EN
   Е-Транс
    Главная        Контакты     Как заказать?   Переводчикам   Новости    
*  Переводы
Письменные профессиональные


Письменные стандартные


Устные


Синхронные


Коррекция текстов


Заверение переводов
*  Специальные
 Сложные переводы


 Медицинские


 Аудио и видео


 Художественные


 Локализация ПО


 Перевод вэб-сайтов


 Технические
*  Контакты
8-(383)-328-30-50

8-(383)-328-30-70

8-(383)-292-92-15



Новосибирск


* Красный проспект, 1 (пл. Свердлова)


* Красный проспект, 200 (пл. Калинина)


* пр. Карла Маркса, 2 (пл. Маркса)
*  Клиентам
Способы оплаты


Постоянным Клиентам


Аккаунт Клиента


Объёмные скидки


Каталог РФ


Дополнительные услуги
*  Разное
О Е-Транс


Заказы по Интернету


Нерезидентам


Политика в отношении обработки персональных данных


В избранное  значок в избранном









Подробная информация о румынском языке
Румынский язык

Румынский язык (самоназвание — Limba română, МФА: 'limba ro’mɨnə; ранее также валашский, влашский, волошский, валахо-молдавский язык) — индоевропейский язык, входящий в балкано-романскую подгруппу романских языков. Является пятым по распространённости языком романской группы, после испанского, португальского, французского и итальянского. Из-за типологических различий, в сравнительной лингвистике именуется также дако-румынским. Имеет официальный статус в Румынии и Республике Молдова, где он является родным и основным разговорным языком для большинства населения.

Лингвистами понимается как собственно валашский язык, получивший с конца XVI века литературное оформление в румынской части Трансильвании и соседней Валахии и ставший с тех пор общелитературным, а позднее и общегосударственным языком прежних княжеств Валахии и Молдавии, объединившихся в XIX веке в единое государство под названием Объединённое княжество Валахии и Молдавии, а затем Королевство Румыния.

Валашский язык (влашский, волошский, старорумынский, раннерумынский язык, позднелат. lingua Valachica) — восточно-романский язык влахов с ХVI—ХVIII веков до становления литературного румынского языка в 1860-х годах.

Период от появления письменности на румынском языке и до середины XVIII века называется старорумынским периодом.

В отличие от предшествовавших этапов балканской латыни (III—VI века), проторумынского языка (VII—ХI века) и дописьменного (дако)румынского языка (XI—XV века), которые сложились в период славяно-романского двуязычия и чью структуру можно лишь пытаться реконструировать при помощи сравнительно-исторического подхода и кропотливого анализа языковых законов, валашский язык нашёл отражение в восточно-романских письменных памятниках религиозно-исторического характера. Первым письменным памятником на валашском считается письмо боярина Някшу, написано в 1521 году и обнаруженное в 1894 году. Валашский, а затем и румынский язык до 1860-х годов пользовались кириллицей (румынская кириллица).

Термин rumînească — румынский, по отношению к языку, получает широкое распространение, главным образом, после объединения Валахии и Запрутской Молдовы (без Буковины) в 1862 г. и, особенно, после утверждения имени нового государства — «Румыния». По мнению венгерского историка XVI века Бонфиния, валахи разговаривали «на латинском языке» или, как пишут в современных источниках — на народном романском языке.

Встречающиеся в историографической и научной литературе названия «валашский», «молдавский», «валахо-молдавский», «румынский» используются для обозначения одной и той же языковой сущности.

В целом валашский язык, в том числе и язык письма Някшу, своему грамматическому и лексическому строю не слишком радикально отличается от современного румынского языка. Это свидетельствует о том, что структура валашской речи к ХVI веку уже сформировалась, хотя процесс её кристаллизации закончился не полностью.

Валашский язык обнаруживает большую фонетическую близость к некоторым народно-латинским формам:

• Сохранение лат. окончания -u у сущ. муж. рода ед. числа (семну вместо совр. семн «знак», уну вместо совр. ун «один»). Редуцировалось в современном литературном языке, но сохраняется в некоторых диалектах.

• Сохранение лат. окончания -ură/-урэ из лат. переразложившейся флексии типа corpus-corpora (вместо совр. усечёно-палатализованного урь/uri).

• Процессы ассимиляции были завершены не до конца, поэтому димыняцэ и грындинэ в большей степени соответствует исконному языковому закону чем соврем. dimineață и grindină, где ы и.

• Ряд латинских лексем также имели более широкое хождение: ауэ uva «виноград» (ныне устарело и заменено на соврем. стругурь/struguri).

• Сохранение латинского инфинитива на -re: Nu le pot oamenii a credere. (Некулче).

С другой стороны, в валашском было значительно больше славянских элементов и лексем, часть которых была ликвидирована в ходе проведения реформы, т. н. языковой политики пуризма после объединения Дунайских княжеств и создания Румынии. Из-за значительного влияния на него славянских языков в лексике и грамматике, румынский филолог А. Чихак предложил считать его креольским языком.

• употреблялись славянские приставки за- и пре-/при-, потерявшие продуктивность в современном языке, но сохранившиеся в ряде лексем и по диалектам: zăuita/зэуйта, (i)zafla/изафла; pribeag/прибяг, primejdie/примеждие, prisacă/присакэ, преакурат и др.

• под влиянием церковнославянского языка сформировался литургический румынский язык, имевший значительно большее количество славянизмов, чем сейчас (ср. православ вместо более позднего ортодокс).

• многие топонимы Валахии и Трансильвании также фигурировали под своими славянскими названиями, позднее калькированными на румынский лад: Длэгополе Кымпулунг, Бэлград Алба-Юлия и т. д.

• почти полное отсутствие галлицизмов и латинизмов при значительной доле грецизмов, тюркизмов и мадьяризмов, часть которых со временем устарела (типа кишла «село» кишлак).

• сохранение продуктивности глаголов на -i.

Другой грамматической особенностью валашского языка был тот факт, что постпозитивный артикль сопровождал каждое слово в составе именной группы словосочетания. Вот несколько примеров: прясфинцитулуй пэринтелуй патриархулуй/preasfinţitului părintelui patriarhului «пресвятого батюшки патриарха» вместо совр. прясфинцитулуй пэринте патриарх/preasfinţitului părinte patriarh.

Румынский язык сложился на основе разговорно-диалектного латинского языка колонистов, переселившихся на Восток Балканского полуострова после завоевания его Римом.

Румынский язык типологически относится к балкано-романской подгруппе восточно-романской группы индоевропейской семьи языков. Румынский язык при этом — самый своеобразный в группе романских языков, обнаруживающий черты так называемых контактных языков, образовавшихся на стыке нескольких языковых ареалов, в частности, балканского языкового союза.

Первые памятники (письма, деловые бумаги, переводы религиозных текстов) относятся к началу XVI века. Формирование литературного румынского языка началось в XVII веке (исторические хроники). Художе¬ствен¬ная литература появляется с конца XVIII века. Перво¬на¬чаль¬но (до образования Румынии) исполь¬зо¬вал¬ся кириллический алфавит, в 1860 году заменённый латиницей.

Общее число говорящих на румынском — около 24 миллионов человек. Вместе с молдавским языком и балканороманскими диалектами, а также романо-славянскими билингвами Сербии, Хорватии, Македонии, Греции и Украины, румынофоны насчитывают около 28 миллионов человек (около 5 % всех романоязычных групп мира). На румынском языке создана богатая художественная и научная литература.

Самоназвание

Несмотря на то, что жители средневековых государственных образований на Дунае называли себя «молдаванами», «мунтенцами», «арделянами» и т. п. по имени местности, название «румынский» («rumână» или «rumâniască») в отношении языка отмечалось ещё в XVI веке, как местными авторами (например, Григоре Уреке в летописях Молдавского княжества, в литературном произведении «Palia de la Orăștie (рум.)» 1682 года), так и в записках иностранных путешественников. В 1534 году итальянец Транквилло Андронико отмечал, что «валахи сейчас называют себя румынами» (ориг. Valachi nunc se Romanos vocant). В 1532 Франческо делла Валле писал, что носители румынского[источник не указан 135 дней] языка «называют себя ромеями/румынами … и когда кто-нибудь спрашивает, разговариваю ли я на валашском языке, то говорит так: Sti Rominest? Что означает: Ты знаешь римский/румынский?». Название «валашский язык» является экзоглотонимом, то есть так этот язык называли иностранцы, и в качестве самоназвания никогда не употреблялось.

Сохранение термина Romani (римляне) на территории Румынии объясняется тем, что долго соседствовавшая с ней Византийская империя, откуда за Дунай отступила значительная часть говорившего на возникшем из местных наречий народной латыни романском языке полукочевого христианского населения Балкан при турецком завоевании, именовала себя Романией до конца своего существования. При спешивании влахов (переходе к оседлому существованию) они смешались и с пришлыми на север от Дуная с начала VI века н. э. славянами, и с другим населением и стали прихожанами христианских храмов «восточной», византийской веры, церковным и государственным языком их княжеств стал под мощным непосредственным влиянием Болгарского Царства церковнославянский. Поэтому экзоэтноним румын и румынского языка среди соседних (славянских народов) был совершенно иным — валахи (ср. германские аналоги «валлоны» для романоязычного населения Бельгии, «уэльсцы», «валлийцы» для романо-британского населения и т. д.). В созданной в XIX веке Румынии при усилении пуризма и течений языкового национализма, стремящегося вернуть страну к римским истокам, c введением латиницы и переходом богослужения из книжного церковнославянского языка на живой валашский, переименованный в румынский, произошло изменение написания слова румынь на ромынь, в латинице română.

Ареал и численность

На румынском языке говорят в основном в Румынии, Молдавии, Венгрии, Сербии и на Украине. Также румыноязычное население проживает во Франции, Канаде (особенно город Монреаль), северо-западе США (особенно Чикаго), Германии, Израиле, Австралии и Новой Зеландии, где румынские общины возникли благодаря политической иммиграции из городов (в первую очередь Бухареста) до и после Второй мировой войны. После падения режима Чаушеску возникла новая волна, в основном экономико-трудовых мигрантов из сельских районов, особенно усилившаяся после вступления Румынии в Евросоюз в 2007 году и направленная преимущественно в Италию, Испанию, Португалию, Квебек и Аргентину.

Общее число носителей румынского языка достигло своего пика около 1990 года. С тех пор количество носителей румынского сокращается по причине высокой естественной убыли среди румын и молдаван, их высокой эмиграции за рубеж и частичной ассимиляции живущих за пределами Румынии и Молдавии носителей языка. Ныне около 19 млн носителей проживает в Румынии (75 % общего числа носителей), около 2,8 млн — в Молдавии (11 %), около 0,4 млн на Украине (Одесская область, Черновицкая область, Закарпатье), 0,2 млн в Приднестровье, некоторое количество в Сербии, Венгрии. Около 2 млн румын и молдаван в настоящее время проживают в странах ЕС (с наибольшим их количеством в Испании, Италии, Португалии, Франции, Германии, Великобритании, США и Канаде), молдаван — в России (особенно в Москве и Московской области), на Украине, Греции, Португалии, других странах Европы. Согласно данным переписи 2002 года, румынский язык является родным для 90 % населения Румынии.

Диалекты

Характерной чертой румынского языка является его сравнительно малая диалектная дробность. Наречия Мунтении, Молдовы, Марамуреша, Баната и Трансильвании почти не различаются, за исключением малого числа регионализмов. Соответственно в румынском вычленяются следующие диалекты: банатский, кришанский, валашский. Наиболее своеобразны диалекты Трансильвании, испытавшие некоторое влияние венгерского языка, а также молдавский диалект в Румынии. Так: лат. petra рум. piatră здесь реализуется как «кятрэ», а vermis vierme «червь» как «жерме». Данное произношение характерно в первую очередь для сельских носителей молдавского языка.

В румынской лингвистике вопрос о диалектах остаётся предметом дискуссий. Некоторые лингвисты (Ovid Densusianu, Sextil Pușcariu, Alexandru Rosetti, Theodor Capidan, а также Густав Вейганд) рассматривают арумынский, мегленорумынский и истрорумынский языки как диалекты более общего румынского языка, в котором собственно румынский имеет статус дакорумынского диалекта, а его диалекты (банатский, кришанский и пр.) низведены до уровня субдиалектов. Другая группа лингвистов (George Giuglea, Alexandru Graur, Ion Coteanu и другие) рассматривает румынский, арумынский, мегленорумынский и истрорумынский как четыре самостоятельных языка, выделившихся из проторумынского в X—XIII веках.

Письменность

Древнейший письменный текст на старорумынском (молдавском) языке — это письмо Някшу, датированное 1521 годом, в котором Някшу из Кымпулунга писал градоначальнику Брашова о готовящемся вторжении турецких войск. Письмо было написано на кириллице, как и большинство ранних надписей в Валахии и Молдавии. Первое письменное свидетельство с использованием латинского алфавита датируется концом XVI века. Оно было найдено в Трансильвании и написано с применением венгерского алфавита.

Старорумынская кириллица (старомолдавская кириллица, влахо-славянская азбука, романокириллица, молдаво-валашское письмо, азбука влахо-молдавских рукописей) использовалась для записи валашского и молдавского языков (старорумынский язык) в Валахии, Трансильвании, Молдавском княжестве и Бессарабии. В объединённой Румынии с начала 1860-х годов официально принят алфавит на латинской основе.

Варианты кириллического алфавита, употреблявшиеся для молдавского языка в Молдавской АССР в 1924—1932 и в 1938—1940 гг. (между 1932 и 1938 гг. официально использовалась латиница) и с 1940 по 1989 в Молдавской ССР (см. Молдавский алфавит), значительно отличаются от традиционной кириллицы и по сути представляют собой адаптацию русского алфавита для молдавского языка.

Перевод румынской письменности на латиницу был двухступенчатым: сначала (в 1830—1850-е годы) применялся так называемый «переходный алфавит», включавший как кириллические, так и латинские знаки, и лишь через несколько лет была введена собственно латиница.

«Стандартный» вариант

Румынская кириллица была очень близка к современной ей церковнославянской; отличия в составе алфавита (на конец XVIII и XIX в.) таковы:

• литера ѕ применяется только как числовой знак, то есть фактически буквой не является;

• не используется ы, а в этом звуковом значении применяется большой юс ѫ;

• начальный слог [ын] ([ым] перед [б], [п], [м]) обозначается видоизменённой юсовой буквой «ын»;

• для звонкой аффрикаты [дж] применяется специально изобретённая буква џ.

Некоторые буквы (ъ, ѣ, щ, гласные со знаком краткости) имеют отличное от русского извода церковнославянского звуковое содержание, более близкое к болгарской фонетике.

Алфавитный порядок воспроизводится по букварю: Букоавнъ пентру ꙟвъцътура прунчилѡр де а се депринде атѫт ла куноащерѣ словелѡр, ла словеніе, ши ла четаніе.... Букурещй, 1826. Порядок букв не был строго фиксирован и в некоторых азбуках и букварях мог существенно отличаться от приведённого. Некоторые издания включают в состав алфавита букву Ѿ, которая, как и Ы, на письме никогда не использовалась, но употреблялось в Пасхалии. Иногда Ѿ мог писаться в начале церковных терминов, заимствованных из церковнославянского: ѿпуст.

Поздний вариант

Румынская кириллическая письменность в последние годы своего существования (перед сменой на переходный алфавит и затем на латиницу) претерпела некоторые изменения, например:

• ударения и придыхания вышли из употребления; также перестал использоваться Ь и заменявший его паерок.

• буква И вышла из употребления, заменившись на I (соответственно, Й превратилось в Ĭ);

• Проявилась тенденция к исключению дублетных букв: омега заменилась на обычное О; Оу на У. Буквы Ꙗ и Ѧ вытеснялись сочетанием ЇА;

• Некоторые авторы предлагали писать ЕА вместо Ѣ и ĬУ вместо Ю;

• В светской литературе начали исчезать буквы Ѯ, Ѱ, Ѳ, Ѵ, Щ.

• буква «ын» стала обозначать только гласный звук [ы], а носовой согласный (Н или М) стали писать отдельно (см., например, обложку книги В. Поппа «Дісертаціе деспре тіпографііле Ромѫнещǐ ꙟн Трансілваніа…», 1838, воспроизведённую на стр. 472 энциклопедического словаря «Книговедение», М.: Советская энциклопедия, 1982);

• вошла в употребление буква «гаммаобразный ук с краткой» — предок нынешней белорусской буквы Ў.

Кириллица в Бессарабии

Орфографические новшества второй трети XIX века почти не нашли отражения в книгопечатной практике в Российской Бессарабии. Начиная с 60-х гг. в светских изданиях начинает использоваться гражданский шрифт. Так, молдавская версия «Кишинёвских епархиальных ведомостей» (1867—1871) печаталась «гражданной» с сохранением традиционных букв и гаммаобразного начертания У. Богослужебные книги Кишинёвской епархиальной типографии пользовались определённым спросом среди консервативно настроенного духовенства в Румынии, где издание книг на румынском языке «славянскими буквами» было прекращено.

В 80—90-е гг. XIX в. издание литературы на молдавском полностью прекратилось и возобновилось только в начале XX в. Для религиозной и околорелигиозной литературы использовался как церковнославянский шрифт, так и гражданский. В текстах, напечатанных гражданским шрифтом, практически исчезла буква Ѣ, которую заменяли на Я. В светских изданиях получила распространение практика употребления русского алфавита для записи молдавского языка, однако некоторые авторы продолжали использовать буквы Ъ вместо Э и Й после согласных вместо Ь.

После присоединения Бессарабии к Румынии начался процесс перехода на латинский алфавит и к началу 20-х гг. XX в. традиционная кириллица полностью вышла из употребления.

Сходство и различие с церковнославянской письменностью

Румынская кириллическая письменность развивалась параллельно с современной ей церковнославянской (особенно украинского варианта русского извода), сходство доходит до мелочей:

• Используется та же система диакритических знаков:

o над начальной гласной слов ставится тонкое придыхание (псили);

o отмечаются ударения (оксия, вария, камора), причём выбор одного из этих трёх знаков проводится в точности по ц.-сл. правилам;

o используются титла, простое и буквенные;

o над ижицей встречается кендема — снова в точности по ц.-сл. системе;

o единственное отличие от ц.-сл. диакритической системы — более широкое и буквальное применение краткой (не только над и, но и над ю, ѡ; в позднем варианте над у и i). Знак й не только служит обозначением звука [j], но и используется для обозначения мягкости конечных согласных.

• Как и в ц.-сл. орфографии, некоторые буквы (е, о, у, я) в начале слов имеют особую форму. Как и в украинской печати того же времени, особые начальные формы применяются дополнительно для букв д, з, с (в случае буквы с даже регулярнее, чем в ц.-сл. украинских изданиях).

• Пунктуация и использование прописных букв следуют ц.-сл. правилам.

• Обозначение буквами кириллицы чисел совпадает с ц.-сл. (в том числе и порядок букв в записи чисел второго десятка обратен позиционному: AI=1+10, BI=2+10 и т. д.), однако с маленькими типографскими отличиями:

o для числа 400 по более архаической системе используется ижица, а не у-образная литера «ик»;

o буква І, обозначающая число 10, сохраняет свои две точки.

o буквы, имеющие двоякое начертание для инициальной и иных позиций, используются в числах по-разному: для е, о, с берётся инициальное начертание, а для д и з — наоборот.

• Шрифты, использование киновари, техническое и художественное оформление книг (шпации, кустоды, колонтитулы, пагинация, оформление заголовков, сносок и маргиналий, буквицы, заставки и т. п.) совпадают с ц.-сл. изданиями.

Переходные алфавиты

Начиная с 1830-х годов и заканчивая официальным принятием латинского алфавита в 1862 году не было чёткой регламентации письменности и использовалось несколько кириллических и латинских алфавитов.

В 1818 году Георгий Лазарь основал в Бухаресте школу на румынском языке.

В конце XVIII века представители Трансильванской школы, считая, что валашский язык имеет латинское происхождение, адаптировали для него итальянский алфавит и предложили отказаться от кириллицы.

Начиная с 1830-х и 1840-х годов, на территории Валахии и Молдавии входит в употребление переходный алфавит, сочетавший кириллические и латинские буквы. В 1850-х годах отдельные школы Валахии переходят на латинский алфавит. После объединения княжеств в государство Румыния, указом господаря Александру Куза в 1860 году в сфере государственного управления и в образовании был введён румынский алфавит на основе латиницы, то есть письменность была официально установлена на латинской основе. На неподконтрольной Румынии территории Бессарабии, а затем Молдавской СССР сохранялся кириллический алфавит.

Непосредственно перед получением независимости Молдавией в 1989 году была проведена латинизация молдавского языка, и позднее предпринята попытка восстановления единого наименования «румынский язык» в обеих странах, которая, однако, не увенчалась успехом и была одной из причин Приднестровского конфликта. Несмотря на то, что «румынский» и «молдавский» являются разными названиями (лингвонимами) одного языка, эти две общности по-прежнему разграничиваются по политическим мотивам. На территории непризнанной республики Приднестровье молдавский язык официально сохраняет кириллический алфавит.

В румынском алфавите 31 буква, которая используется для обозначения 46 фонем (7 гласных, 4 полугласных, 35 согласных).

Пять букв содержат диакритические знаки: Ăă, Ââ, Îî, Șș, Țț.

Буквы K, Q, Y, W используются для написания слов иноязычного происхождения (kilogram, quasar, week-end), а также иностранных собственных имён (Goya, Quintilian, Newton), в том числе географических названий (New York, Washington). Буква K может использоваться также и в некоторых румынских именах (Kogălniceanu).

Буквы î и â читаются одинаково (ы). При этом î пишется в начале и в конце слова (împărat, înger, amărî, coborî), а также в середине слова, если î является первой буквой корня, следующей после приставки (neîmpăcat, preaînălțat, într-însul). Во всех остальных случаях в середине слова пишется â (când, mormânt, român). С 1953 по 1964 год буква â отсутствовала в алфавите, а с 1964 по 1993 год использовалась только в словах, производных от корня român, включая название страны România; в остальных случаях писалась буква î.

Хотя Румынская академия предписывает использовать для записи звуков /ʃ/ и /ʦ/ только символы с запятой внизу (Șș Țț), на практике чаще используются символы с седилью (Şş Ţţ). Это связано с тем, что первоначально эти символы были унифицированы, то есть имели совпадающие коды; предполагалось, что выбор правильного глифа будет зависеть от языка, но реально существующее программное обеспечение игнорировало эти различия и фактически всегда показывало символы с седилью.

A a Ă ă Â â B b C c D d E e F f

G g H h I i Î î J j K k L l M m

N n O o P p Q q R r S s Ș ș T t

Ț ț U u V v W w X x Y y Z z

Ранняя история

История румынского языка так же противоречива, как и история румынского народа. Эта противоречивость объясняется двумя причинами: недостатком исторических источников, в особенности письменных, а также политическими интересами. Существует несколько версий развития румынского языка, которые основываются на разных вариантах толкования истории румынского народа. В целом хронология формирования современного румынского языка на базе народной латыни Дакии выглядит следующим образом:

• Автохтонные языки Балкан (геты, даки, мёзы, иллирийцы и т. д.) до II века н. э.

• Народная латынь (Римская Дакия в составе Римской империи) II—III века н. э.

• Балканская латынь IV—VII века до славянского переселения

• Период славяно-романского двуязычия VIII—XI века

• Формирование проторумынского языка XII—XIII века

• Старорумынский или валашский язык XIV—XVIII века

• Румынский язык XIX—XXI века

Романизация

Официальный вариант истории румынского языка, признаваемый большинством современных историков, основывается на теории быстрой романизации западной Дакии. В соответствии с этой теорией Римская империя колонизировала Дакию (см. Римская Дакия) за довольно короткий период во II—III веках н. э. Интенсивная лингвистическая романизация Дакии, вероятно, имела место ещё до захвата части земель Дакии императором Траяном. После захвата территории к северу от Дуная после 102—103 годов н. э., вплоть до ухода римских войск и администрации в 275 году н. э., продолжалась романизация даков.

Субстратные влияния дороманского периода

Усвоение латыни, престижного тогда торгово-политического языка, коренными народами Балкан в некоторой степени началось ещё до вторжения римлян в Дакию. Население Албании, Мёзии и Южной Дакии, расположенных к югу от Дуная, начало усваивать романскую речь ещё в I веке н. э. и, вероятно, широко использовало её в межнациональных и торговых контактах. Массовая колонизация привела к тому, что местный язык даков, гетов и мёзов в провинции исчез почти полностью, оставив некоторые следы в лексике и фонетике. Так, гето-дакийскими являются многие топонимы, включая названия рек — Дунай, Сирет, Прут, а также некоторых частей тела, растений, видов пищи и другие. На данный момент в румынском языке насчитывается более сотни слов чистого гето-дакского происхождения, среди них:

• copac /копак/ — «дерево»

• brad /брад/ — «пихта»

• copil /копил/ — «ребёнок»

• rață /рацэ/ — «утка»

• șopârlă /шопырлэ/ — «ящерица»

• broască /броаскэ/ — «лягушка»

• mal /мал/ — «берег»

• buză /бузэ/ — «губа»

Трансформация народно-латинского языка в румынский носила длительный и постепенный характер. Первичная романизация привела к появлению восточно-романского диалекта, получившего наименование «балканская латынь», в значительной степени сохранявшей типичные романские черты. Длительные многоуровневые контакты балканской латыни с южными и восточными славянскими языками привели к трансформации изначальной латинской языковой системы и образованию собственно румынского языка. Таким образом, романизация началась ещё до захвата Дакии Римом и продолжалась после ухода Рима с территории Дакии, однако на этом этапе формирование языка румын было ещё далеко от завершения.

Народная латынь на Балканах

Народно-латинская речь римской Дакии во II—III веках н. э. находилась пока ещё в едином языковом и культурном пространстве империи и поддерживала с ним связь. Влияние автохтонных языков усилилось только после ослабления империи в III—VI веках, а пока латинская речь Балкан представляла собой лишь диалект латинского языка. Сюда, как и во все другие провинции империи, проникли ранние кельтизмы и итализмы, успевшие распространиться в Дакии:

• кельтское camisia проникло в латинский язык очень рано и дало румынское cămaşă /кэмашэ/ — «рубаха» (ср.: исп. camisa, порт. camisa, итал. camicia, фр. chemise)

• умбрское fenum → fân /фын/ — «сено» (ср.: порт. feno, итал. fieno, фр. foins)

В период романского единства также началось постепенное упрощение латинской многопадежной системы, приостановленное поздним славянским влиянием. Семантические сдвиги в исконной лексике румынского носят также общероманский характер:

• кельтское caballus → cal /кал/ заменило классическое лат. equus в значении лошадь повсеместно (ср.: исп. caballo, порт. cavalo, итал. cavallo, фр. cheval)

• лат. casa «лачуга», «хибара» → casă /касэ/ заменило классическое лат. domus в значении дом, жильё и т. д. (ср.: исп. casa, порт. casa, итал. casa, фр. maison)

При этом главным фонетическим процессом в речи Дакии, как и в других провинциях империи, является эволюция самой латыни: трансформация системы ударения из тонического (музыкального) в динамическое (силовое) и, как следствие, упрощение и редукция безударных слогов, а также полное исчезновение звука h в романской речи тех времён:

• лат. hibernum → iarnă /ярнэ/ «зима» (ср.: исп. invierno, итал. inverno, фр. hiver)

Как на Западе, в Дакии начался процесс переразложения элементов классической латыни и их постепенная «вульгаризация», особенно это касается служебных частей речи, получивший новый разговорный оттенок путём слияния. Ряд классических латинских предлогов, местоимений и наречий в Дакии, конечно, сохранился: in → în /ын/ «в», sub → sub /суб/ «под», super → spre /спре/ «над», per → pe /пе/ «по», de → de /де/ «из», но большинство ныне составляют различные новообразования, возникшие в позднелатинский период:

• din /дин/ — «из» ← лат. de + in

• pentru /пентру/ — «для» ← лат. per + intre + hoc

• astăzi /астэзь/ — «сегодня» ← лат. ad + ista + dies

• cum /кум/ — «как» ← лат. con modo (ср. исп. como, итал. come, фр. comment)

При этом периферийность ареала народной латыни на Балканском полуострове придаёт процессам эволюции своеобразный характер. Во-первых, народная латынь Балкан была в значительной степени итальянизирована, так как большинство колонистов были родом именно из Италии и языковые инновации в речи Италии волнами доходили до Дакии, чем и объясняется близость румынского именно итальянскому языку, с которым он имеет гораздо больше общего, чем с другими романскими языками. Так, в румынском и итальянском языках так и не успела прижиться унифицирующая форма множественного числа существительных на -s, как во всех западнороманских языках, эта же форма на -s, но уже для обозначения второго лица единственно числа настоящего времени глагола была вытеснена формой на -i в итальянском и румынском языках.

Ряд типично латинских лексем, например слово лат. grandis «большой», не прижились на востоке, где в этом значении стало употребляться лат. talis «такой» → tare /таре/.

Начало колонизации Дакии также совпало по времени с периодом максимального расширения империи и максимальной стандартизации её языка, который имел наименьшее число архаизмов (в отличие, скажем, от языка Испании, колонизованной ещё во II веке до н. э.). Тем не менее относительная кратковременность пребывания римлян на Карпатах привела к тому, что латинская речь местным населением была усвоена лишь в её разговорной форме. Отсутствие городов в Дакии и сильное влияние первобытно-общинного строя гетов и даков также привели к тому, что в отличие от западных регионов здесь так и не получили развития города (группа римских военных лагерей вскоре была разрушена), не было городской культуры, не существовали сети римских школ и римское образование. Латинская письменность в Дакии не сохранилась. Таким образом, после ухода римлян народная латынь романского и романизированного населения Балкан так и осталась разговорным языком сельского скотоводческого населения, не отягощённого книжным влиянием классической латыни. В культурном плане другим важным наследием Рима стало принятие раннего христианства смешанными и романизированными семьями. Поэтому большинство базовой общехристианской лексики румынского имеет романское происхождение:

• лат. deus → zeu /зеу/ — «бог», также лат. dominus deus → dumnezeu /думнезеу/

• лат. basilica → biserică /бисерикэ/ — «церковь»

• лат. angelus → înger /ынджер/ — «ангел»

• лат. crux → cruce /круче/ — «крест»

• лат. rogare → ruga /руга/ — «молиться»

• лат. baptizare → boteza /ботеза/ — «крестить»

• лат. credere → crede /креде/ — «верить»

• лат. christianus → creștin /крештин/ — «христианский»

Несмотря на быструю ассимиляцию автохтонного иллирийского и дакийского населения, народная латынь Балкан сохранила некоторые периферийные лексемы этих языков, а также начала подвергаться фонетической адаптации в соответствии с языковым строем субстратных языков, так же как народная латынь Галлии усвоила кельтские, а Испании — средиземноморские элементы. В III—VI веках народная латынь претерпела ряд довольно существенных фонетических сдвигов, специфических для данного региона. Часть сдвигов была обусловлена внутренней эволюцией латинского языка от тонической системы ударения к силовой, но конечный итог фонетических изменений был обусловлен влиянием субстрата.

Гласные

• дифтонгизация ударного латинского о → оа в открытом слоге: лат. forte → foarte /фоарте/ — «очень» (ср.: исп. fuerte)

• дифтонгизация ударного латинского е → я в открытом слоге: лат. cera → ceară /чарэ/ — «воск»

• йотацизм [e] после латинского придыхательного h → ie: лат. herba → iarbă /ярбэ/ — «трава»

Согласные

• Бетацизм латинского губно-зубного в начале слова:

o лат. exvolare — «улетать» → zbura /збура/ — «летать»

o лат. vocire — «голосить» → boci /бочи/ «вопить»

• Ротацизм интервокального л → р:

o лат. secale → secară /секарэ/ — «рожь»

o лат. sol → soare /соаре/ — «солнце»

o лат. talis → tare /таре/ — «сильно»

o лат. volo → vreau /вреау/ — «хочу»

• Своеобразная ассимиляция латинских групп согласных:

o кс → пс: лат. coxa → coapsă /коапсэ/ — «бедро» (ср.: фр. cuisse)

o кв → п: лат. aqua → apă /апэ/ — «вода»

o кл → кь: лат. oculus → ochi /окь/ — «глаз» (ср.: исп. ojo)

o гл → гь: лат. glacies → gheaţă /геацэ/ — «лёд» (ср.: итал. ghiaccio)

o гн (фонетически /ŋn/) → мн: лат. lignum → lemn /лемн/ — «древесина»

• Ассимиляционная палатализация латинских согласных c, s, d, t перед гласными /и/, /е/:

o в румынском исконное латинское палатальное 'c' (= [к’]) подверглось двоякой ассимиляции:

 с одной стороны, в [ч]

 лат. ceresia → cireaşă /чиреашэ/ — «черешня»

 с другой — [ц]

 лат. facies → faţă /фацэ/ — «лицо»

o лат. sic → şi /ши/ — «и»

o лат. decem → zece /зече/ — «десять»

o лат. terra → ţară /царэ/ — «страна»

• Ассимиляционная палатализация латинской группы «кв» перед гласными [и], [е]:

o лат. quinque → cinci /чинчь/ — «пять»

o лат. quinem → cine /чине/ — «кто»

o лат. que → ce /че/ — «что»

• Выпадение интервокальных b, v:

o лат. experlavare → spălare /спэларе/ — «стирка»

• Инверсия слогов в труднопроизносимых словах:

o лат. paludem → pădure /пэдуре/ — «лес»

• Начинается своеобразное переразложение слов и выделение новых флексий на основе ложных субморфов: лат. corpus → corpora, где _ora осмысляется как флексия множественного числа и в балканизированной форме _ure/_uri начинает использоваться для формирования множественного числа ряда имён существительных:

o gheaţă /геацэ/ «лёд» → gheţuri /гецурь/ — «льды»

• Переход сочетаний an, in → ân, în /ын/:

o лат. angelus → înger /ынджер/ — «ангел»

• Под влиянием славянского вокализма имел место переход сочетания [on] в носовой гласный [õ] с последующей утратой носового призвука ([õ] → [u]):

o лат. non → nu /ну/ — «нет»

o лат. con → cu /ку/ — «с»

Большинство языковых законов, действовавших в этот период, привели к заметному фонетическому сдвигу в народно-латинском языке Дакии и образованию так называемой балканской латыни. Однако они практически не отразились на внутреннем строе латинской речи Дакии, продолжавшей сохранять типично романские черты и, вероятно, по-прежнему понятной жителям других римских провинций. Также, как свидетельствуют данные раскопок, местные носители сохраняли некоторые торговые контакты с Италией и Иллирией, как минимум, до начала V века н. э., а потому, видимо, им удавалось поддерживать общее языковое пространство на протяжении, как минимум, 200 лет после ухода римской армии, тем более что никакого нового государства на землях к северу от Дуная после ухода римлян так и не возникло вплоть до образования Болгарского царства.

Фонетические архаизмы

Вместе с тем некоторые классические латинские группы гласных и согласных сохранились в румынском без изменений:

• au: лат. aurum → aur /аур/ «золото» (ср.: фр. or, исп. oro); лат. audire → auzi /аузи/ «слышать» (ср.: исп. oir)

• fl: лат. floris → floare /флоаре/ — «цветок» (ср.: итал. fiori, но исп. flores)

• pl: лат. pluvia → ploaie /плоайе/ — «дождь» (cp.: итал. piove), лат. placere → plăcere /плэчере/ — «удовольствие» (ср.: итал. piacere)

Имя существительное

Род

В румынском языке существительные делятся на три рода, мужской, женский и средний, последние в единственном числе изменяются так же как слова мужского рода, а во множественном числе как женского. Слова которые в своей словарной форме (ед ч. именит.пад. неопред. форм.) оканчиваются на согласный или гласный/полугласный -u относятся главным образом к мужскому или среднему роду; Если слова оканчивается на -ă или -a то они в большинстве своем относятся к женскому роду. Во множественном числе окончание -i обычно соответствует существительным мужского рода, тогда как существительные женского и среднего рода часто заканчиваются на -e. Существует множество исключений из этого правила, каждое существительное должно быть изучено вместе с его родом.

Для существительных, обозначающих людей, грамматический пол может только быть мужским или женским, и строго определен биологическим полом, независимо от фонетики существительного. Например, существительные как tată (отец) и popă (священник) мужские, поскольку они обращаются к людям мужского пола, хотя фонетически они подобны типичным женским существительным.

Примеры:

• Мужской: om (мужчина, человек), bou (бык), copac (дерево);

• Средний: drum (дорога), cadou (подарок), exemplu (пример);

• Женский: bunică (бабушка), carte (книга), cafea (кофе);

Число

В румынском языке есть два числа: единственное и множественное. Морфологически множественное число образуется добавлением (прибавлением) окончания к форме единственного числа. Например: существительные в именительном падеже без определенного артикля образуют множественное число с помощью окончаний -i, -uri, или -le. Схема образования форм множественного числа, часто включает в себя изменения (чередования) в структуре слова. Формы множественного ч. для каждого слова нужно заучивать отдельно.

Примеры:

• -i: pom — pomi (дерево — деревья), cal — cai (лошадь — лошади), tată — tați (отец — отцы), barcă — bărci (лодка — лодки);

• -uri: tren — trenuri (поезд — поезда), treabă — treburi (работа — работы), cort — corturi (палатка — палатки);

• -e: pai — paie (солома/соломинка — соломы/соломинки), masă — mese (стол -столы), teatru — teatre (театр — театры), muzeu — muzee (музей — музеи);

• -le: stea — stele (звезда — звёзды), cafea — cafele (кофе), pijama — pijamale (пижама — пижамы).

Падеж

Румынский язык унаследовал из латинского пять падежей: именительный, родительный, дательный, винительный и звательный. Этим он отличается от остальных романских, где падежей не осталось. Морфологически формы именительного и винительного падежа у существительных полностью совпадают, так же как и формы родительного и дательного падежа (эти пары отличны в личных местоимениях). Звательный падеж используется гораздо реже, так как сфера его употребления ограничивается существительными, обозначающими людей или предметы, к которым обычно обращаются напрямую. Кроме того, звательный падеж у существительных часто заменяется именительным.

Родительно-дательная форма может быть получена из номинативного. Если существительное имеет при себе какое-либо определение помимо определенного артикля то аффиксы родительно-дательного падежа присоединяются к этому определению, а не к существительному например un băiat — unui băiat (мальчик/мальчику); для существительных женского рода форма, используемая в единственном числе, чаще всего идентична форме множественного числа, например o carte — unei cărți — două cărți (книга-/к книги — две книги). Точно так же, если существительное определено определенным артиклем (энклитическое на румынском языке, посмотрите, что секция), маркер родительно-дательного падежа добавлется в конце существительного вместе с артиклем, например băiatul — băiatului (мальчик-/к мальчика), cartea — cărții (книга-/к книги). Мужские имена собственные, обозначающие людей, формируют родительно-дательный падеж, помещая артикль lui перед существительным: lui Brâncuși (/к Brâncuși); то же самое относится к женским именам только, когда у них нет типично женского окончания: lui Carmen.

В обычных генетивных фразах, таких как numele trandafirului (Имя розы), родительный падеж распознается только по определенному окончанию (-lui в этом примере), и нет никакой необходимости в других словах. Однако в других ситуациях, если существительное, измененное маркером родительного падежа, неопределенно в своей принадлежности к родительному падежу, требуется генитивный артикль. Например: câteva opere ale scriitorului (некоторые работы писателя).

В румынском языке слова в дательном падеже демонстрируют удвоение подобно испанскому языку, в котором существительное в дательном падеже удваивается местоимением. Положение этого местоимения в предложении зависит от наклонения и времени глагола. Например, в предложении Le dau un cadou părinților (я делаю подарок [своим] родителям), местоимение le удваивает существительное părinților, не принося дополнительной информации.

Как определено выше, у звательного падежа в румынском языке есть специальная форма для большинства существительных. В современном румынском языке существует тенденция в использовании форм именительного падежа. Традиционный звательный падеж сохраняется в неофициальной речи, или жителями сельской местности, в то время как большинство городских жителей воздерживаются от его использования, из-за того что данная форма воспрнимается ими как грубое просторечие. Формы образования звательного падежа следующие. (Обратите внимание на то, что у звательного падежа нет определенных и неопределенных форм. Показанные ниже правила применимы для неопределенной формы существительных):

• Существительные и имена собственные женского рода единственного числа, которые оканчиваются на безударные -ă/-a принимают окончание -o e.g.fată → fato (девочка). Хотя некоторые распространенные формы множественного числа отличаются: Maria → Mărie! (Мария!).

• Существительные женского рода единственного числа, которые оканчиваются на безударный -e принимают окончание -eo e.g. punte → punteo!(Мост!). Иногда , e отбрасывается совсем.

• Существительные женского рода единственного числа, которые оканчиваются на ударный -a принимают окончание -auo e.g. nuia → nuiauo! (Палка!).

• Существительные мужского и среднего рода единственного числа, которые оканчиваются на согласный, принимают окончание - ule e.g. băiat →băiatule! (мальчик!). Звательный падеж для одушевленных существительных иногда образуется как если бы это существительное было именем собственным: băiat →băiete!

• Существительные мужского и среднего рода единственного числа, которые оканчиваются на безударный -e/-ă не принимают дополнительных окончаний (-Ø) e.g.frate → frate! (Брат!).

• Мужские имена собственные принимают окончание -e e.g. Ștefan → Ștefane! (Стефан!). В некоторых словах также происходят чередования гласных (Ion → Ioane! John!).

• Все существительные множественного числа принимают окончание -lor e.g. mere → merelor! (Яблоки!).

Глагол

Глагол в румынском языке отличается большим разнообразием аналатических и синтетических форм. В отличие от других романских языков, чистый инфинитив на -re подвергся полной субстантивации и его место заняла усечённая форма с предлогом а: dare a da; credere a credea.

Славянский период

Первое письменное свидетельство народной латыни, на которой говорили в Средние века на Балканах, принадлежит византийскому летописцу Феофану Исповеднику, жившему в VI веке н. э. Это свидетельство посвящено военной экспедиции против аваров, когда влахский погонщик мулов, сопровождающий византийскую армию, заметил, как с одного из животных падает груз, и закричал своему спутнику: «Torna, torna, fratre» («Поворачивай, поворачивай, брат»).

Переселение славян в VII—IX веках стало вторым центральным моментом в формировании румынского языка. Миграции славян на территорию Византийской империи были довольно массовыми и привели к постепенной славянизации центральных регионов Балкан. В итоге неславянское население сохранилось лишь на периферии полуострова (крайнем юге — греки и албанцы и крайнем севере — предки современных румын — валахи). Этот факт массовой славянизации населения довольно удивителен сам по себе, поскольку официальным языком империи стал греческий язык, имевший богатую историю и литературную традицию. Хотя им и владела значительная часть населения к югу от Дуная, греческий язык так и не стал родным для большинства населения полуострова, а его сфера применения с каждым столетием постепенно сужалась, пока он не оказался под угрозой вытеснения турецким языком в конце средневекового периода. Ещё более современных лингвистов и историков удивляет другой факт: как известно, славяне двигались на территорию Балкан со стороны украинских Карпат и Прикарпатья, то есть с севера на юг. Но чем тогда объяснить стойкое сохранение романоязычного населения именно к северу, а не к югу от Дуная, где оно было большей частью ассимилировано? Так или иначе славянское население подобно германцам в Западной Римской империи быстро включается в политическую, экономическую и культурную жизнь Византийской империи и Балканского полуострова. Славяне предпринимают активные и довольно успешные попытки создания собственной государственности, возникает Первое Болгарское царство, ведущее активную аннексию земель бывших империй. Причём в отличие от варварских королевств запада Болгарское царство формируется именно славянским большинством (с тюркской знатью), а официальным языком становится старославянский язык (а не латынь), для которого была введена кириллица. Более того, в ходе славянских миграций значительная часть славян транзитом проходит по территории бывшей Дакии, селится на ней, о чём свидетельствуют многочисленные славянские топонимы на территории Румынии и Молдовы, вступает в тесные контакты с местным романским населением.

По мере расширения славянского ареала на юге Европы влияние славянского языка становится всеобъемлющим и ощущается на всех уровнях балканской латыни, которая окончательно изолируется от общероманского ареала и интенсивно контактирует со славянами и славянской речью. Процесс языковой интерференции, видимо, принимает размах массового двуязычия, которым охвачено до половины романоязычного населения в силу экономического и военно-политического господства славян. Сходная ситуация наблюдается и в Западной Романии, где, скажем, преобладающее галло-римское население проживает в условиях безраздельного господства германского меньшинства, установившего к тому же и систему дискриминационно-сегрегационных законов. Подобных крайностей в Дакии не наблюдается, и интеграция носит довольно мирный характер, хотя сферы хозяйственной специализации славянской и романской групп продолжают отличаться. Характерно, что на первом этапе интеграционный процесс на Балканах носит явно односторонний характер, то есть романоязычное население в местах дисперсного проживания к югу от Дуная быстро ассимилируется, и даже там, где оно абсолютно преобладает, славянские элементы значительны из-за того, что большая часть населения так или иначе знакома со славянской речью, особенно со славянской лексикой. В то же время в славянской речи прямого романского влияния значительно меньше. Инновации в славянских языках возникают, в основном, при опосредованном влиянии Балканского языкового союза в целом, куда входят также греческий и албанский языки.

Во времена Великого переселения народов языковая картина Балкан сильно меняется. На смену упрощённой греко-латинской картине периода поздней античности с мощным иллирийским субстратом приходит пора господства славянской речи, а затем интенсивно внедряются и тюркские наречия. Балканская латынь, и особенно греческий, оттесняются на периферию полуострова.

В конце X века население молдавских земель приняло христианство одновременно с принятием христианства в Древнерусском государстве. С этих пор славянский язык вплоть до середины XVII в. стал языком официальной переписки и церковным языком не только на территории Молдавии, но и на территории Валахии и Трансильвании.

В конце средневекового периода языковые ареалы начинают формировать устойчивые границы. Так, большая часть романоязычного населения к югу от Дуная ассимилируется. К северу от Дуная начинает набирать силу обратный процесс. Так, после тюркских нашествий, наводнивших Дикое поле и Северное Причерноморье и подчинивших Русь, а также после захвата венграми среднего течения Дуная приток славян на Балканы прекращается. Часть из них, к примеру тиверцы, проживавшие в междуречье Днестра и Прута, оказавшись в изоляции, начинает активно контактировать с романоязычными валахами к западу. Многие из них предпринимают попытки овладеть романской речью, перестраивая её на свой лад. Так, в румынском получает распространение йотизация начального [e], нехарактерная для других романских языков: ср.: исп. el /эль/, но румынское el /ел/ — «он», исп. esta /эста/, но румынское este /есте/ — «есть». Продолжается процесс массового калькирования синтаксиса и лексики по славянским моделям. Так, румынское слово fiecare /фиэкаре/ — «каждый» — дословная калька по типу укр. будь-який — «какой-нибудь». В области синтаксиса нельзя не заметить продолжающийся параллелизм славянской и румынской конструкций, обозначающих внутренние состояния: mi-e frig /мь-е фриг/ — «мне холодно», mi-e frică /мь-е фрикэ/ — «мне страшно» вместо типичных западных, вроде исп. tengo miedo (букв. «имею страх»). Постепенно большая часть тиверцев усваивает романскую речь, но оставляет в ней следы. Влияние балканского языкового союза накладывает ещё больший отпечаток. Так возникает проторумынский язык, на основе которого впоследствии складывается письменный и устный старорумынский язык.

Славянизмы

Славянское влияние в румынском языке прослеживаются на всех языковых уровнях, затрагивая лексику, фонетику и грамматику. Эта ситуация объясняется мощным влиянием славян на этногенез румынского народа в период великого переселения народов VI—XI веков. Характерно, что несмотря на постепенную миграцию славян с севера (Полесье) на юг Балкан, славянский суперстрат в современном румынском имеет явный южнославянский характер. Более того, древнеславянские элементы, наличествующие в румынском языке, имеют именно болгарские черты, что позволяет констатировать тот факт что все ветви румын сформировались на территории к востоку от сербско-болгарской изоглоссы st/zd и к северу от латино-греческой линии Иречека. Особо следует отметить наличие общих эволюционных тенденций (Балканский языковой союз) румынского и болгарского языков, несмотря на разницу в генетическом происхождении двух языков (румынский — романский, болгарский — славянский). Славянское влияние было гораздо большим, нежели иллирийский субстрат в румынском языке, и значительно большим, чем германские суперстратные влияния в западно-романских языках. Именно мощное славянское влияние прервало совместное развитие народной латыни Дакии с народной латынью Италии, приостановило действие ряда языковых законов в балканской латыни, привело к появлению значительного количества балканскиx инноваций. Проводником славянского влияния долгое время служил также церковнославянский язык, употреблявшийся как язык богослужения в православных церквях Валахии (Румыния), а также кириллица, на основе которой зародилась и долгое время существовала румынская письменность. С конца XVIII века, однако, в Трансильвании начинается прозападное и в значительной степени политизированное движение за очищение румынского языка от «чуждых» ему славянских элементов. Возросшая русофобия и конфликт вокруг Бессарабии также усилили среди румынской интеллигенции неприятие всего славянского, развился языковой пуризм. Значительное количество славянских лексем, доля которых достигала 30 % всей лексики румынского языка, превратилось в архаизмы и историзмы, но и сейчас славянские корни составляют около 20 % разговорной и около 10 % письменной речи. Несмотря на это, самым частотным румынским словом остаётся славянская утвердительная частица «да». Кроме того, замещение славянских лексем не приводит к изменению фонетики и грамматики румынского, которая сохраняет следы существовавшего здесь в IX—XII веках славяно-романского двуязычия. В румынской (молдавской) речи Молдавии, Украины, Приднестровья помимо средневекового южнославянского влияния заметно также более позднее влияние восточнославянских языков, в особенности русского — в крупных городах (Кишинёв, Тирасполь), в меньшей степени украинского — в сельской местности (Черновицкая область, Покутье).

История

После падения Римской империи романоязычное население бывших римских провинций долгое время было вынуждено проживать в условиях господства иноязычных народов: на Западе — германцев, на Востоке — славян. Между III и V веками потомков жителей территории бывшей Римской Дакии можно условно именовать дако-римлянами (по аналогии с галло-римлянами), а их ареал — Дакороманией. Экономико-материальный и культурный уровень провинции падает и долгое время остаётся на очень низком уровне. Особенностью дако-римского ареала является полная деградация городских римских поселений, а соответственно и полная утрата традиций классической римской античности. Позднее валашская культура сформировалась уже на основе смешения православных греко-славянских традиций с заметными венгерскими и тюркскими влияниями. Проникновение славянских элементов в балканскую латынь носило гораздо более глубокий характер по сравнению с германизмами Западной Романии (хотя их роль была значительной в Галлии — ныне Франция, где сформировался французский язык). Славяне, а соответственно и славянская речь в Дакии появились несколько позже по сравнению с германцами (около VI века), но их компактные поселения сохранялись значительно дольше — по крайней мере, до венгерского нашествия XI—XII вв. и переселения влахов с Балканского полуострова в XIV—XV веках в результате турецкого нашествия. Более того, несмотря на постепенную «бытовую» ассимиляцию славян между Карпатами и Дунаем, старославянский язык продолжал использоваться как литургический язык до конца XIX века и язык делопроизводства в подунайских княжествах до начала XVIII века. Особенной была ситуация в Молдавии и Бессарабии. К примеру, в Молдавском княжестве и в XVI веке славянское население (русины) составляло около трети всего населения, а потому княжество получило альтернативное название — Русовлахия.

Фракийская основа и славянский романизированный субстрат на всей территории Валахии, Трансильванни и Молдавии были различными. Фракийской основа на территории Валахии — даки, в Молдавии — геты; славянский субстрат на территории Валахии — южнославянские племена, в Молдавии — восточные славяне. Различался существенно и пришлый валашский элемент.

И. Пич считал, что с III по XIII века романский элемент сохранился в основном в Марамуреше, Банате и Трансильвании. Учёный отмечает, что в Банате и Трансильванских Альпах румынское население было более значительным. На территории Вадахии и Молдавии в III веке романский элемент исчез. Таким образом, позднейшая румынизация Валахии и Молдавии шла не с юга, a из Трансильвании.

Периодизация и хронология славянского влияния

• Общеславянское влияние VI—VIII века: миграция славян через территорию бывшей Римской Дакии. Славяне селятся рядом с дако-римлянами, частично смешиваются с ними.

• Южнославянские заимствования IX—X вв периода Первого Болгарского царства: развитие общих черт балканского языкового союза.

• Влияние церковнославянского языка X—XVIII веков как языка богослужения и делопроизводства; адаптация и использование кириллицы, в том числе и для записи собственно восточнороманской речи с XVI века.

• Усиление влияния восточно-славянских языков с XIX века: русского и в меньшей степени украинского.

• Влияние русского языка в XX веке.

• XVIII—XXI возникает Трансильванская школа, поддерживаемая рядом стран Запада, усиливается румынский национализм и русофобия (и, шире, славянофобия), усиливается пуризм, официальная языковая политика проводит линию по вытеснению славянизмов и заменой их латинизмами и галлицизмами.

Фонетика

В фонетике влияние славян приводит к развитию не только к позиционной палатализации согласных (лат. oculi → рум. окь, лат. flori → ит. fiori), но и к смыслоразличительной палатализации путём переозвучивания латинских морфем (лат. lupi → лупь «волки»).

Общая артикуляция речи постепенно ослабевает и более не имеет такого напряжённого ударного характера как во французском или испанском языках. Развиваются и окончательно закрепляются нейтральные среднеязычные Э и Ы, нехарактерные для других романских языков.

При славянском влиянии восстанавливается согласный [х] с жёсткой нетипично романской фрикацией: рум. хулуб ← слав. голубь, а хрэни ← слав. хранить. Тем не менее, сохраняется типичная для других романских языков связь слов в единый речевой поток при некоторой модификации интонационного рисунка на манер славянской речи.

Грамматика

Славянские языки приостанавливают процесс распада падежных флексий имён существительных, сохранив четыре (а фактически две) флексии народной латыни, в то время как на западе они исчезают полностью. Славянское влияние также приостанавливает позднероманский распад среднего рода на мужской и женский, и закрепляет его в качестве отдельной категории существительных.

• лат. ovum → рум. оу «яйцо» (мн. оуэ), но исп. huevo (муж. род)

• В румыно-молд. языке под влиянием славянских языков сохранился вокатив (звательный падеж), исчезнувший на западе. фатэ «дева» фетицэ «девушка» фетицо «о девушка!»

Система спряжения глагола

Южнославянские глагольные формы, по-видимому, заимствовались в ходе устного общения славян и валахов. Валахи перенимали формы повелительного наклонения славянских глаголов на -и (типа «лови!», «люби!» и т. д.), которые у них ассоциировались с рядом старых латинских глаголов четвёртой группы на -i типа «sentire» → симци(ре) «чувствовать», «mentire» → минци(ре) «лгать». Благодаря массовому притоку славянских глагольных форм, четвёртое латинское спряжение сохранило в балканороманских языках высокую продуктивность: a iubi, a citi, a goni, a izbi, a răni, a primi, a opri, a zdrobi, a toropi, a osteni, a podi, a vărui, a beli, a cerni, a plesni, a coji, a ţocăi, a născoci, a grohăi, a glumi, a trudi и др. Для сравнения, в западно-романских языках, в отсутствии славянского влияния, четвёртое латинское спряжение утратило свою продуктивность и глаголы на «-i» немногочисленны.

Более того, в румынском развился особый подтип четвёртого спряжения на -ы (-î в латинице; a posomorî, a omorî, a târî и т. д.). Подобных глаголов в языке 14, все они славянского происхождения за исключением одного корня латинского происхождения horrire →"а уры" («ненавидеть»). Все они, по-видимому результат переосмысления славянского спряжения на -ыть (быть, плыть, мыть, выть и т. д.). Доказательством сильного славянского влияния служит и факт образования глагола «а фи» (быть) от основы прошедшего времени латинского глагола «fui», а не от презенса «esse». Это результат кальки славянского «быть», созвучной с «был», а не с «есть».

Морфология

В области морфологии балканской латыни происходит настоящая революция, поскольку славянские аффиксы становятся неотъемлемой частью румынского словообразования и переплетаются с романской лексикой:

• ица (девица, львица) → ицэ: рум. портицэ «калитка»

• ка (румынка, цыганка) → кэ: румынкэ, циганкэ, луп «волк» → лупоайкэ «волчица».

• не (нехороший, незатейливый): рум. бун «хороший» → небун «сумасшедший»

• рац/раз (разбойник, разбросать, расспрашивать): рум. рэзбой «война»

• ник (сапожник) → войник

А романские аффиксы in/im, -re инфинитива — со славянскими корнями: болнав «больной» → ым+болнавире (заболевание), а юби → юби+ре «любовь». Таким образом, границы между исконной и заимствованной лексикой постепенно стираются. Особенно далеко языковая интерференция зашла в истрорумынском языке, где романоязычное население заимствовало славянские приставки за-, по-, до- для образования инновационной категории вида глаголов, нетипичного для романских языков, которые прибегают к отдельной временной формации — перфекту.

Синтаксис

В плане синтаксиса славянские конструкции оказывают влияние на румынский: «Ми-е калд» или «ми-е бине» являются кальками славянских «мне жарко» или «мне хорошо» и отклоняются от типично романской: ср. испанское: (yo) estoy bien.

Лексика

Славянизмы составляют около 20 % лексики современного разговорного румынского языка, в том числе около 2/3 всей заимствованной лексики. В письменной и научной речи их доля несколько ниже — около 10 % вследствие большей частотности латинизмов и галлицизмов, массово введённых в конце XIX — начале XX вв. Обширные пласты славянской лексики стали неотъемлемой частью румынского словарного состава, равномерно распределившись по всем сферам жизнедеятельности человека:

• Существительные:

тата → татэ (отец), невеста → невастэ, сковорода → сковардэ, плуг → плуг, болото → балтэ, разбой → рэзбой (война), приятный → приетен (друг), насыпать → нисип «песок», князь → княз, поп → попэ, боб → боб, тайна → тайнэ, боярин → бойер, лебеда → лэбудэ, гусыня → гыскэ и т. д.

• Глаголы:

надеяться → а нэдэждуи, читать → а чити, любить → а юби, платить → а плэти и т. д.

Характерной чертой румынского является его утрата исконных романских корней для описания эмоциональных, психологических и других качеств человека, замещённых славянизмами:

• дорогой → drag

• простой → prost (глупый)

• разбойный → războinic (воин, синонимы «луптэтор» от лат. luctare и «осташ» от лат. hostis)

• весёлый → vesel

• вредный → vrednic «упрямый»

• жалкий → jalnic

• честный → cinstit

• слабый → slab

• больной → bolnav

• милый → milă (жалость)

• грозный → groaznic

• богатый → bogat

• голый → gol

• любить, любовь → a iubi, iubire вместо классических западных amare и amor.

Также выделяется интересная в этнографическом контексте категория заимствованных из славянского языка глаголов действия:

• ловить → a lovi (ударять)

• избивать → a izbi

• гнать → a goni

Славянская топонимика

На территории современных Молдавии и Румынии продолжает сохраняться славянская топонимика. Несмотря на то что Римская Дакия была центром античной романизации Балкан во II—III веках нашей эры, после ухода римских войск, и особенно после падения Западно-Римской империи, дако-римляне покинули городские поселения, в первую очередь разрушенные кочевыми племенами, и перешли на полукочевой образ жизни. В результате потрясений и мощной дезурбанизации в ходе великого переселения народов, исконная римская топонимика сохранилась только к югу от Дуная (например, Митровица) в административных пределах Восточной Римской империи. Новые городские поселения к северу от реки были созданы во времена раннего Средневековья в ходе экономической и торговой деятельности славян, а позднее венгров и немцев. Многочисленные славянские топонимы включают например: Чернаводэ (Cernavodă), Прилог (Prilog), Думбрава (Dumbrava), р. Бистрица в Бухаресте (Bistriţa), Тална (Talna), Рус (Rus), Бистра (Bistra), Глод (Glod), Рускова (Ruscova), Стража (Straja), Путна (Putna), Хулуб (Hulub), р. Бык в Кишинёве (Bâc), Текуч (Tecuci), Поткоава (Potcoava), Корабия (Corabia), Липова (Lipova), Холод (Holod), Топила (Topila), Остров (Ostrovu, название одного из районов старого Бухареста).

Утраченная лексика и архаизмы

Как уже отмечено выше, в румынском языке оказываются утрачены и замещены славянизмами либо переосмысляются многие лексемы из «базового» словника, такие как amare, amor, amicus, mundus, centum, cor, grandis, pater и т. п.:

• любить, любовь → a iubi /а юби/, iubire /юбире/, вместо классических западных amare и amor

• приятель → prieten /приетен/ — «друг», вместо классического западного amicus

• сто → sută /сутэ/, вместо классического западного centum

• серб. тата → tată /татэ/ — «отец», вместо pater (но patrie /патрие/ — «Родина»)

• слово lume /луме/ от лат. luminis — «свет» было калькировано по смыслу со славянского «свет» (в значении «мир»)

• латинское слово cor «сердце» не сохранилось, а было заменено на inimă /инимэ/ в значении «сердце» — от лат. anima «душа»

• румынское же новообразование suflet /суфлет/ — «душа» является переосмысленной калькой со славянского слова «дуть» (a sufla /а суфла/), и образованного от него слова «душа».

Вместе с тем румынский — единственный романский язык, сохранивший исконно латинскую лексему albus → alb /алб/ — «белый», в то время как остальные романские языки заменили её на германизм: ср. исп. blanco, порт. branco, итал. bianco, фр. blanc.

Там, где прямые заимствования угрожали исчезновением самого романского наречия Балкан, романоязычное население прибегало к помощи ка́лек: заимствованию славянских конструкций и приспособлению их для романской лексики. Это особенно касается числительных от 11 до 20:

• Так, славянское «двенадцать» было сначала осмыслено романоязычным населением как два-над-цать, то есть два-над-десятью, а затем буквально переведено в соответствующие латинские: dos + super + decem, развившись затем в două + spre + zece → douăsprezece /доуэспрезече/ вместо типичного на западе исп. doce, порт. doze, итал. dodici, фр. douze, произошедших от лат. duodecim.

• Подобным же образом, после утраты латинского корня viginti (20), от которого произошли исп. veinte, порт. vinte, итал. venti, фр. vingt, румынский прибегнул к кальке славянизма двадцать → два-дцать → два десятка → лат. dos + deci → două + zece → douăzeci /доуэзечь/.

• Славянское влияние в раннесредневековой Дакии было настолько сильным, что славянская утвердительная частица «да» перешла в этом же значении в проторумынский и вызвала смещение исконных лексических единиц. Латинская частица sic — «так», так же, как и на западе, развила в балканской латыни значение «да» в форме și /ши/. Однако после заимствования собственно славянского корня и под влиянием синонимичного славянского значения частицы «да», употребляемой в значении «и», слово și приняло на себя значение «и». Чтобы избежать омонимии с si (как в испанском, французском и итальянском языках) латинское si — «если» превратилось в Дакии в să /сэ/ — «чтобы» и стало неотъемлемой частью структуры формирования конъюктива.

Иноязычные влияния

Помимо иллирийского субстрата и южнославянского суперстрата, балканская латынь интенсивно контактировала и со значительным количеством других языков (см. адстрат), многие из которых не являются даже индоевропейскими, что объясняется особой географией Дакии. В отличие от Испании, Италии и даже Франции, ограниченных в основном океанами и морями, большая часть границ Дакии и Румынии — сухопутные. В целом, в разговорном румынском исконно-романские лексемы (не считая поздних латинизмов) составляют не более половины всего словарного состава, что, однако, отчасти компенсируется их большей частотностью по сравнению с заимствованной лексикой. В прошлом важную роль в регионе играл греческий язык. Валашские пастухи, кочуя по предгорьям Карпат и Балкан, контактировали даже с носителями польского, словацкого, чешского, албанского, итальянского, далматинского, хорватского и словенского языков. В настоящее время румынское языковое пространство граничит с венгерским, украинским, русским, болгарским, сербским, гагаузским, турецким, цыганским и немецким языковыми ареалами и анклавами, из которых в румынский проникло множество заимствований:

Греческий

• греч. όφελος /офелос/ — «польза» → folos /фолос/ — «польза»

• греч. μπουζουνάρα /бузунара/ → buzunar /бузунар/ — «карман»

• греч. πρόσφατος /просфатос/ → proaspăt /проаспэт/ — «свежий»

• греч. κυτίον /кутион/ → cutie /кутие/ — «коробка»

• греч. χαρτί /харти/ → hârtie /хыртие/ — «бумага»

Венгерский

• венг. város → oraș /ораш/ — «город»

• венг. költeni → a cheltui /а келтуи/ — «тратить»

• венг. fogadni → a făgădui /а фэгэдуи/ — «обещать»

• венг. menteni → a mântui /а мынтуи/ — «спасти (церк.)»

Турецкий

• тур. kahve → cafea /кафя/ — «кофе»

• тур. pabuç → papuc /папук/ — «сапог», «ботинок»

• тур. çorba → ciorbă /чорбэ/ — «суп», «чорба»

• тур. çoban → cioban /чобан/ — «пастух», «чабан»

Немецкий

• нем. Kartoffel → cartof /картоф/ — «картофель»

• нем. Bier → bere /бере/ — «пиво»

• нем. Schraube → șurub /шуруб/ — «шуруп»

• нем. Turm → turn /турн/ — «башня»

Французский

Значительное количество галлицизмов закрепилось в румынском языке в конце XIX века благодаря литературной деятельности румынских писателей. Среди них:

• фр. chomage → şomaj /шомаж/ — «безработица»

• фр. gare → gară /гарэ/ — «вокзал»

Пуризм и релатинизация

В XIX веке французский язык являясь языком международного общения и дипломатии, приобретает популярность и в Румынии. Значительная часть румынской интеллигенции перебирается в Париж. Начинается период активной языковой коррекции румынского языка, из которого вытесняются славянские лексемы и вводятся новые французские, латинские и итальянские корни. Начинается период пуризма и релатинизации (см. Галлизация).

В лексику румынского в XIX—XX веке было введено значительное количество научных латинизмов. О массовой латинизации в то время профессор А. Яцимирский писал: «Каждое новое румынское слово, вместе с отысканным для него соответствующим латинским считалось националистическим подвигом историка-филолога». Многие новые румынские слова латинского происхождения почти не известны народным говорам, которые в этом значении имеют славянские слова. В западно-романском ареале этот процесс никогда не прекращался, а потому имел более естественный характер. В Румынии он привёл к увеличению стилистического разрыва между устной и письменной речью, правда, большая часть латинизмов была усвоена довольно быстро, хотя и привела к образованию славяно-романских и румыно-латинских языковых дублетов:

Славяно-латинские дублеты

Несколько примеров слов-дублетов славянского и латинского происхождения:

• Славянского происхождения: nădejde /нэдежде/ — «надежда». Эквивалент латинского происхождения: speranță /сперанцэ/.

• Славянского происхождения: vreme /време/ — «время» либо «погода». Эквивалент латинского происхождения: timp /тимп/.

• Славянского происхождения: milostiv /милостив/ — «милосердный». Эквивалент латинского происхождения: îndurător /ындурэтор/.

• Славянского происхождения: războinic /рэзбойник/ — «воин» (от слова război /рэзбой/ — война). Эквивалент латинского происхождения: militar /милитар/ — «воин», «военный».

Повторные латинские заимствования

Одно из слов, сильно видоизменённое в результате фонетических языковых законов и лексических переосмыслений, дополняется заново заимствованным из латыни словом для описания современных реалий и располагается с ним как бы в одном гнезде.

• gheață /гяцэ/ — «лёд» → glacial /глачиал/ — «ледниковый», «ледовый» (от лат. glacies)

• ager /аджер/ — «проницательный» → agil /аджил/ — «ловкий» (от лат. agilis)

• apă /апэ/ — «вода» → acvatic /акватик/ — «водный» (от лат. aqua)

• drept /дрепт/ — «правый», «прямой» → direct /директ/ — «прямой» (от лат. directus)

• a auzi — «слышать» → a audia — «прослушивать [напр. радиопередачу]» (от лат. audire)

Для передачи румынских имён собственных и непереводимых реалий в русском языке используется унифицированные правила практической транскрипции.

Ударение в румынском языке, как правило, падает либо на последний слог, если слово оканчивается на согласный или дифтонг, либо на предпоследний, если слово оканчивается на гласный. Однако есть и исключения.

В румынском языке определённый артикль стоит после слова, к которому он относится, и пишется с ним слитно. При передаче на русский язык он сохраняется в конце слова.

Лингвистами румынский язык понимается как собственно валашский язык, получивший с конца XVI века литературное оформление в румынской части Трансильвании и соседней Валахии и ставший с тех пор общелитературным, а позднее и общегосударственным языком прежних княжеств Валахии и Молдавии, объединившихся в XIX веке в единое государство под названием Объединённое княжество Валахии и Молдавии, а затем Королевство Румыния.

Румыния (рум. România) — государство в Юго-Восточной Европе. Население, по итогам 2015 года, составляет более 19 426 550 человек, территория — 238 391 км², по обоим этим показателям является крупнейшей страной региона. Занимает пятьдесят девятое место в мире по численности населения и семьдесят восьмое по территории.

Столица — Бухарест. Государственный язык — румынский.

Унитарное государство, парламентская республика. Пост президента занимает Клаус Йоханнис, премьер-министра — Дачиан Чолош. Подразделяется на 42 административно-территориальные единицы, 41 из которых является жудецами и 1 представляет собой муниципий Бухарест, приравненный по статусу к жудецу.

Расположена в восточной части Балканского полуострова. На юго-востоке омывается водами Чёрного моря. Имеет границы с Украиной, Молдавией, Венгрией, Сербией и Болгарией.

Отличается значительным этнокультурным разнообразием. Большая часть верующих (около 87 % населения) исповедует православие.

Индустриальная страна с динамично развивающейся экономикой. Объём ВВП за 2011 год составил 264 миллиарда долларов США (около 13840 долларов США на душу населения). Денежная единица — румынский лей (усреднённый курс за 2012 год — 3,5 лей за 1 доллар США).

Румыния возникла на землях вассального Объединённого княжества Османской империи в 1859 году в результате объединения двух княжеств — Молдавии и Валахии. Независимость Объединённого княжества, преемником которого стало новое европейское государство Румыния, провозглашена 21 мая 1877 года.

Румыния занимает площадь в 238,391 км² и является самой большой по территории страной Юго-Восточной Европы и 12-й по территории страной во всей Европе. Расположена между 43° и 49° северной широты, и 20° и 30° восточной долготы. Для территории Румынии характерно примерно равное сочетание горной, холмистой и равнинной местностей. Через всю территорию страны, от границы с Украиной до границы с Сербией, проходят Карпаты, преобладающие в центре Румынии, с 14 горными хребтами. Самая высокая точка Румынии — гора Молдовяну (2544 м). Среди полезных ископаемых выделяются нефть и полиметаллические руды.

Юго-восток страны омывается водами Чёрного моря, где расположены крупные торговые порты и морские базы военно-морского флота. Порты связаны с внутренними районами страны шоссейными и железными дорогами.

Действующая Конституция Румынии была принята в ноябре 1991 года и одобрена на всенародном референдуме в декабре того же года. Согласно Конституции, Румыния является унитарным государством с республиканской формой правления.

Главой государства является президент, избираемый населением на 4 года. С 2014 года президентом Румынии является Клаус Йоханнис.

Двухпалатный парламент состоит из Сената (Senat, 176 мест) и Палаты депутатов (Camera Deputaţilor, 412 мест).

Сенаторы избираются по пропорциональной системе.

412 членов Палаты депутатов избираются по пропорциональной системе с пятипроцентным заградительным барьером для политических партий и восьмипроцентным — для блоков, а остальные места зарезервированы для представителей национальных меньшинств. Срок полномочий депутатов парламента — 4 года.

Выборы в 2012 году выиграла коалиция правоцентристских партий под названием «Социал-Либеральный Союз», получившая 60,1 % в Сенате, и 58,63 % в Палате депутатов. Коалиция состояла из Социал — демократической партии, Правоцентристского альянса, Национал — либеральной партии, и Консервативной партии.

Орган конституционного надзора — Конституционный суд (Curtea Constituțională), высшая судебная инстанция — Высший кассационный суд юстиции (Înalta Curte de Casație și Justiție), суды апелляционной инстанции — апелляционные суды (Curțile de apel din România), суды первой инстанции — трибуналы (Tribunal), низшее звено судебной системы — юдикатории (Judecătorie), высший орган прокурорского надзора — Прокуратура Высшего кассационного суда юстиции (Parchetul de pe lângă Înalta Curte de Casație și Justiție), состоящий из генерального прокурора Высшего кассационного суда юстиции, первого помощника (prim-adjunct), помощника (adjunct) и трёх советников (consilieri), орган по борьбе с коррупцией — Национальная антикоррупционная дирекция (Direcția Națională Anticorupție) при прокуратуре и Генеральная антикоррупционная дирекция (Direcția Generală Anticorupție) при Министерстве внутренних дел и административной реформе.

декабря 2009 года в Румынии прошёл второй тур президентских выборов, на которых с минимальным преимуществом победил Траян Бэсеску (50,33 % голосов). Его соперник, один из лидеров Социал-демократической партии Румынии Мирча Джоанэ оспорил результаты выборов в Конституционном суде.

Басэску, поддерживаемый правоцентристским альянсом «Справедливость и правда», стал президентом в 2004 году, получив 51,23 % голосов. Его соперником был председатель правящей Социал-демократической партии 54-летний Адриан Нэстасе.

Президентские выборы были признаны самыми ожесточёнными со времен падения коммунистического режима в 1989 году.

Кандидат от демократического альянса «Справедливость и правда» 53-летний мэр Бухареста Траян Бэсеску, бывший капитан дальнего плавания, занимавший также пост министра транспорта в нескольких правительствах, критиковал власть за слишком медленное проведение либеральных реформ.

Румыния имеет напряжённость во взаимоотношениях с Молдавией, эти страны не имеют договора о границе друг с другом. В мае 2009 г. Президент Румынии Бэсеску заявил, что не признает границ с Республикой Молдова, что означает de jure непризнание Парижского Договора 1947 года, Хельсинкского Заключительного акта о безопасности в Европе 1975 г., решений Ялтинской и Потсдамских конференций. В ноябре 2013 года Траян Бэсеску заявил о желании создать единое государство с Молдавией, однако премьер-министр Молдавии Юрий Лянкэ в ответ на это заявил, что Молдавия не готова к объединению с Румынией.

Румыния разделена на 8 регионов развития, которые непосредственно не являются административными единицами, а служат для координации регионального развития. Регионы развития разделены на 41 округ и 1 муниципий. Жудецы разделены на 2686 коммун (в сельской местности) и 256 муниципиев. Коммуны и муниципии являются минимальными административными единицами Румынии. Коммуны разделены на сёла, не имеющие собственной администрации и не являющиеся административными единицами. Всего в Румынии 13092 села.

Исключением в административной структуре Румынии является муниципий Бухарест, который, в отличие от остальных муниципиев, является административной единицей второго уровня. Бухарест разделён на 6 секторов, в каждом из которых есть собственная администрация.

Одна из крупнейших отраслей экономики — нефтедобыча, значительную долю рынка занимает Rompetrol, однако запасы нефти незначительны и её добыча постоянно уменьшается.

Один из самых крупных производителей нефтегазового оборудования (80 % производства всего нефтегазового оборудования) — «завод Упетром — 1 Мая» в (г. Плоешти); в 2008 г. заводу исполнилось 100 лет со дня основания.

С середины 2000-х годов потребление нефти Румынией примерно вдвое превышает её собственное производство, это соотношение касается и импорта-экспорта нефти.

В Румынии есть запасы и производится добыча природного газа, однако в последние годы страна вынуждена импортировать газ, чтобы удовлетворить свои потребности.

Ведущая отрасль сельского хозяйства — растениеводство, зерновое хозяйство. Развито виноградарство. В животноводстве — разведение овец и крупного рогатого скота.

Основными статьями румынского экспорта являются продукция машиностроения и металлургической промышленности. В импорте преобладают продукция машиностроения, сырье, включая нефть и газ, текстиль и изделия из него. Распределение рабочей силы — около 30 % в сельском хозяйстве, 23 % в промышленности, 47 % в сфере обслуживания (2006).

Основные партнеры по внешней торговле — Германия, Италия, Франция (2006). Наличие выхода к морю делает выгодной международную морскую торговлю со странами Европы, Азии и Северной Африки. Через Гибралтарский пролив осуществляется выход в Атлантический океан, через Суэцкий канал — в Индийский и Тихий океаны.

Леса занимают 19 % территории страны, при этом Румыния является одним из самых крупных районов ненарушенных лесов в Европе. В лесах живут большое количество диких животных, среди которых медведи, волки и другие; на равнинах — лисы, зайцы, белки и барсуки. На территории страны выявлено 400 видов уникальных млекопитающих (среди которых наиболее известна карпатская серна), птиц и рептилий. Фауна Румынии состоит из 33792 видов животных, среди которых 33085 беспозвоночных и 70897 позвоночных.

История

На территории Румынии к среднему палеолиту относится мустьерская стоянка Рипичени-Извор. В пещере Пештера-ку-Оасе обнаружены древнейшие в Европе останки человека современного вида (кроманьонца), датируемые возрастом около 35—40 тыс. лет назад. Предполагается, что люди вида Homo sapiens некоторое время сосуществовали здесь с более древними неандертальцами. Другой древнейший череп из Румынии Байя де Фьер 1 из Пештера-Муйерилор (en:Peştera Muierilor) датируется возрастом ок. 35 тыс. лет назад (30150 ± 800 л. н.), череп из пещеры Чокловина в Трансильвании (муниципалитет Босород, округ Хунедоара) — 29000 ± 700 лет назад. Возрастом 25—35 тысяч лет датируется наскальная живопись в пещере Колибоая.

В VI тысячелетии до н. э. территория Румынии входила в область распространения Балканского неолита (Старчево-кришская культура), который достигает своей вершины в форме Гумельницы и Кукутень-Триполья.

Уже в эпоху энеолита (ок. 4000 года до н. э.) на территорию Румынии с востока проникают первые индоевропейцы (Культура Чернаводэ), которые были знакомы с коневодством.

В конце бронзового — раннем железном веке (4 в. до н. э.) здесь распространяется гальштатская культура, где доминировали кельты, и с которой связано начало формирования фракийской общности. В более поздней латенской культуре фракийцы играли роль равноправного с кельтами культурного компонента.

В VIII веке до н. э. на территорию Румынии с востока вторглись киммерийцы, впоследствии в Добрудже жили скифы, отчего эта территория получила у греков имя Малой Скифии.

На основной же территории нынешней Румынии в античности жили фракийские племена даков и гетов, имевших полупервобытнообщинный общественно-экономический строй. Буребиста (70 − 44 до н. э.) сумел объединить земли даков; его опасались римляне, и Юлий Цезарь накануне гибели планировал поход на Дакию. Однако Буребиста погиб в результате заговора, а его государство распалось на 4 части, вошедших в сферу влияния Рима.

Новое объединение и усиление Дакии произошло во время правления Децебала (86-106 н. э.). Децебал попытался организовать сильное царство со столицей в Сармизегетусе и вел три войны с Римом (86-88, 101—102, 105—106 гг. н. э.). Первая, с императором Домицианом оказалась относительно успешной, вторая закончилась поражением даков от императора Траяна, и третья, также с Траяном — полным завоеванием Дакии римлянами, захватом Сармизегетусы и самоубийством Децебала. На территории Дакии была организована римская провинция «Дакия». Центром последней стал город Ульпия Траяна, при Адриане получивший также название Сармизегетуса, но построенный в 50 км от старого центра. Из других городов римской Дакии выделялась Напока (ныне Клуж).

Дакия оставалась римской провинцией вплоть до 271 года, когда император Аврелиан, не имея возможности защищать её от натиска готов и сарматов, оставил её, эвакуировав население городов за Дунай.

Территорию современной Румынии в Средние века захватывали славяне (VI век), разделившие её между собой протоболгары и Великая Моравия, венгры в IX веке, Киевская Русь, Печенеги, Галицко-Волынское княжество, Половцы, монголо-татары в XIII веке.

С X—XI веков, во время образования феодальных владений, в Румынии начинает зарождаться искусство. В Валахии и Молдове — под воздействием культуры Византии, Болгарии и Сербии; в Трансильвании — культуры Германии, Чехии и Польши.

В Х—XIII веках поселения состояли из прямоугольных в плане жилищ, сложенных из толстых брёвен и тёсаных брусьев. Реже встречались избы, имевшие деревянный каркас, переплетённый ветками и обмазанный глиной. Деревянные стропила высоких нависающих крыш крылись соломой или дранкой.

Каменное строительство велось преимущественно феодалами. Дома знати были скромны. Каменные усадьбы состояли преимущественно из 3—4 комнат с галереей на одном из фасадов (усадьба в Куртя-де-Арджеш, XIII—XIV века).

Ранние церкви имели прямоугольный план и апсиду в восточной части. Сооружались из грубых каменных блоков и кирпича.

Церковь Святого Николая в Куртя-де-Арджеш (1310—1352 года) — крестово-купольная, сложена из чередующихся рядов камня и кирпича, с куполом на столбах, что говорит о влиянии Византийской культуры.

C миссией Кирилла и Мефодия в Великую Моравию на землю Румынии пришло Православие. В результате отступления с Балкан под натиском османов воинственного христианского населения - носителей древнего арумынского языка - варианта византийской латыни - и его союза с романизированными воинами из осевших ранее кочевников в XIV веке на территории современной Румынии формируется два феодальных православных княжества Молдавия (столица Сучава) и Валахия (столица Тырговиште) с государственным церковнославянским языком, которые стали вассалами Османской империи в XVI веке. В XVI веке образовано Трансильванское княжество (столица Алба-Юлия), вышедшее из-под власти Венгрии и признавшее сюзеренитет турецкого султана.

По сравнению с другими балканскими территориями, захваченными османами, Молдавия, Валахия и Трансильвания сохраняли большую автономию.

В 1600 Валахия, Молдавия и Трансильвания объединились под властью князя Михая Храброго, а после его убийства были покорены солдатами австрийского генерала Джорджо Басты.

В 1699, 1718 и 1739 разные части нынешней Румынии, как, например, валашская Олтения в 1718 году, были поделены между Австрией и Османской империей.

В 1775 к Австрии была присоединена Буковина (северная часть молдавского княжества), а в 1812 земли между Прутом и Днестром стали частью Российской империи.

Заметная часть средневековой истории Румынии изложена в трудах Константина Капитанула (Филипеску), румынского хроникёра XVII века.

Как и во многих европейских странах, в Румынии в XIX веке развернулось национально-освободительное движение, ставившее целью объединение румынских княжеств и создание сильного независимого национального государства. Революция 1848 года захватила и Дунайские княжества, но была там подавлена совместной турецко-русской интервенцией. 5 февраля 1859 года князем Валахии был избран Александру Иоан Куза, за несколько недель до того избранный на престол Молдавии. В 1861 году оно было официально признано Османской Портой, ранее решительно выступавшей против объединения княжеств. В результате было провозглашено создание под османским суверенитетом Объединенного княжества Валахии и Молдавии, которое Куза возглавил с титулом домнитора.

Новый правитель решился на проведение аграрных реформ. Они не устраивали бояр, так как предусматривали сокращение их земельных владений. В 1864 году Куза совершил государственный переворот, изгнав недовольных его правлением бояр из Национального собрания, и взяв всю полноту власти в свои руки. Боярская оппозиция в ответ сформировала «Чудовищную коалицию», которая в свою очередь организовала дворцовый переворот.

В ночь на 11 февраля 1866 года в спальню Кузы ворвалась группа офицеров, которая заставила правителя отречься от престола и покинуть страну.

Новым домнитором был избран Кароль I из германской династии Гогенцоллерн-Зигмарингенов.

Независимость и образование королевства Румыния

В русско-турецкой войне 1877-78 гг. Румыния фактически воевала на стороне России. 9(21) мая 1877 парламент провозгласил полную независимость Румынии. Согласно с решением Берлинского конгресса 1878 Румыния получала международное признание как самостоятельное государство. По этому же договору, Россия вновь занимала южные районы Бессарабии, однако взамен Румыния получала Северную Добруджу с Констанцией, которая до сих пор принадлежала Турции. В 1881 году Румыния была провозглашена королевством.

Как и во многих европейских странах, в Румынии в XIX веке развернулось национально-освободительное движение, ставившее целью объединение румынских княжеств и создание сильного независимого национального государства. Революция 1848 года захватила и Дунайские княжества, но была там подавлена совместной турецко-русской интервенцией. 5 февраля 1859 года князем Валахии был избран Александру Иоан Куза, за несколько недель до того избранный на престол Молдавии. В 1861 году оно было официально признано Османской Портой, ранее решительно выступавшей против объединения княжеств. В результате было провозглашено создание под османским суверенитетом Объединенного княжества Валахии и Молдавии, которое Куза возглавил с титулом домнитора.

Новый правитель решился на проведение аграрных реформ. Они не устраивали бояр, так как предусматривали сокращение их земельных владений. В 1864 году Куза совершил государственный переворот, изгнав недовольных его правлением бояр из Национального собрания, и взяв всю полноту власти в свои руки. Боярская оппозиция в ответ сформировала «Чудовищную коалицию», которая в свою очередь организовала дворцовый переворот.

В ночь на 11 февраля 1866 года в спальню Кузы ворвалась группа офицеров, которая заставила правителя отречься от престола и покинуть страну.

Новым домнитором был избран Кароль I из германской династии Гогенцоллерн-Зигмарингенов.

Независимость и образование королевства Румыния

В русско-турецкой войне 1877-78 гг. Румыния фактически воевала на стороне России. 9(21) мая 1877 парламент провозгласил полную независимость Румынии. Согласно с решением Берлинского конгресса 1878 Румыния получала международное признание как самостоятельное государство. По этому же договору, Россия вновь занимала южные районы Бессарабии, однако взамен Румыния получала Северную Добруджу с Констанцией, которая до сих пор принадлежала Турции. В 1881 году Румыния была провозглашена королевством.

Королевство Румыния в разные годы своего существования охватывало различные территории. К моменту провозглашения Румынии королевством в состав государства входили Валахия, Молдова, Добруджа. Восточная граница королевства проходила по рекам Прут и Дунай, южная — по реке Дунай, западная проходила вдоль восточных пределов Баната, северная — по вершинам Карпатских гор и затем на восток до Прута. На юго-востоке королевство выходило к Чёрному морю.

В 1913 году, по результатам Второй Балканской войны, Румыния аннексировала Южную Добруджу, до этого принадлежавшую Болгарии. Масштабное изменение границ произошло в 1918 году, с распадом Австро-Венгрии и Российской империи. После распада этих государств в состав Румынии вошли Банат, Буковина, Трансильвания, Марамуреш, Бессарабия (последняя в СССР считалась оккупированной территорией). С 1918 по 1940 годы границы Румынии пролегали на юге от Кранево на берегу Чёрного моря до Туртукайской горы у Дуная. Она начинается на западе у Туртукайской горы на Дунае, затем проходит прямой линией до Чёрного моря к югу от Кранево, затем по Дунаю до Баната; в Банате граница поворачивала на север (этот регион был разделён на две части Румынией и Югославией), а затем возле границ Венгрии на северо-восток и проходила по северным районам Трансильвании до Буковины; здесь она поворачивала на восток и шла до Днестра, а затем по Днестру на юг до Днестровского лимана и Чёрного моря.

В 1940 году королевство потеряло череду регионов: Северную Трансильванию, отошедшую к Венгрии, Бессарабию и Буковину, вошедшие в состав Советского Союза, Южную Добруджу, вновь вошедшую в состав Болгарии. Теперь восточная граница королевства снова проходила по Пруту и Дунаю, а граница в Добрудже проходила по линии 1912 года. Румынская территория значительно сократилась. Во время Второй мировой войны Румыния напала на СССР, заняв Бессарабию, Буковину и междуречье Днестра и Южного Буга. Эти территории, кроме Транснистрии, были объявлены румынскими властями как составная часть Румынии. Транснистрия была оккупационной зоной. После Второй мировой войны Румынии была возвращена Северная Трансильвания, в свою очередь район Герца, остров Змеиный и несколько островов в дельте Дуная отошли к СССР.

Королевство Румыния до Первой мировой войны граничило с Болгарией, Сербией, Австро-Венгрией и Российской империей. В результате Первой мировой войны возникли новые государства, и в XX веке королевство граничило с Болгарией, Югославией, Венгрией, Чехословакией, Польшей, УНР а потом и УССР. Накануне Второй мировой войны Румыния лишилась общих границ с Чехословакией и Польшей из-за прекращения существования последних.

Количество жителей Румынии не было постоянным, прирост населения в конце XIX века был высоким. В 1890 году в Румынии проживало 5 300 000 человек, в 1900 — 6 000 000 человек, в 1910 — 6 900 000 человек, в 1915 — 7 800 000 человек. В 1921 году население страны резко увеличилось, в основном за счёт расширения территории в предыдущие годы, и составило 15 600 000 человек. В 1939 году в государстве уже проживало 19 900 000 человек. С потерей Северной Трансильвании, Южной Добруджи, Северной Буковины и Бессарабии численность населения государства сократилась за счёт потери части жителей, проживавших на этих территориях, и составила 13 600 000 человек. С возвращением Северной Трансильвании накануне ликвидации монархии в 1946 году число жителей Румынии вновь возросло и составляло 15 800 000 человек.

Основу населения государства составляли румыны, их численность в разные годы составляла от 71,9 % (1930) до 92,2 % (1899). До 1918 года второе место по численности после румын занимали евреи (около 5 %). После 1918 года вторым по численности народом королевства стали трансильванские венгры (секеи и чангоши), евреи заняли четвёртое место (после немцев). В 1930 году количество венгров в Румынии составляло 7 % или 1 400 000 человек, немцев — 4,1 %, евреев — 4 %. Согласно переписи населения 1930 года, русины и украинцы составляли 3,2 %, русские — 2,3 %, болгары — 2 %. Также в Румынии проживали турки, гагаузы, чехи, словаки, сербы, хорваты, словенцы, поляки, татары, армяне, албанцы и др. В 1930 году 73 % жителей королевства назвали своим родным языком румынский, 8,6 % — венгерский, 4,2 % — русский, 3,6 % — украинский, 2,9 % — идиш, 2 % — болгарский, 1,6 % — турецкий и татарский. Согласно переписи населения, 72 % населения Румынии исповедовали православие, 7,9 % — греко-католицизм, 6,8 % — римо-католицизм, 3,9 % — кальвинизм, 2,2 % — лютеранство.

Вассальное Османской империи Объединённое княжество Валахии и Молдавии было образовано Александру Кузой в 1859 году. Александру Куза, первый правитель объединённой Румынии, после создания государства решился на проведение аграрных реформ. Они не устраивали бояр, так как предусматривали сокращение их земельных владений. В 1864 году Куза совершил государственный переворот, изгнав недовольных его правлением бояр из Национального собрания, и взяв всю полноту власти в свои руки. Боярская оппозиция в ответ сформировала «Чудовищную коалицию», которая в 1866 году совместно с высокопоставленными армейскими чинами изгнали Кузу из княжества.

Новым домнитором был избран Кароль I. 10 мая он прибыл в Бухарест и тут же занял вакантный престол. В 1878 году руководимое им государство добилось независимости. Через три года после обретения независимости в конституцию княжества были внесены поправки, благодаря которым Кароль I мог стать королём. 10 мая 1881 года, в 3-летнюю годовщину дня прибытия Кароля I в Бухарест и провозглашения князем Объединённого княжества Валахии и Молдавии, состоялась коронация. Княжество превратилось в королевство Румыния.

В XIX веке наблюдалось ускоренное развитие румынского общества и экономики. Несмотря на это, положение крестьян было неудовлетворительным. Отчасти это объяснялось половинчатыми аграрными реформами 1860-х годов Александру Кузы, проведению которых препятствовали бояре. Тогда крестьяне были наделены слишком малыми участками земли, а часть крестьянства вообще не получила земельных участков. В дальнейшие десятилетия с момента отставки Кузы влияние бояр возрастало, а с ним вновь возрастало и их давление на крестьян.

Это привело к крестьянскому восстанию 1888 года. Однако этот крестьянский бунт не привёл к улучшению ситуации в селе. Согласно статистике, к 1907 году 23,8 % крестьян не имели земли, а 33,7 % имели лишь от 0,5 до 3 гектаров. Недовольство крестьян после 1888 года усилилось, вылившись в 1907 году в более масштабное восстание. Изначально оно охватило только северную часть Молдовы, но затем охватило жудецы Влашка, Олт, Телеорман и Дож. Восстание было жестоко подавлено армией. Крестьянские волнения заставили власти страны в 1913 году приступить к изъятию частных земель у крупных собственников и их раздаче неимущим слоям крестьянства. Однако реформа затянулась, и её реализация началась уже при короле Фердинанде I в 1917 году. Непосредственно к изъятию земли власти перешли только в 1921 году.

В 1912 году на соседних с Румынией Балканах вспыхнула Первая Балканская война, главной причиной которой послужило стремление балканских государств (Сербии, Черногории, Греции, Болгарии) включить в свой состав крупные европейские владения ослабевающей Османской империи, населённые преимущественно титульными народами стран Балканского союза. В результате войны, шедшей с октября 1912 года по май 1913, Турция уступила почти все свои владения в Европе Балканскому союзу. Во время Первой Балканской войны отношения Болгарии с Румынией ухудшились, поскольку Румыния предъявила претензии на болгарскую Южную Добруджу, часть населения которой составляли румыны. На Болгарию со стороны Румынии начало оказываться политическое давление, угрожавшее перерасти в войну.

Летом 1913 года на Балканах начался кризис, связанный с перераспределением бывших турецких территорий странами Балканского союза. Болгария имела противоречия со всеми своими бывшими союзниками, поэтому в новой войне те выступили против неё. 29 июня начались военные действия.

Событиями в соседней Болгарии воспользовалась Румыния. Вторжение в Болгарию с юга 12 июля турецких войск «развязало руки» Румынии, и 14 июля румынские войска под командованием генерала Александру Авереску пересекли Дунай, вступив на болгарскую территорию. Без особых усилий была занята Добруджа, румынские части не встречали сопротивления. Во многом это объяснялось тем, что почти все болгарские войска были сосредоточены на западе страны, у границ Сербии и Болгарии. Для того, чтобы ускорить развязку войны, в направлении Варны и Софии Румынией были высланы два корпуса кавалерии. Безвыходная ситуация на юго-востоке Болгарии, а также стремительное наступление румынской кавалерии на Софию вынудили болгарское руководство 29 июля капитулировать. Начались мирные переговоры в Бухаресте, в ходе которых Болгарией был подписан мирный договор на условиях противников. Согласно Бухарестскому договору, по итогам войны Румыния расширила свою территорию, получив Южную Добруджу. В ходе кампании румынские войска понесли небольшие потери, всего потеряв 2000 человек ранеными и убитыми (большинство солдат были ранены).

Толчок развитию румынской культуры был дан в середине XIX века. Одним из главных направлений было развитие румынской литературы. Классиками румынской литературы конца XIX века стали В. Александри, И. Крянгэ, Н. Филимон, А. Одобеску, М. Эминеску. Также широкую известность получили Г. Кожбук, М. Садовяну и др.

Параллельно шло развитие прессы, которая оказывала значительное влияние на литературу. Во второй половине XIX века в результате демократических преобразований был снижен уровень цензуры. Благодаря этому в Румынии было основано много новых газет различной направленности, из них наибольший тираж имели «Ромыния литерарэ», «Стяуа Дунэрий», «Ромынул», «Адевэрул», «Универсул», «Диминяца». Кроме того, продолжали издаваться газеты «Ромыния виитоаре» и «Жунимя ромынэ», возникшие ещё до создания румынского государства, и возникли журналы «Пункт», «Вяца Ромыняскэ» и др. С прошествием определённого времени и формированием румынских политических партий происходила дифференциация периодических изданий по политическим принадлежностям. Так, накануне переворота 1940 года появилось множество профашистских газет и журналов («Порунка времий», «Кувынтул», «Гындиря» и др.) В начале XX века начали издаваться первые газеты для национальных меньшинств государства на их родных языках. В 1928 году в Румынии начинаются передачи радиовещания.

С основанием ещё во времена Объединённого княжества в 1866 году Румынской филармонии началось развитие румынской музыки. Широкое распространение в авторской музыке получило народное творчество. Композитор Ч. Порумбеску при создании своих произведений брал за основу народную музыку. Ещё одним знаменитым композитором стал Д. Энеску, создавсший в 1884 году первую румынскую оперную труппу.

Столицу Румынии по праву можно назвать «Вторым Парижем». Ведь именно в Бухаресте можно бесконечно наслаждаться прогулками по красивейшим бульварам с ухоженными насаждениями, любоваться Триумфальной Аркой, уникальными зданиями Бель Эпох и погружаться в наследие культуры прежней румынской аристократии.

Для туристов будет особенно интересным посещение старинной части города, в которой сосредоточены красивейшие исторические и архитектурные строения.

Дворец Парламента Бухареста

Безусловно, что самым поражающим своей глобальностью является Дворец Парламента («Каса Попорулуй»). Это масштабное здание занимает второе место после Пентагона по величине в мировом хит-параде. Интересно то, что при его возведении использовали строительные материалы исключительно румынского производства. Здание включает в себя более 3 тысяч комнат. Строительство такого гиганта предполагало снос многих кварталов исторического города, однако после завершения проекта вот уже много лет его великолепие поражает взор каждого и надолго остается в памяти туристов. В наше время тут часто проводятся международные форумы и конференции лидеров разных стран мира.

Дворец Котрочень

Для посещения стоит выделить и Дворец Котрочень. Особенно интересно его внутреннее наполнение в стиле «неоренессанс», где можно увидеть спальную комнату и библиотеку королевы, шикарный норвежский салон, а также другие уникальные интерьеры и залы.

Триумфальная Арка Бухареста

Рядом с Дворцом Парламента вы можете обнаружить местную Триумфальную Арку. Ее построили вначале из дерева, а затем поменяли материал на девийский гранит. Родилась Арка в 1922 году в память о погибших румынских солдатах в ходе 1-й Мировой войны. Тут есть возможность по внутренней лестнице подняться на специальную смотровую площадку и полюбоваться как окрестностями, так и вблизи — уникальными скульптурами, которые украшают арку.

Если от Триумфальной Арки пуститься на юг по шоссе Киселефф (местные «Елисейские поля», но на 6 км длиннее оригинала), то по дороге к улице Каля Виктория можно увидеть множество архитектурных шедевров.

Храмы и соборы Бухареста

В Бухаресте уцелело и работает масса церквей и храмов, в подавляющем большинстве — православных. Их посещение принесет духовное очищение. По вашему желанию можно побывать в одном из таких святых мест: Собор Святого Георгия, Церковь святого Арона, Монастырь Антим. Для католиков функционирует Церковь Берецией. Самая древняя церковь столицы Румынии — это Ставрополеос. Если попадете в нее, то непременно посетите и внутренний двор.

Липскани

Самая популярная часть города — это Липскани. Когда-то этот район был историческим сердцем столицы, а теперь стал райским уголком отдыха и торговли. Старые фрески на фасадах гармонично переплетаются с современными шедеврами граффити от местных талантливых художников. И это не просто надписи, а живописные пейзажи, изображения цветов, зверей и даже — карикатур. Когда заканчиваются стены и позволяет погода, художники переходят на тротуар.

Ботанический сад Бухареста

Ботанический сад Бухареста — особенное место, где путем высаживания разноцветных цветов дизайнеры делают непревзойденной красоты живые узоры. Причем это великолепие в полной степени неожиданно открывается с началом цветения. Расположен сад неподалеку от Дворца Котрочень.

Двор Стекольщиков

В столице можно найти известный Двор Стекольщиков, где разрешается наблюдать за сложной работой стеклодувов, которые изготавливают сказочные скульптуры из цветного стекла прямо на ваших глазах.

Музеи Бухареста

Всего в городе существует около 37 музеев, 18 художественных галерей и 22 театра. Безусловно, что все их сложно посетить, однако некоторые увидеть вы просто обязаны.

К таким местам относятся:

• Национальный Художественный Музей на площади Пьяца Революцией, где выставлены и мировые работы таких художников, например, как Ренуар, Рубенс, Сезанн и Рембрандт;

• Музей Крестьянства, в котором собран фольклор, одеяния и сельскохозяйственные инструменты румынского народа;

• Национальный музей истории Румынии на улице Каля Виктории.

• Музей истории и искусства, славящийся неоготическим стилем;

• Музей Народного Искусства Села на Шоссе Киселефф, располагающийся на площадке под открытым небом и состоящий из 300 каменных и деревянных домиков. Строения отражающих как историю, так и быт различных областей Румынии.

Озеро Чичмиджиу

В центре города искусственным путем сооружено красивейшее озеро Чичмиджиу.

Вокруг него расположены аллеи парка, уютные рестораны и кафе, где можно спокойно отдохнуть, комфортно присесть, окунуться в уютно шелестящую зелень и полакомиться вкусными национальными блюдами.

Интересным местом для посещения является и двор Манука — самая старейшая гостиница столицы Румынии.

Бухарест считается историчным сердцем страны и хранит в себе множество неповторимых архитектурных ценностей. Обилие интересных мест и гостеприимство румынского населения оставят в вашей памяти положительные воспоминания о путешествии. (Источник: http://wiki-turizm.ru)

Наука и образование

Коренные изменения в системе образования были проведены ещё во времена Объединённого княжества. Было основано несколько высших учебных заведений, а также введено обязательное начальное образование. Политику 1860-х—1870-х годов власти продолжили и в последующие годы. С 1899 по 1914 годы наблюдались высокие темпы ликвидации безграмотности. После Первой мировой войны вновь начался прогресс в развитии системы образования. В 1920 году процесс по ликвидации безграмотности возобновился. К 1930 году около 75 % горожан и 50 % крестьян были грамотны, общий уровень грамотности по стране составлял 51,1 %. Из грамотной части населения страны 83 % имели начальное образование, 8,6 % — среднее, 3,2 % — среднее специальное и 3 % — высшее.

С целью повысить уровень грамотности среди населения с 1924 года в начальных школах вместо четырёхлетнего курса обучения был введён семилетний курс, посещение школы стало обязательным. Также государство выделяло деньги на стипендии студентам, обучавшимся за границей. Образование в межвоенной Румынии постоянно развивалось за счёт увеличения расходов на образование и возникновения новых школ. Вместе с тем почти сразу после 1919 года в стране началась румынизация образовательных учреждений. Уже в 1919—1921 годах из 168 начальных школ Буковины 93 были переведены на румынский язык обучения. В 1925—1927 годах были ликвидированы украинские школы, существовавшие при австрийской власти, а в частных школах было предписано обязательное преподавание румынского языка и изучение на нём ряда предметов. В конце 1930-х годов языковая политика была несколько смягчена — 1 мая 1938 года создан Генеральный комиссариат для национальных меньшинств, а в апреле 1940 года разрешено частичное введение украинского языка в Черновицком университете и в школах.

Начало войны застало Румынию в весьма сложном положении. Оказавшись между враждующими сторонами, она имела немного шансов на сохранение нейтралитета. Правда, к тому моменту ещё не было окончательно решено, чью сторону принимать. И Антанта, и Центральные державы обещали Румынии в случае вступления в войну на своей стороне передать ей территории противника, населённые этническими румынами, и в стране вполне понимали необходимость участия в войне для объединения нации. Но, учитывая весьма слабую по отношению к великим державам оснащённость румынской армии, правительство на первое время решило придерживаться нейтралитета. До 1916 года предоставленная передышка была использована в целях обеспечения экономических, военных и дипломатических условий для начала военных действий. К этому времени из-за вступления в войну Болгарии и Турции Румыния оказалась полностью окружённой воюющими странами, что весьма затруднило внешнюю торговлю, в том числе импорт вооружения и боеприпасов. В результате к середине года правительство окончательно приняло решение вступить в войну на стороне Антанты, члены которой признали права Румынии на населённые румынами территории Австро-Венгрии, хотя позиция России по этому поводу по военным и политическим причинам не внушала оптимизма.

15 (28 августа) 1916 года румынские войска вошли в Трансильванию. Поначалу для Румынии наступление складывалось успешно, но быстро сказались проблемы с тыловым обеспечением, а после переброски немецких войск с Западного фронта ситуация резко осложнилась. Войска Центральных держав довольно быстро разгромили относительно слабую румынскую армию и к концу 1916 года оккупировали Добруджу и всю Валахию, включая столицу — Бухарест. Королевская семья, правительство и парламент переехали в Яссы. Армия и значительная часть гражданского населения отступили в Молдову. Восточный фронт теперь протянулся до самого Чёрного моря. Но активные военные действия на его румынском участке были возобновлены только летом 1917 года, когда румынской армии удалось отвоевать у противника небольшую территорию на юго-западе Молдовы. Однако революционные события 1917 года в России привели к тому, что русские части всё чаще отказывались воевать. Поэтому в конце года правительство Румынии пошло на заключение перемирия с Центральными державами. А после Брестского мира ситуация для Румынии осложнилась настолько, что она вынуждена была 24 апреля/7 мая 1918 года подписать мирный договор на весьма жёстких для себя условиях. Теперь занятые войсками Центральных держав территории практически полностью окружали находящуюся под юрисдикцией румынского правительства территорию Молдовы, угрожая в перспективе Румынии полной ликвидацией.

В марте 1918 г. румынские войска по приглашению бессарабской националистической партии «Сфатул Цэрий» вступили на территорию Бессарабии, которая была впервые присоединена к Румынии. Советское правительство выразило решительный протест в связи с румынской оккупацией Бессарабии. Было подписано соглашение между РСФСР и Румынией, согласно которому, Румыния обязывалась «очистить Бессарабию в течение двух месяцев», а стратегический пункт Жебряны (близ устья Дуная) — немедленно.

Успехи Антанты на Западном фронте и на Балканах осенью 1918 года привели к изменению соотношения сил, что позволило Румынии повторно вступить в войну 28 октября/10 ноября. Официально Первая мировая война закончилась Первым компьенским перемирием уже на следующий день, однако румынская армия почти в течение года продолжала сражения с венгерской на своей новой западной границе, чьё правительство не признавало решения об объединении Трансильвании с Румынией.

24 июля 1927 — Корнелиу Зеля Кодряну основывает Легион Архангела Михаила (он же Железная гвардия). Кодряну ставит задачу построения в Румынии православного традиционного государства. Легионеры начинают убийства неугодных политиков.

30 ноября 1938 — Кодряну убит по приказу короля вместе с рядом других легионеров. Легион возглавляет его преемник Хория Сима.

июнь-июль 1940 г. — Румыния была вынуждена (под давлением Москвы и Берлина — Пакт Молотова-Риббентроппа) согласиться на передачу Советскому Союзу Бессарабии (из части которой была создана МССР) и передачу УССР Северной Буковины. (См. Присоединение Бессарабии и Северной Буковины к СССР)

30 августа 1940 — Венский арбитраж: Румыния вынуждена передать Венгрии Северную Трансильванию

сентябрь 1940 — Сима становится вице-премьером нового правительства и командующим легионерского движения.

7 сентября 1940 — Крайовский мирный договор, Румыния уступила Болгарии регион Южная Добруджа и обе участницы договора согласились провести обмен населением (меньшинствами) на прилегающих к новой границе территориях.

30 ноября 1940 — Антонеску объявляет о роспуске легионерской полиции.

22 января 1941 — Антонеску окончательно разгоняет «Железную гвардию» и провозглашается руководителем государства, кондукэтором и верховным главнокомандующим румынской армии.

Антонеску установил в стране режим личной власти, основой которой была армия, полностью поддерживавшая Антонеску. Ликвидировал политические партии, отменил разделение ветвей власти, ввёл управление посредством указов-законов, открытую поддержку антисемитизма и ультранационализма. По требованию Германии организовал депортацию около 40000 румынских евреев в германские концлагеря; при этом было конфисковано их имущество на сумму около 40 млн долларов. Позже санкционировал аресты евреев на присоединенной к Румынии советской территории (Одесса и т. д.).

Стоимость имущества, вывезенного Румынией из СССР в период оккупации советских территорий, составила 950 млрд леев. Треть этой суммы после вступления в Румынию Красной Армии решили считать уплаченной в виде реквизиций и в иных формах. Из оставшихся 600 млрд леев половину «простили», а на 300 млрд Румынии вменялось выплатить репарации.

• 30 декабря 1947 года была провозглашена Народная Республика Румыния, которая взяла курс на построение социализма по советскому образцу.

В период сталинизма Секуритате (органы безопасности) Румынии казнили без суда и следствия, по некоторым оценкам, около 10.000 человек.

• В 1965 году, после смерти Георгиу-Дежа, первым секретарем РКП был избран Николае Чаушеску.

Чаушеску бесконтрольно брал кредиты у стран Запада, что довольно быстро поставило экономику Румынии на грань коллапса. В попытке исправить ситуацию в стране был проведен референдум о законодательном запрете на привлечение иностранных кредитов, а с 1980-го года выплата долгов по кредитам стала главным приоритетом экономики Румынии. В результате к 1989 году — фактически за несколько месяцев до свержения режима Чаушеску — Румынии удалось рассчитаться практически со всеми западными кредиторами. К этому времени Румыния, по некоторым оценкам, стала едва ли не самой бедной страной Восточного блока.

16 декабря 1989 года начались волнения в Тимишоаре, в город были введены войска. На следующий день волнения перекинулись в Бухарест, где власти попытались устроить митинг в свою поддержку. Чаушеску бежал из города на вертолёте, но позже был пойман в городе Тырговиште. 25 декабря по приказу специального трибунала Чаушеску был осужден и в тот же день расстрелян вместе со своей женой Еленой.

После свержения и расстрела Чаушеску власть перешла в руки Фронта национального спасения, создан временный парламент — Совет национального единства.

В мае 1990 прошли первые свободные президентские и парламентские выборы. В 1991 году была принята новая Конституция Румынии.

29 марта 2004 года Румыния стала членом НАТО, 1 января 2007 года вступила в ЕС.

Население Румынии по состоянию на 2011 год составляло 20 121 641 жителей, по численности Румыния занимает девятое место в Европе. Как и в других странах восточноевропейского региона, в Румынии наблюдается сокращение численности населения. Рождаемость составляет 10,5 на 1000 человек, смертность — 12,0 на 1000 человек.

Большинство жителей Румынии — румыны (90 %, по данным переписи 2002 года). Венгры занимают второе место по процентному соотношению среди общего числа населения и составляют большинство в жудецах Харгита и Ковасна. Также в стране проживают цыгане (535 140 человек, 2,5 %), украинцы (61 098 человек, 0,3 %), немцы (59 764 человек, 0,3 %), русские — (35 795 человек, 0,2 %), гагаузы (45 человек), турки (32 098 человек, 0,2 %), крымские татары (23 935 человек, 0,2 %), сербы (22 561 человек, 0,1 %), словаки (17 226 человек, 0,08 %).

Согласно господствующей сегодня в Румынии концепции, в формировании румынского народа участвовали племена, населявшие бывшие римские провинции Дакию и Мёзию (дакийцы, геты и др.), романизированные в период римского владычества (106—271 гг. н. э.), а также свободные дакийцы, не подвергшиеся романизации, и славяне, которые с VI века начали оказывать влияние на этногенез местного населения (однако, не сохранилось никаких письменных свидетельств позднеантичных и средневековых учёных, подтверждающих эту концепцию). Эти сложные этнические процессы завершились на рубеже 1-го и 2-го тыс. н. э. образованием восточнороманской народности и языка.

Согласно современным исследованиям, фракийская основа и славянский романизированный субстрат на всей территории Валахии, Трансильванни и Молдавии были различными. Фракийской основа на территории Валахии — даки, в Молдавии — геты; славянский субстрат на территории Валахии — южнославянские племена, в Молдавии — восточные славяне. Различался существенно и пришлый валашский элемент. И. Пич считал, что с III по XIII века романский элемент сохранился в основном в Марамуреше, Банате и Трансильвании. Учёный отмечает, что в Банате и Трансильванских Альпах румынское население было более значительным. На территории Вадахии и Молдавии в III веке романский элемент исчез. Таким образом, повторная (после XIII века) романизация славяно-влашского населения Валахии и Молдавии шла уже не с юга, a из Трансильвании.

С X века византийские, славянские, а затем и венгерские источники упоминают народ под названием «влахи», «волохи» (ср.-греч. βλαχοι) к югу от Дуная и лишь с XIII века на территории древней Дакии, то есть, на левом берегу Дуная. Формирование румынской нации связано с объединением западной части средневекового Молдавского княжества и Валашского княжества во 2-й половине XIX века в единое государство — Объединённое княжество Валахии и Молдавии, затем названное Румынией.

11 декабря 1861 года Александру Иоан Куза, будучи одновременно правителем Молдавии и Валахии, опубликовал прокламацию, утверждавшую образование румынского национального государства. Завершился процесс оформления румынской нации после создание объединённого княжества Валахии и Молдавии, законченный в 1918 году присоединением Трансильвании.

Общая численность румын — 23,8 млн человек.

В Румынии говорят что «румынская культура зародилась в деревне». Это место в котором определилось вдохновение, в котором обрисовались символы, в котором румынская душа и воображение создали первые шедевры. Отсюда происходят символы и мотивы которые послужили будущими вдохновениями, здесь процвело творчество, литература и фольклор которые поднялись позже к уровню совершенства.

Румынское искусство, румынская архитектура и народные традиции различаются в Европе по их особой оригинальности и постоянства на протяжение столетий. Разнообразность обычаев и традиций выявляет специфику региональной этнографии: танцы с масками в Молдове (не спутать с Республикой Молдова), деревенские ремесла и народные танцы в Олтении (часть Валахии), праздничные костюмы в Трансильвании, искусство и культура резьбы по дереву в Марамуреше, пасторальные цивилизации в Западных Карпатах. Все эти культурные самодеятельности выражают общую творческую и человеческую чувствительность.

Радушный народ, поистине латинский, румыны с легкостью освобо ждают своё естественное воображение по случаю народных праздников. Строки народных песен, частично импровизированные, свидетельствуют о враждённом у румын творческом потенциале. Выбором различных форм и цветов при изготовлении и украшении одежды, жилья и предметов домашней жизни, румыны доказывают высокое эстетическое чувство. Один из красивейших примеров - это традициональный костюм, сделанный артизанальным способом, которого с гордостью носят по случаю важных событий. Ещё один пример – это пасхальные расписные яйца.

Когда едёт разговор о религиозных праздниках или о важных событиях жизни, румыны с явностью выражают свою набожность. Поверия в потустороннюю жизнь и близкое соотношение с природой, способствуют к тому что румыны с ясностью смотрят на смерть.

Традициональная румынская крестьянская хата вполне вписывается карпатской цивилизации дерева, использованного как основной материал для строительства и декорации. С другой стороны, сама румынская традициональная архитектура, представленная крыльцами открытыми ко дворам, высокими деревянными воротами, комнатами, богато декорированными полотнами и вышивками, свидетельствуют о гостеприимстве румын. Великий символ румынской традициональной архитектуры -высокие ворота, характерные Марамурешу (регион на севере Румынии), с мастерством вырезанные в дереве, наподобие триумфальной арки, посредством которого румынский крестьянин высказывает социальную гордость и которые являются одними из самых оригинальных выражений румынского народного искусства.

Народные ремесленники Румынии прославились во всем мире своими произведениями. Они занимаются резьбой по дереву (иконы, ложки, скульптуры), производят керамические изделия, красят пасхальные яйца, шьют и украшают национальные костюмы, плетут предметы из камыша или ивы... Их работы выставляются регулярно на традиционных местных и международных ярмарках народного искусства.

Зимние обычаи

Румыны справляют зимние праздники с 24 декабря, до 7 января: Рождество (большинство населения Румынии соблюдают новый стиль), Новый Год и День Святого Крещения. Этим праздникам характерно множество бесподобных народных мероприятий: литературные творчества, музыкальные и хореографические мероприятия. К взрослые и детским колядам, пожеланиям обилия и богатого урожая, относятся обычаи Плугул, Плугушорул, Соркова, танцевальные игры с масками (Капра, Чербул, Турка).

Весенние обычаи

Румыны празднуют приход весны в уникальной манере, в начале марта месяца. 1 марта по православному календарю – день Евдокии, мученица названная и Докия. Праздник является древнего происхождения, так как Докия это язычный персонаж.

Традиция «марцишора» также является наследием давних предков румын. Слово «марцишор» латинского происхождения и обозначает народное название марта месяца.

Этот весенний обычай свойствен румынскому народу и происходит от аграрных поверий деятельностей. Его празднование происходит в первом дне марта месяца, признанный началом весны. В Риме, начало Нового Года праздновалось на 1 марта, месяц названный в честь бога Марса.

Пасхальные обычаи:

В виде символа создания, рождения человека, яйцо способствовало появлению многочисленных легенд, с самых старых времён. Мотив яйца многократно появляется в различных румынских литературных творчествах и даже в искусстве.

Начало расписывания яиц уходит в далёкие времена, на много до хрестьянства, когда Новый Год праздновали на весеннее равноденствие. Их приносили в подарок как символ плодородности и создания. Даже у римлян, расписанные в красный цвет яйца были главным элементом праздника Януса, в то время как их использовали в разных играх и религиозных обрядах. Обычай расписывать яйца был передан хрестьянским народам и продолжает соё действие особенно среди народах Европы и Азии. В отличии от других европейских государств, в которых обычаи яиц уменьшились или угасли совсем, у румын они наоборот процвели. Техникой расписывания, использованными материалами, символикой мотивов и совершенствованием реализации, у румын расписывание яиц достигнуло высоты настоящего искусства.

Цветовая гамма и декоративные мотивы расписывания яиц варьирует от региона к региону и зависит от воображения мастеров.

У румынского народа существует много музыкальных инструментов. Румынам известен 21 вид свирелеи из дерева, кости и металла.

Най — румынская разновидность широко распостранённого, древнего инструмента, более известного, как флейта Пана. Представляет собой набор тростниковых трубок разной длины, скреплённых между собой. Строй ная диатонический. В настоящее время кроме тростника используются также и другие материалы (дерево, металл). В силу своего строения, най не очень виртуозный инструмент. Тем не менее, в руках мастера он может быть не только певуч, но и искромётен.

Тарагот (в венгерском варианте – тарагато) — название двух различных духовых инструментов. Один родствен зурне, имеет два язычка и ведёт своё происхождение от турецкого гобоя. Звук его ярок и пронзителен. (В османской армии его даже использовали для устрашения противника). Другой — нечто среднее между кларнетом и саксофоном-сопрано. В отличии от своих классических "родичей", он более густой и тёплый по звучанию.

Цимбалы — струнный ударный инструмент, непременный участник румынского народного оркестра. Чаще выпоняет функцию аккомпанемента, но способен и довольно эффектно солировать. Для игры на нём используют две палочки, с обтянутыми кожей головками. Традиционно строй диатонический (по аналогии с белыми клавишам фортепианоно), но в современной практике используют хроматические цимбалы. Происхождение этого инструмента довольно старинное. Он встречается в Европе под различными именами ещё в XVI веке.

Рыбья чешуя — элементарный самозвучащий инструмент. Это действительно чешуя (чаще всего чешуя карпа). Исполнитель, держа её во рту, может высвистывать целые мелодии. Звук горячий, яркий, пронзительный. Возможны разного рода глиссандо, форшлаги и другая, подчас весьма тонкая орнаментика. А вот быстрые арпеджио и скачки для чешуи не типичны.

Окарина — небольшая свистулька в виде сосуда с дырочками для пальцев. Её отличительная особенность — отсутствие специального выдувного отверстия. Собственно, это даже не инструмент, а скорее, игрушка. И название у него тоже не серьёзное — гусёнок (если перевести с итальянского). Впрочем, далеко не все окарины напоминают голову гусёнка. Инструментов такого рода великое множество. Их формы и строй весьма разнообразны.

Кавал — пастушеская продольная флейта. Красивый мелодический инструмент, родственник русской свирели. Имеет диатонический звукоряд. Несмотря на внешнюю незатейливость, звучит очень выразительно и мелодично. Особенно хорош нижний регистр с его характерным мягким шипением. Кроме Румынии кавал распостранён в Болгарии и Албании.

Лаута — общее название струнных инструментов (лютня, скрипка и т. д.). Народных музыкантов-инструменталистов нередко называют лаутарами. Скрипки, изготовленные сельскими умельцами, разумеется, отличались от традиционных итальянских скрипок. В настоящее время это различие значительно уменьшилось, однако манера игры народных музыкантов весьма отличается от классической. Пожалуй, в ней есть что-то от цыганского музыцирования. Тот же огонь, та же свобода, но всё гораздо светлее и без душераздирающих цыганских страстей.

Крупнейшими румынскими композиторами являются Джорже Энеску, Горацио Радулеску, Янку Думитреску, Джордже Штефэнеску. Основателем музыкального проекта «Enigma» является уроженец Румынии Мишель Крету, известный также по работе с группами Boney-M, Arabesque, певицей Sandra, на которой был женат, а также многими другими проектами. Кроме того, сейчас Румыния является одним из законодателей мод в поп-музыке на европейском континенте. Началось всё с того, что в 2004 году из соседней Молдавии приехала местная группа O-Zone и буквально взорвала музыкальный рынок Румынии. Их хиты стали настолько популярны, что после них стали появляться новые музыкальные коллективы и исполнители, известные не только внутри своей страны, но и в Европе. Одним из таких коллективов была группа под названием Akcent, в состав которой входили Мариус Недельку, Адриан Сынэ, Михай Груя и Сорин Бротней. Были записаны несколько хитов. Сотрудничал с ними малоизвестный на тот момент композитор — Мариус Мога, который позднее создал свой музыкальный коллектив Morandi. И он не остался в стороне от европейского триумфа после таких синглов, как «Save me», «Rock the world», «Midnight train» и многих других.

Спустя некоторое время «вторая румынская волна» накрыла Европу с головой во второй раз. На сей раз, наряду с уже упомянутыми Akcent и Morandi, стали популярными такие молодые исполнители, как Инна, Эдвард Майя с Викой Жигулиной, Раду Сырбу вместе со своей подопечной DJ Layla, Deepcentral, Deepside deejays, Fly project, Александра Стан, звукозаписывающая компания «Play & Win» и многие другие. В Румынии также имеется рэп. Он считается одним из лучших в Европе. Наиболее яркие представители — BUG Mafia, Parazitii, La Familia, Underman.

Народная одежда румын до настоящего времени в значительной части изготовляется дома. Ткани для одежды ткали из льна, конопли и шерсти. Шерстяное сукно, сотканное дома, отдавали затем на сукновальню для уплотнения. Из него шили шубы, мужские штаны, иногда жилеты, делали шнуры для украшения одежды. Из полотняных тканей шили мужские я женские рубахи, делали портянки и другие части одежды.

Костюм вышивали хлопчатобумажными и шерстяными нитками. Для вышивки употребляли и козью шерсть, сохранявшую характерный блеск. Женские костюмы иногда расшивали золотыми и серебряными нитями. Украшалась одежда, особенно женская, и блестками. В северных районах страны женские рубахи вышивают бисером, а недавно, особенно в Банате и Трансильвании, стали отделывать их и кружевами. Зажиточные крестьяне заимствовали формы одежды у бояр, например подбитые лисьим или хорьковым мехом кацавейки типа доломана и т. д.

Румынский народный костюм в общих чертах восходит еще к одежде дакийцев, изображение которой сохранилось на памятнике из Адам-Клисси (Добруджа) и на колонне Траяна в Риме, где на барельефах видны некоторые элементы костюма, схожие с современными.

Румынский мужской костюм

Мужская одежда состоит из холщовой рубахи и белых штанов из шерсти или холста. Обязательной ее принадлежностью являются широкий шерстяной или кожаный пояс и безрукавка (ilic или pieptar) из овечьего меха. На голове носят смушковую шапку (caciula) или шляпу (palarie) - фетровую или войлочную. Верхняя мужская одежда изготовляется из сукна или овечьего меха: Она имеет несколько вариантов: короткая одежда, местами называемая tundra,- длинная белая накидка без рукавов; длинная белая или черная одежда с рукавами, называемая suman; длинная косматая бурка (sarica); короткий кожок (соjос) с рукавами; длинный кожок с рукавами или без них, который шьют мехом наружу (его носят главным образом пастухи).

Мужские рубахи довольно разнообразны. Хотя подавляющее их большинство туникообразного покроя, но все же выделяются: 1) рубаха с полой, составленной из отдельных частей (исчезла в начале XX в.); 2) рубаха с широкими, в полтора полотнища, рукавами; 3) рубаха с треугольной вышитой вставкой (barbura) на спине; 4) рубаха с юбкой, называемой фустанеллой (fustanela); 5) короткая до пояса рубаха на кокетке; у нее очень широкие рукава; такая рубаха встречается в Цара Оашулуй, она имеет сходство с венгерскими и словацкими рубахами.Все эти рубахи богато орнаментированы.

Имеются два вида мужских штанов: широкие (cioareci) и узкие (itari). Чиоаречь шьют из белого сукна, обработанного на сукновальне, из грубошерстного или из покупного небеленого сукна. По покрою эти штаны близки к брюкам городского типа, их часто носят поверх сапог или башмаков. Крестьяне украшают чиоаречь белым, черным или голубым шнуром, изготовленным дома. Ицари - штаны, сшитые из белого грубошерстного сукна, конопляного или смешанного со льном полотна или из полушерстяной ткани с примесью льна. Ицари очень узки и плотно облегают ногу. По покрою они подразделяются на ицари нормальной длины и сборчатые. Последние в длину иногда доходят до 4 м. Их носят, собирая в поперечные сборки от щиколотки до колена или до бедра.

Мужской костюм имеет и областные различия. Так, белая джубя (giubea), отделанная шнуром, белая верхняя одежда с рукавами и украшенные шнуром чиоаречь являются типичными для Олтении. Черная zeghe и царикэ специфичны для всей северной части Мунтении. Черный суман и сборчатые ицари носят в Молдове. Белая шуба с аппликациями из цветного сукна характерна для Бихора, короткая до пояса рубаха и косматая бурка - для Марамуреша и т. д.

Румынская женская одежда

Основные элементы женского национального костюма - белая холщовая рубаха camasa и поясная одежда. На юге Трансильвании и в Мунтении вместо рубах носят короткие кофты, которые называются ия (iia). Поясная одежда - несшитая юбка на узком богато орнаментированном тканом поясе. Носят и широкий пояс, наподобие мужского, но им опоясывают рубаху, а поверх надевают юбку, так что снаружи он не виден.

Поверх рубахи или кофты надевают безрукавку из бархата или сукна, или же меховой жилет. Девушки часто ходят с непокрытой головой или повязывают голову косынкой. Головной убор женщин сложнее. Это или покупная косынка - cirpa, или шарф из шелка-сырца - marama. В некоторых областях женщины носят на голове нечто вроде шлема из ткани; кусок ткани спускается на спину. Он называется conci. Носят и чепчик (ciapsa) или же головной платок (invalilura).

Женские рубахи не однородны по покрою. Это 1) рубаха карпатского типа, собранная у шеи; 2) туникообразная, большей частью длинная рубаха и 3) рубаха на кокетке.

Видимо, наиболее древней является рубаха карпатского типа. Она существует в двух вариантах. Первый из них характеризуется полным отсутствием специально вырезанного ворота. Как ворот, так и рукава рубахи образуются при помощи конопляной или льняной нити, продернутой в ткани и стягивающей в сборки отверстие у шеи и проймы рукавов. Такие рубахи изображены на дакийских женщинах (памятник из Адам-Клисси). Сейчас эти рубахи сохранились только в Северной Молдове. Второй вариант отличается от первого наличием стоячего воротничка, представляющего собой узкую полоску ткани, закрепляющую сборки. Его ареал распространения охватывает собой всю Молдову, Мунтению, Олтению, большую часть Трансильвании и Банат. Иногда такие рубахи имеют рукава особого покроя. Их шьют из треугольного куска материи, свернутого по спирали. Шов и вышивка на таком рукаве также идут по спирали. Рубаха с такими рукавами имеет ограниченную зону распространения: районы Вранча (Молдова) и Бран (Трансильвания). Возможно, что этот вариант рубахи был перенят из одежды женщин господствующих классов.

Женские рубахи карпатского типа богато орнаментированы по груди, спине, вороту и рукавам. Орнамент на рукавах имеет традиционное место - альтицу (наплечник, прямой полик), шириной около 12 см и высотой около 18 см. Ниже альтицы идет вышивка шириной 4-6 см поперек рукава, затем - продольные ряды вышивки до манжета и, наконец, вышивка на манжете. Орнамент на рубахах чаще всего монохромный.

Пожилые женщины и старухи носят длинные туникообразные рубахи, сходные по покрою с мужскими. Они скромно орнаментированы только у ворота. Ареал их распространения охватывает Молдову, Мунтению и Олтению.

Сугубо локальным вариантом, встречающимся лишь в двух своеобразных этнографических зонах - Марамуреше и Цара Оашулуй, является богато орнаментированная рубаха на кокетке с воланом.

Весьма разнообразна поясная одежда женщин. По ней в значительной степени определяются зональные типы женской одежды. Шерстяная catrinta, состоящая из двух фартуков - спереди и сзади, распространена в Олтении, Южных Карпатах, почти во всей Трансильвании, за исключением западной ее части, изредка встречается в Мунтении. В зависимости от орнамента и расцветки, выделяются различные варианты катринцы: горжский, романацкий, хунедоарский, марамурешский, бихорский и т. д.

Другой вариант поясной одежды - fota - состоит из обернутого вокруг талии куска цветной шерстяной материи на узком поясе. Фотэ распространена в северной части Мунтении, Молдове, Буковине и на западе Трансильвании (верхнее течение Муреша). Она может быть гладкой или с тканым орнаментом в виде вертикальных полос, идущих вдоль всей фотэ или доходящих только до полы. Очень своеобразна opregul in franjuri - поясная одежда женщин Баната и части Хунедоарской области. Это несшитая юбка, состоящая из отдельных полосок или шнурков на поясе. Ее богато украшают серебряными и золотыми нитями. Подобную "юбку" носят румынские женщины Югославии и македонянки.

Имеются и другие локальные типы поясной женской одежды. К ним относятся vilnic и poalele. Выльник представляет собой два фартука: гладкий спереди и сборчатый или плиссированный сзади. Эта часть одежды напоминает болгарскую, которую носят на севере Болгарии. В Румынии выльник распространен по всей Олтении (вместе с катринцей). Как правило, он богато орнаментирован. В северо-западной части страны (Цара Оашулуй и Арад) женщины носят fusta. Это домотканые сшитые юбки белого цвета, на которые спереди надевают фартук. Считается, что эта форма одежды заимствована у мадьяр. Фустэ является принадлежностью женской одежды и у румынок советского Закарпатья.

В холодные дни женщины носят грубошерстную одежду, по покрою сходную с мужской.

На ногах мужчины и женщины прежде носили сыромятные постолы - opinci - с портянками или белыми шерстяными носками. Дома женщины, как и прежде, носят разнообразные войлочные или суконные туфли. (Источник: ravensrock.ru/historical/romanian_costume.html)

Блюда румынской кухни непревзойденно разнообразны и вкусны. Они впитали в себя многовековые традиции поколений, населявших эти земли и соседних государств: с юга — греческие и римские, с запада — австрийские, французские и немецкие, с севера — русские, польские и украинские. Превратившись в симбиоз этих кулинарных направлений, румынская кухня достигла пика вкусовых качеств, сытности и относительной простоты. Кукуруза и блюда из нее являются своеобразной «визитной карточкой» страны. Во всех провинциях традиционно принято иметь каждый день на столе мамалыгу с брынзой. Мамалыга — это круто заваренная каша из кукурузной муки; молдавское национальное блюдо. Мамалыга популярна также у кавказских народов — у грузин (груз. ღომი [гоми]), абхазов (абх. абысҭа), абазин (абаста, баста), адыгов (марэмысэ), чеченцев (чеч. ахьар худар — каша из кукурузной муки), ингушей (журан-худар), осетин (осет. мамæлайы къæбæр — досл. «кусок, чтобы не умереть») и в Одессе.

По вкусу, консистенции и внешнему виду отличается от всех остальных каш. Режется вощёной ниткой или специальным деревянным ножом. Приготавливается особым способом из воды, соли и кукурузной муки в чугунке (рум. ceaun) с помощью специальной палки-мешалки. При приготовлении для употребления вместо хлеба мамалыга делается более густой, и, как и итальянская полента, может быть разрезана на куски. При приготовлении для других целей мамалыга бывает более жидкой.

Мамалыга подаётся к столу со сметаной и брынзой (рум. mămăligă cu brânză şi smântână). Иногда мамалыгу подают накрошенной в тарелке с горячим молоком (рум. mămăligă cu lapte). Из мамалыги также делают кукурузные лепёшки, нарезая и поджаривая её на масле или на жире.

Так как мамалыга использовалась вместо хлеба, она входит в состав очень большого количества блюд. Одним из таких блюд являются голубцы (рум. sarmale, сармале) с мамалыгой. Другое блюдо — булз (рум. bulz), представляющее собой запечённые шарики из мамалыги с брынзой и маслом внутри.

Мамалыгу могут подавать к столу со шкварками, творогом и сырами, беконом, яйцами, грибами, жареной рыбой и др.

Весомое место на румынских столах занимают и специальные лепешки «мэлай». Брынза — уникальный продукт из овечьего молока, имеющийся в каждом доме благодаря развитому в Румынии овцеводству. Кроме этого вкусного ядра, в румынской кухне по-хозяйски присутствует и овоще-мясной ансамбль.

Румыны склонны отдавать предпочтение свинине, птице и телятине, хотя, например, баранину очень широко применяют в кулинарии Трансильвании. Рыба и улитки тоже довольно часто встречаются на столе. Мясо активно используется в блюдах румынской кухни. Его всячески комбинируют, как с мамалыгой, так и с овощами.

Нашпигованная чесноком баранина способна свести с ума самого отъявленного гурмана. Козье мясо, копченное в специальном дыму, навсегда оставляет в памяти туристов свой уникальный вкус.

Румыны любят обжаривание на решетке или гратарный способ приготовления. И мясо, и рыбу зачастую готовят именно таким способом. Получается неимоверно вкусно.

Овощи представлены в национальной кухне огромным калейдоскопом блюд. Встречаются фаршированные грибы, помидоры и луковицы. Фарш состоит из комбинации мяса, овощей и сыра.

Высоко ценится рагу из лука (зеленого), и фасоль с добавлением копченого сала. Делают вкуснейшее, тающее во рту пюре из фасоли. Это стоит попробовать! Свежие овощи, как правило, подают в виде сложной степени салатов. С овощами часто соседствуют брынза, яйца и домашняя сметана. Маринованные овощи встречаются наравне со свежими, они пользуются в Румынии особенным спросом.

Тесто является основой для выпечки таких интересных вкусностей, как калачи с великим множеством начинок «ынвыртитэ», куличи «козонаки», пирожки плоской формы с начинкой из мяса «паржоалэ», сырные пироги «брюй», «плачинды» с творогом, тыквой, яблоками и картошечкой, творожники «папанаши», вареники, блины и трансильванские галушки.

Хлеб румыны предпочитают употреблять белых сортов.

Национальная румынская кухня изобилует разнообразными овощными супами и бульонами. Но самым популярным первым блюдом являются кислые похлебки — чорби.

Бульоны, как правило, готовятся на основе говядины. Затем добавляются овощи, рис или лапша, крупы или клецки.

Овощные первые блюда можно встретить как с мучной заправкой, так и без нее. Иногда такие супы подают с гренками. Если мучной заправки нет, то зачастую суп заправляют сметаной и яйцом или сливочным маслом. Для таких супов применяют великое множество овощей. Например: цветная капуста, кабачки, шпинат и тыква, а также бобовые: фасоль, чечевица и горох.

Чорби — это гордость румынской кухни. Попробовав, сложно отказаться от желания повторить. Их уникальная особенность заключается в следующем: заправка готовится из пшеничных отрубей метолом настаивания и получается особая смесь — борш. Чорби бывают как мясными, так и овощными. Мясные базируются на домашней птице, телятине или говядине, но иногда используют и баранину или субпродукты, а также и рыбу. Чорби на мясе чаще всего заправляют яйцом и сметаной, а также добавляют в них рис и капустный рассол. Овощные чорби всегда имеют мучную заправку, а иногда и яично-сметанную. Сложно с чем-то сравнить это уникальное блюдо. Вкус его восхищает и заставляет вспоминать туристические гастрономические эпизоды вновь и вновь.

Туристам рекомендуется непременно отведать «чорбя да вакуца цараняска» — похлебку на говяжьем бульоне с бесподобным калейдоскопом овощей, а любителям экзотики стоит остановить свой выбор на «чорбя де буртэ», сваренной из говяжьего желудка и имеющей особый нежный вкус. Интересным на вкус является и сыр «сырбушка» на основе молочной сыворотки и с добавлением овощей.

Разнообразие вторых блюд поражает вкус и взор туристов. Зачастую в них присутствует традиционный картофель, бобы, разнообразные комбинации овощей, крупы макароны, мяса и домашняя птица, яйца и тесто. Популярны блюда из жаренного на решетке натурального свежего мяса, шашлыки (или фригэруй) и жареные цыплята, омлеты из домашних яиц, которые подаются с мамалыгой.

Сложные блюда — это мусака (запеканка из мяса и овощей), ангемахт (отварная птица или мясо под кислым особым соусом), чулама (грибы и овощи с мясом, приправленные мучным соусом), мититеи (цилиндрики из мясного фарша, жаренные на решетке), чуламу (гуляш из телятины с белым соусом). Особое внимание стоит уделить голубцам из виноградных листьев — сармалуць.

Бесподобное яство под названием «чолан де порк» — подкопченная и поджаренная свиная ножка, которая подается с гарниром из бобов и солениями. Мясо тает во рту и поражает своим великолепием вкуса. Стоит попробовать и «стуафат» — жаркое из мяса, приправленное луковой заправкой и, конечно же, «гивеч» — нежное рагу с мясом и овощами.

Собственно говоря, овощи присутствуют во множестве блюд, как вы уже могли заметить. Редко без их участия готовится первое или второе блюдо. Если и происходит так, то все равно к столу подаются, в том числе и овощи. Активно задействован такое спектр овощей: перец, баклажаны, картофель, фасоль и бобы, свекла, капуста, томаты и огурцы, морковь. Из них готовят гарниры (тушат, варят и жарят), режут в салаты и зачастую подают в маринованном, квашенном или соленом виде.

Кроме вышеупомянутой брынзы, на румынских столах частыми гостями являются: творог и различные сорта мягких и твердых сыров. На основе сыворотки готовятся первые блюда, а сметана служит основой для заправок и соусов. Отдельно следует упомянуть, что молоко румыны тоже любят, но по традиции в теплом виде.

Начинать трапезу у румынов принято с крепкого напитка «цуйки» — это, как правило, сливовая, яблочная или грушевая водка, довольна крепкая — около 50-60 градусов. Несомненно, лучшая румынская водка представляет собой напиток из черных слив, который выдерживает в специальных бочках более 3 лет.

Завершают трапезу более легкие напитки — виноградные вина, компоты и черный кофе, который пьется в довольно больших количествах.

Лучшими вкусовыми качествами обладают такие вина: Фетяска, Бэбяска, Згихара, Бусуйока, Граса-де-Котнарь, Дялу-Маре, Арджеш, Мурфатлар, Садова-Корабия, Одобешть, Кадаркэ, Котешть, Сигарчи, Драгошань, Панчу, Фурминт, Никорешть, Опорто, Штефэнешть, Тыркаве, Мажаркэ, Кряцэ, Тэмыйоасэ, Санджовеск и другие.

Из крепких напитков распространенной является и венгерская палинка, но, безусловно, ее пьют в меньшей степени, нежели цуйку.

Пивная отрасль в Румынии представлена слабо. Если все же говорить о лучшем сорте пива, то это «Урсус».

В целом десерты в Румынии базируются на мучной основе. Зачастую трапеза завершается такими блюдами как пироги, кексы, рулетики, торты, пирожки, печенье и блинчики. Начинки самые разнообразные, включая тыкву, варенье и орехи. В довершение стоит упомянуть о печеных фруктах, тут их так умело готовят, что «пальчики оближешь»! Особое блюдо, которое попробовать стоит при любых обстоятельствах — это «аливенч» — сладкое яство из творога.

Румыния — солнечный край, поэтому разнообразие фруктов поражает взор. Все фрукты очень вкусные и сладкие, персики — непревзойденные. В особом почете бахчевые плоды — арбузы, дыни и тыквы. Их румыны употребляют много и с удовольствием.

Модель румынского имени двучленна — состоит из, собственно, имени и фамилии, причём, последняя очень часто совпадает с именем и различить их можно только при инициалах, например, Ion Andrei — I.Andrei. Иногда инициалами передаётся отчество. Имена в основном заимствованы из латыни, греческого, церковнославянского и древнееврейского. Ion (с книжным вариантом Ioan; подобно русскому Иван, это самое распространённое мужское имя), Nicolae, Vasile, Gheorghe, Ilie, Petru (Petre), Grigore, Constantin, Pavel (и неологизм Paul), Alexandru, Simion, Toma, Andrei, Mihai (с книжным вариантом Mihail), Ştefan, Lica, Maria (самое распространённое женское имя), Ana, Elisaveta (Elisabeta), Ioana, Elena, Paraschiva, Vasilica, Ecaterina. Южнославянские имена проникли в Средневековье: Bogdan, Dobre, Dragu, Dragomir, Neagoe, Pârvu, Radu, Stan, Vlad и многие другие. Увлечение античностью и всем, что с ней связано, в XIX—XX веках «подарило» антропонимии такие имена, как: Cicerone, Liviu, Marius, Traian, Virgil (мужские имена); Aurora, Cornelia, Flora, Laura, Livia, Silvia, Stela, Victoria (женские имена) В последние два века проникли в румынский язык Ernest, Jean, Richard, Robert и др. Исключительно местными можно считать имена, образованные от названий животных (Lupu, Ursu, Mioara, Puica), растений (Bujor, Busuioc, Rodica), праздников (Crăciun, Pascu, Florea, Floarea). Многие женские имена образуются от мужских, с суффиксом «а». Как и на Западе, в моду вошли двойные имена типа «Анна-Мария».

Румынская диаспора пережила три периода эмиграции.

Первая волна

Первый этап ХIХ — нач ХХ вв. затронул в основном лишь творческую румынскую интеллигенцию, охваченную галломанией и стремящуюся установить прочные связи с Францией, куда и направились немногочисленные румынские эмигранты той эпохи (Эжен Ионеску).

Вторая волна

Второй этап был связан с бурной историей Румынии в ХХ веке: количество румын, пленённых или депортированных СССР в ходе, а также непосредственно после Великой Отечественной войны было относительно невелико. Из-за экономической отсталости страны в период правления Чаушеску, увеличивается число румын, ищущих экономические возможности в более развитых странах — в основном в США, Франции, Канаде. Поддерживаемая правительством румынизация также привела к росту этнически нерумынских беженцев из страны, где их положение становилось всё более шатким, а будущее — неопределённым: евреи выезжали в Израиль и США, венгры — в Венгрию, немцы — в Германию и Австрию. Эмигрантов первых двух волн в основном уже нет в живых, а их потомки уже ассимилировались в новой среде и более не культивируют связи с Румынией.

Третья волна

Наконец, третья волна массовой трудовой (экономической) эмиграции охватила Румынию после падения режима Чаушеску. Современная румынская диаспора представлена в основном гастарбайтерами, выехавшими на долговременные заработки за рубеж, хотя среди них также много представителей профессиональной и творческой интеллигенции, недовольной исторически низким уровнем зарплат в стране. Резкий приток румын часто вызывает негативные реакции у местного населения, местами фиксируется румынофобия. Депортация цыган из Франции (2010) стала одним из проявлений румынофобии.

Румынская литература (рум. Literatura română) зародилась в начале ХVI века, вместе с появлением письменности на румынском языке. На различных этапах своего формирования она испытала церковнославянские, греческие, польские, русские, французские и советские влияния. В настоящее время представляет собой развитую национальную литературу, представляющую полный набор жанров.

Фольклор

Наиболее ценным и древнейшим источником румынской литературы является народное творчество — былины, сказки, песни (doine, basme, cântece). Однако это народное творчество получило своё литературное оформление только в течение XIX века.

• дойны

• «Миорица»

• «Мастер Маноле» («Монастырь Арджеша»)

• волшебно-героические сказки (молодец Фэт-Фрумос, красавица Иляна Косынзяна, змей Лаур Балаур)

• сатирические сказки и анекдоты (хитрецы-дураки Пэкалэ и Тындалэ)

Самый древний сохранившийся документ на румынском языке — письмо, датированное 1521 г. от Някшу из Кымпулунг к Хансу Бенкнеру в Брашов. Как и другие ранние румынские документы, письмо написано кириллицей со значительными фрагментами на церковнославянском языке.

Румынская культура испытала сильное влияние христианства — по преданию, в этих землях учил Андрей Первозванный. Но первые православные рукописи были завезены славянами. Поэтому самыми древними переводами на румынский язык были славянские православные тексты XV века. Имели широкое хождение Скейская Псалтирь, Воронецкая Псалтирь, Псалтирь Хурмузаки и Воронецкий Кодекс; они были переведены на юго-западе страны и скопированы в Молдове.

Первой печатной книгой была религиозная книга на церковнославянском языке: литургический сборник Макария 1508 г, а первой печатной книгой на румынском языке был несохранившийся Сибúўский Катехизис 1544 г. В XVII веке печатались и другие переводы с греческого и церковнославянского. Молдаванин Дософтей (Досифей) является автором самых древних известных нам румынских стихов, они были опубликованы в Польше в 1673 г.

Во второй половине XVII века стали предприниматься первые попытки по изданию Библии на румынском языке. В 1582 г. Дьякон Шерба́н (сын дьякона Кореси) и Марьен Дьяк отпечатали Орэштийскую Палею, перевод первых книг Ветхого Завета. Его перевёл Епископ Михаи́л Торда́шь, сверяясь с венгерскими переводами Библии.

Всё же полная Библия на румынском языке была издана лишь к концу XVII века, когда монахи Снаговского монастыря около Бухареста перевели и отпечатали Бухарестскую Библию (1688 г.).

Ренессансный гуманизм зародился в Молдове в XVII веке благодаря польскому влиянию. Самый значительный его представитель, Мирон Костин, написал хронику Молдовы. Хронике Костина предшествовала хроника Григоре Уреке, ей воспоследовала хроника Иона Некулче. Другим гуманистом был Димитрие Кантемир, который написал историю Молдовы, Валахии и Османской империи; писал он также и художественные сочинения: «Диван», «Иероглифическая история». Его сын, Антиох Кантемир, был последним русским поэтом-силлабиком и первым классицистом. Просветителем-домнитором (правителем, букв. — «владыка») был Константин Брынковяну; он был убит турками вместе со своими сыновьями.

В XVIII веке румынские земли были в подчинении у Османской империи, которая стала назначать домниторами не местных бояр, а греческих купцов — т. н. фанариотов.

Так греческая культура стала влиять на развитие румынской литературы. Например, одним из крупнейших румынских поэтов этого века был Алеку Вэкэреску, который писал любовные песни в анакреонтическом стиле. Его отец, Енэкицэ, также был поэтом, а кроме того написал первую грамматику румынского языка. А Янку Вэкэреску, сын Алеку, был возможно самым значительным поэтом своего поколения. В анекдотах Антона Панна изобразилась целая «человеческая комедия»; в них чувствуется балканский дух, влияние балканского фольклора, проникшего в Румынию с османами.

Всё же, следующее поколение румынских писателей вдохновлялось европейским Просвещением. Представители этого поколения: Георге Асаки, Ион Будай Деляну и Динику Голеску.

Национально-освободительные настроения Европы были усвоены и румынами; они желали собственного государства, в то время как были подчинены чужой империи. Многие румынские писатели этих лет примкнули к национальному движению и участвовали в революциях 1821 и 1848 гг. Предметом многих дискуссий стало происхождение румын, и в Трансильвании образовалось движение латинистов, которые исследовали романское происхождение родного языка и открывали школы с преподаванием на румынском.

Румыны, получившие образование во Франции, Италии, Германии, принесли с собой французскую культуру и немецкую философию, постепенно ослабляя греческие и восточные влияния в румынской литературе. Значительной фигурой был Ион Хелиаде Рэдулеску, который основал первое периодическое издание на румынском языке, а также Филармоническое общество, которое впоследствии откроет Национальный Театр в Бухаресте.

Николае Бэлческу даёт первый образец исторической монографии, Алеку Руссо создаёт свою патриотическую поэму в прозе «Воспевание Румынии», а Димuтрие Болинтин Яну — свои исторические легенды. Он же вместе с Пантаци Гuка, В. А. Урекя закладывают основы романа. Николае Филимон пишет первый реалистический роман, Б. П. Хашдеу утверждает романтическую драму в стихах, Александру Одобеску — историческую новеллу и эссе.

Самыми значительнми писателями второй половины века были Васuле Александри и Михай Эминеску. Александри был писателем широкого охвата, он обогатил румынскую литературу поэзией, прозой, несколькими драмами и сборником народного творчества. Эминеску считается главным и наиболее влиятельным румынским поэтом. Его лирика укоренена в народной традиции, но испытала влияние немецкой философии и индийских традиций.

В 1863 Тuту Майореску основал литературный кружок «Молодёжь», который сыграл важнейшую роль в румынской литературе. В него входило множество важных писателей, в том числе Ион Лка Караджале, автор классических комедий; в это время опубликовали свои прозаические сочинения Ион Крянгэ и Барбу Делавранчя.

После национального объединения в 1918 в румынской литературе наступил настоящий золотой век, отмеченный развитием романа. Традиционное общество и последние политические события отразились в таких сочинениях Ливиу Ребряну, как «Восстание» (1932, о крестьянском восстании 1907 года) и «Лес повешенных» (1922, об участии Румынии в Первой мировой войне). Начала модернистского романа прослеживаются в прозе таких писателей, как Гортензия Пападат Бенджеску («Концерт из произведений Баха»), Камúлл Петреску («Последняя ночь любви, первая ночь войны»).

Классические историко-литературные труды

Чезар Петреску (1892—1961) — писатель-романист. В своих романах мрачно описывал социально-этическую проблематику. Шедевром его творчества является роман «Затмение» (1927, в русском переводе 1963 «Крушение») описывающий судьбу переживших Первую мировую войну людей. Кроме того Петреску автор исторической трилогии «1907» (1938—1943) и романа «Люди вчерашнего, сегодняшнего и завтрашнего дня» (1955) по его словам сокращенный вариант «румынской хроники XX века».

Джеордже Кэлинеску являет собой (комплексную) личность: романист, драматург, поэт, историк и литературный критик, эссеист, журналист. Он создал монографии об Еминеску, Крянгэ, а также монументальную «Историю румынской литературы от истоков до сегодняшних дней» (1941, ок. 1000 стр. in quarto).

Важнейшим писателем-реалистом был Михаил Садовяну, действие его романов чаще всего происходит в периоды молдавской истории. Важнейшими писателями были Тудор Аргези, Лучиан Блага и Мирча Елиаде. Тудор Аргези через 50 лет после Еминеску обновил румынскую поэзию, заложив основы модернизма. Лучиан Блага развил в своих сочинениях комплексную философскую систему, всё ещё недостаточно понятую. Мирча Елиаде сегодня считается крупнейшим историком религий. Его романы отмечены мистическим символизмом дохристианской, языческой фактуры.

• Джеордже Баковия

• Ион Барбу

• Василе Войкулеску

• Камил Петреску

Уроженец Румынии, Тристан Тцара, французский поэт эссеист, является создателем дадаизма, революционного нигилистского движения в искусстве. Позже он отошёл от дадаизма в сторону сюрреализма и марксизма. Он обосновался в Цюрихе, где основал Кабаре Вольтер. Впервые за свою историю, румынская культура полностью сомкнулась с западноевропейской культурой, дадаизм — первое течение мирового значения, созданное румыном. Румынский авангардизм представлен такими именами, как Урмуз, Тристан Тцара, Х. Бончу, Григоре Куглер, Барбу Фундояну (Бенжамен Фондан), Аурел Баранга, Джеллу Наум, Иларие Воронка, Ион Виня.

Коммунистический период

Марúн Преда считается самым важным послевоенным романистом. Его роман «Морометы» описывает жизнь и трудности обычной крестьянской семьи из Румынского Поля в предвоенное время и в начале комм. периода в Румынии. Но его самая значительная книга — «Самый любимый среди землян», жестокое описание коммунистического общества.

Важнейшие поэты и писатели этого периода — Никита Стэнеску, Марин Сореску, Ана Бландиана, Иоан Александру, Никуцэ Тэнасе. Можно также назвать поэтессу Веронику Порумбаку. Среди детских писателей известен Октав Панку-Яш (1929—1975) — сказка «Невероятная история об отце, мальчике и … пальчике», юмористические рассказы и зарисовки для детей, романы «Великая битва у малого озера» (1953), «Книга с синими глазами».

Многочисленны писатели румынского происхождения, как то Еуджене Ионеску (Эжен Ионеско), один из самых значительных драматургов театра абсурда. В то же время пишет Эмиль Чоран, блестящий философ и писатель. В Буковине родились Пауль Целан и целая плеяда немецкоязычных поэтов.

• Антиох Кантемир (русский язык)

• Тристан Тцара (французский язык)

• Эжен Ионеско (французский язык)

• Бенжамен Фондан (французский язык)

• Эмиль Чоран (французский язык)

• Пауль Целан (немецкий язык)

• Мюллер, Герта (немецкий язык)

• Марта Бибеску (французский язык)

• Шандор Каняди

Румынские сказки

1. Окаменевший

Жили-были царь с царицей, оба молодые и красивые, да только детей у них не было. Пришел однажды к царю толстогубый арап и говорит ему:

Здравствуй, пресветлый царь! Прослышал я, что царица бездетна, и принес для нее травы: коли женщина навара из них выпьет, сразу затяжелеет. Царь взял травы у арапа и приказал наградить его конем из царских конюшен и золотой одеждой несказанной красоты. Потом позвал царь царицу и отдал ей травы с наказом сделать навар и выпить. Царица же отдала травы поварихе и велела их сварить, а для какой надобности — не сказала. Повариха, не зная силы тех трав, отведала навар, потом отнесла его царице, и та выпила. Прошло немного времени, затяжелели обе — и царица и повариха. Когда пришел срок, родили обе по пригожему мальчику, распрекрасней всех на белом свете, и назвали их: одного Дафин, а другого Афин.

Вот собрался царь на войну, а сына вместо себя оставил, дал ему связку ключей и сказал:

Сын мой, можешь входить во все комнаты, отдаю тебе все ключи; не входи лишь в ту, которая отмыкается золотым ключом, не то быть беде.

Когда выступил царь из города, сын его открыл все комнаты и увидел там великое множество драгоценных камней, да только ни один не прельстил его. Наконец дошел он и до комнаты, что открывалась золотым ключом, постоял немного на пороге и вспомнил отцовский наказ. Но потом одолело его любопытство, отомкнул он дверь и вошел в ту комнату. В ней лежала подзорная труба. Царский сын посмотрел в нее и увидел дворец, весь золотой, блиставший ярче солнца. А во дворце сидела царевна Киралина, красивая, как картина, цветок из сада, души услада.

Долго смотрел на нее царский сын, потом положил трубу на прежнее место и вышел со слезами на глазах.

Вскоре вернулся царь с войны победителем, но сын не вышел ему навстречу с радостным приветствием, вышла одна царица и рассказала, что сын тяжело болен.

Царь сразу же понял, отчего заболел царевич, и созвал лекарей со всего света. Но все они заявили, что царский сын не выздоровеет, покуда не женится на царевне Киралине.

Царь стал слать к царевне Киралине посла за послом, да все без толку, потому что отец ее не желал выдавать дочку замуж.

Когда царский сын узнал об этом, решил он, что надо ему собираться в путь-дорогу и самому просить Киралину в жены. Рассказал он все своему названому брату, сыну поварихи, и вот в один прекрасный день отправились они вдвоем.

Долго ли, коротко они шли, немалый путь прошли, добрались наконец до матери Вьюжного ветра. Постучали в дверь, вышла навстречу сморщенная старуха и спросила, чего им надобно. Ответили они, что просят до утра приюта и хотят разузнать дорогу в царство красавицы Киралины.

Старуха поглядела на них жалостливо и говорит:

Приняла бы я вас с радостью, да боюсь, придет мой сын, Вьюжный ветер, и заморозит вас обоих, превратит в ледышки. Идите-ка вы лучше к моей младшей сестре, может, примет она вас и укажет вам дорогу к царевне Киралине.

Отправились путники дальше и добрались до матери Буйного ветра. Да только и оттуда пришлось им уйти. Наконец пришли они к матери Вешнего ветра. Постучали в двери, вышла навстречу им молодая женщина, стройная и пригожая.

Как увидела она царского сына, сразу сказала:

Знаю, добрый молодец, зачем ты пришел: ищешь ты красавицу Киралину и хочешь взять ее в жены. Но не дойти тебе до ее царства, если мой сын не поможет. Оставайтесь здесь, да только надо вас спрятать хорошенько. Не то, коли сын мой почует, что пришли ко мне люди с другого света, убьет он вас.

Сказав это, хлопнула она трижды в ладоши, и тотчас же выпорхнула из-под печи золотая птица, алмазный клюв, изумрудные глаза, спрятала обоих молодцов под крылья и скрылась обратно в печку.

Не прошло много времени, как послышалось легкое дуновение ветра, и принес он с собой аромат роз и розмарина, сами распахнулись двери, и вошел в дом красивый юноша с длинными золотыми волосами и с крыльями из серебра, а в руке держал посох, весь оплетенный цветами да травами. Едва вошел он в дом, как сказал:

Матушка, чую я человека с другого света.

Это тебе чудится,— отвечала мать,— в нашем доме людям с другого света искать нечего.

Вешний ветер утих и присел к столу. Выпил миску козьего парного молока, запил фиалковой водой из мраморного кувшина и пустился в разговор.

Мать его, видя, что сын развеселился, спросила:

Расскажи-ка мне, сынок, где находится царство красавицы Киралины и как поступать тому, кто хочет взять ее в жены?

О трудном деле ты меня спрашиваешь, матушка,— отвечает сын. — Ну да будь по-твоему. Царство Киралины отсюда далеко, в десяти годах пути. Но можно этот путь совершить в мгновение ока, если найдется человек, который пойдет в черный лес у смоляной реки, что мечет камни и пламя до небес. В том лесу есть волшебный чурбан; если сесть на него, перенесет он тебя через реку. А кто это слышит да другому перескажет, пусть по колена окаменеет. Добравшись до царства Киралины, нужно сделать золотого оленя, спрятаться в нем, пробраться так в покои Киралины и похитить ее. А кто это слышит и другому перескажет, пусть по пояс окаменеет. После того как Киралина выйдет замуж, мать Буйного ветра из зависти подошлет к ней торговца с красивыми рубашками тоньше паутины. Киралина купит рубашки, наденет одну и умрет, если не оросить ее слезами горлицы. А кто меня слышит и другому перескажет, пусть весь превратится в камень.

Пока Вешний ветер говорил, царский сын спал, а поварихин сын глаз не сомкнул и все слышал.

Наутро ветер ушел из дому, и тогда царский сын спросил у его матери, не выведала ли она чего у сына.

Но та, боясь окаменеть, отвечала, что ничего не слышала.

Царский сын с поварихиным сыном снова двинулись в дорогу; долго ли, коротко шли — немалый путь прошли, и вот на закате слышат они сильный шум и грохот и видят широкую реку из горящей смолы, а из нее пламя и камни летят до самого неба. Царевич испугался, а поварихин сын и говорит ему:

Не бойся ничего, иди со мной в лес и делай, что скажу. Зашли они в глубь леса и увидели волшебный чурбан, сели оба на него верхом, пришпорили трижды, и превратился чурбан в карету с двенадцатью огненными лошадьми. Вмиг взлетели они выше Буйного ветра и опустились прямо перед воротами дворца царевны Киралины. Только опустились — карета снова превратилась в чурбан, а они оказались перед дворцом из камня-сапфира с кипарисовыми воротами. А у окна сидела царевна Киралина, одетая в золотое платье, расшитое жемчугом.

Как увидела Киралина царского сына, сразу влюбилась в него, да так сильно, что тяжело заболела и пришел ее смертный час.

Чего только не делал бедный царь, чтобы спасти дочку! Да все было напрасно. Наконец пришла старуха знахарка и сказала:

Пресветлый царь! Живи и здравствуй много лет! Ежели хочешь, чтобы выздоровела царевна, твоя дочка, ты должен найти золотого оленя, что поет на птичьи голоса, и доставить его в дом на три дня и три ночи. Вот увидишь — будет здорова Киралина.

Царь разослал глашатаев во все концы. Через три дня поварихин сын трижды стукнул по волшебному чурбану, и тот обратился в красивого золотого оленя. Поварихин сын спрятал царевича в золотого оленя и поставил его перед дворцом.

Царь, увидев оленя, спустился к воротам и спросил поварихина сына, не продаст ли он оленя.

— Продать не продам, а на время отдам,— ответил гордо поварихин сын.

— Хорошо! Чего ты за него хочешь, если возьму оленя только на три дня?

— Дай мне тысячу золотых монет.

Ударили они по рукам, царь взял оленя и поставил в покоях царевны Киралины, а сам ушел по своим делам.

Когда олень остался с глазу на глаз с царевной Киралиной, он запел, да так жалобно, что растрогал бы дерево и камень. Царевна Киралина заснула. Тогда царский сын вышел из оленя, поцеловал царевну в лоб и снова спрятался.

На следующий день царевна рассказала своим служанкам, что ей приснилось, будто ее целовал красивый юноша. Тогда одна из девушек посообразительнее дала Киралине совет: когда запоет олень, прикинуться спящей, а как почувствует, что ее целует кто-то, схватить его.

Наступила ночь, и олень запел жалобную песню. Царевна Киралина притворилась спящей, а когда царевич приблизился к ней, чтоб поцеловать, она сжала его в объятьях и сказала:

— Теперь ты от меня никогда не уйдешь, потому что много я выстрадала, чтобы добиться тебя.

Ласкались они, словно голубки, пока не занялся день. А к полудню пришел царь и с ним поварихин сын — забирать оленя. Царевна Киралина стала плакать и ни за что не хотела расставаться с оленем. Тут поварихин сын и говорит ей потихоньку:

— Попроси у отца позволения проводить оленя за городские стены, а там нас ждет карета с двенадцатью огненными лошадями. Мы все улетим на ней и отправимся в царство твоего любимого.

Царевна Киралина получила у отца позволение и пошла с пышной свитой провожать оленя за городские стены.

Тут поварихин сын трижды стукнул оленя по брюху, и он превратился в карету с двенадцатью огненными лошадями. Афин подхватил одной рукой Киралину, другой — царевича и вскочил в карету. Взвились они в воздух и исчезли из глаз.

Долго ли, коротко ли, но пронеслись они путь далекий, и вот — словно в сказке слово: что ни скажешь, и готово,— выбрались из чужих стран и вступили в свое царство.

Как дошла до царя весть, что вернулся его сын, вышел он ему навстречу с большим войском, а потом женил его на царевне Киралине. Свадьбу по-царски сыграли — три дня и три ночи пировали, а после свадьбы отдал царь царевичу трон.

Не так много времени прошло, сидит однажды царица Киралина во дворце у окна и смотрит на дорогу. Вдруг видит: идет торговец с рубашками. Царица Киралина позвала его наверх, купила две рубашки тоньше паутины и одну из них надела. Но вскоре заболела она, да так тяжело, что вот-вот умрет.

Поварихин сын узнал о царицыной болезни, пробрался в полночь в покои, где она спала, окропил ее слезами горлицы и вышел. А стража у входа пошла к царю и донесла ему, будто поварихин сын целовал царицу.

Как услышал это царь, разгневался и велел отрубить поварихину сыну голову. Но когда привели его к месту казни, он сказал царю:

— Да пошлет тебе Господь долгую жизнь, пресветлый царь! За всю любовь и дружбу мою прошу я тебя: созови всех самых именитых бояр в царстве-государстве, хочу я перед ними сказать важное слово, а потом уж повели мне голову срубить.

Царь созвал царский совет, на который повелел явиться и царице Киралине. Привели туда поварихина сына, и царь сказал ему:

— Говори, злодей.

И начал поварихин сын свое слово:

— Жил-был царский сын и полюбил он дочку царя из дальней страны. И не мог он без нее жить, а потому отправился со своим названным братом в дорогу — либо найти ее, либо голову сложить в пустыне. Исходили они весь свет вдоль и поперек и дошли до матери Вьюжного ветра и просили ее указать путь к той царской дочке. Мать Буйного ветра послала их к матери Вешнего ветра, та их приютила и пообещала расспросить сына. Сдержала она свое слово; когда вернулся Вешний ветер домой, спросила его мать, а он ответил так: «До царства царевны Киралины — десять лет пути, но можно добраться туда в мгновение ока, если бы нашелся такой человек, который пошел бы в черный лес у смоляной реки, что мечет в небо огонь и камни.

Там в лесу найдет он волшебный чурбан, сядет на него верхом и перелетит через реку. Добравшись до царства Киралины, надо превратить чурбан в золотого оленя, спрятаться в нем, проникнуть в покои царевны и похитить ее. А после того, как выйдет Киралина замуж, мать Буйного ветра из зависти пошлет к ней торговца с рубашками, тоньше паутины, если не окропить ее слезами горлицы, то умрет она, когда наденет такую рубашку».

Сказал все это Вешний ветер своей матери, а потом наложил заклятие: кто все это слышит да другому перескажет, тот обратится в камень.

На следующий день царский сын спросил мать Вешнего ветра, не узнала ли она чего от сына, но та, боясь окаменеть, сказала, что ничего не слыхала. А названый брат царского сына в ту ночь не спал и все слышал. Не сказал он царевичу ни слова об этой тайне, пошел с ним в черный лес, сели они на волшебный чурбан и перелетели через реку».

Только вымолвил поварихин сын эти слова, как окаменели у него ноги до колена. Бояре, увидев это чудо, испугались. А юноша снова начал:

— Добрались крестовые братья до дворца госпожи Киралины, трижды постучали по чурбану, и он обратился в золотого оленя. Царский сын спрятался внутри, через эту хитрость познакомился с девушкой и похитил ее.

Только сказал это повархин сын, как окаменел до пояса. Тут царь с царицей, видя невинность его, заплакали, стали просить его не рассказывать дальше. Но он не хотел молчать и продолжал дальше:

— После того как царь женился на царевне Киралине, не прошло много времени, как купила она у торговца две рубашки, надела одну, и напала на нее злая болезнь. Названый брат знал причину болезни, пробрался в полуночный час в царицыны покои, увидел, что она спит, окропил ее слезами горлицы и тем спас от смерти.

Только успел Афин вымолвить эти слова, как весь превратился в камень.

Три дня и три ночи плакали царь с царицей Киралиной, а потом взяли окаменевшее тело их благодетеля и положили в своих покоях, чтобы всегда помнить о нем.

Однажды утром входит царь в покои царицы и говорит, что явилась ему во сне женщина вся в белом и возвестила, что если хочет он оживить своего окаменевшего брата, то пусть убьет сына своего и оросит камень его кровью. Царица сказала, что и ей такой же сон приснился. И вот в обоюдном согласии зарезали они дитя и окропили камень кровью. Сначала задвигался окаменевший, потом ожил совсем и говорит:

— Ох, Господи Боже! Каким тяжелым сном я спал!

— Эх, братец,— отвечает ему царь,— спал бы ты еще долго и крепко, если бы мы не зарезали ребенка нашего и не окропили тебя его кровью.

Тут Афин рассек себе палец ножом, пролил кровь свою на ребенка, и тот вмиг ожил.

Тогда царь на радостях повелел, чтобы по всей стране пировали и веселились. (Источник: http://mir-skazki.org)

2. Двенадцать царевен и заколдованный замок

ыло это однажды, а может, никогда не было... Жил-был когда-то паренек — круглый сирота, батрачил он у чужих людей, чтобы заработать себе на хлеб. Юноша был опрятен, пригож, все парни в деревне завидовали ему.

Даже другие батраки ненавидели его и вечно дразнили, но юноша не обращал внимания на издевки и сплетни, а занимался своим делом и как будто ничего не понимал из их болтовни, прикидывался простачком. За это парни прозвали его «разиней».

Все хозяева, у которых работал юноша, были им очень довольны, часто они из-за него ссорились между собой, потому что каждый хозяин хотел заполучить юношу в работники к себе. Когда он проходил по деревне, девушки подталкивали друг друга и украдкой поглядывали на него. И в самом деле, на такого парня стоило засмотреться! Это был статный, красивый молодец, на белоснежную шею падали черные, как смоль, кудри, а над верхней губой темнел пушок. А какие у молодца были глаза!.. Словом, все девушки до одной были в него влюблены.

Когда он гонял коров к водопою, девушки наперебой старались заговорить с ним, но юноша никого не замечал и притворялся, будто не понимает их намеков. Они прозвали его между собою Фэт-Фрумосом, чтобы показать, что их нисколько не задевает его пренебрежение.

А он по-прежнему ни на кого не смотрел, пас скот и все работы выполнял лучше других парней.

Как это ни странно, коровы, которых пас молодец, были крупнее и красивее, чем у других пастухов, они давали больше молока, может быть, потому, что он умел выбирать более сочные пастбища. Даже трава, коли он ступал на нее, словно становилась веселее.

Родился, видно, тот молодец под счастливой звездой, и суждено было ему далеко пойти. Но он и знать не знал об этом, был скромен и не думал о том, что его ожидает.

Он спокойно трудился, никого не задевал, и именно за это невзлюбили его парни.

Как-то весной молодец пас коров на лугу. Прилег он в тени высокого ветвистого дерева отдохнуть и заснул. А это место было чудо какое красивое! Зеленая лужайка, поросшая всевозможными цветами, будто приглашала на ней отдохнуть. Поодаль, под склоном холма, среди лопухов и другого бурьяна змеился ручеек, и его тихое журчание словно убаюкивало. Дерево, под которым прилег молодец, было таким высоким, что доходило почти до самых облаков. На ветках щебетали птицы в своих гнездах. Стоило только послушать их щебетание, как в сердце сразу загоралась любовь. Густая листва отбрасывала прохладную тень.

Итак, не успел юноша приклонить голову к траве, как сразу заснул и увидел чудесный сон. Пригрезилась ему фея, прекрасней которой не сыщешь ни на земле, ни на небе. Она велела ему пойти к царскому двору, где его ждет счастье.

Что же это такое? — проснувшись, сказал вслух молодец.

Целый день думал он о том, что означал этот сон.

На второй день молодец снова погнал скот на пастбище, опять наткнулся на то же дерево и прилег отдохнуть. И снова приснился ему тот же сон.

«Тут дело нечистое»,— проснувшись, подумал молодец. Весь день не оставляла его эта мысль.

На третий день он уже нарочно пошел к дереву, лег спать и опять увидел все тот же сон. На этот раз фея даже пригрозила ему, что если он не пойдет к царю, то заболеет и с ним приключатся всякие беды.

Тогда молодец встал и пошел домой. Загнал коров на скотный двор, явился к хозяину и сказал:

Надумал я пойти искать счастья по свету. Надоело мне батрачить, никак из нужды не вылезу. Дай расчет.

Зачем же тебе, парень, уходить от меня? Или еды тебе мало? Оставайся, я найду тебе хорошую невесту с приданым, и заживешь, как все люди. Нечего бродягой по свету слоняться.

— Нет, хозяин, тобой я доволен. И еды мне хватает, что зря Бога гневить. Но захотелось мне по белому свету походить, и ни за что я здесь не останусь.

Понял хозяин, что не уговорить молодца, заплатил ему, сколько положено, и простился с ним.

Пришел парень к царскому дворцу и нанялся в помощники к садовнику, и тот очень обрадовался такому пригожему работнику: садовнику всегда доставалось от царских дочерей за то, что он нанимает самых противных и уродливых помощников.

«Парень-то пригожий, но платье на нем грязное. Одним словом, пастух!» — подумал про себя садовник и приказал юноше вымыться и переодеться, чтобы стал он похож на царского слугу. Парень был хорош собой, и новая одежда очень шла ему.

Кроме работы в саду, молодец должен был каждый день срезать цветы, составлять двенадцать букетов и подносить их двенадцати царевнам, когда они выходили в сад на прогулку. Это считалось его главной обязанностью. Царю же предсказали некогда, что царевны не выйдут замуж до тех пор, пока не будут сняты чары, которыми они были заворожены, и одна из них не полюбит. А волшебницы одарили их при рождении страстью к танцам. Царевны очень любили танцевать и каждую ночь стаптывали по паре белых шелковых вышитых туфель. Но никто не знал, где пропадают царевны по ночам.

Крепко призадумался царь. Много приходилось ему тратить на туфли, и очень огорчали его ледяные сердца дочерей,— они ни за что не хотели выходить замуж, хотя к ним сваталось много женихов.

Наконец приказал царь оповестить всех своих подданных и жителей других государств о том, что отдаст одну из дочерей в жены тому, кто сумеет раскрыть, как это его дочери каждую ночь снашивают пару туфель.

Царевны жили взаперти в одной из комнат дворца, за девятью большими замками. Но никто не знал, чем они занимаются по ночам и почему быстро рвут туфли, так как никто никогда не видел, чтобы они выходили из дворца.

Видать, им было суждено там провести всю свою жизнь, такова уж их участь.

Узнав о решении царя, со всех сторон стали съезжаться женихи, сыновья царей и князей, крупных и даже мелких бояр. Каждый из них должен был прокараулить одну ночь возле комнаты царевен. Царь с нетерпением поджидал утра, надеясь, что оно принесет ему добрые вести. Но царю только одно и доносили: юноша, стороживший с вечера комнату царских дочерей, бесследно исчез, и никто не может напасть на его след.

Так пропали одиннадцать юношей. Остальные стали колебаться, и в конце концов все отказались караулить у спальни царевен: они не хотели брать в жены девушек, из-за которых уже погибло столько людей.

Один за другим женихи стали покидать царский двор и возвращаться домой, оставив царевен на произвол судьбы. Никому не хотелось загубить душу ради женщины. Да и сам царь испугался, что столько юношей погибло, и больше уж никого не приглашал. По-прежнему он был вынужден каждый день покупать двенадцать пар туфель. Но больше всего его удручала мысль о том, что дочери состарятся, поседеют и так и не выйдут замуж.

Новый помощник хорошо справлялся со своей работой. Все им были довольны: и главный садовник, и царевны. Молодец даже не поднимал глаз, когда подавал им букеты, но когда очередь доходила до младшей, он краснел, и сердце у него начинало биться так, что чуть не выпрыгивало из груди.

Младшая царевна заметила его смущение, но подумала, что парень просто застенчив, потому и краснеет, когда подходит к ней. А сам юноша понимал, что он не пара для царской дочери, но... разве сердцу прикажешь?

Стал молодец подумывать о том, чтобы тоже счастья попытать и подстеречь царевен ночью, но он не забывал и того, что случилось с прежними женихами.

Однажды младшая царевна проговорилась своим сестрам, что младший садовник всегда краснеет, когда подает ей букет, а ведь он красивый парень.

Услышав такие слова, старшая сестра начала стыдить ее, упрекая в том, что она так нежно отзывается о слуге, что, видимо, он ей по душе пришелся.

А между тем молодцу все больше хотелось пойти к царю и попросить у него разрешения покараулить ночью царевен. Но он помнил свое место, хоть уж не думал о том, что случилось с остальными женихами. Но больше всего он боялся, что потеряет работу и не увидит больше царевен, в особенности младшую. Красота девушки покорила его, и он понял: если не будет прикасаться каждое утро к ее нежным, белым рукам, то не сможет жить.

Эта мысль терзала молодца днем и ночью, и он по-прежнему не знал, на что решиться. Однажды ночью ему снова приснилась фея с цветущей лужайки и сказала: «Пойди в восточную часть сада. Там в глубине его найдешь два лавровых деревца, одно вишневого цвета, другое — розового. Рядом с ними увидишь золотую лопатку, золотой кувшин и шелковую косынку. Возьми лавры, посади их в два красивых горшка, окопай золотой лопаткой, полей из золотого кувшина, оботри их хорошенько шелковой косынкой и храни деревца, как зеницу ока. Когда лавры достигнут человеческого роста, они будут исполнять любое твое желание...»

Сказав это, фея исчезла так быстро, что молодец не успел даже поблагодарить ее.

Едва успев очнуться и протереть глаза, юноша побежал в восточную часть сада и замер от радости: он увидел наяву все то, о чем говорила ему фея. Он даже ущипнул себя, желая убедиться, что не спит. Молодец посадил лавровые деревца и начал старательно ухаживать за ними, часто окапывал золотой лопаткой, поливал из золотого кувшина, обтирал косынкой и берег, как зеницу ока, как приказала ему фея.

Лавры росли и крепли так быстро, что вскоре стали такими высокими и красивыми, каких еще и свет не видел.

Когда лавры достигли высоты человеческого роста, молодец, как учила его фея, обратился к одному из них с такими словами:

Ухаживал я, лавр, за тобой,

Окапывал лопаткой золотой,

Из лейки золотой поил водой,

Любовно обтирал тебя косынкой...

Помоги мне, лавр, стать невидимкой!

И в тот же миг на лавровом дереве показался бутон. Он стал расти на глазах, и вскоре распустился такой красивый цветок, что нельзя было удержаться, чтобы не понюхать его. Пораженный молодец сорвал цветок и спрятал за пазуху, как велела ему фея.

Вечером, когда царевны вошли в свою комнату, он пробрался туда вслед за ними. Девушки не заметили его, зато ему было отлично видно все, что они делали.

Вместо того, чтобы раздеться и лечь спать, царевны стали причесываться и наряжаться в дорогие платья. Удивился молодец и решил проследить, куда они пойдут и что будут делать.

Вдруг старшая царевна спросила своих сестер:

Вы готовы, девушки?

Готовы!..— одна за другой ответили сестры.

Тогда старшая царевна топнула ногой об пол, и он расступился. Девушки спустились через отверстие и вскоре подошли к саду, обнесенному медной стеной.

Старшая царевна снова топнула ногой, и стальные ворота, ведущие в сад, тотчас отворились. Молодец все время следовал за младшей царевной и нечаянно наступил на подол ее платья. Она тотчас обернулась, но никого не увидела. Окликнув сестер, царевна сказала:

— Сестрицы, сдается мне, будто кто-то идет следом за мной. Мне кто-то наступил на платье.

Сестрицы посмотрели по сторонам, но никого не увидели.

— Не будь такой опасливой, сестрица,— ответили они.— Кому здесь быть? Даже жар-птице не проникнуть сюда. Твое платье зацепилось, наверное, за колючий кустарник, а тебе почудилось, будто кто-то наступил на платье. Очень уж ты пуглива.

Девушка замолчала, а молодец продолжал следовать за сестрами по пятам.

Вот прошли они через сад, где росли деревья с серебряными листьями, затем через сад с листьями золотыми и, наконец, прошли через сад, где листья деревьев были усыпаны алмазами и другими драгоценными камнями. Они сверкали так красиво, что нельзя было оторвать глаз. Вскоре все подошли к большому пруду.

Посреди пруда возвышался небольшой холм, и на нем стоял замок, какого еще никогда никто не видывал. Царский дворец казался простой хижиной по сравнению с ним. Замок был сооружен так искусно, что когда поднимаешься к нему, кажется, что идешь вниз, а если спускаешься к нему, кажется, что поднимаешься вверх. Он так ослепительно блестел, что легче было смотреть на солнце, чем на него.

На берегу пруда ожидали двенадцать лодочек с разодетыми гребцами. Каждая царевна села в свою лодочку, и все двинулись в путь. Молодец пробрался в лодку младшей царевны.

Лодки шли в ряд одна за другой, как стая журавлей. Правда, лодка младшей царевны все время отставала. Гребец только диву давался, почему его лодка тяжелее, чем обычно, и греб изо всех сил, стараясь догнать остальных.

Едва они сошли на берег пруда, послышалась такая музыка, что волей-неволей ноги сами начинали плясать. Царевны мгновенно вбежали в замок и закружились в танце с ожидавшими их там юношами. Они танцевали до тех пор, пока не стоптали туфель.

Наш молодец ни на шаг не отставал от царевен. Он вместе с ними вошел в замок и очутился в огромном зале, отделанном золотом и драгоценными камнями. Всюду в высоких, в человеческий рост, золотых подсвечниках горели свечи. Молочно-белые стены с золотыми полосами, украшенными сапфирами и рубинами, искрились огнем.

Молодец забрался в угол и с любопытством смотрел на все эти невиданные чудеса. Только он тоже не смог устоять на месте, когда зазвучала волшебная музыка, и невольно начал приплясывать. Подсвечники, столы и скамьи и те прыгали на месте.

Музыка была так прекрасна, что невозможно и представить себе.

Арфы, свирели, гитары, скрипки, рога, волынки и множество других инструментов играли сами, да так чудесно, что лучшие в мире музыканты не могли бы с ними сравниться.

А девушки? Они что есть сил танцевали хору, бэтуту, ка-ла-уша-кортулуй, пипэрушул и другие всевозможные танцы.

Царевны протанцевали так до самого рассвета. Вдруг музыка умолкла, и словно из-под земли вырос стол, уставленный всевозможными невиданными яствами. Все сели за стол и начали есть, пить и веселиться.

Наш же молодец скромно сидел в своем углу, и при виде вкусных вещей у него потекли слюнки.

У стола прислуживали арапы, одетые в яркие и дорогие платья.

Но вот царевны встали из-за стола и начали собираться домой, а молодец, словно черт за монахом, опять пошёл за ними по пятам.

Когда они проходили через сад с серебряными листьями, молодец сорвал веточку с дерева. По лесу пробежал шелест и гул, как перед бурей, но ни один листик не шевельнулся, словно не было ни малейшего дуновения ветра.

Девушки вздрогнули.

— Что это значит, сестрица? — спросили они старшую сестру.

— Ничего особенного,— ответила она.— Это пролетела, наверное, птичка, та, что свила себе гнездо на башне отцовского дворца, и задела крыльями листья. Ведь только она может сюда проникнуть...

Царевны возвратились домой тем же путем, каким и ушли.

На следующий день, прежде чем подать цветы младшей царевне, молодец искусно спрятал в ее букет сорванную в волшебном саду веточку.

Заглянув в букет, царевна удивилась: она никак не могла понять, каким образом веточка из волшебного сада очутилась здесь. Сердце ее слегка сжалось от волнения.

На следующий вечер молодец снова тайком последовал за царевнами, и все произошло, как накануне, с той лишь разницей, что теперь он сорвал веточку с золотого дерева.

На другое утро младшая царевна получила букет цветов с золотой веточкой, и снова сердце ее дрогнуло. Улучив днем удобную минуту и сделав вид, что хочет погулять, она вышла в сад. У поворота аллеи царевна встретила помощника садовника, остановила его и спросила:

— Где ты взял веточку, которую вложил в мой букет?

— Ты отлично это знаешь, твое величество.

— Значит, ты выследил нас и знаешь, где мы бываем по ночам?

— Да, твое высочество.

— Как же тебе это удалось? Почему тебя никто не заметил?

— Это моя тайна...

— Вот тебе кошелек с деньгами, и ни слова не смей никому говорить о том, что видел.

— Я не продаю свое молчание, твое величество.

— Если узнаю, что ты хоть пикнул о наших ночных прогулках, я велю отрубить тебе голову.

Но, произнося эти жестокие слова, царевна чувствовала совсем другое.

На третью ночь молодец сорвал веточку с дерева с алмазными листьями. Снова по саду пронесся таинственный шелест и гул, и снова старшая царевна стала успокаивать сестер. Но младшая почувствовала в душе непонятную радость. Найдя на следующее утро в своем букете алмазную веточку, она еще внимательней присмотрелась к юноше и нашла, что он очень красив и ничем не отличается от князей и царевичей.

Молодец тоже украдкой рассматривал царевну. Он заметил ее волнение, но притворился, что ничего не понимает.

Остальные царевны, застав их за разговором, стали подсмеиваться над сестрой. Молча выслушала она насмешки и не ответила на них. Она никак не могла понять, каким образом удалось юноше раскрыть их тайну, ведь этого не могли сделать даже волшебницы.

«Нет, он не может быть простым работником,— решила про себя царевна.— И потом его статная осанка, красивое и кроткое лицо и весь облик такой привлекательный».

Вернувшись во дворец, младшая царевна рассказала сестрам, что помощнику садовника известно, куда они отправляются каждую ночь. Девушки посоветовались между собой и решили погубить его так же, как погубили и других юношей.

Но молодец и на этот раз прокрался в комнату царевен и подслушал их разговор, словно угадал, что девушки задумали недоброе. Как услышал он все, о чем они говорили, пошел сразу в сад и обратился к розовому лавру:

— Ухаживал я, лавр, за тобой,

Окапывал лопаткой золотой,

Из лейки золотой поил водой,

С тебя пылинки я привык сметать,

О, помоги мне царским сыном стать.

Распустился на дереве бутон, как и в прошлый раз, и вырос из него чудесный цветок. Сорвал его молодец и спрятал за пазуху. С лица его тотчас сошел загар, стало оно чистым и светлым, как у младенца; он почувствовал, что с ним происходит нечто необычное, ум его стал проницательнее, да и рассуждать он начал теперь совсем иначе. А платье на нем — настоящее царское.

Отправился молодец к царю и попросил разрешения покараулить ночью царевен. Пожалел царь его молодость и стал отговаривать от верной гибели. Но молодец твердо стоял на своем. Царь согласился, не подозревая, что перед ним помощник садовника, так он сильно изменился.

Царь познакомил его с царевнами. Они его тоже не узнали. Лишь у младшей опять дрогнуло сердце: она сразу поняла, кто этот молодец.

Следующей ночью царевны, отправляясь танцевать, взяли с собой юношу. Он все время был настороже, чтобы не попасть в ловушку.

Пришли они в заколдованный замок и танцевали до рассвета, а потом сели за стол. Молодцу поднесли питье, оно должно было лишить его рассудка и жизни, как и остальных юношей, которые здесь погибли.

Обернулся юноша к младшей царевне, печально взглянул на нее и ласково сказал:

— Я погибаю из-за тебя, из-за твоего ледяного сердца.

— Остановись, не пей,— ответила девушка,— пламя твоей любви растопило лед моего сердца. Я лучше стану простой садовницей, чтобы всегда быть вместе с тобой.

Услышав это, молодец выплеснул питье, подошел к царевне и сказал:

— Не бойся, твое величество, тебе не придется стать садовницей.

В тот же миг чары разрушились, юноша и царевны очутились снова в царском дворце. А заколдованный замок пропал, словно его и не было.

Явившись к изумленному царю, юноша обо всем рассказал ему.

Царь сдержал слово и отдал младшую дочь в жены умному и пригожему молодцу, а остальные дочери вышли замуж за тех княжеских и царских сыновей, каких выбрали себе сами.

Перед тем как идти к венцу, младшая царевна спросила жениха, как ему удалось расколдовать ее сестер. А выведав источник его мудрости, царевна пошла в сад, срубила лавры и сожгла их: пусть муж будет равен ей.

Они поженились и жили счастливо до самой смерти. (Источник: http://mir-skazki.org)

3. Мудрая царица

Жил давным-давно царь, и был у него при дворе управитель. Однажды позвал он к себе этого управителя, приказал ему взять с собой две тысячи овец и продать их на базаре, а как продаст — принести вырученные деньги, да и овец пригнать.

Услыхал об этом управитель — опечалился. Разве можно овец продать, да их же и обратно пригнать? В глубоком раздумье вернулся он домой. Там его дочка, ей было лет семнадцать, спросила, отчего он такой печальный.

Как мне не быть печальным, дочка,— ответил отец.— Вот то-то и то-то приказал мне царь.— И он рассказал дочери о приказании царя.

Только это тебя и огорчило? — спросила дочь.— Успокойся, отец, это пустяки. Делай только так, как я тебе скажу.

Как же, доченька?

А вот как. Возьми овец и пойди с ними на базар. Там остриги их, продай шерсть, получи деньги и приходи обратно и с деньгами, и с овцами. Вот ты и сделаешь так, как тебе было приказано.

Как услышал такие слова управитель, повеселел и на другой день, как его научила дочь, получил за овечью шерсть деньги и спокойно вернулся домой и с деньгами, и с овцами.

Увидел царь, что управитель справился с поручением, смекнул, что его кто-то подучил, и спрашивает:

Кто научил тебя так поступить?

Есть у меня дочь, твое величество. Это она научила меня, дай тебе Бог здоровья! — ответил управитель.

Услышал царь такой ответ и говорит:

Иди домой и прикажи своей дочери тотчас же явиться ко мне во дворец, но ни на коне верхом, ни пешком, ни по дороге, ни обочиной, ни одетой, ни раздетой, ни с дичью, ни без дичи, ни в рубашке, ни без рубашки.

Снова пошел управитель домой печальный. «Разве может, — думает он,— моя дочь исполнить такое приказание?»

Дочь же выслушала отца и сразу попросила:

— Отец, приведи осленка, который с овечьим стадом ходит, да принеси мне сеть и двух зайцев, а дальше уж положись на меня. Я тебя не осрамлю.

И когда отец принес ей все, что она просила, завернулась девушка в сеть, села на осла боком, взяла зайцев под мышку, а под сеть надела скроенную, но не сшитую рубашку. Так отправилась она к царю, придерживаясь середины дороги.

Увидел ее царь из окна — удивился. Собаки же с царева двора подняли лай и бросились на нее. Тут выпустила девушка на волю двух зайцев, и собаки помчались за ними. Девушка же проехала прямо ко дворцу и сказала:

Доброго здоровья, твое величество!

Спасибо, девица. Что же ты? Я ведь приказал, чтобы ты добралась до меня ни на коне верхом, ни пешком?

А я приехала к тебе на осле,— отвечала девушка,— и сидела на нем боком.

Я приказал, чтобы ты шла ни дорогой, ни обочиной.

Я шла как раз там, где проходит дышло.

Ни одетая, ни раздетая.

А я в сеть завернута.

Ни в рубашке, ни без рубашки.

Сейчас я ее дошью.

Ни с дичью, ни без дичи.

За дичью погнались собаки.

Я бы тебя взял в жены,— сказал наконец царь, пораженный умом девушки.

Хорошо,— ответила она.— Но только с одним условием: если ты будешь не по совести разбирать споры своих подданных, то я сама буду их разбирать. Согласен?

Согласен,— отвечал царь и тотчас же пригласил всех бояр на свадьбу.

Прошел месяц после женитьбы царя на дочери управителя двора. И вот открылась в тех местах большая ярмарка. Поехал царь на ярмарку, а жену оставил дома.

На второй день после отъезда царя стояла царица у окна и видит: идет по дороге мужик, ведет корову, а за коровой бежит теленок.

Как свечерело, заметила она, что идет тот же мужик обратно, но только уже без теленка, а с одной коровой. И плачет. Приказала тут же привести к ней мужика.

Почему ты плачешь? — спросила она, когда его привели к ней.

Как же мне не плакать, твое величество,— ответил мужик.— Всего только был у меня один теленок, и того отняли турки. Сказали, что это их лошадь телком разродилась. И отняли.

А разве не было там в ту пору царя, чтобы не дать тебя в обиду? — спросила царица.

Как же... был... Но только он их сторону взял.

Как услыхала такие слова царица, приказала мужику прийти на другой день утром ко дворцу — просить разобрать царя дело по справедливости.

Сегодня вечером он вернется с ярмарки. Я же буду завтра рядом с ним,— добавила она и научила мужика, что говорить.

На другой день пришел мужик на царский двор и попросил дозволения говорить с царем. Позвал царь мужика к себе.

Доброго здоровья, твое величество!— сказал мужик.

Спасибо! Что тебе надо?

Да видишь ли, твое величество, вот такое дело. Есть у меня малюсенький кусочек земли, будь он проклят, тянется до самой речки. Я, твое величество, пасу на нем ягнят. Но вот выскочил карп из воды и съел всех ягнят.

Что ты за вздор говоришь? Или у тебя не все дома? Как это может карп съесть ягнят?

Прошу прощения, твое величество, а как же смогла турецкая лошадь моим теленком отелиться?

Услышал царь такие слова и сразу же спросил мужика, кто его надоумил.

Мнется мужик, пытается увильнуть от ответа.

Не скажешь,— пригрозил царь,— быть твоей голове там, где ноги.

Так и пришлось бедному крестьянину сказать царю правду.

Как узнал царь правду, разгневался... Позвал он царицу к себе и приказал:

Убирайся прочь из моего дома! Как ты осмелилась изменить мое решение?

Ладно, уйду,— вздохнула царица.— Но раньше давай устроим большой пир.

Согласился царь и устроил большой пир. Как кончился пир, поднялась царица, взяла в руки стакан с вином и обратилась к царю с такими словами:

Об одном тебя прошу, твое величество: когда я уйду, позволь мне взять из дома то, что для меня самое любимое и дорогое.

Бери,— согласился царь.

Как услышала царица эти слова, так взяла сонный порошок и незаметно подсыпала царю в стакан с вином. Выпил царь, упал головой на стол и захрапел.

Тогда взвалила его осторожно царица себе на спину, отнесла в повозку и уехала к себе домой.

Как проснулся царь — удивился.

Где я? — спросил он.

У меня, твое величество,— ответила та.

Как же ты смела? — крикнул царь:

Ты позволил мне взять из дома самое для меня любимое и дорогое на свете. Вот я и взяла тебя.

Просветлело у царя лицо от радости, когда он услышал такие слова.

Ты достойна моей любви,— сказал он, целуя свою жену.— Вернемся домой, и теперь ты сама разбирай все споры.

С этих пор зажили они дружно, а суд в их царстве был всегда таким справедливым, что молва о нем шла по всему свету и говорили, что там царство самого правосудия.

4. Иляна Косынзяна

В стародавние времена, когда ещё хаживал по свету седой как лунь Дед Мороз, жил-был царь, богатый, как царю и положено.

И был у него сын по имени Йоница, по прозвищу Фэт-Фрумос (добрый молодец, богатырь). Много утех у Йоницы: и хороводы он водить горазд, и музыкантов-лаутаров не прочь послушать, но дороже всего были молодцу добрые кони из отцовской конюшни.

Уж он и холил их, и лелеял, и на выгон водил, где клевер послаще.

А надо вам сказать, что нигде не рос такой клевер, как у большого озера. Называлось оно Чудо-озеро. Нет-нет да выходила из него то одна, то другая фея — людям показаться.

Вот раз вечером Йоница вместе с царским конюшим погнал лошадей на выгон к тому озеру.

Йоница лёг спать на бережку, а конюший остался за лошадьми смотреть. Вдруг как всколыхнётся вода в озере — и выходит на берег фея, распрекрасная девица, такой красоты на всём белом свете не сыщешь. Подходит она к Йонице, целует его и молвит:

Проснись, милый друг!

А Йоница спит — ничего не чует. Девица ну ну целовать его, слезы лить, а он спит богатырским сном — не шелохнётся.

Делать нечего — пришлось фее вернуться обратно в озеро.

Когда лошади напаслись вдоволь, конюший растолкал Йоницу, и они пустились в обратный путь. Дорогой конюший рассказал царскому сыну, как фея из озера выходила. Запечалился Йоница, досадно ему на себя стало.

На другой вечер снова повели они лошадей на выгон. Йоница порешил спать не ложиться, да сон-то ведь слаще мёда, против воли очи смыкает. Недаром говорят: и рать, и воеводу — всех повалил.

Вышла фея из озера, будила-будила Йоницу, не добудилась, заплакала и ушла в своё озеро. Конюший всё видел и диву давался, как это Йоница спит — ничего не чует.

А поутру рассказал ему про фею, как она над ним плакала-убивалась...

В третий раз повёл Йоница с конюшим лошадей в ночное к Чудо-озеру.

Ходит Йоница взад-вперёд по бережку, глядит во все глаза, поджидает свою фею, а её всё нет да нет. Дай, думает Йоница, прилягу на траву, так ждать сподручнее. Только прилёг, сон тут как тут, сморил молодца. Вышла фея из озера и ну его будить, ну целовать, ну обнимать. Спит Йоница — хоть из пушек пали. Тогда фея и говорит:

Прости-прощай, милый друг. Больше я к тебе не приду. Сняла у Йоницы с пальца перстень, себе на руку надела, а свой перстенёк — ему. И была такова.

Растолкал конюший Йоницу, так, мол, и так, говорит, опять ты фею прозевал. Йоница смотрит — у него на мизинце чужой перстенёк, на перстеньке слова: «Иляна Косынзяна, золотая коса, в косе цветы поют, девяти царствам покоя не дают».

Прочёл надпись Йоница — и тоже покой потерял. Вернулся он домой, раздал всё добро бедным, справил себе пару железных лаптей, взял стальной посох и пошёл по белу свету искать Иляну Косынзяну.

Перво-наперво завернул он к своему зятю, к мужу младшей сестры, и спрашивает:

Не слыхал ли ты чего про Иляну Косынзяну?

Слыхом не слыхал, — отвечает зять.

Отправился Йоница дальше, приходит ко второму зятю, к мужу средней сестры, и спрашивает, не слыхал ли тот про Иляну Косын-зяну.

Сказки слыхал, — отвечает зять. — Про неё только в сказке и услышишь.

Делать нечего, привязал Йоница покрепче свои железные лапти и дальше пошёл. Сердце-то — лучший поводырь.

Вот приходит он к третьему зятю, мужу старшей сестры, и говорит:

Много ты на своём веку повидал, может, знаешь и про Иляну Косынзяну?

Не нашлось ещё до сей поры такого удальца, который бы в гостях у Иляны Косынзяны побывал, — отвечает зять. — В её царство и дороги-то нету, ни пройти, ни проехать. Ступай-ка ты лучше домой, нечего тебе бродить по свету, людей смешить.

Йоница язык прикусил, тоску в сердце затаил. Простился с зятем и снова в путь-дорогу пустился.

Шёл он, шёл горами высокими, долинами широкими, лесами тёмными, дорогами ровными. Кого ни встретит — сейчас про Иляну Косынзяну спрашивает, да все в ответ только плечами пожимают.

«На что мне жизнь без Иляны? — думает Йоница. — Буду идти, пока земля меня носит, пока солнышко на небе светит». Так плутает он по белу свету, и Иляна у него из головы не выходит. Иной раз чудится ему — вот она, перед ним. Наважденье, да и только.

Вот дошёл он до горы, за которую солнце вечером заходит. Стал на неё взбираться, видит — пещера. Вошёл в пещеру и пошёл всё глубже и глубже: ни одной живой души вокруг, только змеи шуршат да звери рыщут. А Йоница идёт как ни в чём не бывало, страха не знает.

И вот завидел он впереди свет, шагу прибавил, вышел на волю и видит: бежит быстрая речка, вода черней сажи, а на речке мельница работает, колёса так и мелькают — любо-дорого смотреть.

Входит Йоница на мельницу — никого. А что за мельница — без народа? Огляделся Йоница, видит, в углу старый старичок, веки крючьями себе поднимает, такой дряхлый. Муку в мешки ссыпать не успевает, так лихо зерно мелется.

Здравствуй, дедушка! — говорит Йоница старику.

Здравствуй, молодец, — отвечает старик. — Скажи на милость, каким тебя ветром ко мне занесло? Сюда вовек человечья нога не ступала.

Человек всюду дойдёт, за девять морей, за тридевять земель заберётся. Вот и я хожу-хожу, пытаю каждого встречного-поперечного, да всё без толку. Может, ты, дедушка, мне ответишь, тебе ведь, поди, столько лет, сколько самому времени?

Старик поднял крючьями веки, взглянул на Йоницу и спрашивает :

Чего же ты ищешь, молодец? Йоница отвечает:

Ищу я Иляну Косынзяну, не слыхал про неё?

Как не слыхать, коли эта мельница-то её, для неё, родимой, я день и ночь муку мелю. Всякое утро прилетают сюда девять птиц-великанов, каждая по четыре мешка пшеницы на себе несёт, за сутки я их должен в муку смолоть.

У Йоницы словно камень с души свалился. Слово за слово — глядишь, старик уже доверил ему вместо себя муку в мешки ссыпать, а сам прилёг и тут же уснул. Уж больно он намаялся.

А Йонице только того и надо. Он вмиг все мешки мукой наполнил, а в один сам залез и изнутри крепко его зашил.

Тут поднялся великий шум, налетели птицы-великаны, кричат старику:

Эй, готова мука?

Старик встрепенулся, веки поднял, туда-сюда — нет его помощника, и след простыл. Делать нечего, нагрузил старик мешки птицам на спины, да только их и видели: быстрее ветра, быстрее мысли летали те птицы.

А старик остался на мельнице муку молоть. И долго ещё голову ломал, куда его гость пропал: то ли в воду свалился, то ли к людям на вольный свет вернулся.

А Йоница цел-невредим добрался до царства Иляны Косынзяны. Отдали птицы мешки пекарю. Развязал пекарь один мешок — тот самый, где сидел Йоница — да так и ахнул.

Ты как сюда попал? Сюда живые души не забредают.

Это ещё как сказать, — отвечает Йоница и показывает ему перстень, а на перстне слова: «Иляна Косынзяна, золотая коса, в косе цветы поют, девяти царствам покоя не дают».

Ну, пекарь и взял его к себе в дом жить.

Настал час пекарю печь хлебы для Иляны Косынзяны — хлеб она ела только его руками испечённый. Йоница и говорит пекарю:

Позволь мне хлеб испечь, вот увидишь, не подведу.

Что ж, пеки, — говорит пекарь.

Замесил Йоница тесто по-своему, посадил в печку. Испеклись хлебы на славу — пекарь только руками развёл.

Отнёс он хлебы к Иляне Косынзяне, взяла она один каравай в руки и спрашивает:

Кто испёк такой хлеб, пышный да румяный?

Я испёк, кто же ещё! — отвечает пекарь.

Когда весь хлеб вышел, Йоница снова вызвался помочь пекарю, и получились у него хлебы вдвое пышнее да румянее против прежнего.

Снова подивилась Иляна, такого хлеба даже ей едать не доводилось: сам в рот лезет. Известное дело: хлеб добрый, что калач сдобный.

В третий раз настало время печь хлебы. У Йоницы сердце от радости зашлось. Взялся он за дело, ну, думает, была не была — и запёк в один каравай перстень Иляны Косынзяны.

Приносит пекарь хлебы своей хозяйке, взяла она каравай, разломила — перстень и выпал.

Подняла его Иляна и смотрит — перстень-то её, — и спрашивает она пекаря:

Кто хлеб испёк?

Пекарь и так, и сяк, да под конец пришлось признаться, что Йоница за него работал.

Иляна тотчас же послала за Йоницей, привели его к ней в хоромы, поцеловала она его в уста, а потом велела одеть в платье, всё шитое золотом. Он-то, пока странствовал, совсем пообносился.

Спустя две недели обвенчалась Иляна с Йоницей Фэт-Фрумосом и устроила пир горой, так что весть о нём прокатилась за девять морей, за тридевять земель.

После свадьбы Иляна дала Йонице связку ключей от всех амбаров и кладовых. Только от одного погреба не дала она Йонице ключа.

День прошёл, другой миновал, и стало Йоницу точить любопытство: а что в том погребе? Попросил он у Иляны ключ, ну, она и дала.

Пошёл Йоница к погребу, двери отпер, внутрь заглянул и видит: стоит огромная бочка. Слышит голос из бочки: открой, мол, дверь пошире. Распахнул Йоница двери, тут как стали на бочке обручи лопаться! Да как вырвался на волю чудище — Змей величиной с гору. Схватил он Иляну Косынзяну и унёс за тридевять земель.

Горько заплакал Йоница, да слезами горю не поможешь. Снова снарядился он в путь, искать свою Иляну.

Надел пару железных лаптей, взял стальной посох и пошёл куда глаза глядят.

Идёт наш молодец, горько кается, некого ему винить, кроме себя.

Долго ли, коротко ли, приходит Йоница к дому Параскевы-Пятницы и стучится в дверь. Говорит ему Параскева-Пятница:

Если ты добрый человек, входи, а недобрый — уноси ноги, а не то напущу на тебя пса с железными клыками, живым не уйдёшь.

Человек-то я добрый, — отвечает Йоница.

Впустила его Параскева-Пятница и спрашивает, куда он идёт. Йоница рассказал ей, как было дело.

Ну и ну, — говорит она, — вот уж истинно: дурная голова ногам покоя не даёт! Хоть надежду не теряешь — и то хорошо. Дам я тебе лук со стрелами, он тебе пригодится.

Взял Йоница лук и пошёл в путь-дорогу.

Идёт он через царства, идёт через государства и приходит к избушке. Над нею вороны кружат, вокруг волки воют — страх, да и только!

Входит Йоница внутрь. Видит: сидит страшилище, баба-яга, вместо ног копыта, когти как серпы острые, в пасти клыки железные.

Спрашивает баба-яга, каким ветром его сюда занесло. Йоница ей отвечает, что пришёл в работники наниматься.

Вот и хорошо, — говорит баба-яга, — мне как раз пастух нужен, нанимайся ко мне, а работа моя пустяшная: будешь год кобылицу в ночное водить да домой приводить.

Сказано — сделано.

Год в те времена всего три дня длился. Йоница и рассудил, что как-нибудь переможется.

Настал вечер, привела ему баба-яга кобылицу да наказала присматривать за ней хорошенько, не то — голова с плеч.

Сел Йоница на кобылицу верхом и поскакал на выгон. И лук со стрелами не забыл с собой прихватить.

Скачет он по дороге, а навстречу птица с перебитой ножкой. Только Йоница тетиву натянул — подстрелить птицу, а та ему и говорит:

Не тронь меня, молодец, лучше перевяжи мне ножку, я тебе ещё пригожусь.

Сжалился Йоница над птицей, перевязал ей ножку и поехал своей дорогой.

Приехал на выгон, подумал-подумал и не стал с кобылицы слезать. Решил, так вернее будет.

Кобылица траву щиплет, а Йоница верхом на ней носом клюёт, так и заснул.

Скинула его кобылица на землю, а сама обернулась птицей, в лес полетела и ну с другими птицами песни распевать.

Просыпается Йоница чуть свет, глядь — он не на кобылице верхом сидит, а на камне, в руках — уздечка.

Заплакал он, запричитал, да так жалобно, что иные птицы даже петь перестали.

Вдруг слышит Йоница голосок:

Не бойся, молодец, найдётся твоя кобылица.

Видит: сидит перед ним та птица, которой он ножку перевязывал.

Вот созвала эта царь-птица всех своих подданных и велела им песни петь и по голосу слушать, которая из них самозванка. Как запели птицы, так и узнали по голосу самозванку и привели её к Йонице. Огрел он её уздечкой и говорит:

Не велю тебе быть птицей, а велю быть опять кобылицей.

Птица снова сделалась кобылицей, оседлал её Йоница и вмиг очутился у избушки бабы-яги.

Баба-яга как их завидела, взъярилась, бросилась на кобылицу, задала ей трёпку: смотри, говорит, коли в другой раз он тебя найдёт, пеняй на себя.

На другой день к вечеру снова поехал Йоница на выгон.

Едет он, едет и по дороге встречает хромого зайца: ковыляет косой, лапу волочит. Йоница прицелился было в него из лука, а заяц и говорит:

Не тронь меня, лучше перевяжи мне лапу, а я тебе ещё пригожусь.

Йоница лапу ему перевязал и отпустил зайца.

Приехали на выгон, Йоница снова с кобылицы не слезает, а чтобы сон его не сморил, взял он колючих репьёв и насовал себе за ворот.

Да сон явился, как нежданный гость, сомкнул ему очи.

Скинула его кобылица, обернулась зайцем и умчалась в лес.

Проснулся Йоница, видит — нет кобылицы, стал он плакать да причитать на всё поле, на всё раздолье. Тут прискакал к нему хромой заяц и говорит:

Не плачь, не горюй, мы её тебе вмиг пригоним. Собрал заяц всех собратьев, стали они промеж себя чужака искать — и нашли по зубам, зубы-то у того лошадиные были. Стали они зайца-чужака щипать да кусать, из лесу гнать. А Йоница уже стоит-дожидается.

Не велю тебе быть зайцем, велю снова быть кобылицею! Огрел он зайца уздечкой, сделался заяц снова кобылицей, оседлал её Йоница и в мгновение ока примчался к бабе-яге.

А баба-яга сидит, воду в котле кипятит, ждёт: вот Йоница вернётся без кобылицы — она живьём его в котле и сварит. Как завидела молодца верхом, от злости чуть не лопнула, однако язык прикусила, Йонице слова не сказала. Бросилась к кобылице и ну её калёной железной плёткой охаживать, пока сама не притомилась, а потом снова ей наказала схорониться от Йоницы, чтобы тот её не сыскал.

На третий день к вечеру снова поехал Йоница на выгон и снова заснул верхом, словно кто его околдовал. А кобылица на сей раз обернулась древним дубом в лесной чаще и корни пустила как раз в том месте, где прикорнул хромой зайчишка, спугнула его с насиженного места.

Проснулся Йоница — ищи-свищи кобылицу. Он и раньше убивался, а теперь и вовсе голову повесил. От бабы-яги мудрено живым уйти. Да ведь друзья в беде не оставят.

Приходят к Йонице царь-птица и хромой заяц и говорят ему:

Не бойся ты ничего! Возьми свой посох да ударь по каждому дереву в лесу, тогда и найдёшь кобылицу.

Послушался Йоница. Как дошёл черёд до древнего дуба, тот зашумел, зашатался, а Йоница говорит:

Не велю тебе быть дубом, велю быть кобылицей! Стал дуб кобылицей, оседлал её молодец и поскакал домой.

Как увидела их баба-яга, зубами заскрежетала, так что они у неё покосились-покривились, да делать нечего. Год исполнился.

Говорит Йоница:

Довольна ты моей службой?

Куда как довольна, — ворчит баба-яга. — Что ж, пошли в конюшню, выберешь себе коня, как уговор был. Только поешь сперва, оголодал небось.

Йоница принялся за еду, а тем временем подлетела к окошку царь-птица и шепнула ему:

Коня выбирай самого невидного.

Пошли Йоница с бабой-ягой в конюшню, стала она ему коней показывать. Каких тут только не было: и гнедые, и буланые, и каурые. Выбирай любого.

А в дальнем углу стояла шелудивая кляча, смотреть стыдно.

Возьму вот эту, пожалуй, — говорит Йоница.

Да на что тебе такая лядащая, — говорит баба-яга, — выбирай себе доброго коня.

Но Йоница упёрся, стоит на своём, пришлось бабе-яге отдать ему клячу.

Распростился он с бабой-ягой и повёл клячу за ворота. А она еле-еле плетётся, спотыкается.

Но только со двора вышли, что за чудо — послышалось богатырское ржанье, и превратилась кляча в чудного коня, хоть в поднебесье лети.

Четырнадцать селезёнок было у того коня, мог он без роздыха день и ночь скакать.

Вскочил на коня Йоница, только про Иляну Косынзяну подумал, глядь — а он уже у дворца, где Змей живёт.

Иляна как раз по воду шла к колодцу, увидала Йоницу, сразу его признала, на шею бросилась. Тотчас сели они на коня и понеслись.

Змей мигом об этом проведал, оседлал своего коня и во весь опор пустился за ними в погоню.

Только куда ему за богатырским конём угнаться! Видит Змей — дело худо, стал он кричать коню Йоницы, чтобы тот хозяина на землю сбросил, а за то, мол, будет он его в молоке купать и кормить овсом да сахаром.

Не сплошал Йоница, крикнул змеиному коню, что будет кормить его одним клевером да в росе купать.

Змеиный конь как это услышал, мигом сбросил с себя Змея, расшиб его о землю и копытами растоптал.

Пересел тогда Йоница на змеиного коня, Иляна на богатырском осталась, и поехали они за тридевять земель, к Иляне во дворец.

Тут устроили они пир на весь мир, все феи из Чудо-озера на тот пир пришли, пели, плясали, устали не знали.

И стали Йоница с Иляной Косынзяной жить-поживать, и по сей день живут, коли не умерли.

5. Лекарь Тодераш

Жил-был, сказывают, бедняк, и было у него три сына. Как старших величали, не помню, а меньшого звали Тоадер или попросту Тодераш.

Выросли сыновья, возмужали, стали на охоту ходить, да так пристрастились, что дома их не удержишь, день-деньской по лесам пропадают.

Вот однажды случилось им в лесу заночевать. Сошли они с дороги, развели костёр под большим деревом, стали ужинать да совет держать.

И порешили, что двое спать лягут, а один станет при дороге дозором.

А то не ровен час: пройдёт мимо недобрый человек, на них, на спящих, нападёт, ружья отберёт.

Сказано — сделано.

Двое младших спать легли, а старший зарядил ружьё и отправился в дозор. Стоит он, стоит и ровно в полночь слышит — колёса стучат. Луна светит ярко, и видно — едет четвёрка вороных, бричку везёт.

Стой, кто там? — кричит старший брат.

Только из брички никто ему не отвечает.

Во второй раз кричит — опять нет ответа. В третий раз кричит старший брат:

Стой, не то курок спущу! И в ответ слышит:

Погоди, не стреляй. Подъедем — остановимся. Не стал он стрелять.

Поравнялась с ним бричка и стала.

В ней двое сидят. Один подал парню охотничий рог с такими словами:

Возьми этот рог. Коли придётся тебе худо — потруби в него, и соберётся вокруг тебя рать несметная, земля ходуном заходит. А в другой конец дунешь — и нет никого.

Сказал, лошадей стегнул, укатила бричка.

А старший брат решил рог испытать: в один конец дунул — откуда ни возьмись, появилась рать несметная. В другой дунул — словно никого и не было.

Как стало светать, разбудил он братьев и спрашивает:

Крепко ли, братцы, спали-почивали?

Крепко спали, братец. А ты не видал, не слыхал ли чего? Или тебя тоже сон сморил?

Где это видано, чтобы дозорный уснул? Я глаз не сомкнул, ничего не видал, ничего не слыхал.

Разожгли костёр, поджарили зайчатины, перекусили и в путь отправились.

Целый день проплутали, думали из лесу выйти. А к вечеру — что за чудеса — оказались на том же месте, откуда утром ушли.

Делать нечего, пришлось опять на ночлег устраиваться.

Костёр развели, поужинали и решили снова дозор выставить. Настал черёд среднего брата.

Он ружьё зарядил, трубку табаком набил, чтобы сон отгонять, и встал при дороге.

Луна с неба светит — хоть деньги считай, коли водятся. До полуночи всё было тихо.

А ровно в полночь застучали колёса и показалась бричка, запряжённая четвёркой вороных.

Стой, кто там? — кричит средний брат. А ответа не слышит.

Во второй раз крикнул — молчат. Кричит он в третий раз:

Стой, курок спущу!

Погоди, не стреляй! — отвечают из брички. — Подъедем — остановимся.

Он не стал стрелять. Подъехали двое в бричке, и один протянул парню тугой кошелёк.

Возьми, — говорит. — Кошелёк этот не простой. Из него сколько ни бери, всё не вычерпаешь.

Дали кошелёк и были таковы.

А средний брат думает — нет ли здесь обману? Вытряхнул горсть золотых — глядит, а кошелёк снова набит доверху. То-то было парню радости.

Как стало рассветать, разбудил он братьев, велел завтрак готовить: он-де ночь не спал, от голода живот подвело.

Ты, может, что видал? — спрашивают братья.

Да нет, не привелось. Хоть я всю ночь глаза таращил, заснуть боялся. Самое время поесть и в дорогу пуститься. Может, выберемся нынче из чащобы.

Сказано — сделано.

Костёр развели, мясо на углях испекли, наелись досыта и пошли напрямик по лесу — просвета искать.

Идут они, идут, а вокруг всё глуше, всё темнее. И под вечер снова они на том же зачарованном месте очутились.

Снова развели костёр, ужин затеяли. После старшие братья спать улеглись, а младший, Тодераш, пошёл в караул, его черёд наступил.

До самой полуночи простоял у дороги, трубкой попыхивал.

Ровно в полночь стук раздался. Тодераш ружьё взял наизготовку, глаза навострил, видит: едет бричка, запряжённая четвёркой вороных.

Стой, кто там? — окликает Тодераш.

И, не дождавшись ответа, ещё раз голос подаёт.

А бричка всё ближе.

Взвёл Тодераш курок и кричит в последний раз:

Стой, а не то курок спущу! А ему в ответ:

Погоди, не стреляй. Подъедем — остановимся.

Не стал Тодераш стрелять. А бричка и вправду подъехала к нему и остановилась.

В бричке — двое сидят. Один подаёт Тодерашу шляпу и говорит:

За то, что ты нас послушался, стрелять не стал, возьми себе эту шляпу. Она не простая: надень её, скажи «Гоп! Гоп!», и она невидимкой тебя сделает и куда хочешь перенесёт, хоть за царский стол. Можешь с царём и с вельможами рядом сесть, пить, есть, и никто тебя не заметит.

Сказал — и стегнул лошадей.

А Тодераш стоит — глазам не верит. Вот нахлобучил он шляпу на голову и говорит:

Гоп! Гоп! Хочу к царю на угощенье!

Глазом моргнуть не успел — а он уже в царской трапезной.

Пир идёт горой: приехали к царю сваты, его дочь сватать. Тодераш тоже за стол сел, стал пить, есть да по сторонам глазеть, благо его-то ни одна душа не видела.

Царевна парню приглянулась, писаная красавица.

Только больно строптивая. Возьми да объяви сватам: за того только она замуж пойдёт, кто с ней в карты играть сядет и не проиграется.

Тодераш слушал да на ус мотал.

Наелся, напился и молвит:

Гоп! Гоп! Хочу обратно к братьям!

И тотчас в лесу очутился. Как рассвело, разбудил Тодераш братьев.

Не видал ли чего ночью, — спрашивают они его.

Нет, всё тихо-спокойно было, — отвечает Тодераш. Пошли братья по лесу, плутали-плутали, наконец в какое-то село вышли.

Там старшие братья нашли себе невест, поженились, стали своим домом жить. Один Тодераш в холостяках остался.

И решили братья друг другу открыться: показать, что каждый из них от неведомых проезжих в подарок получил. Похвастались, а Тодераш и говорит среднему брату:

У тебя, братец, жена есть, а у меня нет. А царская дочь, я слыхал, за того замуж пойдёт, кто с ней в карты на деньги играть станет и не проиграется. Давай меняться: ты мне кошелёк, я тебе — шляпу. С твоим кошельком разориться мудрено. Женюсь на царевне, вас обоих в генералы произведу.

Ударили по рукам.

Отдал Тодераш свою шляпу, взял кошелёк и отправился в город к царю.

Купил себе в лавке платье, какое богатею подобает, и пошёл царёву дочь сватать.

Поглядела царевна на Тодераша и говорит:

Всем ты взял, добрый молодец, как я погляжу, да только дала я зарок замуж пойти за того, кто со мной в карты будет играть и не проиграется.

Идёт, — согласился Тодераш.

Сели они играть. Три дня и три ночи не вставали. Выиграла царевна у Тодераша три бочки золотых монет, а у него в кошельке не убавилось.

Смотрит царевна на кошелёк — диву даётся. Вот притомились они оба. Царевна и говорит:

Вот что, Тодераш, хватит, наигрались. Приглянулся ты мне, я за тебя и так пойду.

Бросили они карты, стали пир пировать.

Отведал Тодераш дорогих вин, захмелел с непривычки и уснул мёртвым сном.

А царевна вытащила у него волшебный кошелёк и простым подменила.

Проснулся Тодераш, а она ему и предлагает:

Сыграем ещё, Тодераш, может, своё золото отыграешь.

Сели они играть, Тодераш и проигрался дотла: в простом кошельке много ли поместится? И выставила его царевна вон из дворца.

Поплёлся Тодераш к старшему брату, рассказал, что да как, и попросил рог, чтобы царю погрозить — кошелёк воротить.

Одолжил ему старший брат волшебный рог.

Пришёл Тодераш к царскому дворцу, дунул в рог — откуда ни возьмись, собралась рать несметная, затеяла битву с царёвым войском.

Перепугался царь и говорит:

Знаешь что, Тодераш, давай мириться: ты свою рать уведёшь, мою дочь в жёны возьмёшь.

Поверил Тодераш царю на слово. Дунул в рог с другого конца, рати как не бывало.

Ввели Тодераша во дворец, как гостя дорогого. Сейчас, говорят, попа приведём, венчание устроим.

А Тодераш и уши развесил.

Сидит, ест, пьёт, попа дожидается. Ну, и выпил больше, чем жениху положено, его сон и повалил.

А царь тем временем подменил волшебный рог на простой. Разбудил Тодераша и говорит:

Ишь, зять какой мне выискался. Убирайся восвояси, пока цел.

Разозлился Тодераш, схватил рог и ну в него трубить. Да только всё напрасно: рог-то был подменённый.

Стал тогда Тодераш царя просить-умолять: не надо, дескать, ему в жёны царской дочери, пусть только вернут ему рог и кошелёк.

А его и слушать не стали, выгнали из дворца, да ещё и собак натравили, еле ноги унёс.

Идёт Тодераш по дороге, обида его разбирает, идёт он и голову ломает, как бы обидчиков проучить. И приходит к среднему брату.

Всё брату рассказал, как было, и выпросил свою шляпу: пойду, говорит, попытаю счастья, может, отобью ваши подарки.

Получил шляпу, на голову нахлобучил и произнёс:

Гоп! Гоп! Хочу быть в царских палатах, у царя и у царевны за трапезой.

И в мгновение ока очутился за столом у царя. Ест-пьёт невидимкой, а потом как сдёрнет с себя шляпу. Глядят все на Тодераша — это ещё кто такой да откуда?

А Тодераш — шляпу на голову и снова невидимкой стал. Посидел рядом с царевной, разных яств поотведал, а потом царевну крепко обнял и говорит:

Гоп! Гоп! Хочу быть с царской дочерью в дремучем лесу, где я с братьями плутал.

Царевна и крикнуть не успела, как оказались они на лесной поляне, на траве-мураве.

Сдёрнул Тодераш шляпу, признала его царевна и прикинулась, будто рада.

Чудной ты, Тодераш! — говорит. — Что же ты меня сразу не увёз? Я же хотела за тебя пойти, да отец с матерью противились. Вот пусть теперь поплачут. Заживём мы с тобой в лесу, я тебя научу, как кошелёк и рог вернуть, как обидчиков проучить.

Ластится к нему царевна, приговаривает:

Вот бедовый, вот молодец, сумел своего добиться! А Тодераш и размяк.

Давно бы, — говорит, — тебя умыкнул, будь у меня эта шляпа. Её наденешь — невидимкой станешь. А стоит сказать:

«Гоп! Гоп! Хочу быть там-то и там-то!» — вмиг куда хочешь перенесёшься.

Сказал — а царевне только того и надо. Стала она его нежить да голубить, пока Тодераша сон не сморил. Тогда надела она его шляпу на себя и говорит:

Гоп! Гоп! Хочу быть в отцовских палатах!

И впрямь очутилась у себя во дворце, а Тодераш на поляне спать остался.

Вот проснулся он, хватился — нет ни царевны, ни шляпы. Что тут делать?

К братьям стыдно на глаза показаться, раз их подарки из рук упустил.

И пошёл Тодераш по лесу куда глаза глядят. Впору хищному зверю на растерзанье себя отдать — так ему свет не мил сделался.

Вот бродит он, бродит по лесу, жажда его донимает, голод мучает, — и выходит к раскидистой яблоне, яблоки на ней — с кулак величиной, румяные, налитые, так в рот и просятся.

Сорвал Тодераш сразу два яблока, съел, и вдруг выросли у него на голове рога, тяжёлые, витые, как у вола.

«Ну и ну! — думает Тодераш. — Так мне и надо. Попали мне чудные дары, а я их из рук выпустил, за царской дочерью погнался. Бодайся теперь, дурья башка, вот тебе царская дочь!»

Не стал он больше заколдованные яблоки рвать, побрёл прочь.

Только отошёл, глядит — грушевое дерево, на ветках груши величиной с гусиное яйцо, золотистые, с румяными бочками. Хочется Тодерашу и есть, и пить, а попробовать грушу — боязно. Потом рукой махнул. «Эх, чему бывать, того не миновать». Сорвал грушу и съел.

Смотрит: один рог у него отвалился.

Поблагодарил он судьбу, съел вторую, не стало у него и второго рога.

Стал тут Тодераш думу думать. И надумал.

Вернулся к яблоне, нарвал яблок, сколько мог унести, и про груши не забыл.

Потом стал дорогу искать и скоро из лесу вышел.

Добрался до города, а народ как раз из церкви идёт. Разложил Тодераш яблоки, народ вокруг него столпился, как на ярмарке. Таких дивных яблок отродясь никто не видывал.

Спрашивают его люди, что он за них просит, а Тодераш и отвечает:

Четыре сотни за яблоко.

Люди подивились: за такую цену можно пару волов купить.

Дошла молва о чудесных дорогих яблоках до царского дворца.

Царевна не утерпела, дала служанке денег и наказала купить четыре яблока: отцу с матерью по одному, а пару — себе.

Принесла служанка царевне яблоки.

Дала она по яблоку отцу с матерью, себе два взяла и ушла на свою половину.

Царь яблоко съел — и вырос у него на лбу рог.

Царица яблоко съела — и тоже рог на лбу получила.

А царевна — лакомка, как все девицы, — сразу два яблока умяла, и выросли у неё настоящие воловьи рога.

Только сразу не заметили ни царь, ни царица, ни царевна, что с ними стало.

Вот собрались они все к обеду, глянули друг на дружку и обмерли.

Папенька, — говорит царевна, — что это у вас рог на лбу? И у маменьки тоже.

Так и ахнули царь с царицей.

А у тебя, доченька, не один, а два! — говорят. Созвали они лекарей со всего света, каких только снадобий не испробовали, ничего рога не берёт.

А Тодераш на деньги, что за яблоки выручил, купил в лавке лекарское платье, шляпу, здоровенную, как ведро, да чёрные очки.

Нацепил всё на себя и пошёл вразвалочку — чистый лекарь.

Приходит он к царскому дворцу.

Ты кто таков? — спрашивает его привратник. — И зачем явился?

Я лекарь, лечу от рогов. Хочу царю представиться.

В добрый час тебя принесло, — говорит привратник. — У царя-то как раз рог вырос.

И пропустил Тодераша во дворец. Царь обрадовался.

Хорошо, что ты пришёл, — молвит. — Видишь, какая беда: у меня рог вырос ни с того ни с сего. И у царицы тоже. А у дочки нашей — сразу два. Нам-то с царицей что, мы своё пожили. А дочку жалко. К ней сватов засылать перестали. Возьмёшься нас исцелить — ничего для тебя не пожалею.

Возьмусь, а как же, — отвечает Тодераш. Достал он склянку с мазью и грушу.

Отведай грушу, царь-государь, пока я над рогом хлопотать буду!

Царь грушу ест, а Тодераш притворяется, что он рог мазью намазывает.

Съел царь грушу, Тодераш взялся за рог, тот у него в руках и остался.

Царь себя не помнит от радости, наградил Тодераша кошельком золота и повёл к царице. Тодераш и царицу так же вылечил, ещё один кошелёк получил.

Настал черёд царевны.

Тодераш говорит:

С барышней, мои милые, дело посерьёзней будет, рогов-то пара, да ещё таких увесистых. Исцелить-то я её исцелю, но так скоро не управлюсь. Оставьте-ка нас вдвоём и раньше, чем через час, не заходите. Рога сперва подпилить придётся, царевне больно будет, станет она кричать, вас звать, а вы послушайте меня, не входите, если хотите, чтобы ваша дочка опять такой стала, как была.

Тебе виднее, — отвечают царь с царицей.

А царевна сидит — рада-радёшенька, что такой учёный лекарь нашёлся, родителей исцелил и её за час вылечит.

Вот остались они одни, вынул Тодераш из кармана верёвку, привязал царевну к лавке и ну её плёткой охаживать. Она голосит-надрывается, а он знай её плёткой лечит. Час миновал, входят царь с царицей.

Ты что делаешь, господин лекарь? Этак ты её покалечишь!

Нет, царь-государь, это ей наука. Где мой охотничий рог, кошелёк да шляпа, что вы хитростью у меня выманили? Отдайте добром, не то и вам достанется.

Развяжи её, исцели, всё тебе вернём, — взмолились царь с царицей.

Развязал Тодераш верёвку.

Царевна сей же миг достала из ларя рог, кошелёк и шляпу. А взамен две груши получила.

Забрал своё добро Тодераш и, не простясь, нахлобучил шляпу и молвил:

Гоп! Гоп! Хочу к родным братьям!

И вмиг у братьев очутился. Вернул он им волшебные подарки и про все свои злоключения рассказал — точно так же, как я вам сейчас.

Что с ним дальше стало — женился он или нет, — не знаю. Знаю только, что на царских дочек он больше не зарился.

Верно, и поныне живёт, коли не помер.

6. Роман-Нэздрэван

Было это однажды, а может, и никогда не бывало. Тогда блох ковали железными подковами в девятьсот девяносто девять ок (мера веса), и все-таки они прыгали под облака.

Жили в Олтении три брата, один из них был нэздрэван (провидец). Раз наточили они косы и отправились на равнину. Шли они, шли и пришли на луг с густой зеленой травою. Оправились, поосмотрелись, старший брат и спрашивает:

А знаете что?

Узнаем, коль скажешь,— отвечали два других брата.

Испытаем-ка на этой зеленой траве наши косы.

Правильно говоришь,— ответил второй брат.

И давай они ту траву косить. Только взялись они за дело, как откуда ни возьмись едет змей Стан - Гинде-Барбалом на кривом зайце верхом. Испугались братья, выронили из рук косы, а Роман-Нэздрэван и говорит:

Ну, чего испугались, я найду на него управу.

А змей все ближе и ближе. Совсем близко подъехал, взмахнул трижды палицей и говорит:

Эй вы, кто такие будете? Почто ручьи мои мутите да луга мои топчете?

Мы люди бедные, перехожие. Не гневись на нас, твое величество.

Ладно, так уж и быть,— проворчал змей и лукаво ухмыльнулся.— Косите, раз начали, а как вечер наступит, приходите ко мне домой, расплачиваться буду.

Взмахнули трое братьев косами, и стала трава ложиться рядами. Так и косили они весь день до вечера. А чуть завечерело, явился змей и повел всех троих в свой дом для расплаты. Пришли они, сели. Свистнул змей трижды, соскочила с гвоздя палица и накрыла стол — что твой царский ужин! Блюд двенадцать было, да только в каждое змей яду добавил, задумал он братьев погубить. Но ковригу хлеба, миску с водой да флягу с вином не смог он отравить.

Приглашает змей косарей к столу, а Роман-Нэздрэван и говорит:

Спасибо, твое величество! Люди мы бедные, привыкли есть, что все бедняки едят, и пить, что все пьют. Дай нам вон ту ковригу хлеба, миску с водой, ложку да флягу, с нас и этого довольно.

Понял змей хитрость Романа-Нэздрэвана, но смолчал, потом вышел из-за стола, позвал управителя и велел ему отвести братьев в погреб. Замыслил он им ночью головы отсечь.

Прознал Роман-Нэздрэван про змеево коварство, да сделал вид, будто ничего не замечает, и чтобы лучше провести змея, забрал флягу и отправился в погреб вместе с братьями. Там достал он из котомки сливовую дудку и запел:

Маленькая, нежная,

Дудочка прилежная!

Мне помочь пришла пора.

Помоги мне, будь добра!

Не успел он допеть эту песенку, появились четыре волшебные птицы и накрыли стол, какой бывает разве что у бояр да у самого царя. Позвал Роман-Нэздрэван всю змееву прислугу; ели они и пили, пока не одолел их сон. Поменялись братья с бабами одеждой, обрядили их в свои мужичьи зипуны да и завалились спать. Только они задремали, явился змей с мечом головы им отсекать. Увидел он на братьях бабьи одежды, прошел дальше и отсек головы своим же прислугам. Отсек и ушел себе спать. Разбудил тогда Роман-Нэздрэван двух других братьев — и дай Бог ноги. Шли они, долго шли, длинной была дорога, данная нам от Бога, эта присказка осталась позади, а сказка будет впереди.

Что будет, то будет, сказка поведать не забудет, в наш дом Господь прибудет.

Шли они три дня и три ночи. Видят — дворец стоит, да такой, что глаз от него не оторвать. Подошли все трое к его воротам. А той порой у окна царь сидел, заметил он братьев и послал управителя спросить, чего они ищут. Вернулся управитель, передал царю их просьбу. Двум старшим братьям царь повелел на конюшню слугами идти, а Романа-Нэздрэвана приказал обрядить в дорогие одежды и во дворце оставить.

Вскоре сделал царь Романа-Нэздрэвана главным над всеми дворцовыми слугами. Как узнали об этом два других брата, задумали Романа погубить.

И вот, когда царь как-то собрался на прогулку, подошли они к нему, шапки в руках мнут и говорят:

Царь-государь, да продлятся дни твои без счета! Брат-то наш Роман похвалялся, будто клушу с золотыми цыплятами может достать у змея Таратына с бородой в два аршина да с языком в четыре.

Велел тут царь позвать Романа-Нэздрэвана.

Сказывали мне твои братья, что похвалялся ты клушу с золотыми цыплятами достать у змея Таратына с бородой в два аршина.

Эх, твое величество, кто слова такие молвил, не добра мне желает, а погибели. Но милостив Господь, достану тебе клушу, хотя бы мне это жизни стоило.

Запомни, Роман, не принесешь мне клушу, скатится с плеч твоя голова.

Царь ушел, а Роман-Нэздрэван сразу же отправился к змею. Явился он во дворец, отыскал комнату, где клуша была заперта, прошел соломинкой сквозь замочную скважину, обернулся человеком и говорит клуше:

Эй, клуша, пойдем со мной! А клуша что есть силы кричать:

Змей, змей, сюда, сюда, скорее! Роман-Нэздрэван забрать меня хочет.

Змей тут как тут с мечом в руке, а Роман обернулся просяным зернышком да за порог. Видит змей — никого в доме нет, достает из-за пояса плеть и ну клушу бить, а потом ушел. Роман снова обернулся человеком и говорит:

Ну что, клуша, пойдешь со мной, а?

Пойду,— ответила клуша.

Забрал ее Роман со всеми цыплятами и отдал царю с такими словами:

Вот, светлый царь-государь, сослужил я тебе службу, как ты приказывал.

Забрал царь клушу, а Роману два ковша с золотом дал.

Уселся Роман на пороге золотые монеты считать. Два старших брата проходили мимо, ушат воды на конюшню несли; смотрят, сидит Роман, золотые из руки в руку пересыпает. Один другому и говорит:

Вишь, какие деньги-то у проклятого Романа!

Погоди, я ему подложу свинью.

На следующий день, когда царь отправился на прогулку, снова подошли они к царскому крыльцу и говорят:

Царь-государь, брат-то наш Роман похвалялся, будто тебе скакуна достанет из конюшни змея Кобылья Голова, куриной лапой оседланного и взнузданного.

Позвал царь Романа-Нэздрэвана и говорит ему:

Роман, слышь, братья твои сказывают, будто похвалялся ты скакуна мне достать из конюшни змея Кобылья Голова, куриной лапой оседланного и взнузданного.

Много лет тебе жизни, именитый царь! Кто слова такие молвил, не добра мне желает, а погибели; но Господь милостив.

Сел он на коня, приехал к змею, вошел в конюшню и говорит скакуну:

Эй, скакун, пойдем со мной!

Как заслышал скакун такие слова, ну кричать:

На помощь, хозяин, на помощь, Роман-Нэздрэван забрать меня хочет!

Услышал змей, поспешил на конюшню, меч в одной руке, огненный бич в другой, и говорит коню:

Где тут Роман-Нэздрэван?

Оглянулся конь — нет никого. А Роман обернулся соломинкой и лежит себе в яслах. Видит змей — обманули его, и ну коня огненным бичом полосовать, всыпал ему хорошенько и воротился к своим делам.

Остался скакун один, а Роман ему:

Ну что, скакун, пойдешь со мной?

Теперь пойду, хозяин. Но прежде раскопай землю у моих задних ног, найдешь там одну бочку с жидким золотом, другую — с серебром, зачерпни два ковша золота и обрызгай меня от головы до седла, потом зачерпни два ковша серебра и обрызгай меня от седла до хвоста, а тогда садись.

Сделал Роман-Нэздрэван все, как конь ему велел, вскочил ему на спину и полетел птицей. Ну и диво! Конь стал наполовину золотой и в самоцветах, наполовину — серебряный. А блестел ярче солнца...

Когда Роман пришел в свое царство, царь как раз возвращался с прогулки. Отдал ему Роман коня и получил четыре ковша с золотыми.

Увидели это братья и говорят один другому:

Ого, какую деньгу огреб, злодей!

Ну стой-же,— отвечает второй,— он еще у нас попляшет.

На другой день, когда царь гулял по саду, подходят к нему братья Романа-Нэздрэвана и говорят с поклоном:

Царь-государь, да продлит Господь дни твои! Брат-то наш Роман-Нэздрэван похвалялся, будто, если захочет, самого змея как есть живьем доставить тебе может.

Невозможное это дело! — возразил царь.

Сущая правда, твое величество, да только брат наш так похвалялся.

Позвал царь Романа и говорит ему:

Сказывают, Роман, будто ты похвалялся, что самого змея живым доставить можешь.

Эх, царь-государь! Кто слова такие молвил, не добра мне желает, а погибели. Но будь что будет, доставлю я тебе змея; только дай мне телегу с шестью волами, шесть столяров, шесть плотников да шесть кузнецов, и — дело сделано.

Велел царь дать ему все, чего он просит. Сел Роман в телегу и поехал к змею. Так ехал он весь день и до самого вечера, а когда к змееву дворцу подъезжать стал, обернулся стариком с бородой и с бровями до самой земли. Как увидел его змей, спустился вниз, подошел к нему и спрашивает:

Чего ты, дед, ищешь?

Да чего мне искать, змей-государь? Поймал вот я вора Романа-Нэздрэвана, ну и пришел к твоей светлости. Не дашь ли мне вон тот тополь срубить, хочу я бочку сделать, вора посадить.

Охотно, дедушка.

Срубил Роман тополь, тут же бочку смастерил широкую и железными обручами ее оковал.

Пришло время дно вставлять, и говорит Роман змею:

Ты ведь знаешь, змей-государь, какой Роман сильный, разобьет он еще нашу бочку да вырвется на волю — тогда мы все пропали. Сделай милость, твое величество, сядь в бочку и, как только дно вставят, поднатужься во всю свою силу, посмотрим, крепка ли.

Согласился змей, забрался в бочку, а плотники, столяры и кузнецы вставили дно и наладили толстые железные цепи. Потом запрягли волов и поехали. На закате приехали они в свое царство и передали живого змея самому царю в руки.

Приказал царь в бочке дно выбить и посмотреть, правда ли змей там сидит, а змей из бочки и говорит ему:

Царь-государь! Коль мила тебе жизнь, не вели людям дно выбивать. А не то я и тебя, и дворец твой в порошок сотру.

Приказал тогда царь дров принести да костер разжечь. И жгли змея три дня и три ночи. Собрал Роман змеевы кости и подает их царю. На радостях сделал царь Романа одним из старших бояр и отдал ему в жены свою дочь. Упал Роман перед царем на колени, поцеловал край его одежды и сказал:

А знаешь, славный наш царь, братья мои похвалялись, будто на горящем стогу улежать смогут и не сгорят.

Приказал царь привязать их к стогу да огня принести. И остался от того стога лишь пепел. А Роман жил-поживал да добра наживал и поныне здравствует.

7. Соль в кушанье

Тогда это было, когда и в помине не было. Не случись оно в ту пору — не было б и разговору.

А случилось это в ту самую пору, когда на тополе груши росли, а на раките фиалки цвели, когда медведи хвостами виляли, а волки, словно братьев, ягнят обнимали, когда блох ковали, а они до неба сигали и на землю сказки присылали.

Ну а тот, кто нашим словам не внемлет, сам без меры врет.

Жил-был царь, у него было три дочери. Остался царь вдовцом и всю свою любовь отдал дочерям. Заботливо воспитывал их отец, наукам учил, от горя и болезней оберегал. Подросли дочки и всегда старались утешить отца — царь все горевал со дня смерти их матери.

Решил однажды царь задать своей старшей дочери такой вопрос:

Дочь моя, скажи, как ты меня любишь?

Как люблю, отец? Люблю я тебя так же, как люблю мед.

Царевна сказала так потому, что считала, будто ничего слаще меда на свете нет. Только на такой ответ и хватило ума у старшей царевны.

Дай тебе Бог долгих лет счастливой жизни мне на радость, дочь моя! — ответил ей довольный царь.

Спросил царь среднюю дочь:

А ты, дочь моя, как сильно меня любишь?

Как сахар, отец.

Ничего лучшего средняя царевна не смогла придумать.

Дай Бог тебе всякого добра, живи мне на радость, дочь моя! — ответил царь, довольный ответом и средней дочери.

Надо сказать, что обе эти царевны были льстивыми и хотели показать отцу любовь, какую на самом деле вовсе не испытывали.

А царь обрадовался ответу старших своих дочерей, потому что и сам считал: лучшей любви, более сладкой, чем мед и сахар, и быть не может.

Взглянул царь на младшую, царевна робко стояла в стороне, и спросил ее:

А ты? Как ты любишь меня, дочь моя?

Я люблю тебя, отец, как соль в кушанье! — ответила царевна с сияющим любовью лицом. Она опустила глаза, оробев от своей смелости и от того, что отец на нее, самую младшую, тоже обратил внимание.

Услышав ответ младшей царевны, сестры так и прыснули со смеху и отвернулись. А царь нахмурился.

А ну-ка, подойди ко мне, негодница,— сердито сказал он,— подумай, что ты мне ответила? Так вот как, значит, ты меня любишь? Для того ли я старался воспитывать вас, берег и учил, хотел, чтобы равных вам по уму и на всем свете не было? Поди прочь от меня с твоей солью!

Младшая царевна готова была сквозь землю провалиться, горестно ей стало, что невольно обидела отца, она его и взаправду очень обидела.

Прости меня, отец, не хотела я тебя обидеть. Моя любовь к тебе, если не сильнее любви моих сестер, то и не хуже меда и сахара.

Вот как? — грозно прервал отец свою младшую дочь.— Ты еще осмеливаешься сравнивать себя с сестрами? Прочь из моего дома, бесстыжая, и чтоб я о тебе больше никогда не слышал!

И не дав дочери и слова сказать, царь удалился, оставив царевну в слезах.

Сестры принялись ее утешать, но слова их шли не от сердца, и потому-то еще больше опечалилась царевна.

Поняла младшая царевна, что и сестры не жалеют ее. Решила она уйти из дому куда глаза глядят.

Надела царевна самое старое платье и пошла бродить из деревни в деревню, пока не пришла ко двору соседнего царя.

Подошла царевна к воротам царского дворца и стала ждать.

Увидела ее ключница, вышла и спросила, что ей надобно.

Царевна ответила, что она, мол бедная сирота и хочет поступить к кому-нибудь служанкой.

На счастье царевны, недавно ушла у ключницы помощница, и ей нужна была другая. Осмотрела царевну ключница с головы до ног зорким взглядом, девушка ей понравилась.

Спросила царевну ключница, какую она потребует плату. Та ответила, что не хочет назначать плату, пока не подойдет время, чтобы смогли оценить ее работу. Сколько полагается, столько пусть ей и заплатят.

Ключнице понравился такой ответ, и она взяла царевну к себе в помощницы. Объяснила девушке все, что она должна делать, передала ей связку ключей, ту, что обычно носила при себе.

Царевна была девушка старательная и смышленая; тотчас же принялась она убирать комнаты и шкафы, ключи от которых доверила ей ключница.

Оказалось, что царевна умела хорошо стряпать, печь пироги, варить варенье, готовить всякие тонкие блюда и подавать их к царскому столу. Вскоре доверили ей и царские кладовые со всеми запасами.

Все были довольны царевной, потому что она исполняла порученное дело разумно и честно, да и не болтала попусту.

Молва о прилежности, уме и скромности помощницы ключницы дошла вскоре и до самой царицы. Та пожелала увидеть девушку. И вот царевна предстала перед царицей. На ее вопросы она отвечала умно, почтительно, но без подобострастия.

Царице девушка очень понравилась. Кроме того, она поняла, что помощница ключницы не простая крестьянка. И взяла ее царица к себе в служанки.

Куда бы ни пошла царица, повсюду брала она с собой свою новую служанку. Если царица садилась за рукоделье, она и ее сажала с собой рядом. Какие вышивки выходили у девушки — просто загляденье!

Но больше всего нравились царице умные речи девушки. И полюбила ее царица, как родную дочь. Царя удивила благосклонность царицы к своей служанке.

Был у царя с царицей единственный сын, они гордились им и любили его беспредельно.

Вот отправился царь на войну и взял с собой царевича, чтобы приучить его к военному делу.

Случилось так, что царевича опасно ранили и пришлось отправить его домой.

Уж как горевала царица, уж как плакала она над бедным своим сыном. Ночь за ночью проводила она у постели, а когда силы оставляли ее, поручала ухаживать за сыном своей верной служанке. Днем и ночью то одна, то другая дежурили у постели раненого царевича.

Ласковые слова, нежность, красота и скромность служанки пробудили в сердце раненого царевича чувство, какого он еще не испытывал.

Шло время, царевич мало-помалу стал выздоравливать. Однажды, беседуя с матерью, царевич сказал ей:

Матушка, я хочу жениться...

Кто же она? Знаю ли я ее?

Не сердись, матушка. Люблю я твою новую служанку, люблю, как самого себя. Сколько ни перевидал я царевен и королевен, ни одна мне так не полюбилась...

Воспротивилась было царица, стала отговаривать сына от женитьбы, но царевич продолжал стоять на своем.

«Ну что ж,— подумала царица,— избранница царевича девушка хорошая, кроткая, честная и прилежная...»

Теперь осталось только убедить царя, чтобы и он дал свое согласие.

Упросили они царя, и дал он своему сыну благословение на брак с любимой девушкой. После помолвки назначили день свадьбы. Стали созывать народ на пир. Невеста попросила, чтобы позвали и ее отца, но скрыла, что она — царская дочь.

В день свадьбы прибыли все гости. Веселились с утра до поздней ночи. Столы царские так и ломились от разных яств, напитков, пирогов, да таких вкусных, что у гостей слюнки текли.

Невеста сама научила поваров и стряпух, что и как подавать к столу. Лишь для одного гостя приготовила она угощение собственными руками и наказала своему верному слуге, чтобы угощение он поставил перед царем, приглашенным по ее просьбе, а другим гостям этих блюд ни в коем случае не подавал.

Слуга сделал все так, как ему приказала царевна.

Гости сели за стол, едят, пьют и веселятся, а царю, отцу невесты, кусок в горло не лез. Он то и дело поглядывал на невесту.

Уж очень она походила на его младшую дочь, ту, что он выгнал из дома, но как могла она стать невестой царевича?

Беспокойно было царю от этих мыслей, но спросить кого-нибудь, кто эта девушка, он не решался.

Глядя на веселье гостей, захотелось и царю поесть и повеселиться вволю. Но когда слуга подал ему кушанье, царь, едва попробовав, тотчас перестал есть. Слуга то и дело убирал со стола нетронутые блюда, приготовленные для царя самой царевной.

Дивился царь на то, с какой охотой едят другие гости: ведь все, что подавал ему слуга, очень уж было невкусным!

Царь решил спросить соседа своего — нравятся ли ему кушанья. Тот ответил, что таких вкусных блюд он давно не ел. Попробовал царь из тарелки соседа: кушанье в самом деле превкусное.

От голода у царя засосало под ложечкой. Но разве можно есть то, что подавали ему? Не вытерпел он, поднялся и громогласно спросил:

Послушай, царь, ты, видно, позвал меня на свадьбу сына, чтобы насмехаться надо мной?

Помилуй, твое величество, как можешь ты обо мне думать такое? Все люди добрые видят, что я тебя принял с таким же почетом, как и других именитых гостей...

Прости меня, царь, но это не так. Всем гостям подают кушанья очень вкусные, а те, что подают мне, в рот взять нельзя!

Разгневался отец жениха и приказал позвать сюда поваров, чтобы найти виновника и предать его смерти.

А весь секрет состоял в том, что царевна приготовила все кушанья для своего отца без соли, а лишь с медом и с сахаром. Солонка перед царем и та была наполнена толченым сахаром. Напрасно бедный царь брал из солонки то, что он принимал за соль, и сыпал в свое кушанье: вместо того, чтобы стать вкусным, оно делалось еще слаще, а стало быть, и еще противнее.

Но вот поднялась невеста и обратилась к царю-свекру: — Не вини поваров, это я приготовила нарочно такие кушанья для царя. А царь этот — мой отец. Нас у моего батюшки было три дочки. Стал нас отец спрашивать по очереди, как мы его любим. Старшая сестра ответила, что любит его, как мед. Средняя — что любит, как сахар. А я сказала, что люблю его, как соль в кушанье. Думала я, что нет более крепкой любви, чем такая. Но отец рассердился и выгнал меня из дому. Только не пропала я — сами видите, чего добилась честным трудом. Вот сегодня я и хотела доказать отцу, что без меда и сахара человек может прожить, а без соли нет. Я сама приготовила для него кушанья без соли. А теперь рассудите своим царским умом, кто из нас был прав: я или мой батюшка...

Царь-свекор да и все гости в один голос заявили, что жестоко было изгнать дочь из дома, да еще за такой умный ответ.

Тут и отец невесты признал, что не сумел оценить свою младшую дочь, и попросил у нее прощения.

Царевна поцеловала руку отца и тоже попросила прощения.

Краткий русско-румынский разговорник

«Приветствия»

Фраза на русском Перевод Произношение

Здравствуйте Bună ziua Бунэ зиуа

До свидания La revedere Ла реведере

Привет Salut Салут

Пока Pa Па (ла реведере)

Доброе утро Bună dimineaţa Бунэ диминеаца

Добры день Bună ziua Бунэ зиуа

Добры вечер Bună seara Бунэ сяра

Спокойной ночи Noapte bună Ноапте бунэ

До встречи Pe curând Пе курынд

«Стандартные фразы»

Да Da Да

Нет Nu Ну

Спасибо, большое спасибо Mulţumesc, Mulţumesc foarte mult, Mulţumesc frumos Мулцумеск; Мулцумеск фоарте мулт; Мулцумеск фрумос

Пожалуйста Poftim; Cu plăcere; Vă rog Пофтим; ку плэчере; вэ рог

Извините Scuzaţi-mă Скузаци-мэ

Как это сказать по... Cum se spune în ..? Кум се спуне ын ..?

Вы говорите по-русски? Vorbiţi rusa? Ворбиць руса?

Вы говорите по-английски? Vorbiţi engleza? Ворбиць енглеза?

Французски Vorbiţi franceza? Ворбиць франчеза?

Вы говорите по-немецки? Vorbiţi germana? Ворбиць джермана?

Я Eu Эу

Мы Noi Ной

Ты Tu Ту

Вы Dumneavoastră (Dvs); Voi Думнеавоастрэ; Вой

Они Ei; Ele Ей (м); Еле (ж)

Как вас зовут? Cum te cheamă? Cum vă numiţi? Кум те кямэ? Кум вэ нумиць?

Хорошо Bine Бине

Плохо Rău Рэу; прост

Жена Soţie; nevasta Социе; неваста

Муж Soţ; bărbat Соц; бэрбат

Дочь Fiica Фийка

Сын Fiu Фиу

Мать Mama Мама

Отец Tata Тата

Друг Prieten Приетен

Позвольте мне представиться Permiteţi-mi să mă prezint Пэрмитеци-мь сэ мэ презинт

Меня зовут... Mă numesc...; Mă cheamă... Мэ нумеск...; Мэ кямэ...

Извините. (обратить внимание) Scuzaţi Скузаць

«Ориентация в городе»

Налево Stînga Стынга

Направо Dreapta Дреапта

Прямо Drept Дрепт

Вверх Sus Сус

Вниз Jos Жос

Далеко Departe Департе

Близко Aproape Апроапе

Карта Harta Харта

Почта Poşta Пошта

Музей Muzeul Музеул

Банк Banca Банка

Милиция Secţia Poliţie Секция Полицие

Больница Spitalul Спиталул

Аптека Farmacie Фармачие

Магазин Magazin Магазин

Ресторан Restaurant Рестаурант

Школа Şcoala Шкоала

Церковь Biserica Бисерика

Туалет WC (veceu) Вечеу

Улица Strada Страда

Площадь Piaţa Пьаца

Мост Pod (podul) Под (подул)

«Транспорт»

Сколько стоит билет до ...? Cât costă biletul până la ...? Кыт костэ билетул пынэ ла ...?

Один билет до ..., пожалуйста. Un bilet până la ..., vă rog. Ун билет пынэ ла ..., вэ рог.



«Чрезвычайные ситуации»

Помогите! (Помощь) Ajutor! (Ajutor) Ажутор! (Ажутор)

Мне нужна ваша помощь Am nevoie de ajutorul Dvs Ам невое де ажуторул думнявоастрэ

Это срочно! E urgent! Е урджент!

Я потерял свою сумку Eu am pierdut geanta Еу ам пьердут джянта

Я болен Eu sunt bolnav Еу сынт болнав

Мне нужен врач Am nevoie de doctor Ам невое де доктор

«Даты и время»

Который час? Cât e ceasul? (Cât e ora?) Кыт е часул? (Кыт е ора?)

День Zi Зи

Неделя Săptămâna Сэптэмына

Месяц Luna Луна

Год An Ан

Понедельник Luni Лунь

Вторник Marţi Марць

Среда Miercuri Мьеркурь

Четверг Joi Жой

Пятница Vineri Винерь

Суббота Sâmbătă Сымбэтэ

Воскресенье Duminică Думиникэ

Весна Primăvara Примавара

Лето Vara Вара

Осень Toamna Тоамна

Зима Iarna Ярна

«Покупки»

Сколько это стоит? Cât costă? Кыт костэ?

Что это такое? Ce este aceasta? Че есте ачеаста?

Я куплю это Vreau să cumpăr Вряу сэ кумпэр

У вас есть... Aveţi ... Авець ...

Открыто Deschis Дескис

Закрыто Închis Ынкис

Немного, мало Puţin Пуцин

Много Mult Мулт

Все Tot Тот

Кофе Cafea Кафя

Чай Ceai Чай

Сок Suc Сук

Вода Apă Апэ

Вино Vin Вин

Соль Sare Сарэ

Перец Piper Пипер

Мясо Carne Карне

Овощи Legume Легуме

Фрукты Fructe Фрукте

Мороженое Îngheţată Ынгецатэ

Помидоры Roşii Роший

Капуста Varză Варзэ

Салат (зеленый) Salată (verde) Салатэ (верде)

Лук Ceapă Чеапэ

Чеснок Usturoi Устурой

Морковь Morcov Морков

Молоко Lapte Лапте

Йогурт Iaurt Яурт

Карп Crap Крап

Сметана Smântână Смынтынэ

Фарэль Pastrăv Пэстрэв

Сыр Telemea Телемя

Брынза Brînză Брынзэ

Сахар Zahăr Захэр

Масло сливочное Unt Унт

Абрикосы Caise Каисе

Вишни Vişine Вишине

Огурцы Castraveţi Кастравець

Персики Piersici Пьерсич

Яблоки Mere Мере

Груши Pere (prăsade) Пере (прэсаде)

Сливы Prune Пруне

Малина Zmeură Змеурэ

Картофель Cartofi Картофь

Клубника Căpşune Кэпшуне

Апельсины Portocale Портокале

Баклажаны Vinete Винете

«Ресторан»

Дайте пожалуйста… Daţi-mi, vă rog Даци-мь, вэ рог

Дайте нам, пожалуйста, меню Daţi-ne, vă rogăm, meniul Даци-не, вэ ругэм, мениул

Дайте, пожалуйста, счет Vă rog, faceţi plata Вэ рог, фачець плата

Где можно обменять валюту? Unde se poate schimba valuta? Унде се поате скимба валутэ?

Кофе Cafea Кафя

Сок апельсиновый Suc oranjadă Сук оранжадэ

Вода минеральная Apă mineral Апэ минералэ

Пиво Bere Бере

Вино (белое/красное) Vin (alb/negru) Вин (алб/ негру)

Водка Votcă Воткэ

Соль Sare Саре

Хлеб Pîine Пыне

Жареный судак Şalău prăjit Шалэу прэжит

Картошка жареная Cartofi prăjiţi Картофь прэжиць

Картошка отварная Cartofi ţărăneşti Картофь цэрэнешть

Яичница Ouă ochi Оуэ окь

Плов рисовый Pilaf de orez Пилаф де орез

Омлет Omletă Омлетэ

Грибы соте Ciuperci sote Чуперчь соте

Овощи ассорти Legume asortate Легуме асортате

Салат болгарский Salată bulgărească Салатэ булгэряскэ

Салат ассорти Salată asortată Салатэ асортатэ

Куриный суп Ciorbă de pui Чорбэ де пуй

Пончики Papanaşi Папанашь

Суп с фрикадельками Supă de perişoare Супэ де перишоаре

Блины с вареньем Clătite cu gem Клэтите ку джем

Суп из потрохов Ciorbă de burtă Чорбэ де буртэ

Мороженое Îngheţată Ынгецатэ

Овощной суп Ciorbă de legume Чорбэ де легуме

фруктовый салат Salată de fructe Салатэ де фрукте

Свиная отбивная Cotlet de porc Котлет де порк

Гамбургер Piftea Пифтеа

Рагу с мамалыгой Tochitură cu mămăligă Токитурэ ку мэмэлигэ

Пирожные с кремом Prăjituri cu cremă Прэжитурь ку кремэ

Шашлык Frigărui Фригэруй

плавленый сыр Brînză topită Брынзэ топитэ

«Числа и цифры»

0 Zero зеро

1 Unu уну

2 Doi дой

3 Trei трей

4 Patru патру

5 Cinci чинчь

6 Şase шасе

7 Şapte шапте

8 Opt опт

9 Nouă ноуэ

10 Zece зече

11 Unsprezece унспрезече

12 Doisprezece дойспрезече

13 Tresprezece трейспрезече

14 Partrusprezece патруспрезече

15 Cincisprezece чинчьспрезече

16 Şaisprezece шайспрезече

17 Şaptsprezece шаптеспрезече

18 Optsprezece оптспрезече

19 Nouăsprezece ноуэспрезече

20 Douăzeci доуэзечь

21 Douăzeci şi unu доуэзечь ши уну

22 Douăzeci şi doi доуэзечь ши дой

30 Treizeci трейзечь

40 Patruzeci патрузечь

50 Cinzeci чинчьзечь

60 Şaizeci шайзечь

70 Şaptzeci шаптезечь

80 Optzeci оптзечь

90 Nouăzeci ноуэзечь

100 O Sută о сутэ

200 Doi sute доуэ суте

300 Trei sute трей суте

400 Patru sute патру суте

500 Cinci sute чинчь суте

1 000 O mie о мие

2 000 Doi mii доуэ мий

5 000 Trei mii трей мий

1 000 000 Milion милион

«Туризм»

Где ...? Unde este ...? Унде есте...?

Сколько стоит билет? Cât costă biletul? Кыт костэ билетул?

Билет Bilet Билет

Поезд Tren Трен

Автобус Autobuz Аутобуз

Метро Metrou Метроу

Аэропорт Aeroport Аеропорт

Вокзал Gară Гарэ

Автовокзал Staţie de autobuz Стацие де аутобуз

Отправление Plecare Плекаре

Прибытие Sosire Сосире

Гостиница Hotel Хотел

Комната Cameră Камерэ

Паспорт Paşaport Пашапорт

Компания Е-Транс оказывает услуги по переводу и заверению любых личных документов, например, как:

  • перевести аттестат с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод аттестата с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к аттестату с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к аттестату с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести диплом с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод диплома с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к диплому с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к диплому с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести доверенность с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод доверенности с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести паспорт с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод паспорта с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести заграничный паспорт с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод заграничного паспорта с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести права с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод прав с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести водительское удостоверение с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод водительского удостоверения с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести экзаменационную карту водителя с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод экзаменационной карты водителя с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приглашение на выезд за рубеж с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод приглашения на выезд за рубеж с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести согласие с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод согласия с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о рождении с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о рождении с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести вкладыш к свидетельству о рождении с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод вкладыша к свидетельству о рождении с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о браке с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о браке с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о перемене имени с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о перемене имени с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о разводе с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о разводе с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о смерти с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о смерти с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ИНН с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ИНН с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ОГРН с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ОГРН с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести выписку ЕГРЮЛ с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод выписки ЕГРЮЛ с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • нотариальный перевод устава, заявления в ИФНС с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод устава, заявлений в ИФНС с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести налоговую декларацию с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод налоговой декларации с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о госрегистрации с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о госрегистрации с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о праве собственности с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о праве собственности с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести протокол собрания с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод протокола собрания с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести билеты с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод билетов с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод справки с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку о несудимости с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод справки о несудимости с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести военный билет с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод военного билета с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести трудовую книжку с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод трудовой книжки с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок убытия с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод листка убытия с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок выбытия с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод листка выбытия с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • перевести командировочные документы с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением; перевод командировочных документов с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением;
  • и нотариальный перевод, перевод с нотариальным заверением с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением других личных и деловых документов.

    Оказываем услуги по заверению переводов у нотариуса, нотариальный перевод документов с иностранных языков. Если Вам нужен нотариальный перевод с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением паспорта, загранпаспорта, нотариальный с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением перевод справки, справки о несудимости, нотариальный перевод с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением диплома, приложения к нему, нотариальный перевод с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением свидетельства о рождении, о браке, о перемене имени, о разводе, о смерти, нотариальный перевод с румынского языка на русский язык или с русского языка на румынский язык с нотариальным заверением удостоверения, мы готовы выполнить такой заказ.

    Нотариальное заверение состоит из перевода, нотариального заверения с учётом госпошлины нотариуса.

    Возможны срочные переводы документов с нотариальным заверением. В этом случае нужно как можно скорее принести его в любой из наших офисов.

    Все переводы выполняются квалифицированными переводчиками, знания языка которых подтверждены дипломами. Переводчики зарегистрированы у нотариусов. Документы, переведённые у нас с нотариальным заверением, являются официальными и действительны во всех государственных учреждениях.

    Нашими клиентами в переводах с румынского языка на русский язык и с русского языка на румынский язык уже стали организации и частные лица из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга, Казани и других городов.

    Е-Транс также может предложить Вам специальные виды переводов:

    *  Перевод аудио- и видеоматериалов с румынского языка на русский язык и с русского языка на румынский язык. Подробнее.

    *  Художественные переводы с румынского языка на русский язык и с русского языка на румынский язык. Подробнее.

    *  Технические переводы с румынского языка на русский язык и с русского языка на румынский язык. Подробнее.

    *  Локализация программного обеспечения с румынского языка на русский язык и с русского языка на румынский язык. Подробнее.

    *  Переводы вэб-сайтов с румынского языка на русский язык и с русского языка на румынский язык. Подробнее.

    *  Сложные переводы с румынского языка на русский язык и с русского языка на румынский язык. Подробнее.

    Контакты

    Как заказать?

  •  Сделано в «Академтранс™» в 2004 Copyright © ООО «Е-Транс» 2002—2017