырос большой город. Так было основано епископство Дола. В 557 принимает участие в III Парижском Соборе. Св. Самсон умер в Доле, в середине VI века (около 560-570). Его день отмечается 28 июля.

Св. Тугдуаль (St.Tugdual)

Родился около 500 года в знатной бриттской семьи, происходящей из Думнонии (современный Девоншир, Англия). Приняв сан, Св. Тугдаль, в сопровождении шестидесяти двух последователей высадился в Арморике, где основал аббатство Лан Пабу (Lann Pabu) в Леоне. Прославился многочисленными исцелениями больных и другими чудесами. Около 550 он основывает монастырь в Трегере и становится его первым епископом. Умер в 553.

Св. Патерн (St. Patern)

Святой Патерн родился в начале V века в Арморике. За свою жизнь, он побывал в Ирландии, Палестине и в Уэльсе, где он основывал монастыри и церкви, среди которых - церковь Llan Padern-Vaur (церковь Патерна Великого). В 463, он принимает участие в Ваннском соборе, созванном для учреждения епископства. Став епископом Ванна, он столкнулся с недоброжелательством части местного клира, и был вынужден уехать в земли франков. Святой Патерн умер на рубеже V и IV веков.

Tro breizh

Чтобы почтить семь святителей Бретани, начиная с Xll века, распространяется практика религиозных туров вокруг Бретани, иначе - "Tro Breiz" (Тро Брейз), по их могилам, расположенным в столицах семи епархий Бретани: останки св. Патерна покоятся в Ванне, св. Корентина в Кемпере, св. Поля Аурелиен в Сен-Поль-де-Леон, св. Тугдаля в Трегере, св.Самсона в Дол-де-Бретань, св. Брие и св. Мало в городах эпонимах.

В XlV и XV, веках, это пешее паломничество объединяло несколько тысяч пилигримов. Традиция предписывала, чтобы каждый бретонец выполнил этот акт веры хотя бы один раз в жизни. Даже властители Бретани не пренебрегали этим обычаем. Так, с июня, по конец сентября 1505, свой Tro Breizh совершила герцогиня Анна Бретонская.

Выходящее, понемногу, из употребления начиная с XVI века, после Войн Лиги, паломничество, составляющее приблизительно 600 км, сегодня вновь популярно среди бретонцев. Этот духовное и культурное путешествие, позволяет участникам (пешим, на велосипедах, верхом, или на машинах) открыть для себя традиции религиозной жизни Бретани.

Ни в одном регионе Франции (а может быть и всей Европы) не насчитывается такого количества святых как в Бретани. По мнению специалистов, святые здесь насчитываются сотнями, даже тысячами. "Святые, - утверждает Карл Ле Коффи, - здесь так же многочисленны как морской песок". В каталоге епископства Кемпера их насчитываются 7 500(!). Каждый приход поклоняется своему святому, и некоторые среди них пользуются популярностью на всем армориканском полуострове, другие, напротив, известны только в отдельных деревнях. Ввиду их происхождения, часто удивительного и таинственного, отшельнического образа жизни, и из-за отсутствия, как правило, каких-либо документальных источников, повествующих об их жизни и деяниях, они - почти не имеют ореола святости в Риме и можно пересчитать по пальцам тех кто официально канонизирован.

Откуда в Бретани такое необычное изобилие блаженных, праведников и святых? Кем были эти монахи, отшельники, мученики за веру, легендарные епископы, имена которых звучат столь необычно для слуха? В действительности, известно достаточно мало. Жизнь и деяния большинства из них, приходятся на V и VI века, эпоху, когда обширная эмиграция привела бриттов, предков современных бретонцев, в Арморику. Кельты, пересекшие пролив, были христианами, и духовные вожди, приведшие свой народ на континент, стали, спустя века, в народной памяти святыми. История их жизни, настолько богата необычными событиями и легендарными делами, что вымысел зачастую затмевает реальность. Они совершали чудеса, охотились на драконов, разрушали козни дьявола, без колебаний переносили по воздуху менгиры. Это последнее, особенно сказалось на современном облике Карнака...:)

Помимо семи "отцов основателей", особой любовью и почитанием в Бретани пользуются следующие святые:

Cвятая Анна

Святая Анна - мать Богородицы, поэтому, чтобы узнать о ней побольше, загляните в Священное Писание. Мы же отметим, что Св. Анна исключительно почитаема в Арморике. Ей посвящен самый грандиозный крестный ход Бретани - в Сен-Анн д`Орэ, в котором каждый год принимают участие несколько тысяч человек.

Святой Ив, покровитель Бретани

Ив Элори, родился в 17 октября 1253, в поместье Кермартен, около Трегера. Образцовый студент права в Париже и Орлеане, он становится по своему возвращению официалом архидиакона Ренна, затем епископа Трегера (1280), затем приходским священником в Тредрез и, наконец, в Луаннек. Он умер в возрасте пятидесяти лет, 19 мая, 1303 года.Как объяснять то почитание и уважение, которыми он пользовался еще при жизни? Вернувшись на родину, в Трегер, он употребил свои университетские знания на особый лад. Он стал защитником бедняков, вдов, сирот и нищих. Почти все свои заработки, он раздавал как милостыню. Святой Ив питался овощами и водой, ходил в одежде из грубой шерстяной ткани и носил власяницу, подавая, таким образом, пример благочестивой жизни как словом, так и делом. Свой дом он превратил в приют и больницу для нищих и бродяг. Папа Климент VI провел его канонизацию, по просьбе герцога Бретани, Жана III, в 1347. Однако, Св. Ив воссиял равно как религиозном мире, так и в литературном. Он является автором комментариев к декретам Грациана, и известен не менее чем как священнослужитель как адвокат: он, кстати, является их святым патроном…

Вне всякого сомнения, Святой Ив заслужил свою славу: клирик скромный, справедливый и образованный, он был воплощением религиозного идеала XIII века, чей культ очень быстро вышел за пределы Бретани: король Франции, Иоанн Добрый, сам заложил первый камень в основание часовни, которая посвящена святому Иву в Париже.

Святой Ронан

Ирландский монах, Ронан (род. около 460-470) прибывает в Арморику в поисках уединения. Некоторое время спустя, с помощью местного крестьянина, он обосновался в лесу Невет в Корнуае. Однако жена крестьянина начала всячески изводить отшельника. Спасаясь от злобной фурии, Ронан покидает Корнуай, и переселяется в окрестности Сен-Брие, где и заканчивает свои дни (около 530-540). В отличие от святых целителей, почитаемых простым народом, культ святого Ронана распространился на суверенов Бретани; многие правители Бретани приходили просить его о тех или иных милостях.

Экономика и транспорт

Грузооборот Нантского порта (с аванпортом Сен-Назер) свыше 20 млн т в год. Металлургия, машиностроение, химическая, бумажная, нефтеперерабатывающая промышленность.

Основная транспортная система города — Нантский трамвай, крупнейшая трамвайная сеть во Франции и первый в Европе трамвай нового поколения (современная система открыта в 1985 г.; на 2008 г. — 3 линии, 90 станций). Имеется также автобус и речной транспорт по Луаре и Эрдре.

Культурная жизнь

По своему архитектурному облику Нант не производит впечатление древнего города. Из памятников старины после британских бомбардировок 1943 года были тщательно отреставрированы средневековые Нантский собор и Герцогский замок.

Бретонцы до сих пор считают Нант своим городом, хотя в 20-м веке он был отчужден к региону Страна Луары. Историческая столица Бретани, родина Анны бретонской, город искусства, в Нанте уживаются старинная архитектура замка бретонских князей и суперсовременный дворец правосудия. Здесь есть музей Жюль Верна, 16 церквей и большой собор Петра и Павла.

Жослен (Josselin)

Этот милый городок на берегу речки Уст знаменит своим замком эпохи Ренессанса, принадлежащим династии Рохан. Их потомки до сих пор населяют замок, который однако, открыт для посещений. Жослен – из таких мест, которые открываются без спешки во время пешеходной или вело прогулки, стартующей от шлюза. Маршрут, обозначенный желтыми знаками, проведет вас мимо готических церквей по извилистым улочкам со старинными домами, зелеными терассами и кафе под открытым небом. В Жослене регулярно проходит большой средневековый фестиваль – фантастическое костюмированное действие, в котором принимают участие все желающие, нарядившись, кто рыцарем, кто трубадуром, кто гусепасом, а иные — принцессой.

Канкаль (Cancale)

Это место по праву считают жемчужиной Изумрудного берега и столицей вкуса. Здесь вы всегда можете отведать свежайших бретонских морепродуктов в одном из прибрежных ресторанов. Канкаль расположен на берегу бухты Мон-Сен-Мишель, откуда виден сам этот легендарный остров. Кроме того, Канкаль расположен всего в 15 км от Сен-Мало, с него хорошо начинать путешествие по северному побережью Бретани.

Диалекты

Различается четыре диалекта: леонский на северо-западе, трегьерский на северо-востоке, корнуайский на юго-западе и ваннский на юго-востоке. Последний сильно отличается от трех остальных – прежде всего местом ударения, которое в ваннском диалекте падает на последний слог (как во французском), в то время как в остальных диалектах бретонского оно падает на предпоследний слог (как в валлийском).

• Корнуайский (Kerneveg, по-французски cornouaillais, не путать с kernewek — корнский язык), на котором говорит 41 % всех носителей, распространён в районе города Кемпер.

• Леонский (Leoneg, по-французски léonais) — диалект района Бро-Леон (Bro Leon, Pays de Léon) на севере Финистера. Наиболее близок к современному литературному бретонскому языку

• Трегорский (Tregerieg, по-французски trégorrois) — диалект области Трегор (Landreger, Tréguier).

• Ваннский (gwenedeg, по-французски vannetais) — диалект района города Ванн. На ваннском диалекте говорит всего 16 % носителей языка. Он значительно отличается от трех других диалектных групп, которые часто объединяются под названием KLT.

Финистер — департамент Франции, расположен в Бретани. Административный центр департамента — Кемпер. Здесь находится также главная военно-морская база Франции — Брест. В департаменте распоолжены такие старинные городки, как Камаре, Карантек, Конкарно, Дуарнене, Ле-Фау, Фуэнан, Лабер-де-Крозон и др. В часы прилива в Лабер-де-Крозон (L"Aber de Crozon) собираются всевозможные морские и болотные птицы. Неподалеку, у пруда, — известковая печь 1839 г. Курортный город Беноде (Benodet) знаменит своим песчаным пляжем у сосновой рощи, а порт облюбовали яхтсмены.

Кемпер (Quimper 60 тыс. жит.), административный центр департамента. Курорт и художественный центр, место проведения Корнуайских фестивалей. Кемпер удачно расположен на пересечении морских и сухопутных путей. История этого древнего города восходит к 5—6 вв. С 13 в. город укреплялся, были построены мощные каменные крепостные сооружения. Над оживленным центром городка высится знаменитый готический собор Сен-Корентин (Saint-Corentin), построенный в 13—15 вв. с необычным расположением хоров и нефа. Изящные навершия обеих башен добавили в 19 в. Над главным порталом установлена конная статуя короля Градлона. В интерьере собора — великолепные витражи 15 в.

В старинных кварталах города расположены Музей изобразительных искусств (Musee des Beaux-Arts). Нельзя не посетить квартал Локмариа (Locmaria) и замок Ланнирон (Lanniron), бывший когда-то резиденцией кемперских епископов. Стоит побывать в Океанографическом музее (Musee Oceanographique d"Odet). Прогулявшись по площади Терр-о-Дюк (place Terre-au-Duc) с ее красивыми фахверковыми домами, можно перейти на другой берег речушки Стер.

Брест (Brest, 150 тыс. жит.), город и порт на северо-западе Франции, на полуострове Бретань, в департаменте. В порту 12 тыс. причальных мест. Славу города составляет военный и гражданский морской флот. Когда в 1611 г. Ришелье принял решение о создании военно-морского флота Франции, Брест стал его основной базой и остается ею до сих пор. Здесь находятся главные военно-морские школы, и раз в 4 года проходят парусные регаты-фестивали, на которые прибывают редчайшие парусники со всего мира, как исторические, так и классические и спортивные.

На территории римского укрепленного лагеря 3 в. находится замок, где размещается исторический музей с диорамой. Мост Рекувранс (Recouvrance) в Бресте — самый высокий из подъемных мостов Европы. Великолепная коллекция послевоенной итальянской живописи демонстрируется в Музее изобразительных искусств. В Морском музее (Musee de la Marine) развернута экспозиция по истории местного регионального и национального мореплавания. Можно также посетить Морской арсенал. В Бресте находится Всеевропейский научно-исследовательский океанографический центр, и обязательно следует побывать в гигантском океанографическом музее (Oceanopolis).

У городка Бриньоган (Brignogan) туристов ждут 5 км великолепных песчаных пляжей, оснащенных самым современным оборудованием. Есть и «дикие» пляжи, где можно просто загорать и строить замки из песка. На побережье — причудливые скалы в форме животных («Жаба», «Верблюд», «Слон» и т. д.). В числе местных достопримечательностей часовня Паль (Chapelle Pal), целиком реконструированная в 19 в., и менгир Мен-Ма (Men Mahz) высотой в 8 м, на вершине которого водружен небольшой крест.

В порту Камаре (Camaret) есть особый, защищенный волнорезом, причал для судов, занимающихся ловом лангустов. Башня, построенная еще Вобаном, служит выставочным залом. Корабли причудливых очертаний, домики, похожие на только что испеченные булочки, — все это придает городу неповторимый облик. Из окон церкви Нотр-Дам-де-Рокамадур видны море, порт, деревянные суда, стоящие на мертвом якоре. Сама церковь выстроена таким образом, что ее деревянные конструкции в случае наводнения могут быть превращены в спасательные шлюпки.

Бальнеологический курорт Карантек (Carantec) размещается в районе нетронутой природы. В городе имеется небольшой, но очень интересный Морской музей. Конкарно (Concarneau) — один из основных рыболовецких портов Европы и первый по значимости порт Франции по добыче тунца. Расположившийся на острове в центре залива «Закрытый Город» (Ville Close) действительно закрыт — он обнесен полностью сохранившейся зубчатой средневековой стеной с множеством бойниц и сторожевых башен. В стене всего двое ворот. Внутри — подлинный средневековый городок: домики, улочки, небольшие площади. С остальным городом Закрытый Город соединен мостом с крепостными укреплениями. Можно посмотреть замок Кериоле (Chateau de Keriolet).

С городом Дуарнене (Douarnenez) связано множество легенд и исторических анекдотов. Неподалеку находится остров Тристан (Tristan), историческое название которого — остров Тютюарн (Tutuarn), причем это имя определенным образом отражается в названии городка: «дуар ан эне» означает «островная земля». В центре города — образец «пламенеющей готики» часовня Сент-Элен. A рядом с часовней Сен-Мишель расположен Музей судоходства.

Центр красивейшего городка Ле-Фау (Le Faou) целиком застроен старинными домами, 23 из которых — исторические памятники. Церковь на набережной тоже относится к 16 в. Маленький очень красивый городок Фуэнан (Fouesnant) окружен яблоневыми садами, лесами и прекрасными пляжами, простирающимися вплоть до архипелага Гленан (Glenan). Местный сидр считается одним из лучших в Бретани еще с начала 20 в. Фуэнанский лес (La Foret Fouesnant) — курортная зона с великолепными пейзажами. Здесь находится церковь Нотр-Дам (Notre-Dame), а также памятник каменного века — мегалитическая пирамида Керлевена (le Cairn Megalithe de Kerleven) с тремя погребальными камерами, обнаруженными в 1961 г.

Прелестный портовый городок Ле-Гилвинек (Le Guilvinec) с единственной во Франции причальной территорией в форме шестигранника для увеличения швартовочного пространства. Эльгоат (Huelgoat) — территория довольно древнего поселения с многочисленными памятниками каменного века (менгирами, дольменами, могильными курганами). Во времена кельтов здесь находился укрепленный лагерь (Le Camp d"Artus).

Территория Анкло (Le pays des Enclos) — красивейшие места в Бретани, вдохновлявшие множество художников, пишущих на религиозные темы. Небольшой городок Ламполь-Плудалмезо (Lampaul-Ploudalmezeau) с великолепной церковью 16 в. с замечательным куполом. Неподалеку, в лагуне с множеством островков, — пляж. Небольшой городок Ландеваннек (Landevennec) с чудесным микроклиматом. С его старинной церковью и аббатством связано множество легенд и преданий.

В Локронане (Locronan) бережно хранятся древние обычаи и обряды, уходящие корнями в кельтско-друидическую традицию и раннехристианские церемонии. На главной площади с общественным колодцем посередине находится церковь местного приората и дома 17—18 вв. Этот прекрасный архитектурный ансамбль пользуется огромной популярностью у кинематографистов. Здесь снимались фильмы «Тесс» Романа Полански и «Шуаны» Филиппа де Брока. В городке Морле (Morlaix) — бретонское название Монруле (Montroulez) — находится знаменитый каменный виадук высотой в 58 м. Можно посмотреть Дом королевы Анны и сигарную мануфактуру, типографию Телеграмм (Telegramme), Музей якобинцев (Musee des Jacobins), Музей истории и этнографии.

Остров Уэссан (Ouessant, ultima terrae) имеет в плане форму клешни краба, открытой на запад, шириной от 4 до 7 км. Название острова восходит к местному словосочетанию «энез эуса» («самый высокий»). Относится оно к маяку, поставленному здесь из-за прибрежных камней и одного из самых бурных течений в Европе. Уэссан называют также и «островом женщин», поскольку из-за отсутствия собственного порта мужчины в поисках работы покидают остров или вербуются на флот.

У Перро-Гирек (Perros-Guirec) начинается Корниш-Бретон (Corniche Bretonne) — прибрежная дорога, которая ведет вдоль розовых гранитных скал. Маленькие оживленные поселки между песчаными пляжами и причудливыми скалами красноватого цвета сохранили атмосферу рубежа 19—20 вв. Дорога уводит от густонаселенных берегов в глубь материка, где среди лесов спрятались тихие деревушки. Центром религиозной жизни здесь по-прежнему остаются обнесенные оградами участки у приходских церквей.

Самая западная точка департамента, исхлестанный ветрами мыс Ра (Raz) уходит в пенящиеся волны Атлантики и напоминает дракона, погрузившегося в море. Скалистое нагромождение террасами спускается к морю, у подножия не прекращается бурление вод. Это место также называют «конец света» или «адская печь» из-за сильного прибоя. Здесь воздвигнута монументальная мраморная скульптура Богородицы — покровительницы терпящих кораблекрушение (Notre-Dame des Naufrages).

Понт-Авен (Pont-Aven), деревушку между морем и лесом облюбовали художники еще с 1886 г., когда сюда приехал Поль Гоген. Экспозиция местного музея рассказывает об этом художнике, ставшем главой понтавенской школы. Конкарно (Concarneau, 18 700 жит.), третий по величине рыболовный порт Франции, уже в 19 в. был значительным перевалочным пунктом для торговли тунцом. Старый город располагается на острове и полностью окружен стеной. В 14 в. он считался одним из главных бастионов герцогства Бретань. В цитадели находится музей рыболовного дела.

Морской курорт Роскоф (Roscoff) с исключительно мягким климатом (благодаря Гольфстриму) — небольшой, красивый городок, который является круизным, рыболовным и торговым портом. Отсюда отправляются паромы в Великобританию. Вокруг порта прекрасно сохранились построенные из гранита жилые дома судостроителей 15—17 вв. Церковь Нотр-Дам-де-Кроа-Ба (Notre-Dame-de-Croas-Batz) 16 в. выстроена в стиле пламенеющей готики, позднее была дополнена изумительной красоты ренессансной колокольней. Стены покрыты скульптурными изображениями парусников и пушек повернутых к морю. Стоит посмотреть часовню Сент-Барб 17 в., а также аквариум. Остров Ба (Ile de Batz) 3,5 км длиной, 1,5 км шириной. Есть тропы для пешеходных прогулок. В сезон на пристани — водный велосипед. В 1899 г. на этом островке, находящемся на пути теплого течения был основан местный «сад чудес» (le Jardin Exotique) с тропической растительностью.

Сен-Поль-де-Леон (Saint-Pol-de-Leon) знаменит своим собором — одним из немногих стрельчатых сооружений такого рода во Франции (13—16 вв.). Площадь песчаного островка Сейн (L"Ile de Sein), поднимающегося на 6 м над водой, всего 56 га. От материка его отделяет бурный пролив — место многочисленных кораблекрушений и легендарных бурь, поднимающих волны высотой до 10 м. Считается, что на острове похоронены последние кельтские друиды. К острову можно добраться из Одьерна (Audierne).

История

Бретонцы переселились на территорию современной Франции во второй половине V века с юга Британии, откуда их вытеснили начавшиеся набеги англосаксов. Ещё в IX веке бретонцы занимали весь полуостров от устья Луары на юге до района Мон-Сен-Мишель на севере. В последующие века граница распространения бретонского языка передвинулась к западу. Подробные сведения о бретонском языке известны, начиная со среднебретонского периода (с XI века, памятники с XIV — до этого времени сохранились лишь глоссы и собственные имена). На протяжении всей своей истории бретонский находился под сильным воздействием французского. В Средние века существовала богатая бретонская литература, традиция которой прекратилась лишь к XVII веку. Не имея официального статуса после потери автономии Бретани, бретонский язык сохранялся, главным образом, среди сельского населения, а в городах французский язык стал полностью преобладать уже в XVIII веке. При этом проповедническая деятельность на бретонском языке началась достаточно рано, чем отчасти объясняется особая роль, которую церковь сохраняла весьма долго. Повсеместное образование в Бретани было введено только в XIX веке, однако оно осуществлялось целиком на французском, а бретонский язык был полностью запрещён. В то же время в XIX веке поднялась волна интереса к изучению бретонского языка и фольклора, важную роль в котором сыграл Жан-Франсуа Ле Гонидек, считающийся создателем современного бретонского литературного языка.

В настоящее время бретонский язык находится под угрозой исчезновения: большинство его носителей — это пожилые люди, и язык недостаточно активно передаётся младшему поколению. В то же время на бретонском языке существуют литература, радио- и телепередачи, существует сеть школ «Диван» (diwan), где осуществляется преподавание на бретонском языке. Эти школы носят частный характер, поскольку с 1994 г. по закону Тубона (принятому с целью защиты французского языка от внешнего влияния) государство финансирует исключительно франкоязычные школы.

Одна из трудностей, стоящих перед энтузиастами возрождения бретонского языка, — существование по меньшей мере трех вариантов орфографии: KLTG, или «объединённая» орфография (peurunvan, или Zedacheg — по принятому в ней диграфу zh, обозначающему z в диалектах KLT и h в ваннском диалекте); «университетская» (skolveurieg), существующая в двух вариантах для диалектов KLT и ваннского диалекта; и «междиалектная» (etrerannyezhel), основанная на этимологическом принципе и близкая к орфографии Ле Гонидека.

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

В бретонском языке существуют следующие согласные:

Губно-губные

Губно-зубные

Альвеолярные Постальвеолярные Палатальные

Велярные

Лабиовелярные Глоттальные

Смычные

p b

t d

c ɟ

k ɡ



Носовые m

n

ɲ

ŋ



Дрожащие r



Фрикативные

f v

s z

ʃ ʒ

x

h (ɦ)



Аппроксиманты

j ɥ

w



Латеральные l

ʎ





Бретонский консонантизм значительно различается по диалектам. Так, в ряде диалектов (в первую очередь ваннских) существует сегмент [ɦ], в многих диалектах [r] реализуется как [ʀ] или [ʁ]. В ряде ваннских диалектов существует также глухой увулярный [χ]. Существуют диалекты, где в число согласных входят глухие сонанты типа [l̥]. В некоторых северных диалектах присутствует особый спирант, обозначаемый [vh] и отличающийся от обычного [v] большей длительностью и интенсивностью произнесения.

Для ряда диалектов описан контраст согласных по признаку «силы»: «сильные» (fortes) звонкие смычные противопоставляются «слабым» (lenes), глухие всегда считаются сильными; сонанты также контрастивны по этому признаку. Сильной позицией для этого противопоставления является позиция сразу после ударного гласного: перед «сильными» согласными допустим только долгий ударный гласный, перед «слабыми» — только краткий.

Орфография

Бретонский язык тесно связан с корнским языком, и в некоторой степени, с валлийским языком, хотя эти языки нельзя назвать взаимопонятными. Кроме того, бретонский язык позаимствовал достаточно много лексики из французского языка, латыни и, вероятно, из галльских языков, которые в наше время считаются мертвыми.

Также бретонский язык состоит в дальнем родстве с ирландским, мэнским и шотландским (гэльским) языками.

Ниже приводится иллюстрация некоторых отличий кельтских языков на примере фразы «Я живу в Бретани»:

• Бретонский язык – E Breizh emaon o chom

• Корнский язык – Trigys ov yn Breten Vian

• Валлийский язык – Dw i’n byw yn Llydaw

• Ирландский язык – Tá mé i mo chónaí i mBriotáin

• Шотландский (гэльский) язык – Tha mi a’ fuireach anns a’ Bhreatann Bheag

• Мэнский язык – Ta mee cummal ayns yn Vritaan

Письменность основывается на латинском алфавите, прежде всего на французском и часть звуков имеет общие с французским обозначения:

A B CH C’H D E F G H I J K L M N O P R S T U V W Y Z

a b ch c’h d e f g h i j k l m n o p r s t u v w y z

Диграф c’h обозначает [x], а ch — [ʃ].

На бретонском языке говорят ок. 700 тыс. человек, живущих во Франции западнее линии Сен-Бриё – Сен-Назер, в департаментах Финистер, Кот-дю-Нор и Морбиан; еще около полумиллиона человек во Франции и несколько десятков тысяч в США владеют бретонским языком, но не пользуются им в повседневном общении. Бретонский язык не является потомком древнего галльского: он был принесен в Бретань в 5–6 вв. н.э. переселенцами из Корнуолла и Южного Уэльса. Система имени и глагола в современном бретонском языке близка к валлийской. Окончания множественного числа совпадают; в системе глагола основное различие состоит в утрате простого прошедшего времени и в использовании формы конъюнктива в значении будущего. Хорошо сохранилась характерная для кельтских языков система мутаций (чередований) в начальном слоге. Одновременно в бретонском много французских заимствований, до такой степени, что исконный лексический фонд находится под угрозой исчезновения. Характер словаря, по-видимому, – главное, что отличает бретонский язык от валлийского.

Памятники среднебретонского языка представляют собой по большей части переводы с латыни или французского – мистерии, жития святых и другие сочинения религиозного содержания; преимущественно переводной характер имеет и современная бретонская литература. Собственно бретонскими являются народные песни и сказки. (Льюис Г., Педерсен Х. Краткая сравнительная грамматика кельтских языков. М., 1954)

Этнографические сведения

Туристов, сотнями и тысячами приезжающих в Бретань поражает многое, но, пожалуй, в первую очередь - разнообразие национальных костюмов. Где только эти костюмы не увидишь! На фольклорных праздниках и во время религиозных процессий, на страницах красочных книг и на открытках, на сувенирных куклах и на брелках... Короче, где угодно, только не в повседневной жизни.

Еще недавно, в шестидесятых годах нашего столетия бретонская деревня поражала приезжих многим - в том числе и средневековым бытом, но особенно бросалось в глаза то, что крестьяне, а особенно крестьянки, одеваются по своей, местной моде, которая не имеет ничего общего с привычной всем европейской модой. И это - в нескольких часах езды от Парижа! Мужчины ходили в шароварах и широкополых шляпах, украшенных лентами, а женщины носили элегантно вышитые бархатные платья, фартуки и кружевные чепцы всех возможных и невозможных фасонов.

Один мой знакомый, пожилой парижанин, вспоминал о своей поездке к бывшему однополчанину в бретонскую глубинку через несколько лет после окончания второй мировой войны: - Я приехал в маленький провинциальный городок, и мне показалось, что я очутился в другом мире, в другой стране, в другой эпохе. Все было так странно - и язык другой, и привычки, и, конечно, одежда. Даже не верилось, что я находился во Франции!

Меня с самого начала заинтересовало - откуда же взялось такое разнообразие - в каждом приходе (от одного до другого пешком дойти можно) своя мода, свои традиции. На первый взгляд казалось, что такой сложный костюм не мог возникнуть вдруг, сразу. Мне казалось, что такая традиция могла сложиться только на протяжении многих столетий, тем более что все эти чепцы и фартуки напоминали мне если не средневековую одежду, то, по крайней мере, костюмы женщин на портретах голландских художников эпохи возрождения. Разве что голландские женщины того времени одевались гораздо скромнее. Покопавшись в книгах, я узнала, что на самом деле замысловатые бретонские костюмы, так удивляющие туристов, возникли относительно недавно - в конце восемнадцатого века.

Дело в том, что до Великой Французской революции бретонцы, как и жители других областей, одевались скромно, безо всяких фантазий. Причина тому - не только и не столько бедность, сколько существовавшие в ту пору законы. Люди третьего, низшего сословия просто не имели права одеваться так, как дворяне. Сейчас это кажется дикостью, но только дворяне и буржуа имели право носить украшения и одежду из дорогих материалов. Крестьянин, даже зажиточный, должен был довольствоваться домоткаными штанами и рубахами. А как хотелось сбросить с себя надоевшую монотонную серую одежду, такую же как у всех соседей, и одеться во все яркое, вышитое, блестящее! После революции все сословные привилегии были отменены, и люди, согласно закону, стали равны во всем, в том числе и в праве одеваться, как кому захочется. Тут-то все и началось.

И вот после революции, бретонские крестьяне стали одеваться так, как, по их мнению, должны одеваться богачи. Причем не просто как зажиточные горожане, а именно, так, как до революции одевалась знать. Поэтому с самого начала бретонцы принялись подражать уже не существующим образцам. К тому же мода всегда добирается в провинции с большим опозданием, а уж в такую отдаленную не только по времени пути область как Бретань, где, к тому же половина населения не знала французского, парижская мода запаздывала, где на столетие, а где и на два. Еще в первой половине прошлого века мужчины носили длинные волосы, как сотню лет назад аристократы, и даже припудривали прическу мукой.

В Бретани, как и во многих странах, штаны - главная деталь мужского костюма, та, что отличает его от женского. Еще недавно, до того, как городские, а за ними и деревенские женщины облачились в брюки, этот предмет был как бы символом мужественности. До пяти или шести лет бретонские мальчики, также как и девочки носили платьица, чепчики и фартучки. И только когда мальчик подрастал и мог уже сам управляться со своей одеждой, в том числе и с такой сложной процедурой как расстегивание и застегивание пуговиц на штанах, происходило довольно важное в его жизни событие. Его можно назвать своеобразным посвящением в мужчины. Мальчик не просто получал в подарок новую одежду. Устраивался настоящий праздник, на который приглашались все родственники. Они собирались за большим столом, а в это время в соседней комнате виновника торжества одевали во все новое. А когда мальчик с довольной улыбкой появлялся перед гостями, они восклицали что-то типа: "Ну вот, это уже не ребенок, а молодой человек!", "Да ему уж в школу идти пора, вон какой большой!" и так далее. Но не все мальчики удостаивались права носить штаны "как взрослые дяди". Те кто, как говорили в старину, навсегда оставался ребенком, то есть, попросту говоря, сильно отставал в своем умственном развитии, так всю жизнь и ходили в платье. В прошлом веке, да и в начала нынешнего, по дорогам Бретани ходило немало умалишенных нищих, которых признавали издалека по их не мужской одежде и называли "брозег" - "носящий платье". Еще одна деталь отличала нищих от добропорядочных крестьян: и фермеры и их работники были по возможности гладко выбриты, и только бездомные скитальцы носили бороды.

Чем дальше работала людская фантазия, тем богаче становился народный костюм. На какие только ухищрения не пускались, например, женины, чтобы выглядеть красиво!

Если женщина выходила замуж в соседнюю область, где носили другой костюм, она ни в коем случае не пыталась одеваться так, как ее новые соседки. Предать чепчик родной деревни и сменить его на новый - на такое никто не решался. Помню, как-то в гостях у одной бретонской бабушки, уже лет двадцать не носившей чепчика, я завела разговор о местном варианте традиционного костюма.

- Вообще-то я не местная, - призналась старушка, - я из соседнего прихода. И чепчик у меня был не такой как здесь, в Кемпере.

С этими словами она повела меня в комнату, где висела огромная - чуть не в полстены - свадебная фотография. С нее на меня смотрела сама хозяйка дома в белом платье, с воздушным сооружением на голове. Но поразил меня даже не сам замысловатый чепчик, а накрахмаленный воротник, судя по всему принять за крылья, вроде тех, которые обычно рисуют ангелам.

Господи, - вырвалось у меня, - да как же вы его так накрахмалили?

Что ты, - засмеялась моя собеседница, - Такие воротники дома не накрахмалишь. Мы отдавали их женщине, работа у нее была такая - воротники крахмалить. Это ведь настоящее ремесло. Чтобы воротник держал форму, в него вставляют соломинки и отделяют их спицей одну от другой, а потом когда ткань высохнет, их вынимают. Конечно, такие воротники мы носили только по праздникам.

Конечно, в современных условиях таки хрупкие накрахмаленные конструкции выжить просто не могли. К тому же в конце шестидесятых по Европе прокатилась волна "джинсовой революции". Исчезли вышитые бархатные платья, и фартуки. Мужчины раньше женщин перешли на городской костюм, перестали носить расшитые жилеты, широкополые шляпы и деревянные башмаки над которыми так потешались приезжие парижане.

Деревенский костюм оказался не только непрактичным и несовременным, но и дорогим. Куда легче и дешевле купить несколько пар джинсов, десяток маек и свитеров, да какую-нибудь кепку, которую не надо ни стирать, ни крахмалить по праздникам.

Большое значение в Бретани придают не только способу приготовления пищи, но и этикету, не менее сложному для непосвященных, чем этикет дипломатических приемов. Признаться, я не ожидала, что такое нехитрое дело, как поедание блинов может обрасти таким количеством условностей.

Сладкие блины, например, складывают треугольником и обязательно начинают есть от края к середине. Так полагается по бретонскому этикету. В старые времена он соблюдался неукоснительно, но сейчас, естественно, все забывается. По религиозным соображениям блины принято готовить по пятницам, в тот день, когда мясо католикам есть, не положено. Но сейчас даже верующие люди не предают этому значения. Раньше блины выпекали на огне в огромных очагах, и хозяйке надо было следить за тем, как разгорается пламя, поддерживать его в нужном состоянии, чтобы блины не подгорели... Вот уж самое настоящее колдовство! Еще тридцать - сорок лет назад в каждом доме готовили на огне, но сейчас, конечно, все домохозяйки обзавелись удобными плитами. Только один раз мне довелось увидеть в одном доме настоящий каменный очаг, оставленный отнюдь не ради красоты. Правда, дом этот находился в богом забытом местечке, и добираться да него пришлось по раскисшей от дождя проселочной дороге. Такие дороги сейчас в Бретани - редкость. Да и сам дом показался мне не очень обыкновенным. Помню, что кухня меня просто поразила - такой интерьер в наши дни чаще увидишь в этнографическом музее, чем в жилом доме. Старинная дубовая мебель, очаг, почерневший от свежей золы, а над ним - деревянные полки для посуды. И только телевизор, скромно приютившийся в углу, (тоже, правда, очень старый) напоминал, что на дворе двадцатый век.

Бретонцы гордятся своей национальной кухней, и не зря. Хотя она, как утверждают многие, совершено не современна. Большинство европейцев ведет сидячий образ жизни, и, чтобы сохранить фигуру, питается в основном овощами и обезжиренными продуктами. Традиционные бретонские блюда очень сытные, тяжелые, что и понятно - большинство бретонцев до самого недавнего времени были либо крестьянами, либо моряками, Тяжелая работа, как известно, способствует хорошему аппетиту, и в старину бретонцы не заботились о том, сколько в их блюдах лишних калорий - чем сытнее еда, тем лучше. Пшеничная и гречневая мука, масло, молоко, - всего этого в Бретани достаточно на каждой ферме. Точное число рецептов различных пирогов, бисквитов и печенья мне неизвестно. Но достаточно бросить взгляд на полки магазинов, специально отведенные под бретонские сладости - и станет ясно, их не один десяток. И в каждом районе свой рецепт. И, тем не менее, нельзя сказать, что в старые времена в каждой семье на столе были и блины, и пироги, и разные сладости. Люди жили бедно, семьи были большие, и редко кто наедался досыта, но зато когда представлялась возможность хорошо поесть, скажем, на свадьбе или на празднике, никто ее не упускал!

Потомкам крестьян, конечно, трудно поверить, что можно так запросто съесть десяток блинов, вернувшись домой после трудового дня. Мало кто из современных бретонских девушек поддастся соблазну вдоволь наесться масляных пирогов, которые так любили их бабушки. А старики только посмеиваются, слыша от внуков и особенно внучек о диетических салатиках, йогуртах и специальных вегетарианских рационах для желающих похудеть. Впрочем, быть вегетарианцем в Бретани не так уж трудно. Овощей в этой области Франции, пожалуй, больше, чем в любой другой. Выращивать их можно круглый год, благо, климат позволяет.

Среди бретонцев много энтузиастов. Одни пытаются поддержать родной язык и не дать ему угаснуть, другие возрождают национальный костюм, третьи собирают песни и сказки... Немало среди бретонцев и энтузиастов национального спорта. С некоторыми из них мне довелось встретиться.

Мужчины, как и везде, отдают предпочтение футболу. Но, если футболом увлекаются во всех областях Франции, то, насколько мне известно, нигде больше в этой стране мужчины не помешаны на регби так, как в Бретани. Долгое время меня забавляло, что некоторые преподаватели бретонского департамента могли подолгу стоять в коридоре и, отчаянно жестикулируя, обсуждать подробности очередного матча, порой не заботясь о том, что студенты уже в сборе и занятие уже должно бы начаться.

Когда я позволила себе в студенческом кругу пройтись по адресу заядлых любителей регби, мне ответили:

- Это еще ничего. Вот в Уэльсе что вокруг регби творится!

Действительно, близкие родственники бретонцев - валлийцы - считают регби своей национальной игрой. Сначала мне казалось, что бретонцы помешались на регби из солидарности с валлийцами, но оказалось, что это не совсем так.

Однажды на занятии в одном старом бретонском тексте мне встретилось упоминание какой-то неизвестной мне игры, и преподаватель рассказал мне, что эта игра, очень похожая на регби, была когда-то одним из любимых развлечений бретонцев.

- Она называлась игра "мель". Раньше в нее играли везде, кое-где не так уж давно эту игру забыли. В прошлом веке, например, в каждой деревне после сбора урожая начинались настоящие матчи. Играл обычно один приход с другим, с соседним. Причем мяч для игры был тяжеленный, набитый соломой. А вручали его игрокам торжественно - а как же, такой важный момент был! Это делали обязательно молодые супруги, те, кто первыми поженились в этом году. Естественно, обе деревни собирались в полном составе поглазеть на игру. Часто так было - начнут играть в мяч, а потом кто-нибудь с кем-нибудь поспорит, поссорится, или заденет случайно в игре, и начинается рукопашная - приход на приход. Кончалось это, конечно, плохо. Но даже если никто после игры кулаками не махал, все равно несчастные случаи были - мяч-то тяжелый, да и игра грубая - недолго друг друга покалечить. Даже смертельные случаи бывали. Так что пришлось властям эту игру запретить. А жалко... Все-таки наша национальная игра была! Нигде больше такой нет. Еще в прошлом веке в нее играли, да и я кое-что о ней помню... Хотя я, конечно, не в прошлом веке родился!

Надо сказать, что не все национальные виды спорта в Бретани постигла печальная участь игры в мяч. До сих пор в Бретани существует и процветает народная борьба "гурен". Знатоки утверждают, что борьба эта очень древняя. Она упоминается в документах 15 века, но зародилась, видимо, гораздо раньше. Примерно тот же тип борьбы существовал когда-то на кельтских окраинах Великобритании, а потому некоторые утверждают, что борьба "гурен" зародилась еще до того, как предки современных бретонцев переселились с острова на континент, то есть до 5 века нашей эры! Насколько это верно, судить не берусь. Так это или нет, но бретонская борьба благополучно просуществовала до наших дней. Когда-то подобные состязания были излюбленной забавой бретонских крестьян в праздничные дни. Победителю в поединке в качестве приза обычно доставался баран. Поетому по-бретонски "выиграть" звучит как "получить барана". В самом начале двадцатого века "гурен", как и многие бретонские традиции стала постепенно исчезать, но в 20-30-х годах нашего столетия любители этого национального спорта разработали единые правила борьбы и создали школы "гурен". Конечно, этому стоит только порадоваться, хотя, конечно современные состязания по борьбе "гурен" мало напоминают те, о которых с такой ностальгией рассказывают в своих произведениях бретонские писатели первой половины нашего века.

Раньше, говорят, такие состязания были куда живописнее, хотя бы потому, что борцы носили национальные бретонские костюмы. Состязание обычно проходило где-нибудь на городской площади. Бой барабанов оповещал толпу о том, что зрелище скоро начнется. Затем блюститель порядка призывал собравшихся на площади расступиться, чтобы дать место борцам, причем зазевавшихся или не желающих отойти он разгонял кнутом. И только потом уже начиналась сама борьба... теперь все проще. Борцы одеты в шорты и майки, хотя по-прежнему борются босые - никакого видимого национального колорита!

Были и другие соревнования - силачи поднимали на глазах у изумленной публики тяжелый шест или ось телеги, хвастаясь своей удалью, точно так же, как шотландцы понимают и бросают ствол дерева. Сейчас такие соревнования проводятся во время фольклорных праздников скорее как дань традиции, но, возможно, через несколько десятилетий они снова станут неотъемлемой частью праздников, как и в старые времена. Ведь в наши дни многие бретонские традиции возрождаются и, более того, входят в моду. Во многих бретонских городках проводятся спортивно-фольклорные фестивали, куда съезжаются их "родственники" из Шотландии, Уэльса и Ирландии.

Кроме таких серьезных спортивных состязаний во всех бретонских городах и деревеньках народ потешался разными играми - в шарики, например. Меня поначалу удивляла такая картина: на тротуаре возле питейного заведения совершенно взрослые люди катают по земле какие-то шарики, при этом сопровождая каждое движение выкриками. Да, вдобавок к этому вокруг иногда собирается небольшая толпа. Кто-то одобряет удачный бросок, кто-то недоволен "техникой" игроков... Оказалось, что шарики - старинная игра и в Бретани в нее играли не одно столетие и до сих пор играют заядлые посетители баров, которые в маленькой Бретани, точно также как и во всех областях Великобритании - не просто питейные заведения, но, скорее, клубы, и собираются в них обычно люди с общими интересами. Конечно, говорят, что молодежь играет в шарики уже не так, как было принято раньше. И эта традиция исчезает... Впрочем, так говорят почти обо всех бретонских традициях, скорее по привычке. При мне, например, местное телевидение передавало репортах с настоящего "чемпионата" по шарикам. В качестве экспертов выступали заслуженные игроки городка, которые к тому же наставляли молодежь на путь истинный: "Надо кидать шарик не так, а вот эдак, чтобы он о другой ударился, и куда надо его покатил. Рука должна быть твердой, а удар - уверенным. И не вниз надо шарик бросать, а для начала немного вверх..." Что и говорить - точная наука! Просто удивительно... Впрочем. в Бретани не перестаешь удивляться.

Бретонская литература

Древнебретонский период

Первые письменные памятники бретонского языка (те немногочисленные слова, которые встречаются в латинских рукописях) достаточно сложно идентифицировать, поскольку бретонские и валлийские формы трудно различить. Язык бретонцев в этот период был идентичен языку островных бриттов. Так, в книге "Book of Llandav" рассказывается о поездке валлийского принцепса Гуйднерта в Бретань

"... quod ipse Guidnerth et Britones et archiepiscopus illius terrae essent unius linguae et unius nationis quamuis diuiderentur spatio ... et tanto melius poterat renutiare scelus suum et indulgentiam requirere, conito suo sermone"

"...так как Гуйднерт сам, и бретонцы, и архиепископ этой земли были одного языка и одного народа, хотя и были разделены пространством... и он мог лучше рассказать о своем злодеянии и молить о своем прощении, ибо его язык был известен"

Более того, даже тремя столетиями позже, в конце XII века, Гиральд Камбренский писал:

"Cornubia uero et Armorica Britannia lingua utuntur fere persimili Kambris tamen, propter originalem conuenientiam, in multis adhuc et fere cunctis intelligibili"

"В Корновии и Армориканской Британии используются почти сходные языки, также в Кумбрии, по причине совместного происхождения они во многом и почти целиком понятные".

Первое время бретонский язык, бретонская культура и литература распространялись с запада на восток. Как отмечают В.П. Калыгин и А. А. Королев, "Бретонская культура оказалась в первые века после иммиграции в более благоприятных условиях по сравнению с островными странами. В IX в., пожалуй, ни одна кельтская страна не обладала такой стабильностью в социально-политическом и военном плане, как Арморика в правление Саломона и Алана Великого". В эту эпоху восточная граница зоны распространения бретонского языка находилась на уровне Mont Saint-Michel на севере и устья Луары на юге. В восточной части Бретани говорили на двух языках: романские говоры использовались частью сельского населения, в то время как бретонский язык был языком городских жителей и высших слоев общества, о чем свидетельствует нижеследующая цитата:

"Anuawareth, grand seigneur d'Anast (aujourd'hui Maure-de-Bretagne) savait le breton et un peu de latin, mais avait un interprиte pour communiquer avec les gens de langue romane"

"Ануаварет, великий господин Анаста (современный Мор-де-Бретань) знал бретонский и латынь, но пользовался услугами переводчика для того, чтобы общаться с людьми, говорящими на романском языке"

В течение всего древнебретонского периода центрами бретонской культуры были, как и в других кельтских странах, монастыри (Ландевеннекский, Пленанский, Редонский и другие). Там создавались, хранились и копировались многочисленные рукописи, большая часть которых была впоследствии утеряна.

Несмотря на то, что большая часть рукописей, которые были созданы в тот период, не дошла до нашего времени, мы можем составить некоторое представление о языке и литературе той эпохи. И если первыми языковыми материалами (V- VII века) были некоторые имена собственные, встречавшиеся в основном в латинских хрониках и житиях святых и т.п., то начиная с VIII века количество памятников растет, в основном за счет глосс.

Письменная литература древнебретонского периода

Поскольку в IX - X веках в результате набегов викингов бретонские монастыри подвергались разорению и множество рукописей безвозвратно исчезло, мы не располагаем ни одним литературным текстом на бретонском языке. Однако письменные памятники того периода не ограничиваются глоссами. Так, Редонский картулярий включает в себя 273 грамоты, составленные до 900 года, каждая из которых содержит топонимы, личные имена, правовые формулы. Кроме этого, в картулярии имеется незначительное количество грамот XI-XIII веков. Кроме Редонского, существуют и другие картулярии- Ландевеннекский (XI в), Кимперлейский (XII в). К тому же имеются свидетельства о существовании иных письменных текстов. Так, в лейденской рукописи Codex Vossiani Latin F 96 A сохранился фрагмент двуязычного медицинского трактата, в котором содержится более 70 названий растений и болезней по-древнебретонски. Текст, вероятно, восходит к VIII веку, и считается самым древним из дошедших до нас памятником бретонского языка.

Устная литература древнебретонского периода

Известно, что носителями устной литературы в Бретани, как и на Островах, были барды. В VI веке Венантий Фортунат, епископ Пуатье, утверждал, что в его время "на кельтском или армориканском языке были воспеваемы памятные события истории, и что песни эти назывались лэ (leudi)" Поэзия была неразрывно связана с музыкой, так как поэтические произведения исполнялись под аккомпанемент различных музыкальных инструментов. Бретонцы использовали нотную систему, которую они унаследовали от островных бриттов. Однако до наших дней не дошло ни одного поэтического произведения на бретонском языке, и о существовании богатой литературной традиции мы можем судить лишь по свидетельствам современников и по пересказам.

Литература на латинском языке

Говоря о бретонской литературе этого периода, не следует ограничиваться литературой на бретонском языке. Если по ряду причин мы не располагаем документами на древнебретонском, то количество текстов на латинском языке достаточно велико для того, чтобы составить впечатление о так называемой бритто-латинской литературе. Тексты, о которых пойдет речь ниже, можно отнести к исторической и религиозной литературе.

Наиболее известны произведения De Exidio Britanniae ("О разорении и завоевании Британии") св. Гильдаса, основателя монастыря в Рюи и Historia Brittonum ("История бриттов"). Одна из версий последнего произведения (рукопись Z из Шартра) имеет бритто-армориканское происхождение. Кроме этих двух произведений к этому периоду относится большое количество житий, многие из которых, по мнению Норы К. Чадвик и Леона Флерио были переведены на латынь с древнебретонского. По оценкам некоторых исследователей, в IX веке в Бретани существовало в три раза больше латинских рукописей, чем во всей Великобритании. Не случайно, говоря о бретонской литературе, мы причисляем хроники к литературному наследию. По мнению Норы К. Чадвик, использовать исторические произведения и жития как источники достоверной информации весьма проблематично. Их стоит скорее расценивать как литературные произведения, обладающие несомненными художественными достоинствами.

Следует отметить, что вопреки европейской традиции того времени, предполагавшей анонимность создателей рукописей, авторы многих житий известны. Так, автором Жития Самсона (Vita Samsonis), созданной в начале VII века, является некто Энок (Henoc), житие Павла Аврелиана (Vita Pauli Aureliani) было написано около 884 года монахом по имени Врмонок (Wrmonoc), житие святого Махута (Vita sancti Machutis) было создано также в IX веке Били (Bili), дьяконом области Алет. В некоторых эпизодах последнего произведения появляются такие персонажи бриттской литературы как король Марк (Marc'h), Градлон (Gralon), Артур (Arthur), а также содержатся рассказы о фантастических плаваниях в поисках рая.

Бретонская литература в XI - XIV веках

Как уже говорилось выше, в результате набегов викингов большое количество письменных документов было уничтожено, многие монахи покидали Бретань, которая, таким образом, лишалась носителей "ученой" культуры. Также большое число представителей бретонской знати укрывалось в это смутное время во Франции и восприняло язык и культуру этой страны. После нормандского завоевания (1066) герцогство Бретань долгое время находилось под влиянием то Франции, то Англии, где в то время также господствовал французский язык. Бретонский язык и бретонская культура в силу этих и других причин становились менее престижными, зона распространения бретонского языка сокращалась.

Бритто-романская литература

В восточной части Бретани в этот период создавались произведения на старофранцузском языке (так называемая бритто-романская или франко-бретонская литература) . Особого интереса достойны следующие произведения: La chanson d'Aquin ("песнь Аквина") и Le livre des Maniиres ("книга манер").

La chanson d'Aquin приписывается некоему Гарену Тросбефу (Garin Trosseboeuf) и представляет собой эпическую поэму из 3000 стихов, рассказывающую легенду одного мавританского короля, жившего во времена правления Карла Великого, и совершившего набег на бретонские берега. Историческим событием, легшим в основу этого произведения, в котором часто мавры называются норманнами (Norois), послужили, естественно набеги викингов.

В "книге манер" Этьен де Фужер (Etienne de Fougиres) создает целую галерею сатирических портретов королей, знати, крестьян, буржуа, священников, но в наибольшей степени критике и осмеянию подвергаются женщины.

Бритто-латинская литература

В этот период по-прежнему велико количество произведений на латинском языке. Далеко не все авторы подобных произведений были бретонцами. Так, Марбод (Marbode) был уроженцем Анжу, но проживал в Ренне, будучи епископом реннским. До наших дней дошло множество замечательных образцов латиноязычной литературы, таких как De contemptu Mundi (о ничтожестве мира) Бернара де Морлэ (Bernard de Morlaix) или стихотворные произведения Адама де Сен-Виктора ( Adam de Saint-Victor) Особое место в литературе бриттских народов занимают произведения валлийца Гальфрида Монмутского Historia regum Britanniae ("История Британии") (1135) и Vita Merilini ("Жизнь Мерлина") (1150). Эти два произведения были чрезвычайно популярны и неоднократно переводились и адаптировались различными авторами, в том числе и бретонскими. Особенно следует отметить перевод под названием Gesta regum Britanniae ("Деяния королей Британии") Гийома Реннского (Guillaume de Rennes), написанный в 1234 и посвященный епископу ваннскому.

Что же касается жизнеописаний святых, то этот жанр продолжал существовать и развиваться. Наиболее известны произведения некоего Ингомара (Ingomar), который, скорее всего, был монахом в аббатстве Сен-Меен (Saint-Mйen) в начале XI века. До наших дней дошли отрывки из его произведений Vita Mevenni (Житие Мевенна) и Vita Judicaelis (Житие Юдикаэля). Наиболее известен отрывок из последнего произведения, являющийся ничем иным, как песней, восхваляющей военные подвиги Юдикаэля. Считается, что эта песнь была переведена с бретонского, что подтверждается наличием схожих описаний в одной из песен Талиесина, посвященной прославлению короля Уриена Регедского.

Литература на бретонском языке

В нашем распоряжении не имеется связных текстов на древнебретонском, однако мы можем предполагать существование литературы на этом языке. В целом, характер памятников остается тем же - глоссы, надписи, имена собственные, топонимы, встречающиеся в латинских рукописях.

С XII века начинается новый этап в развитии бретонского языка - период среднебретонского. Количество бретонских текстов в сравнении с предыдущим периодом возрастает. Именно в это время бретонская поэзия становится популярной за пределами Бретани. Большим успехом пользовались бретонские и валлийские жонглеры. К сожалению, до нас не дошли образцы поэтических произведений, которые были весьма популярны во Франции и Англии. Мы можем судить о характере бретонской поэзии лишь по отзывам современников и по тому огромному влиянию, которое она оказала на творчество трубадуров и труверов. Нужно отметить, что бретонский язык в ту пору все еще обладал некоторым престижем, по крайней мере, владеть этим языком было модно. Так, об одной прекрасной даме говорили:

"Ее красота была совершенной с любой точки зрения. Умная и приветливая, она одинаково хорошо говорила по-бургундски, по-франсийски, по-фламандски и по-бретонски..."

Известно, что в основу французских "лэ" и так называемых "бретонских романов" Марии Французской, Кретьена де Труа, Беруля и Тома легли сюжеты, заимствованные из бретонской литературы, и часто действие этих произведений разворачивалось на территории Бретани. Менее известен тот факт, что в ту же эпоху создавалось множество анонимных поэм, таких как Graelent, Guingamor Lecheor, которые, по всей видимости, были гораздо ближе к оригинальным бретонским версиям.

В конце XI и начало XII века мода на бретонскую литературу достигла своего апогея. В это же время отмечен наибольший отток населения из Бретани на территорию тогдашней Франции. Однако первое поэтическое произведение на ьретонском языке, сохранившееся до наших дней, датируется XIV веком. В латинской рукописи Speculum historiae ("Зеркало истории"), датируемой приблизительно 1350 годом, имеется несколько среднебретонских стихотворений с внутренними рифмами. Одно из них, переписанное клириком Ивонетом Омнесом (Ivonet Omnes), вероятно, является образцом бретонских лэ того времени:

... An guen henguen am laouenas

an hegarat an locat glas...

mar ham guorant va karantit

da vout in nos oh he costit

uam garet nep pret...

белая, улыбающаяся, меня обрадовала

приветливая, голубоглазая,

Если моя любовь мне пообещает

провести ночь рядом с ней,

вечно любимой женщиной

Бретонская версификация (см. приведенный выше отрывок)

Подобная сложная версификация, которой изобилуют тексты последующего столетия, и которая просуществовала вплоть до XVII века, свидетельствует о том, что поэзия в Бретани была делом ученых людей. Возможно, поэты были особой прослойкой просвещенной части общества, хотя прямых указаний на это нет. В любом случае, подобная система версификации существовала в древневаллийской поэзии, и с большой долей вероятности можно утверждать, что эта систем сложилась еще до переселения бриттов на континент.

В качестве приведем известный отрывок из поэмы Buhez mab-den (Жизнь человека) анонимного автора:

Goude da stat ha pompadou После твоего положения и почестей

Guyscamant ha paramantou Одежд и украшений

Ez duy an anquou ez louen Придет Анку с радостью

Pan troy enhaf da lazaff mic Когда ему придется тебя совсем убить

Ma-z duy da neuz da bout euzic Когда твой вид будет ужасен

Ha tristidic da bizhuyquen И грустен навсегда

1. _ _ d _ _ _ d a

2. e _ f _ _ e f a

3. _ _ _ _ a _ a b

1. _ _ _ g _ g _ c

2. _ _ _ h _ h _ c

3. _ _ _ c _ _ c b

1 2 3 4 5 6 7 8

Pan vezo da quic maru myc yen Когда твое мясо станет мертвым и холодным

Ne-deux car oar an douar certen Не будет точно близкого человека на земле

Me-dest nac estren nep heny Уверяю, ни постороннего, никого

Na tut da ty na da priet Ни родителей, ни твоего дома, ни жены

Na ve mar dyspar e-z carset И как бы сильно тебя ни любили

En deurffe quet da guelet muy... Больше (никто) не придет проведать.

1. _ _ _ _ d _ d a

2. _ e _ _ _ _ _ a

3. _ _ _ _ a _ a b

4. _ _ _ _ _ _ _ c

5. _ _ _ _ _ _ _ c

6. _ _ _ c _ _ c b

1 2 3 4 5 6 7 8

Еще один пример бретонской версификации,

Mirouer de la Mort

En leuenez oar lahez pan vezhont Когда они будут на вершине радости

Gant joaiou mat do grat ez ebatont С хорошим весельем будут резвиться

Doe а meulont pan guelhont ho bontez Они возблагодарят Бога, видя свое счастье

Ancouffnez oll oar vn stroll ho holl poan И все разом забудут свои мучения

Hodeues quet gouzaffet en bet man Которые они вытерпели в этом мире

Araint breman nomann han bihanez. И нищету, они это сделают здесь.

1. _ _ _ a _ a _ _ a b

2. _ _ _ c _ c _ _ c b

3. _ _ _ b _ _ b _ b a

4. _ _ _ d _ _ d _ d e

5. _ _ _ f _ _ f _ f e

6. _ _ _ e _ _ e _ e a

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Средневековые темы в современном бретонском фольклоре

Итак, к сожалению, мы имеем лишь небольшое количество письменных источников старше XIV века, несмотря на то, что бретонская литература переживала расцвет именно в этот период. Об этом факте свидетельствуют не только упоминания о моде на все бретонское и указание на существование большого количества литературных произведений, но и тот факт, что многие сюжеты, присутствовавшие в литературных произведениях, сохранились в устной народной традиции вплоть до конца XX столетия.

Так, например, баллада, Gwerzh santez Enori (баллада о святой Энори) обнаруживает связи с сюжетными линиями жития святого Эффлама, легендой о короле Лире и трех его дочерях, такими произведениями как Caradoc da Vannes (Карадок ваннский), Персеваль, и Тристан (прозаическое произведение), Le Lai du Cor (Лэ о роге) и Vita Budoci (житие святого Будока).

К этому следует добавить, что темы, присутствующие в современной устной литературе и существовавшие в Средние века, зачастую являются общими для бретонской и для валлийской средневековой литературы. Наглядным примером тому может служить капитальное исследование Д. Лорана, посвященное бретонской балладе Gwerzh ar Skolan (баллада о Сколане) и легенде о Мерлине.

В качестве примера приведем балладу о Сколване. Персонаж бретонской баллады по имени Сколан, Янник Сколан, Сколван, (Skolan, Yannig Skolan, Skolvan) осужден за многочисленные грехи на вечные адские муки. Только благословение его матери может спасти его от этой участи. Он является с того света на черном коне в черном одеянии, с черным лицом. Вся баллада посвящена описанию его преступлений, среди которых - убийства, изнасилования, уничтожение скота, разгром церкви, причем самым страшным грехом является то, что он утопил книгу. Различные версии этой баллады (одна из которых была обработана Т. Э де ля Виллемарке) продолжают существовать в бретонской фольклорной традиции по сей день . Так, одна из последних версий была записала Ж. Филиппом в 80-х годах ХХ века.

Аналогичный персонаж по имени Исколан (Yscolan) является героем валлийской поэмы XII века из Черной книги Кармартена. Также как и бретонский Сколан, Исколан осужден за то, что поджег церковь, зарезал скот и утопил книгу. Описания Сколана - Исколана в обоих текстах схожи:

Валлийский текст:

Du dy uarch du dy capan Черен твой конь, черна твоя одежда,

Du dy pen du du hunan Черна твоя голова, черен ты сам,

Ia du, ae ti ycsolan? Итак, ты - Исколан?

- Mi Iscolan, Yscolheic, - Я Исколан, клирик,

Yseawin y puill iscodic Легок ум дикаря,

Guae ny baut a gaut Guledic. Утопиться тому, кто оскорбляет Бога!

Бретонский текст:

Du eo da varc'h ha du out-te Черен ты и конь твой черен

Pelec'h hoc'h bet ha da belec'h 'het? Откуда вы и куда ты едешь?

XIV - XVII века - отголоски бретонской литературы

Начиная с XIV века количество письменных памятников возрастает, причем теперь уже мы можем говорить о дошедших до нас связных текстах на бретонском языке.

Так, в аббатстве Ландевеннек (Финистер) долгое время хранилась рукопись, датируемая 1450 годом, в которой содержалась так называемая "королевская песнь" под названием An dialog etre Arzur ha Guynglaff ("диалог между Артуром и Гуингланом"). В XVIII веке рукопись была, к сожалению, утрачена и о ней известно лишь благодаря выпискам, сделанным бретонскими лексикографами XVIII века Домом Луи Ле Пеллетье и Грегуаром де Рострененом (о них см. ниже). В 1924 году филолог Ф. Гурвиль обнаружил записи Ле Пеллетье на чердаке одного замка близ Морлэ.

Текст "Диалога" весьма интересен по многим причинам. Во-первых, по мнению Я-Б Пириу, текст является прямым продолжением легенд артуровского цикла, когда-то бытовавших в Бретани. Во-вторых, бретоноязычный клирик, автор этого текста, построил поэму таким образом, что диалог короля Артура и прорицателя Гуинглана является панегириком королю Франции, на которого бретонцы возлагали большие надежды перед лицом опасности: исходившей от англичан.

Вне всякого сомнения, эта поэма была неоднократно переписана более или менее безграмотными клириками, подверглась многочисленным изменениям и деформациям, так что судить о языковых и литературных особенностях исходного текста весьма затруднительно. Сохранившиеся до наших дней отрывки из поэмы изобилуют французскими заимствованиями и несовершенны с точки зрения стихосложения. Тем не менее, некоторые архаизмы и чудом сохранившиеся внутренние рифмы указывают на то, что, скорее всего первый вариант "диалога" был более интересен и в художественном и в языковом плане.

Важным событием в истории бретонского языка и литературы является словарь Catholicon (Католикон), составленного Жаном Лагадеком (Jehan Lagadeuc). Это трехъязычный бретоно-латинско-французский словарь ad utilitalem clericorum pauperum Britaniae (для использования бедными клириками Бретани), является также первым словарем французского языка. Самая старая из известных нам рукописей "Католикона" датируется 1464 годом, первое печатное издание - 1499г. В этот же период увидела свет и латинская грамматика Donoet, написанная по-бретонски.

Основную массу литературных произведений того времени, как и раньше, составляли жития святых. Сохранилось достаточно большое стихотворных и прозаических произведений этого жанра, причем обилие документов XVI века создает ложное впечатление расцвета бретонской литературы в эту эпоху. На самом деле тексты шестнадцатого столетия свидетельствуют о начале упадка бретонской письменной литературной традиции. За редким исключением (см. ниже) тексты этого периода изобилуют французскими заимствованиями, литературные достоинства этих произведений также нельзя назвать выдающимися. И, тем не менее, эти тексты ценны для нас постольку, поскольку они свидетельствуют об упадке мощной традиции, тем самым подтверждая сам факт ее существования.

Несомненно, появления в Бретани книгопечатания в 1480 году и последующее его развитие в XVI столетии, повлияло на увеличение количества письменных памятников. Распространению печатных книг способствовала также передвижная торговля, организованная в 1480 году Гийомом Лепином (Guillaume de Lespine), по поручению реннского книготорговца Гийома Туза (Guillaume Touse). Однако, большое количество печатных произведений было составлено на французском языке и на латыни, сведений о сколько-нибудь значимых печатных изданиях на бретонском языке у нас не имеется; исключение составляет, пожалуй, вышеупомянутый "Католикон". Следует также отметить, что рукописная традиция, несмотря на ранее появление книгопечатания в Бретани продолжала существовать вплоть до XIX века, причем в рукописном варианте существовали преимущественно произведения на бретонском языке.

Более того, некоторые произведения создавались на двух языках. Так , например, в первых бретонских мистериях авторские ремарки были написаны на латинском языке. Любопытно также произведение Venicreator, написанное наполовину по-латыни, наполовину по-бретонски " в честь госпожи Анны, герцогини-королевы" - Enn henor dan Ytron Anna hon ducgez rouanez - по случаю ее приезда на паломничество в Фольгоат в 1505 году.

Тем не менее XVI век отмечен существованем следующих известных нам литературных произведений (в основном религиозного содержания): Tremenvan an Ytron Guerches Maria (Успение Госпожи Девы Марии), Pemzec levenez Maria (Пятнадцать радостей Марии), Buhez mab-den (Жизнь сына человеческого) анонимных авторов. Особо следует отметить поэму Mirouer de la Mort (Зеркало смерти) из 3 602 строк, написанную в 1519 году Мэтром Жаном Ан Аршер Коз из прихода Плонговен (Maestr Iehan An Archer Coz a barrez Plongonven). Эта поэма была напечатана в 1575 году, посвященная, как и Buhez Mab-den, размышлениям о судьбе человека, о смерти и ее последствиях. На ту же тему рассуждает и безымянный автор поэмы Passion, напечатанной в Париже в 1530 Эозеном Киливером (Eozen Quillivere).

Говоря о вышеперечисленных произведениях, нужно отметить, что их сюжеты большей частью заимствованы из французских мистерий и житий святых. И тем не менее, в некоторых из них прослеживаются параллели с литературными произведениями Британских островов, как в житии святой Нонны (Buhez santes Nonn), рукопись которого датируется началом XVI века, но которая, предположительно является списком с более древнего манускрипта, который, по мнению Ж.Л. Деффика происходит из скриптория аббатства Даулас (Daoulas) и датируется временем между 1350 и 1398 годами. . Сравнительно поздний список этого произведения, естественно, изобилует французскими заимствованиями, система внутренних рифм расшатана, текст изобилует словами-паразитами, вставляемыми для того, чтобы соблюсти стихотворный размер. И все же, согласно Я.-Б. Пириу, некоторые отрывки текста являют собой отголоски старинных бретонских лэ.

Житие Святой Нонны представляет собой театральную пьесу, состоящую из более чем 2000 стихов. В ней упоминается более семидесяти персонажей, среди которых - святой Патрик, святой Гильдас, святой Диви, Мерлин. Содержание пьесы перекликается с бретонскими легендами о святых: Бог предрекает, что через тридцать лет родится святой Диви. Юная Нонна, готовящаяся стать монахиней, изнасилована королем Керитиком, что приводит к рождению святого Диви, что по представлениям эпохи, было противоестественно.

На этом примере видно, что многие из дошедших до наших дней произведений, известны нам по поздним спискам, сделанным более или менее безграмотными клириками, и порой весьма затруднительно судить об изначальных достоинствах - или недостатках - исходного текста. Последний, однако, возможно частично восстановить, опираясь на математически безупречную систему внутренних рифм, присутствовавших в исходных текстах.

Однако среди тех документов, которые имеются в нашем распоряжении, есть и литературные произведения, представляющие несомненную художественную ценность, как, например, Житие Святой Женевьевы Брабансткой, о котором будет сказано ниже. Однако еще одна проблема состоит в том, что не все тексты дошли до нас целиком, как, например, пьеса Житие святой Барбы (Buhez Santez Barba), которая была издана в 1557г. Другие, не менее интересные пьесы сохранились лишь в отрывках: Destruction de Jйrusalem (Разрушение Иерусалима), Buhez an itron Sanctes Cathell (Житие святой Катерины), Buhez Sant Gwenole (Житие святого Гвеноле), Amourousted eun den coz (Любовные похождения старика). Эти три пьесы известны нам благодаря рукописным копиям, сделанным Домом Луи ле Пеллетье. По утверждениям лексикографа, в его распоряжении имелись рукописи этих пьес, причем рукопись "Разрушения..." была выполнена еще до введения книгопечатания в Бретани. Пьеса "Житие св. Гвеноле" имелась в двух вариантах, более ранний был датирован 1580г. Что же касается третьей пьесы, то, по словам Ле Пеллетье, она была напечатана и представляла собой небольшую книгу, вышедшую в Морлэ в 1647 году. Она примечательна тем, что это первая известная нам пьеса светского содержания. Однако именно жанр этой пьесы обусловил тот факт, что в нашем распоряжении оказались лишь незначительные отрывки из нее. Как видно уже из самого названия, пьеса представляет собой комедию весьма фривольного содержания (старик хочет жениться на юной девушке, в результате она достается предприимчивому слуге), и Дом Луи Ле Пеллетье, священник бенедиктинец, не решился скопировать ее полностью. Однако самим фактом своего существования данная пьеса указывает на то, что к этому времени в Бретани имелась некая традиция светской литературы. К тому же действие этой пьесы разворачивается в Бретани (в отличие от подавляющего большинства других) и ее персонажи носят бретонские имена.

Устная литература на бретонском языке

Параллельно с вырождающейся письменной литературной традицией существовала живая и сильная традиция - устная народная литература. Разумеется, судить о ее наличие мы можем лишь по позднейшим источникам, относящимся к тому времени, устные произведения были записаны собирателями фольклора (см. ниже).

Среди многочисленных жанров устной бретонской литературы особый интерес представляют баллады (gwerzhiou), в которых, в отличие от других жанров часто запечатлевались не выдуманные, а реальные исторические события. Так, Донасьен Лоран с своем исследовании показал, что в основу некоторых баллад, собранных и записанных в XIX веке, легли события предыдущих столетий, самое раннее из которых датируется XV веком: одна из баллад повествует о высадке английских войск на Леонское и Трегьерское побережье. В одной из баллад отражена осада Гвенгампа (1488г), к описанию которой примешаны детали событий 1591г. В одной из баллад подробно описываются события крестьянского восстания 1490 года, произошедшие на фоне франко-бретонской войны, однако первые ее строки относят нас к еще более раннему событию.

Литература на бретонском языке в XVII веке

Границей между среднебретонским и современным бретонским языком, а также начало нового периода в истории бретонской литературы принято отождествлять с произведением "Катехизис и обучение для католиков" (Catechism hac Instruction evit an Catholicqet) Жиля де Каранпюилля (Gilles Keranpuil de Bigodou) (1530 - 1578) который представляет собой перевод латинского катехизиса иезуита Канизиуса (Canisius). Характеризуя начало этого нового периода, нужно сказать, что прежние литературные жанры продолжали свое существование. Так, мы располагаем большим количеством пьес религиозного содержания.

Говоря о сценических произведениях, необходимо, прежде всего, упомянуть мистерию Santez Jenovefa a Vrabant (Святая Женевьева Брабантская). Эта пьеса сохранилась в трех поздних версиях, и, предположительно, была написана около 1640 года неким иезуитом, который, по мнению Г. Ле Дюка, не только был разносторонне образованным человеком и обладал тонким художественным вкусом и незаурядными литературными способностями, но и великолепно знал бретонский язык и виртуозно владел техникой бретонской версификации. Автор максимально использует возможности бретонского языка (полисемия, внутренняя и финальная рифма, игра слов, изменения смысла слова) для достижения своих целей. Согласно Ле Дюку, помимо буквального смысла текста, существует "второй план", второй смысл, создаваемый с помощью вышеупомянутых языковых и литературных средств. При этом автор текста не изобретает новых рифм или новых смыслов общеизвестных слов, многие из употребляемых им рифм банальны, некоторые являются так называемыми "клише", однако ни в одном случае их употребление не является случайным. К тому же зачастую автор прибегает к использованию нескольких языковых и стилистических примеров одновременно, чем достигает максимального эффекта. При этом, как отмечает Ле Дюк, язык этой пьесы есть "утрированный пример нормального функционирования языка"

В это же время публиковались и сборники поэтических произведений, такие как Novelov ancien ha devot (Старинные набожные рождественские песни) 1650 или Tragedienn Sakr (Священная трагедия) 1651 и Dialogue avec la Mort (Диалог со смертью) 1656. Целью этих произведений было, прежде всего, религиозное воспитание читателей, но некоторые строки проникнуты иным содержанием, как нижеприведенной четверостишие из "Диалога со смертью", в котором девушки говорят о себе так:

Me а rauis pep den, certк drй va quenet,

Drй va tal aliou loar, va diou geus goularet

Drй va corf а so drant, ganlant epep andret,

Charmi'r maro deiz ha nos, ameus me proposet

Я соблазняю всех мужчин, конечно, моей красотой,

Моим челом лунного цвета, моими коралловыми губами,

Моим веселым телом, ко всем благосклонным,

Я собираюсь соблазнять смерть днем и ночью

Как видно из приведенных выше примеров, авторы данных произведений также владели техникой внутренних рифм и с успехом ее применяли. Однако именно в XVII столетии отмечено резкое исчезновение этой характерной черты бретонской поэзии по неведомой нам причине. Несмотря на то, что мы располагаем достаточным количеством примеров использования этого типа рифм, нам неизвестно, каким образом авторы обучались этой технике, овладеть которой весьма и весьма нелегко, и как бретонская стихотворная традиция (весьма архаичная по форме, как было показано выше) смогла просуществовать столь долгое время.

Возможно, исчезновение системы внутренних рифм связано в какой-то мере с все усиливающимся влиянием французской литературы на бретонскую. Престиж бретонского языка в этом столетии упал настолько, что его уже называют "нижнебретонским наречием" (le bas-breton). Однако в то же время появляются первые попытки "возвысить" бретонский язык в глазах просвещенной публики и представить его "праматерью всех языков".

Так, в 1659 году была опубликована книга П. Монуара (P. Maunoir) "Sacrй Collиge de Jesus" - катехизис на бретонском и грамматика бретонского языка, а также его же словарь "Franзois-breton armorique". Это сочинение оказало большое влияние на бретонскую орфографию (так, именно он ввел обозначения мутаций на письме, предложил отменить диграф -ff и пр.), так что дату выхода этой книги в свет принято считать началом современного периода в истории бретонского языка. Кроме того, в предисловии к своей грамматике Монуар пытается придать бретонскому языку благородное происхождение:

"La langue des Celtes n'ayant aucune alliance avec les langues qui estoient en vigueur du temps de Cйsar, reste а conclure que s'il est restй quelqu'une des primitives, qui furent infuses au temps da la bastille de la tour de Babel, la Celtique , ou Gauloise est une de celles lа, ayant d'aussi fortes raisons de son antiquitй, que les autres dont nous avons parlй, & par consйquent que la langue Armorique est une des primitives, autant qu'on peut raisonner dans l'obscuritй de l'antiquitй, si on peut prouver, qu'elle est la mкme que l'ancien Gaulois".

"Поскольку язык кельтов не был связан ни с одним из тех языков, которые были сильны во времена Цезаря, остается заключить, что если и остались какие-либо первозданные языки, которые были внушены Богом во время построения Вавилонской Башни, то кельтский или галльский есть один из этих языков, имеющий настолько же сильные доказательства своей древности, как и те другие языки, о которых мы говорили, и, следовательно, армориканский язык является одним из древнейших, насколько это возможно рассуждать о древности, если можно доказать, что он тот же язык, что и галльский".

Такие рассуждения были вызваны стремлением дать отпор греко-латинской цивилизации, которую нес с собой французский язык и французская культура. Как это всегда бывает, навязывание иной культуры и иного языка приводила к стремлению возвысить в глазах общественности местный язык и местную культуру. Такое "националистическое" движение, имевшее своей целью поиск "кельтских (галльских) корней", зародилось еще в предшествующем столетии и находило свое отражение в таких трудах, как: "Les Illustrations de Gaule et singularitez de Troyes" (Иллюстрации Галии и особенности Трои) Мэра де Бельж (Le Maire de Belge) 1509, "L'Epitome de L'Antiquitй des Gaules" (Изложение галльских древностей) Гийома дю Беллэ (Guillaume du Bellay) 1556, L'Histoire de L'estat et rйpublique des Druides, (История и государственность республики друидов) Ноэля Тайпье (Noлl Taillepied) 1585.

Все эти сочинения, как видно уже из самих их названий, заложили фундамент кельтомании, позже принявшей устрашающий размах, и не искорененной и поныне. Для бретонцев подобные рассуждения были важны тем, что их язык обретал не менее достойную родословную, нежели греческий и латинский, а значит имел полное право существовать наравне с этими языками.

Литературные произведения XVII столетия, как и ранее в основном из произведений религиозного содержания: поэма Passion (Страсти Господни), состоящая из 4650 стихов (считается одним из шедевров того времени), написанная Мессиром Лораном Ришу ( Missire Laurans ar Richou, bellec ha cure en parrous a Plounez, escopty Sambrieuc), священником и викарием прихода Плунез, епископства Сен-Брие, в 1678г; "Сотворение мира" (Creation ar bet), "Святая Трифина и король Артур" (Santez Tryphina hag ar Roue Arzur) Жизнь Маларже (Bue Malarge).

Чрезвычайно популярным в это и последующее время было произведение Buez ar pevar mab Emon "Жизнь четырех сыновей Эмона", которая позже, в 1780 году была зарифмована и продолжала свое существование в виде поэмы. Популярность "Четырех сыновей ..." была такова, что вплоть до XIX века это произведение читали и знали по всей Бретани.

Не меньшей популярностью пользовалась книга Ar bugel fur da dri bloas («Ребенок, мудрый в три года»), перевод с французского был выполнен в 1660 году аптекарем Гийомом де Буазарди (Guillaume du Boishardy), которая переиздавалась вплоть до второй половины XIX века.

В это же время был создан перевод Библии на бретонский язык, выполненный частично в стихах, частично в прозе. Его автором был Жан Хюэльван (Jean Huelvan), бывший сначала моряком, мушкетером, а позже - приходским священником в Бриеке (Briec). Однако, его перевод не получил одобрения церкви. Всего же им было написано 13 томов сочинений, о которых нам ничего не известно.

В это же время издается большое количество религиозно- просветительской литературы: Confessional, Euzen Gueguen Нант, 1612, An mirouer a Gonfession, "Зеркало исповеди", изданное в Морлэ (Montroulez) в 1621, которое было переведено Танги Гегеном (Tanguy Gueguen) с французского перевода испанской книги Doctrina Christina иезуита Диего Ледесма (Diego Ledesma)

Бретонские баллады и песни

Как и ранее, мы имеем мало прямых указаний на существование светской литературы на бретонском языке, однако известно, что в это время создавалось большое количество разнообразных песен и баллад в этот период. Однако, большинство из тех песен, которые были записаны собирателями фольклора в XIX веке (см. ниже) были сложены до Революции, в XVII - XVIII веках. Что касается интересующего нас периода, мы можем назвать "Новую балладу" Goures nevez, переписанную в 1632 году Ивом ле Патезуром (Yves Le Patezour), нотариусом из Плебиана, а также балладу о битве при Камаре в 1694, сатирическую песню, написанную в 1697г, песню во славу Людовика XIV и дофина Франции. По свидетельству современников, во всех, даже самых отдаленных уголках Бретани, носителя языка сочиняли песни и баллады по любому важному поводу.

Бретонская литература в XVIII веке

Языковая ситуация

В течение XVIII столетия зона распространения бретонского языка сокращается, и восточная граница его распространения сдвигается к Сен-Назеру, проходя через Рош-Бернар, Жосселин, Луэдак, Сен-Брие. Однако к западу от этой воображаемой линии подавляющее большинство населения владеет только бретонским. Число носителей языка равнялось примерно миллиону человек, большая часть из них проживала в сельской местности, однако в связи с оттоком населения из деревень в города бретонский язык стал языком наемных рабочих и ремесленников. При этом развитие портовых городов ведет к постепенному проникновению французского языка на территорию Нижней Бретани.

Церковь пользовалась двумя языками - службы проводились на латинском языке, а проповеди читались по-бретонски.

Важно отметить то, что в этот период создание школ в нижней Бретани еще не было связано с навязыванием французского языка сельскому населению. Обучение в духовных заведениях велось на латыни, а в сельских школах - на бретонском, там ученики получали навыки чтения и письма на родном языке. Как будет сказано ниже, именно этим читателям было адресовано большое число произведений религиозного содержания, написанных по-бретонски.

В это же время растер интерес к бретонскому языку среди образованных людей. Этот интерес с одной стороны, вызван кельтоманией (см. ниже), которая к концу XVIII столетия достигает большого размаха, но с другой стороны, приводит к попыткам создания литературной нормы бретонского языка. Так, в 1723 году выходит Dictionnaire breton - franзais du diocиse de Vannes, Бретонско - французский словарь Ваннской епархии, автор Пьер де Шалон (Pierre de Chalons). Несколько позднее, в 1732 году увидел свет словарь Грегуара де Ростренена (Grйgoire de Rostrenen) "Dictionnaire franзais-celtique ou franзais-breton", шестью годами позже, в 1738 году увидела свет его же грамматика "Grammaire franзaise-celtique ou franзaise-bretonne". В 1744 году в Лейдене был издан франко-бретонский словарь ваннского диалекта (Dictionnaire franзais-breton ou franзais-celtique du dialecte de Vannes), автором которого был Силлар де Керампуль (Cillart de Kerampoul). В 1756 г этот словарь был переиздан в Гааге. И, наконец, в 1752 году был издан "Словарь бретонского языка" (Dictionnaire de la langue bretonne) Ле Пеллетье.

Помимо этого, в XVIII веке было создано несколько рукописных словарей, так и оставшихся ненапечатанными: словарь Коаталема (Coatalem), содержавший 8 800 рукописных страниц, франко - бретонский словарь Пьера де Шалона ( Pierre de Chalons), Латино-кельтская грамматика (Crammatica Latino-celtica) Алана Дюмулена ( Alain Dumoulin), которая позже, в 1800 году была все же издана в Праге, равно как и французская и бретонская грамматика (Grammaire franзaise et bretonne)

Музыка

Багад (bagad, во мн. ч. багаду) - бретонский аналог шотландского пайп-бенда, проще говоря - волыночный оркестр. Первый багад появился в Бретани в 1949, в городе Карэ. Настоящий багад должен насчитывать не меньше 17 музыкантов и включать в себя три инструмента - биниу браз (большая волынка), бомбарду и различные барабаны. В настоящее время существует около сотни багаду (и не все они находятся в Бретани!). Каждый год, среди багаду проводится чемпионат. Практически в каждом бретонском городе есть свой волыночный оркестр.

Кан а дискан (kan ha diskan) - очень специфичная манера бретонского народного пения. Его суть состоит в перекличке между поющими. Перекличка может происходить между двумя поющими или солистом и хором. В принципе, такая форма вокализа встречается в разных национальных традициях, однако, особенность кан а дискан состоит в том, что во время "диалога" ответная реплика может начинаться не только с начала новой строки, но может подхватываться на последнем слове фразы партнера, или даже, на последнем слоге последнего слова. Характерно, что эта форма очень распространена и в инструментальной бретонской музыке, можно даже сказать, что она является ее "фирменным знаком".

Фест ноз (fest noz). Одно из самых поразительных явлений бретонской культуры. Дословно, это обозначает "ночной празник". Фест ноз ведет свою родословную от небольших деревенских сходок, когда сельские жители, после долгого рабочего дня собирались вместе, как правило, на открытом воздухе, чтобы отдохнуть и пообщаться. На таких собраниях люди пели, танцевали, рассказывали истории и т.д. Не обходилось, конечно, без выпивки и закуски. В наше время, фест ноз крайне популярен не только в деревнях, но и в городах Бретани. Как ни странно, современный фест ноз можно сравнить с рейвом. Проводится он, как следует из названия, только по ночам или поздно вечером и продолжается до рассвета. Представьте себе полутемный зал (светлый зал, совсем темный зал, открытую площадку и т.д.). На сцене находятся музыканты, причем это могут быть просто два певца, а может и группа с электрогитарами, барабанами и всем прочим. Как только начинает звучать музыка, практически все люди находящиеся в зале (а их может быть несколько сотен), берутся за руки и начинают танцевать. Огромная змея из взявшихся за руки людей, под размеренную, ритмичную музыку, движется по залу. Причем не надо думать, что в фест ноз принимают участие бабушки в национальных костюмах. Эта танцевальная медитация объединяет людей всех возрастов и любого социального положения, и приобрела в Бретани такую массовую популярность, что существует целый слой музыкантов, которые играют только на фест ноз. Многие группы и исполнители, собирающие огромные залы, начинали свою карьеру именно на фест ноз.

Чем, отличается бретонская музыка от музыки других кельтских народов, от шотландской или ирландской? Вспомним, что Бретань - это континентальный кельтский дистрикт. В отличие от бриттских и гэльских народов, "законсервированных" на островах, бретонцы постоянно находились в контакте с остальным населением Западной Европы. Сейчас сложно судить о том, какое музыкальное взаимопроникновение имело место, скажем, в десятом веке, однако, с появлением в Европе барокко (конец XVI века), средневековая бретонская музыкальная культура оказалась под его сильным влиянием и впитала в себя многие его черты: пышность, стремление к синтезу и развитию инструментального жанра. У бретонцев нет свойственных гэлам жиг и рилов, им скорее присущи позднесредневековые музыкальные формы, такие как гавот, например. В сочетании с неукротимым нравом бретонцев, а так же с их чисто кельтской музыкальностью, это породило весьма своеобразную музыкальную культуру.

В Бретани существуют тысячи групп и музыкантов, которые в той или иной форме занимаются традиционной музыкой своей страны. Все они очень разные: одни исполняют аутентичную народную музыку, другие занимаются фолк-роком, третьи - экспериментируют с электронным звучанием, четвертые ищут в направлении синтеза кельтской музыки с фольклором других народов Земли. Всех их объединяет одно - корни их творчества, так или иначе, лежат в бретонской музыкальной традиции.

Литературные произведения на бретонском языке

Количество литературных произведений на бретонском языке, дошедших до нас от этого периода сравнительно невелико. Многое число раз издаются книги религиозного содержания, написанные такими авторами как Геген (Guegen), Бри (Bris), Марион (Marion). Литературные достоинства этих произведений невелики, к тому же бретонский язык в них насыщен французскими заимствованиями. Гораздо больший интерес для исследователей представляют сборники религиозных гимнов (кантик), издававшихся повсеместно.

Особо следует отметить такое важное для бретонской культуры произведение как Buhez ar Saent (жития святых), написанное Священником Клодом-Гийомом Мариго (Dom Claude-Guillaume Marigo). Эта книга стала настоящим бестселлером и пользовалась феноменальным успехом; многие поколения бретонцев выучились по ней читать, практически в каждом доме в сельской местности имелся экземпляр этой книги. Впервые изданная в 1752 году, она переиздавалась 18 раз, последний раз - в 1927г.

Чуть менее популярна была книга подобного содержания Heuryou brezonec ha latin (Бретонский и латинский часослов), опубликованная в 1760 году в Кемпере, автором которого был аббат Шарль ле Бри (Charles Le Bris). Что же касается светской литературы, то мы можем упомянуть следующие выдающиеся произведения. Автор первого из них, Клод-Мари ле Лэ (Claude-Marie Le Lae), (1745-1791), родился в деревне Горре-Кум (Gorre-Koum) кантона Ланнилиз (Lannilis) в крестьянской семье. Его принято считать одним из выдающихся литераторов, писавших на бретонском языке в XVIII столетии. Окончив колледж в Cен-Поль де Леон (Kastell-Paol) а также в Ренне, он стал адвокатом, а позже - судьей в Ландерно (Landerne). В то же время ле Лэ занимался сочинением стихов на трех языках - латинском, французском и бретонском. Им были написаны, в частности, Simpliciteou, epigrammou (простые вещи, эпиграммы) в 1763-1767, Ar c'hi (Собака) 1772. Однкао наиболее значительным произведением считается Sarmon great war ar maro a Vikael Morin (Речь на смерть Микеля Морина). Как и большинство бретонских произведений того времени, оно представляет собой пересказ французского оригинала, однако в бретонском варианте привнесено слишком много оригинального, чтобы считать его всего лишь адаптацией иноязычного текста. Язык этого произведения далек от той смеси "французского с нижнебретонским", на которой писали многие из сочинителей того времени. Язык и стиль ле Лэ в полной мере аутентичны и по достоинству оценены современниками и потомками. Так, Гастон Эсно (Gaston Esnault) в одном из своих писем к Анатолю Ле Бразу (Anatol ar Braz)

"Le Lae le Voltairien, le fin styliste en vers latins, l'ami des cinquante recteurs du Bas-Leon qu'il plaisante dans Ar C'hy, Le Lae est notre meilleur ou notre seul йcrivain breton avant la Rйvolution..."

"Вольтерианец Ле Лэ, замечательно владеющий стилем латинских стихов, друг пятидесяти приходских священников из Нижнего Леона, над которыми он подтрунивает в Ar C'hy, Ле Лэ - наш лучший или наш единственный дореволюционный бретонский писатель"

Разумеется, данная оценка несколько завышена, однако она отражает отношение бретонских литераторов к творчеству Ле Лэ.

На то же самое время пришлось творчество еще двух выдающихся литераторов, писавших на бретонском языке - Паскаля де Керенвевера (Pascal de Kerenvever), уроженца Роскоффа (Rosko) (1729-1794) и Поля-Этьена Тетара (Paul Etienne Testard) (1712-1794), торговца из Плугастель-Дауласа (Plougastell-Daoulas). О первом нам известно лишь то, что он написал An douz rezeudig ha laouen (несчастная и довольная возлюбленная), небольшую комедию, состоящую из чередующихся прозаических частей и песен. Что же касается Поля-Этьена Тетара, то он известен нам благодаря переводами од Горация на бретонский язык, эпиграммой в адрес аббата Корнилии (Cornily), гимна, который исполнялся по случаю посадки "дерева свободы" в Плугастель-Дауласе, а также "Песней кузнеца" (Chanson ar Marichal), которая была чрезвычайно популярной в конце XVIII века.

Бретонская литература в XIX веке.

Кельтомания и интерес к бретонскому языку.

С выходом в свет в 1760 году "Оссиановых песен" МакФерсона просвещенные люди Европы открыли для себя кельтскую культуру и литературу. В Бретани эти поэмы были встречены с энтузиазмом, тем более, что имеются сведения о существовании в Бретани в конце XVIII аристократических литературных кружков, члены которых не брезговали бретонским языком. Так, в замке Брезаль (Brezal) в Ландерно (Landerne) проводились бретонские вечера, участники которых, аббаты де Буабилли (de Boisbilly), Де Пентрез (de Pentrez), отец Ив де Кербеф (le Pиre Yves de Kerbeuff) и другие просвещенные люди развлекались сложением стихов на французском и бретонском.

Однако всплеском кельтомании в Бретани мы обязаны не только МакФерсону, но и произведениям местных авторов. Кроме тех, что были перечислены выше, следует упомянуть также Дома Мартина (Dom Martin) "Религия галлов" (La religion des gaulois) 1727, а также труды лексикографом Грегуара де Ростренена и Дома Ле Пеллетье. Научные труды наравне с работами литераторов пробудили интерес просвещенной публики к кельтским древностям. В результате возникла своеобразная "мода" на бретонский язык. Она привела к созданию в начале XIX века так называемой "Кельтской академии". В ее состав вошли Ле Бриган (Le Brigant), Ла Тур Д'Овернь La Tour d'Auvergne), Камбри (Cambry). Целью Академии было "Воссоздать историю кельтов, отыскать памятники кельтской эпохи и исследовать, обсудить и объяснить", а также "изучить и опубликовать этимологии слов всех языков на основании кельтско-бретонского, валлийского и гаэльского". Последнее делалось с большим усердием и в основном за счет ложных этимологий. Так, Ла Тур д'Овернь в книге "Les origines gauloises" возводит название Пиренеев к бретонскому per (груша), а название Альп к бретонскому al "другой" и pez "конец". Члены "Академии" подхватили также старую идею о том, что бретонский праматерью всех языков и достался людям от Адама и Евы.

Конечно, подобные рассуждения могут вызвать улыбку, не нужно забывать также и о том, что в основном кельтоманией страдали аристократы, не принявшие французскую революцию и, соответственно, озабоченные поиском национальной бретонской идеи, соответственно, их "научные" изыскания были направлены именно на создание такой идеи.

И все же кельтоманы XVIII века подготовили почву для серьезных исследований в области бретонского языка. Прежде всего, их заслуга состоит в том, что они пробудили интерес к бретонской народной литературе, языку и истории Бретани.

Первые собиратели фольклора

Одним из первых собирателей бретонского фольклора следует считать Александра Ледана (Alexandre Ledan) (1777 - 1855), который еще в начале периода Реставрации принялся собирать поэтические произведения на бретонском языке, существовавшие как в устной, так и в письменной форме. Сборник был завершен к 1850 году.

Примерно в то же самое время Эмар де Блуа де ля Каланд (Aymar de Blois da la Calande), (1760- 1855) составил сборник из 12 песен и баллад, одна из которых, L'hйritiиre de Keroulas (Наследница из Керулаза), согласно автору сборника была создана на основе реального случая, имевшего место в конце XVI века.

Более обширной была коллекция Барбы Эмилииде Сен-При (Barbe Emile de Saint-Prix) (1789-1869), ее сборник включал в себя около ста произведений, собранный в районе Морлэ (Montroulez). Следует также упомянуть еще одного собирателя фольклора, графа Де Кергариу (Compte de Kergariou) (1779-1849).

Всех этих людей принято считать первым поколением собирателей бретонского фольклора. Своей деятельностью они предварили работу де ля Виллемарке, который является, пожалуй, самой известной и самой противоречивой личностью в истории бретонской литеатуры. Однако, прежде чем говорить о де ля Виллемарке, нужно упомянуть и менее известного представителя второго поколения, Жан-Мари де Пенгверна (Jean-Marie de Penguer) (1806-1856), который собрал воедино около 500 текстов, собранных им в Трегьерской области и Верхнем Леоне.

Гонидек. (1775-1838)

Жан-Франсуа Ле Гонидек (Jean-Fransois le Gonidec) оказал на современный бретонский язык, пожалуй, большее влияние, чем кто-либо другой.

Выходец из мелкой бретонской знати, уроженец Конке (Conquet), Ж. -Ф. Ле Гонидек долгое время служил чиновником в управлении Вод и Лесов и большую часть времени проводил вне Бретани. В 1805 году он, совместно с Жоанно (Johanneau) и Камбри (Cambris) основывает так называемую Кельтскую Академию. В 1807 году была опубликована его "кельто-бретонская грамматика (grammaire celto-bretonne), а в 1821 - "кельтско-бретонский словарь" (dictionnaire celto-breton) начиная с 1833 года, Гонидек обосновывается в Париже, где встречается с осевшими там молодыми бретонцами, которые поападают под влияние его идейю. Среди этих молодых романтиков - Огюст Бризё (Auguste Brizeux) и Теодор Эрсарт де ля Виллемарке (Thodore Hersart de la Villemarquй).

Гонидек внес весьма серьезный вклад в дальнейшее развитие бретонского языка, в частности, в создание его литературного варианта, хотя этот вклад нельзя оценить однозначно.

Гонидек предпринял попытку упростить бретонскую орфографию, а также выработать единые для всех диалектов грамматические правила и создать некое подобие наддиалектной литературной нормы. В основу "стандартного" бретонского лет леонский диалект.

Однако при этом Ле Гонидек был пуристом, и составлял свой словарь и грамматику следующим образом:

"...en purgeant des textes sur lesquels je m'appuie des mots d'importation йtrangиre, et les remplaзant par les vrais expressions celtiques, en les йcrivant dans une orthographe mйthodique, rйguliиre et conforme au gйnie du breton."

"... Очищая тексты, на которые я опирался от иностранных слов, и заменяя их на кельтские выражения, записывая их по правилам методичной орфографии, регулярной и соответствующей бретонскому гению..."

Такая установка не могла не помешать дальнейшему развитию бретонской литературной нормы. С одной стороны, замена французских заимствований исконными бретонскими словами представлялась весьма разумной мерой, оберегающей бретонский язык от "засорения" иноязычно лексикой, но, с другой стороны, эта мера оказалась настоящей миной замедленного действия. Каждое следующее поколение пуристов только увеличивало разрыв между искусственно созданной литературной нормой и живым разговорным языком. К тому же, стремление Гонидека и его последователей объединить элементы различных диалектов и создать некий усредненный литературный вариант наталкивается на сопротивление носителей того или иного диалекта, отстаивающих самобытность оного.

Теодор Эрсар де ля Виллемарке (1815- 1895) и Barzaz Breiz

Теодор Эрсарт де ля Виллемарке родился близ Кемперле (Kemperle), в замке Плессис-Низон (Plessis-Nizon). Исследователи спорят о том, был ли бретонский его родным языком, однако несомненно то, что он рос в окружении людей, говоривших по-бретонски и в доме, где он провел детство часто бывали нищие и паломники, от которых, по его собственному признанию, он впервые услышал народныне песни и баллады. В 1833 Виллемарке получил диплом бакалавра. Позже он продолжил свое образование в (Ecole des Chartres) в Париже. Большое значения для него имела встреча с Гонидеком., словарь и грамматику которого Виллемарке позже издал. В то же время Виллемарке увлекается валлийским языком и культурой, оказавшей на него большое влияние, тем более, что валлийский язык в то время считался более "древним" и более "кельтским", нежели бретонский. Оба эти факта скажутся позже на манере обработки бретонских народных произведений, которых издавал Виллемарке.

Не следует оставлять в стороне исследовательскую деятельность Виллемарке. Кроме словаря и грамматики Гонидека, Виллемарке подготовил к изданию и издал следующие произведения: Средневековые бретонские поэмы (Poиmes Bretons du Moyen-Age) (1841), Великая Мистерия Иисуса (Grand Mystиre de Jesus) (1865), Старинные Рождественские песни (Noлls Anciens) (1865). ОДнако наибольшую известность снискал сборник Barzaz Breiz, скоторый до сих пор является предметом споров и разногласий.

Сборник Barzaz Breiz включает в себя 54 песни (33 "исторические песни" "chants historiques", 16 любовных и застольных и религиозных песен). Эти произведения предваряются 82-х страничным предисловием.

С публикацией "Сборника бретонских народных песен" сам факт существования бретонской народной литературы стал известен не только узкому кругу собирателей фольклора, но и широкой просвещенной публике Европы.

Выход в свет сборника Barzaz Breiz, несмотря возникшие споры по поводу подлинности песен, входящих в его состав, разбудил интерес к бретонской культуре и народной литературе. В настоящее время, благодаря исследованиям Д. Лорана, который опроверг тезис Франсиса Гурвиля утверждавшего, что Виллемарке - всего лишь талантливый фальсификатор, доказано, что Виллемарке при составлении сборника действительно записывал народные песни, но подвергал из значительной обработке. Именно после выхода в свет этого сборника просвещенные бретонцы стали активно заниматься собиранием фольклора, причем, в отличие от Виллемарке, они подвергали собранное минимальной обработке и не старались "облагородить" полученные тексты.

Франсуа-Мари Люзель (Franзois - Marie Luzel, Facch an Uhel) (1821-1895)

Франсуа-Мари Люзель (бретонский вариант его имени - Facch an Uhel), родился в Плуаре (Plouaret) в замке Керамборн (фр. Keramborne, брет. Ker-an-Born) в семье зажиточных крестьян. В 1835 году поступил в Королевский коллеж города Ренна (College Royal de Rennes), который закончил в 1841 году, после чего продолжал учебу в Бресте. В 1845 году он добился от Министерства Общественного образования поручения ему собирать фольклор в Нижней Бретани в рамках обширной государственной программы, целью которой был сбор и публикация различных памятников фольклора по всей территории Франции. За два года Люзель собрал обширную коллекцию народных песен, рукописей и печатных изданий, содержавших пьесы и поэмы на бретонском языке. С 1847 по 1868 год Люзель преподавал в различных учебных заведениях Динана (Dinan), Понтуаза (Pontoise), Нанта (Nantes), Ренна (Rennes), Кемпера (Qimper, Kemper) и Лориана (Lorient, An Oriant).

В 1863-64 годах он вновь занимается сбором фольклорного материала близ Плестина (Plestin, Plistin) и Ланниона (Lannion, Lannuon) в рамках все той же миссии. Кроме того, на этот раз ему удалось собрать 34 рукописи, содержащие различные мистерии. Продолжить подобную работу он смог лишь в 1868-72 годах, когда Люзель исходил пешком практически всю территорию бретоноговорящей Бретани, исключая Ваннскую область (по причине непонимания ваннского диалекта). Этот период был наиболее плодотворным: результатом поясков явилось большое количество собранных им сказок, песен, баллад, а также добытых с помощью всяческих дипломатических уловок старинных рукописей, хранившихся в домах крестьян.

Работа Ф. М Люзеля ныне считается классическим образцом бретонской фольклористики. С 1868 г по 1890 г им было опубликовано 4 тома Chants et Chansons populaires de la Basse Bretagne, 2 из которых составляют баллады эпического содержани, а два других - лирические, сатирические и религиозные песни, всего около 450 баллад и песен. Будучи кропотливым и педантичным собирателем, Люзель указывал происхождение каждого произведения (имя исполнителя и название населенного пункта, где песня была записана, или, если песня была записана не самим Люзелем - имя записавшего), также ко многим песням прилагаются варианты.

Столь же объемная и тщательная работа была проделана Люзелем при составлении сборника сказок, вышедшего в пяти томах с 1881 по 1887 годы. В сборник вошло около трехсот сказок, собранных в Трегьерской и Вверхнекорнуайской области.

Вслед за Люзелем подобные сборники стали публиковать Х. Гийерм H. Guillerm (сказки южной части Корнуайской области), братья Кадик (J-M, F Cadic), а позже Л. Эрриё (Loeiz Herrieu) и Ив ле Дибредер (Yves Le Dibreder) собирали сказки Ваннской области. В Верхней Бретани аналогичную работу проделали Люсьен Декомб (Lucien Decombe) , Адольф Орэн (Adolphe Orain), и Поль Себийо (Paul Sйbillot).

Информанты.

Имена большей части тех, кто являлся информантами для собирателей фольклора XIX века, нам неизвестны. Те немногие, чьи имена нам известны, заслуживают перечисления наравне с самими собирателями устного народного творчества.

В основном эти люди принадлежали профессиям, связанных с кочевым образом жизни (портные, чесальщицы льна, сапожники и их жены) Наиболее известна Мархарид Фюлюп (Marc'harid Fulup), пряха из Плузюнет (Plouzunet), обязана своим репертуаром, тем, что принимала участие в паломничествах. Существовали и профессиональные сказители, как, например, Ян Ар Гвен (Yann ar Gwenn), (1774 - 1849), который был слепым и неграмотным, при этом являлся не только сказителем и исполнителем песен, но и сам создавал оригинальные произведения. Сказителями и певцами также иногда являлись бродячие торговцы, такие, как знаменитая Мари из Кастеллина (Mari Kastellin) (настоящее имя - Marie Guillernmou), которая путешествовала по ярмаркам и религиозным праздникам на повозке, запряженной собаками.

Кроме устной передачи произведений народной литературы существовала и письменная - на так называемый "летучих листках" (feuilles volantes, folennou-nij). Такой способ фиксации и передачи народных песен и баллад был известен и до XIX века, но именно в этом столетии он получил наибольшее распространение.

Университетская традиция конца XIX - начала XX века

В конце XIX бретонский язык стал объектом интереса филологов. В 1847 году Де ля Виллемарке переиздает словарь ле Гонидека, с 1844 года издание краткой версии "грамматики". Во второй половине этого столетия исследователи обращаются к истории бретонского языка. Так, Эмилб Эрно (Emile Ernault) (1852-1938) создал и опубликовал большое количество исследований древнебретонских текстов, также как и Франсуа Валле (Franзois Vallйe) (1860-1949). Оба ученых составляли также двуязычные словари. "Французский и кельто-бретонский словарь" был также создан и опубликован Габриэлем Труде (Gabriel Troude) (1803 - 1885), который, в отличие от дух предыдущий авторов был ближе к современному ему языку и являлся также собирателем фольклора.

В 1903 году на Филологическом факультете Университета города Ренна была создана кафедра кельтских языков. Создание этой кафедры и преподавание на ней таких ученых, как Жорж Доттен (Georges Dottin) и Жозеф Лот (Joseph Loth) (1847-1934). (Автор: Анна Мурадова)

Литература на русском:

Мурадова А.Р. Бретонский язык. Москва: МГУ, 1997. — 74 с.

Мурадова А.Р. Бретонский язык для начинающих. Сибирский лингвистический семинар. № 1 (3). Новосибирск, 2002. – С. 45-75

Мурадова А.Р. Учебная хрестоматия: Современный бретонский язык. Филологический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова. Москва, 2000.

Компания Е-Транс оказывает услуги по переводу и заверению любых личных документов, например, как:

  • перевести аттестат с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод аттестата с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к аттестату с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к аттестату с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести диплом с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод диплома с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к диплому с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к диплому с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести доверенность с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод доверенности с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести паспорт с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод паспорта с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести заграничный паспорт с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод заграничного паспорта с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести права с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод прав с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести водительское удостоверение с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод водительского удостоверения с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести экзаменационную карту водителя с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод экзаменационной карты водителя с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приглашение на выезд за рубеж с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод приглашения на выезд за рубеж с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести согласие с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод согласия с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о рождении с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о рождении с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести вкладыш к свидетельству о рождении с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод вкладыша к свидетельству о рождении с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о браке с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о браке с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о перемене имени с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о перемене имени с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о разводе с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о разводе с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о смерти с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о смерти с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ИНН с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ИНН с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ОГРН с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ОГРН с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести выписку ЕГРЮЛ с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод выписки ЕГРЮЛ с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • нотариальный перевод устава, заявления в ИФНС с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод устава, заявлений в ИФНС с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести налоговую декларацию с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод налоговой декларации с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о госрегистрации с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о госрегистрации с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о праве собственности с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о праве собственности с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести протокол собрания с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод протокола собрания с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести билеты с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод билетов с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод справки с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку о несудимости с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод справки о несудимости с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести военный билет с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод военного билета с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести трудовую книжку с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод трудовой книжки с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок убытия с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод листка убытия с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок выбытия с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод листка выбытия с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • перевести командировочные документы с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением; перевод командировочных документов с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением;
  • и нотариальный перевод, перевод с нотариальным заверением с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением других личных и деловых документов.

    Оказываем услуги по заверению переводов у нотариуса, нотариальный перевод документов с иностранных языков. Если Вам нужен нотариальный перевод с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением паспорта, загранпаспорта, нотариальный с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением перевод справки, справки о несудимости, нотариальный перевод с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением диплома, приложения к нему, нотариальный перевод с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением свидетельства о рождении, о браке, о перемене имени, о разводе, о смерти, нотариальный перевод с бретонского языка на русский язык или с русского языка на бретонский язык с нотариальным заверением удостоверения, мы готовы выполнить такой заказ.

    Нотариальное заверение состоит из перевода, нотариального заверения с учётом госпошлины нотариуса.

    Возможны срочные переводы документов с нотариальным заверением. В этом случае нужно как можно скорее принести его в любой из наших офисов.

    Все переводы выполняются квалифицированными переводчиками, знания языка которых подтверждены дипломами. Переводчики зарегистрированы у нотариусов. Документы, переведённые у нас с нотариальным заверением, являются официальными и действительны во всех государственных учреждениях.

    Нашими клиентами в переводах с бретонского языка на русский язык и с русского языка на бретонский язык уже стали организации и частные лица из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга, Казани и других городов.

    Е-Транс также может предложить Вам специальные виды переводов:

    *  Перевод аудио- и видеоматериалов с бретонского языка на русский язык и с русского языка на бретонский язык. Подробнее.

    *  Художественные переводы с бретонского языка на русский язык и с русского языка на бретонский язык. Подробнее.

    *  Технические переводы с бретонского языка на русский язык и с русского языка на бретонский язык. Подробнее.

    *  Локализация программного обеспечения с бретонского языка на русский язык и с русского языка на бретонский язык. Подробнее.

    *  Переводы вэб-сайтов с бретонского языка на русский язык и с русского языка на бретонский язык. Подробнее.

    *  Сложные переводы с бретонского языка на русский язык и с русского языка на бретонский язык. Подробнее.

    Контакты

    Как заказать?

  •  Сделано в «Академтранс™» в 2004 Copyright © ООО «Е-Транс» 2002—2017