EN
   Е-Транс
    Главная        Контакты     Как заказать?   Переводчикам   Новости    
*  Переводы
Письменные профессиональные


Письменные стандартные


Устные


Синхронные


Коррекция текстов


Заверение переводов
*  Специальные
 Сложные переводы


 Медицинские


 Аудио и видео


 Художественные


 Локализация ПО


 Перевод вэб-сайтов


 Технические
*  Контакты
8-(383)-328-30-50

8-(383)-328-30-70

8-(383)-292-92-15



Новосибирск


* Красный проспект, 1 (пл. Свердлова)


* Красный проспект, 200 (пл. Калинина)


* пр. Карла Маркса, 2 (пл. Маркса)
*  Клиентам
Отзывы


Сертификации


Способы оплаты


Постоянным Клиентам


Аккаунт Клиента


Объёмные скидки


Каталог РФ


Дополнительные услуги
*  Разное
О Е-Транс


Заказы по Интернету


Нерезидентам


Политика в отношении обработки персональных данных


В избранное  значок в избранном









Информация о хеттском языке
Хеттский язык

Хеттский язык, один из языков хетто-лувийской (анатолийской) группы индоевропейской семьи, мертвый язык народа, населявшего во II тыс. до н.э. центральную и северную часть Анатолии. Историю хеттского языка можно разделить на три периода: древний (конец 17 в. до н.э. – конец 16 в.), средний (начало 15 в. – первая половина 14 в.) и новый (до падения хеттской империи в начале 12 в. до н.э.); в последнем часто выделяются так называемый позднехеттский период (с середины 13 в. до н.э.). Древнейшие следы хеттского языка – имена собственные и отдельные лексемы в каппадокийских табличках староассирийских колоний в Кюльтепе-Канесе, Богазкее-Хаттусасе, Алишаре, датируемые 19 – серединой 18 вв. до н.э. Собственно хеттская клинопись была заимствована в северной Сирии (по-видимому, из района Алеппо) в середине 17 в. до н.э. и принадлежит к северо-западному периферийному изводу вавилонской клинописи, которая весьма несовершенно передает фонетическую систему хеттского языка, так как в ней не различаются гласные o и u, частично также e и i, долгота/краткость гласных; некоторые консонантные группы, особенно в начале слова; противопоставление глухих и звонких отражается лишь частично при помощи определенных орфографических приемов (возможно, заимствованных из хурритской графики). Лексика в значительной мере скрыта из-за широкого использования шумеро- и аккадограмм (т.е. шумерских и аккадских слов вместо хеттских).

Являясь первым в истории индоевропейским языком с письменной фиксацией, хеттский сохраняет многие архаичные черты, наряду с которыми имеются явные инновации. Сохраняются по крайней мере два ларингала, старое *o дает a, *r, *l > ar, al, сохранены старые лабиовелярные смычные. С другой стороны, для хеттского языка характерна ассибиляция старых сочетаний *dj > dz,*ti > tsi. В именной морфологии различаются два рода – общий и средний. Имеются остатки старого двойственного числа. На протяжении истории хеттского языка отмечается постоянная редукция системы падежных отношений: от др.-хеттских восьми падежных форм (в ед. ч.) к ново-хеттским пяти; во множ. ч. с древнего периода наблюдается синкретизм именительного и звательного падежа, дательного и направительного (аллатива), отложительного (аблатива) и творительного. В именном склонении продолжает сохранять продуктивность гетероклитический тип – например, с чередованием основ на -r-/-n-, допускающий также различные варианты аблаута (чередования гласных), а часто и изменение места ударения. Прилагательные практически полностью изменяются по типу существительных, однако в некоторых основах, в частности на -i и на -u, проявляются остатки старого аблаута. Общеиндоевропейские типы образования степеней сравнения сохранились лишь в единичных лексикализованных случаях. Глагольная система отличается, с одной стороны, простотой (два времени – презенс и претерит, два наклонения – индикатив и императив, два залога – актив и медиопассив, два числа – единственное и множественное). Особенностью хеттского языка является выделение двух типов спряжения: на -mi и на -hi. Известно лишь одно причастие на -nt-, залоговая семантика которого зависит от переходности/непереходности исходной основы; старое индоевропейское причастие на *-to- выявляется только в нескольких лексикализованных образованиях. Интересны 3 л. множ. ч. претерита на -er, а в среднехеттском и на -ar. Лишь в балтийском и тохарском находит аналогии 1 л. ед. ч. императива на -lu. Архаичным является продуктивный аблаут в глагольной основе, а также широкое использование старого суффикса -ske- c весьма размытым кругом значений. Различного рода отглагольные образования (инфинитивы, супины) явно индоевропейского происхождения, но точных соответствий нигде не обнаруживается. Глагольное словообразование по преимуществу суффиксальное, но есть и префиксальные формы. Оригинальной чертой является сращение послелогов с личыми местоимениями типа katti-mi «у меня» (подобное явление наблюдается в кельтских и тохарских, а также в семитских языках). В среднехеттском именные композиты встречаются весьма редко, в отличие от архаичных хеттских имен собственных, засвидетельствованных в каппадокийских табличках.

В отличие от греческого и латинского хеттское имя существительное имеет только два рода, выражающие соответственно одушевленность и неодушевленность; имена прилагательные в неодушевленном роде имеют нулевую флексию в именительном и винительном падежах единственного числа. В склонении множественного числа сходство с индоевропейскими языками не столь заметно. Двойственного числа в хеттском языке нет.

Энклитичные личные местоимения – mu («ко мне»), – ta («к тебе») и – si («к нему») содержат те же согласные звуки, что и соответствующие латинские местоимения – me («мне»), – te («тебе») и – se («себе самому»).

Глагол имеет два залога – актив и медиопассив. Спряжение глагола в активном залоге разительно схоже со спряжением греческих глаголов на – μι.

Существует также другой тип активного спряжения, до некоторой степени близкий к спряжению перфекта в других языках, но здесь сходство не столь очевидно, а признаков семантического различия между глагольными окончаниями двух этих типов не наблюдается.

С другой стороны, в лексике индоевропейский элемент проявлен относительно слабо. Этимология некоторых слов, несомненно, индоевропейская:

Однако большая часть словарного состава имеет неиндоевропейское происхождение. Вот лишь несколько примеров: tanduki – «род человеческий»; totita – «нос»; kunna – «правая (рука)»; taptappa – «гнездо»; amiyara – «канал».

С углублением наших познаний в хеттском языке развернулась широкая дискуссия о том, какое именно место он занимает в индоевропейской семье. Довольно скоро было подмечено, что в хеттском отсутствуют основные признаки так называемых satem-языков (переход первоначального k – в s, qu – в k, а e – в o или a), из чего сделали вывод, что хеттский принадлежит к centum-группе (включающей латинский, греческий, кельтский и различные германские языки). Но дальнейшие исследования показали, что такое отнесение весьма сомнительно, и сейчас общим признанием пользуется версия, согласно которой хеттский язык относится к особой ветви индоевропейских языков, не совпадающей ни с одной из десяти ветвей, выделенных к настоящему времени. Многие ученые идут еще дальше. Там, где в языках прочих десяти ветвей образовались общие инновации, в хеттском языке сохранились следы архаических форм, и на этом основании высказывают гипотезу, что хеттская ветвь отделилась от праязыка раньше прочих. Но другие исследователи не соглашаются с таким предположением, и вопрос этот до сих пор остается в высшей степени спорным.

Следует отметить, что в известном отношении хеттский язык оказал индоевропеистике важную услугу. Издавна считалось, что различные формы, которые приобретают определенные слова в различных языках, можно удовлетворительно объяснить только допущением, что все эти языки утратили определенные гортанные (ларингальные) звуки, первоначально присутствовавшие в праязыке. Однако в хеттском языке буква h часто встречается в позициях, точно соответствующих тем, где в других языках предположительно утратился гортанный звук, и этот факт, вне зависимости от его детальной интерпретации (к примеру, от того, как именно произносилась эта буква h), нанес сокрушительный удар по так называемой «ларингальной» теории в целом.

Распознать истинную природу этого языка первым дешифровщикам помешали особенности хеттского письма. Заимствованная хеттами клинопись представляла собой слоговое письмо: каждый знак читался как слог, состоящий из сочетания «гласный+согласный», «согласный+гласный» или «согласный+гласный+согласный». Такое письмо хорошо приспособлено к семитским языкам, где редко встречаются стечения более двух согласных, но в хеттском (как и в других индоевропейских языках) такие группы часты, и на письме хетты были вынуждены обозначать их сочетанием слоговых знаков, при последующем прочтении которых гласные опускались. Еще одно затруднение заключалось в том, что звонкие и глухие согласные (например, d и t, b и p, g и k) различались на письме не соответствующими знаками, как в аккадском (эти знаки хетты использовали беспорядочно), а при помощи такой условности, как удвоение букв для обозначения глухих согласных. В результате из-за обилия лишних гласных и согласных многие слова искажаются до неузнаваемости.

В связи с этим можно отметить еще одну особенность хеттского письма – аллографию, то есть практику обозначения произносимого слова на письме иным словом. Хеттские тексты изобилуют вставками аккадских и шумерских слов, причем последние, как правило, записываются одиночным знаком, опознать в котором «идеограмму» (точнее говоря, «шумерограмму») нередко удается лишь по контексту, так как подобный знак может совпадать с одним из тех, которыми обозначаются обычные слоги. Но при чтении эти «иностранные» слова, вероятно, не произносились (во всяком случае, шумерские не произносились наверняка), они просто обозначали соответствующее хеттское слово, которое следовало подставлять на их место. Несомненно, писцы пользовались этим приемом как своего рода скорописью. С точки зрения исследователя, он имеет как свои достоинства, так и недостатки. С одной стороны, тексты, содержащие много аккадских слов, можно частично перевести еще до расшифровки хеттских слов; но, с другой стороны, правила аллографии были, по-видимому, настолько жесткими, что многие употребительные хеттские слова (такие, например, как «женщина», «овца», «медь» и т. д.) вообще никогда не записывались фонетически, а потому до сих пор нам неизвестны.

Если же «иностранные» слова предназначались для буквального прочтения, то в текстах их предварял значок, соответствующий нашим кавычкам. Определить, к какому языку принадлежит такое слово, нередко бывает затруднительно.

Современные ученые назвали этот клинописный язык – официальный язык страны Хатти – «хеттским», и термин этот получил всеобщее признание; однако в строгом смысле слова он неточен. Дело в том, что в текстах словом hattili (буквально «на хеттском языке») предваряются фрагменты, написанные на совершенно ином языке, о котором речь пойдет в следующем разделе. Обнаружив это, ученые принялись искать в текстах подлинное название официального языка. Но Грозный решил, что его следует называть «неситским» (т. е. языком города Неса), а Форрер отдал предпочтение термину «канишский» (т. е. язык города Каниш), и, поскольку к единому мнению прийти не удалось, термин «хеттский» так и остался общепринятым. Недавно было высказано предположение, что словом nasili, от которого Грозный произвел термин «неситский», в действительности обозначался некий иной язык и что в текстах название официального языка не встречается вовсе. Что же касается названия «канишский», то попытка его введения основана на том факте, что многие фрагменты на хеттском обозначены как слова некоего «певца из Каниша» (возможно, этот язык использовался в канишских религиозных обрядах).

В синтаксисе характерной чертой хеттского языка является обобщение в начале главного предложения вводной частицы nu (ср. рус. ну, ныне и т.п.), обычно с последующим комплексом энклитик, часто заканчивающимся фразовыми частицами с неясными функциями (в др.-хет. -an, -apa, -asta, -san, -kan); к новохеттскому периоду стала употребляться только последняя из этих частиц. В предложении преобладает паратаксис (сочинение), из подчиненных предложений преобладают относительные, вводимые различными союзами с основой kui-.

История изучения

Первые две таблички на хеттском языке были обнаружены в 1887 году при раскопках египетского архива в Телль эль-Амарне. В 1902 году Йоргеном Александром Кнудтцоном в книге «Die zwei Arzawa-Briefe» было сделано предположение о принадлежности хеттского языка к индоевропейской языковой семье. Позиция учёного не была принята научным сообществом, и даже он сам от неё отказался в 1915 году.

В 1905 году большое количество табличек, написанных знакомой аккадской клинописью, но на неизвестном языке, было обнаружено Гуго Винклером в современной деревне Богазкёй на месте бывшей Хаттусы, столицы империи хеттов. Этот язык был идентичен языку табличек из Тель эль-Амарны. Расшифрован хеттский язык был чешским ассирологом Бедржихом Грозным, опубликовавшим в 1915 г. работу «Lösung des hethitischen Problems», а в 1917 г. более полный труд «Die Sprache der Hethiter, ihr Bau und Zugehörigkeit zum indogermanischen Sprachstamm; ein Entzifferungsversuch».

Грозный обнаружил в тексте, записанном аккадской клинописью с использованием одной идеограммы на неизвестном языке, фрагмент, который, будучи транскрибирован латиницей, выглядел как nu NINDA-an e-i-iz-za-te-ni wa-a-tar-ma e-ku-ut-te-ni. Идеограмма NINDA на шумерском языке означает «хлеб», и Грозный предположил, что фрагмент содержит слово «есть». Основываясь на предположении о индоевропейском происхождении хеттского языка, он далее предположил, что фрагмент e-i-iz-za-te-ni обозначает «вы едите». Это следовало и из сравнения группы e-iz-za-at-te-ni с латинским edo, древневерхненемецким ezzan, немецким essen и т. д., означающими «есть». То, что глагол «есть» находится в форме настоящего времени, позволило предположить сравнение хеттского ni с древнеиндийским пи, греческим пу, древневерхненемецким пи, немецким nun, чешским nyni («ныне», «теперь»). Таким же образом, путём сравнений хетского wa-a-tar с английским water, древнесаксонским watar, немецким Wasser и хеттского eku — «пить» с латинским aqua — «вода» было сделано предположение, что фрагмент wa-a-tar-ma e-ku-ut-te-ni означает «а воду вы пьёте». Сходство с другими языками указывало на то, что неизвестный язык является индоевропейским. Фрагмент текста удалось перевести как «Теперь вы едите хлеб, а воду вы пьёте». Грозный, основываясь на этом предположении, вскоре расшифровал весь остальной текст.

После Грозного дешифровкой и изучением хеттского языка занимались Ф. Соммер, Х. Эхелольф, Й. Фридрих и А. Гётце, благодаря работам которых хеттский стал понятным и легко читаемым. Долгое время наиболее авторитетной грамматикой хеттского языка была «Hethitisches Elementarbuch» Й. Фридриха (первый том вышел в 1940 г., второй в 1946 г.). Среди наиболее значительных послевоенных работ — «Vergleichende Laut- und Formenlehre des Hethitischen» Х. Кронассера и «Хеттский язык» Вяч. Вс. Иванова.

В 1952 году был издан словарь хеттского языка (нем. Hethitisches Wörterbuch) Й. Фридриха. После смерти Фридриха этот словарь с дополнениями и уточнениями И. Хоффмана стал выходить в многотомной версии. В 1974 г. начались работы над The Hittite Dictionary of the Oriental Institute of the University of Chicago, а двумя другими пока неоконченными многотомными словарями хеттского языка являются этимологические словари Hittite Etymological Dictionary Я. Пухвела (издаётся с 1984 г.) и Hethitisches Etymologisches Glossar Й. Тишлера (издаётся с 1977 г.). В 2008 г. вышел однотомный Etymological Dictionary of the Hittite Inherited Lexicon А. Клукхорста.

В глубокой древности на территории Турции и Сирии существовала могущественная держава, которая была соперницей Египта и Двуречья,— третья великая держава Древнего Востока.

Раскапывая города хеттов — такое имя носили жители этой древней страны, — ученые нашли десятки тысяч глиняных табличек, покрытых клинописными знаками. Ученые могли читать их, но понимали далеко не всё. Большая-часть текстов была написана на аккадском (вавилонском) языке, хорошо известном востоковедам. Этот язык был на Древнем Востоке своего рода «латынью», международным языком науки и дипломатии. Но многие тексты скрывали какой-то другой язык. Какой? Вывод напрашивался сам собой: конечно же, хеттский! Но как разгадать его тайну? Какой из известных науке языков нужно привлечь, чтобы найти ключ к загадке хеттов?

Быть может, это какой-нибудь из многочисленных и своеобразных языков Кавказа? Ведь именно на Кавказе сохранились древнейшие языковые традиции, именно там прослеживается глубокая связь с древними культурами Малой Азии. Но тщетны были попытки исследователей открыть «кавказским ключом» тайну хеттского языка. Столь же безуспешны были поиски других «ключей-языков»: египетского, шумерского, древнееврейского, даже японского и языка инков Перу!

И все-таки ключ был найден. Причем открытие было настолько удивительным, что вначале мало кто мог поверить ему: уж слишком неожиданным оказался этот ключ. Сравните сами: хеттское слово «дулуга» означает «долгий, длинный». Хеттское «вадар» и русское «вода» имеют одинаковое значение, так же как хеттское «хаста» и русское «кость», хеттское «небис» и русское «небеса». И по-русски, и по-хеттски числительное 3 звучит как «три». Хеттский язык оказался родствен русскому! И не только русскому, но и английскому, греческому, литовскому и другим языкам великой индоевропейской семьи.

Ранее считалось, что самые древние тексты на индоевропейских языках дошли до нас в древнейшем индийском эпосе «Ригведа», сложившемся в середине II тысячелетия до н.э. Открытие тайны хеттского языка позволило ученым глубже проникнуть во тьму времен, вплоть до XVIII в. до н.э. Этим временем датируется древнейший хеттский, а следовательно, и индоевропейский памятник письменности, так называемая надпись царя Аниттаса.

Тайну хеттского языка удалось раскрыть гениальному чешскому ученому Бедржиху Грозному. Б. Грозный использовал принципы сравнительно-исторического метода. Ведь надо было найти не простое сходство по звучанию и по смыслу хеттских слов со словами других индоевропейских языков, а закономерное соответствие между хеттскими звуками и звуками латинскими, древнегреческими, готскими, санскрита и т. д.! Найти в словах, в морфемах, при сходстве их значения.

Именно так работал Б. Грозный. И обнаружилось, что хеттские данные позволяют глубже и точнее изучить прошлое индоевропейских языков, помогают развитию и совершенствованию сравнительно-исторического метода.

Но кроме клинописи хетты пользовались и рисуночным, иероглифическим письмом. На протяжении шести десятилетий тщетными были попытки проникнуть в смысл иероглифов Малой Азии, хотя их предпринимали такие корифеи, как Бедржих Грозный. Наконец, в 1930 г. ученым из Италии, Германии, США удалось найти иероглиф, передающий понятие «сын», и в связи с этим разгадать генеалогию хеттских царей. Вслед за тем была выявлена типичная для многих древних надписей «формула проклятия» в адрес тех, кто посмел бы повредить надпись, — это помогло выяснить строй предложения.

И все-таки данных было слишком мало, чтобы с достаточной уверенностью определить, на каком же языке написаны иероглифические тексты.

Осенью 1947 г. на холме Каратепе — «Черная гора» — археолог Боссерт нашел несколько длинных надписей, часть которых сделана иероглификой, а часть — финикийскими письменами. Это была «билингва», текст, написанный на двух языках, содержание обоих частей текста совпадало! Причем, к радости и удовлетворению ученых, чтение знаков и грамматические формы, установленные ранее на основе анализа структуры текстов, в основном подтвердились. Двуязычный текст из Каратепе, таким образом, был не началом дешифровки, а ее подтверждением и завершением.

Данные «билингвы» подтвердили предположение, ранее оспариваемое, о том, что язык иероглифов Малой Азии — индоевропейский. Правда, он несколько отличался от хеттского, но состоял с ним в тесном родстве. После этой находки Боссерта дешифровка иероглифов Малой Азии двинулась вперед семимильными шагами.

И все-таки в изучении иероглифического письма Малой Азии до сих пор еще много неясного, а древнейшие надписи и сегодня не прочтены. На территории Армении, где когда-то существовало государство Урарту, найдены иероглифические надписи, сделанные как хеттским рисуночным письмом, так и письмом совершенно особым, «протоурартским», которое остается загадкой для исследователей.

По мере изучения хеттского языка все отчетливее выявляется общеиндоевропейский характер его основного лексического фонда: в последние годы выявлены такие лексемы, как hasterza «звезда», suwais «птица», nignas «брат» и др., ранее скрытые под шумеро- и аккадограммами. Громадное число иноязычных слов зафиксировано в хаттских и хурритских ритуалах, где они представляют собой специальные термины и, в общем, выступают в роли окказионализмов. Естественно, что некоторое количество заимствований вошло в фонд хеттского языка из того же хаттского (древнейший слой лексики), хурритского и аккадского, но большей частью из другого анатолийского языка – лувийского.

Есть все основания считать, что со времени царствования Муваталлиса II (ок. 1280 до н.э.), а возможно и ранее новохеттский язык был уже мертвым и использовался исключительно в письменных документах, играя примерно такую же роль, как латинский язык в раннесредневековой Европе; разговорным же языком стал лувийский. Это подтверждается, в частности, и тем, что после падения империи потомки и наследники царствовавшей династии составляли свои надписи исключительно на (иероглифическом) лувийском языке, хеттский же исчез бесследно.

Хеттский язык характеризуется как многими архаичными чертами, так и рядом инноваций. В области фонетики отмечаются сохранение ларингальных согласных; переход *ō̆ > ā̆, *r̥ > ar, l̥ > al; сведение трёх рядов смычных к двум, сохранение старых лабиовелярных согласных. К особенностям хеттской морфологии относятся реликты противо¬по¬став¬ле¬ния по признаку активности — инактивности; отсутствие форм степеней сравнения; наличие двух серий глагольных флексий и сочетаний послелогов с местоимениями. В области синтаксиса отмечаются начальные комплексы энклитик в предложении, слабое развитие подчинительных связей. Лексика древнейшего периода подверглась влиянию хаттского языка, позднего периода — хурритского и аккадского языков.

В истории хеттского языка выделяют три периода: древний (1650—1450 гг. до н. э.), средний (1450—1380 гг. до н. э.) и новый (1380—1175 гг. до н. э.). Отдельные хеттские слова и личные имена появляются в древнеассирийских текстах уже с XX века до н. э., но полностью хеттские тексты относятся к XVII—XII вв. до н. э. Подавляющее большинство текстов сохранилось в записях Нового царства, включая копии древнехеттских памятников.

Хе́тты (др.-греч. Χετταΐοι, самоназвание Nesili, Kanesili) — индоевропейский народ бронзового века, обитавший в Малой Азии, где основал Хеттское царство (Хатти).

В последние века своего существования хетты создали могущественное Новохеттское государство, при Суппилулиуме I существенно распространившее своё влияние на Ближнем Востоке и вступившее в военную конфронтацию с региональным гегемоном — Египтом. При Тутмосе III хетты ещё присылали египтянам богатые дары, но от фараона Хоремхеба до Рамсеса II (XIV—XIII век до н. э.) две конкурирующие силы вели войны за контроль над Сирией (частью которых была битва при Кадеше). После уничтожения Хеттского царства под ударами «народов моря» (во время так называемой «катастрофы бронзового века») народ хеттов пришел в упадок. Отдельные неохеттские государства продолжали существовать на периферии Хеттского царства в Сирии и на юге Анатолии, пока не были разгромлены ассирийцами.

1. Открытие хеттов



Хетты были известны до середины прошлого столетия только по данным Библии. В русском переводе Библии «сынами хеттовыми», «сынами Хета», «хеттеями», «хеттеянами» названа одна из доевропейских народностей Палестины и Сирии. Именно поэтому ученые сперва считали родиной хеттов Палестину или Сирию, что не подтвердилось дальнейшими исследованиями. Что касается античных авторов, то они вообще не имели представления о хеттах.

Существование хеттов как одного из крупных народов древнего Востока подтвердилось в прошлом веке успешной дешифровкой египетской иероглифики и аккадской клинописи.

С конца прошлого столетия о хеттах стало известно также из клинописных текстов архива из Телль-Амарны в Египте, содержавшего дипломатическую переписку египетских фараонов (в частности, Аменхетепа III и Аменхетепа IV — Эхнатона) с разными царями государств Ближнего Востока (на аккадском языке). Судя по этой переписке, Хеттское царство могло рассматриваться как сильное государство, центр которого находился где-то к Малой Азии, а его политическое влияние распространялось на районы Северной Сирии, где сталкивались интересы египтян, хеттов и Митанни. Было ясно, что Хеттское царство (по-египетски, в условном чтении, Хета; по-аккадски Хатти) являлось крупнейшей державой древнего Востока, соперничавшей как с Египтом, так и с Ассирией.

Предположение о господстве хеттов в Малой Азии полностью подтвердилось только с начала нашего столетия, когда в 1906—1912 гг. под руководством немецкого востоковеда Г. Винклера производились первые археологические раскопки в турецком селении Богазкёй (в 150 км к востоку от Анкары). Археологи открыли здесь тысячи клинописных табличек, часть которых была составлена на аккадском языке, а подавляющее большинство написано хорошо знакомой аккадской клинописью, но на каком-то неизвестном тогда древнем языке, дешифровкой которого сразу занялись ученые. Уже в 1915 г. чешскому исследователю Б. Грозному удалось определить характер этого языка и заключить, что он принадлежал к индоевропейской языковой семье. Ученые назвали его «хеттским клинописным» (в отличие от «хеттского иероглифического» — вернее, лувийского,— образцы которого также были обнаружены в Северной Сирии и Малой Азии еще до начала прошлого века). Само древнее население Малой Азии называло «хеттский клинописный» язык «неситским» (по имени г. Неса). В том же архиве были найдены тексты и на других древних языках Малой Азии.

Дешифровка найденных в Богазкёе табличек показала, что обнаружен клинописный архив, содержащий тексты разного характера. На месте Богазкёя была расположена столица хеттов — Хаттуса, или Хаттуша. Свою страну (и царство в целом) хетты обозначали термином «Хатти». Основная территория распространения собственно хеттов (неситов) включала в себя не Палестину и Сирию, как предполагалось раньше, а центральную часть Малой Азии. Большая часть Анатолии и районы Северной Сирии (а порой и Северной Месопотамии) лишь подчинялись хеттам.

Расшифровка хеттских клинописных текстов из Богазкёя положила начало новой науке — хеттологии, изучающей историю, языки и культуру населения Малой Азии (с древнейших времен до середины I тысячелетия до н. э.). Археологические раскопки, ведущиеся и поныне в разных местах Малой Азии, выявили не только новые клинописные тексты, но и ценнейшие памятники материальной культуры, свидетельствующие о том, что корни исторического развития Малой Азии уходят от II тысячелетия до н. э. далеко в глубь веков.

2. Дохетский период в Цнтральной Малой Азии

Азиатская часть современной Турции — п-ов Анатолия,— издревле называемая и Малой Азией,— один из древнейших очагов цивилизации. Недавно в Чатал-хююке, в центральной части Малой Азии, археологи обнаружили неолитическое поселение городского типа с росписями в святилищах и с мелкой культовой скульптурой, которое датируется VII—V тысячелетиями до н. э. Оно имело оживленные связи с отдаленными районами.

Раннеисторическое развитие Малой Азии продолжалось и в последующие эпохи, когда окончательно образовались отдельные культурно-экономические районы в западной и восточной, в северной и южной, а также в центральной области Анатолии. В периоды энеолита и ранней бронзы значительных успехов в экономическом и культурном развитии добились центральная и восточная части Малой Азии, на что указывают датируемые IV— III тысячелетиями до н. э. археологические материалы, добытые на городищах Аладжа-хююк, Алищар-хююк, Хороз-тепе. Именно в Центральной Анатолии позднее было создано Хеттское царство, просуществовавшее на протяжении почти всего II тысячелетия до н. э.

Малая Азия была связующим звеном, своеобразным мостом, соединяющим Ближний Восток с эгейским миром и Балканским полуостровом. Особо важную роль в этих связах играл город Троя, стоявший на азиатском берегу у Геллеспонта, или Дарданелльского пролива, который ведет из Эгейского моря (части Средиземного) в Черное море. Здесь ясно ощущалось взаимовлияние племен Балканского и Малоазийского полуостровов. Однако не только благоприятным географическим расположением отличалась Малая Азия в древности. Решающую роль в экономическом и культурном развитии Анатолии сыграли ее природные богатства, в особенности металлы (медь, серебро, свинец, золото), которые давно привлекали внимание и соседних с Малой Азией стран древнего Ближнего Востока.

Уже к III тысячелетию до н. э. укрепленные пункты, расположенные на холмах восточной части п-ва Малая Азия, являлись центрами экономической, политической и культурной жизни малоазийских племен. Однако древнейшие эти племена не были хеттами-неситами (индоевропейцами), которые появились в Малой Азии, согласно письменным источникам, лишь позднее, вероятно с конца III тысячелетия до н. э. Ученые называют древнейшие коренные племена «протохеттами» (т. е. жившими в указанных частях Анатолии до образования Хеттского государства) или хаттами, поскольку язык их назван в хеттских клинописных текстах, составленных во второй половине II тысячелетия до н. э., хаттским. Этот термин происходит от названия центральной части страны хаттов — Хатти (это название лишь позднее заимствовали хетты-неситы для обозначения своей страны). Центром их политической и культурно-экономической жизни был город Хаттуса.

Природные богатства приводили в Анатолию купцов разных стран древнего Ближнего Востока. Согласно одной поздней хеттской легенде, например, аккадские купцы появились в Малой Азии якобы еще в XXIV в. до н.э., т.е. в период правления Саргона Древнего, царя Аккада.

К началу II тысячелетия до н. э. в Малой Азии среди местного населения проживали торговцы из разных стран — в основном из Ашшура и Северной Сирии. Это мы узнаем из так называемых каппадокийских (по более позднему названию восточной части Малой Азии) клинописных табличек, обнаруженных на городище Кюль-тепе (близ современного Кайсери), на месте которого в древности был расположен г. Каниш (он же Неса), в Богазкёе (Хаттусе) и Алишар-хююке (возможно, древнем городе Амкува).

Согласно данным «каппадокийских» табличек, иностранными купцами с целью лучшей организации торговли в Малой Азии были созданы торговые поселения двух типов — карум (букв. «гавань» — колония иноземных торговцев, имевшая при местном городе-государстве права автономного самоуправления) и вабартум — торговый стан. Организованный центр всех иноземных торговых общин располагался в каруме Каниша.

Среди купцов торговых колоний при городах Малой Азии были местные уроженцы, но особенно много было граждан г. Ашшура; они же занесли в Малую Азию первую письменность и письменный язык — староассирийский диалект аккадского. Через них Ашшур оказывал большое влияние на деятельность торговых общин. Но карум Каниша мог самостоятельно заключать договоры с местными правителями. Задачей торговых колоний была организация торговли серебро-свинцовыми рудами и шерстью.

По-видимому, руда очищалась в Ашшуре, где постепенно скопилось много свинца, который даже стал мерилом цен. Велась оживленная торговля медью и бронзой, преимущественно внутри самой Малой Азии. В ней было известно и железо (по-видимому, не только метеоритное), но места его добычи сохранялись местными жителями в величайшей тайне, и вывоз его из Малой Азии до конца II тысячелетия до н. э. был категорически запрещен, хотя иноземные купцы пытались заниматься контрабандой.

Для изготовления полноценной бронзы нужно было много олова, но для Малой Азии происхождение его до сих пор спорно.

Перевозка товаров происходила с помощью караванов ослов. Путь шел через множество мелких городов-государств, и от каждого царька приходилось откупаться пошлиной в виде доли товара. Тем не менее по прибытии на место купцы получали громадные барыши, потому что в производстве бронзы были жизненно заинтересованы все народы. Технологические свойства бронзы гораздо выше, чем меди или тем более камня, и уступают только стали. Простое железо имело впоследствии перед бронзой только преимущество дешевизны и обилия его месторождений.

Ввиду слабой развитости в то время товарного хозяйства и опасности перевозки драгоценных металлов промежуточные расчеты осуществлялись купеческими обществами (или большими семьями) в основном в кредит. Векселя выписывались клинописью на глиняных табличках.

В торговые операции быстро втянулись и местные жители. Накопление средств они использовали для кредитования местного свободного крестьянства на кабальных условиях, когда неурожай или другие природные и социальные обстоятельства ставили земледельца в трудное положение и он не мог справиться от урожая до урожая.

В «каппадокийских» табличках сохранилось немало собственных имен и отдельных слов индоевропейского происхождения, но появление в Малой Азии индоевропейских племен следует отнести к более раннему периоду. Пока еще не решен вопрос о точном времени и пути продвижения индоевропейских племен в Малую Азию. Существуют гипотезы об их переселении в Анатолию в древнейшую эпоху через Балканы, через Кавказ, через восточные районы, но ни одна из них еще не подтверждена окончательно. Есть даже предположение, что индоевропейские племена могли изначально жить в самой Малой Азии. Бесспорным в настоящее время является то, что к началу II тысячелетия до н. э. индоевропейские племена уже были расчленены на неситов, занявших территорию, видимо, к югу или юго-востоку от Центральной Малой Азии, откуда они постепенно распространялись на север, где обитали хатты («протохетты»), на палайцев, живших в стране Пала на севере Малой Азии, где они также находились в контакте с хаттами, и, наконец, на лувийцев, страна которых — Лувия — простиралась на юго и юго-западе Малой Азии. Лувийцы распространились и на юго-восток Анатолии, где почти одновременно появился и хурритский этнический элемент.

Значительные сдвиги, имевшие место в хозяйстве и технике восточной части Малой Азии с начала II тысячелетия до н. э. (в частности, в XIX—XVIII вв. до н. э.), вызвали соответствующие изменения в сфере общественных отношений. Процесс социальной и имущественной дифференциации далеко зашел среди местного населения. На территории восточной части Малой Азии было, видимо, еще в III тысячелетии до н. э. создано несколько политических образований типа городов-государств, во главе которых стояли рубау (цари) или рубатум (царицы). При царском дворе имелось множество «великих», занимавших разные государственные должности («начальника лестницы», «начальника кузнецов», «главного виночерпия», «главного над садовниками» и многих других). Города-государства Малой Азии пользовались письменностью и письменным языком, заимствованным у ашшурских купцов. Среди городов-государств происходила борьба за политическую гегемонию; на первых порах верх взяла Пурусханда, правитель которой считался «великим царем» среди остальных правителей городов-государств Малой Азии. Позднее же ситуация изменилась в пользу города-государства Куссары, расположенного где-то на юге или юго-востоке Центральной Анатолии.

Из первых правителей Куссары нам известны Питхана и его сын Анитта (около 1790—1750 гг. до н. э.). Еще когда Анитта был «начальником лестницы», начинается расширение владений Куссары. Из текста, составленного Аниттой и дошедшего до нас на хеттском (неситском) языке лишь в поздней редакции, мы узнаем, что «царь Куссары (т. е. отец Анитты) с целым множеством (войск) из города вниз спустился и город Несу ночью приступом взял. Царя Несы он схватил, а (из) сыновей (т. е. граждан) Несы зла никому не причинил. И он сделал их себе матерями и отцами». Завоевательную политику отца продолжил Анитта, покоривший ряд близлежащих районов Центральной Малой Азии. Он два раза победил Пиусти, царя страны Хатти, а Хаттусу сровнял с землей. Анитта пошел в поход против Пурусханды, царь который без боя покорился, передав ему знаки царской власти (железный трон и скипетр). Анитта сделал своей царской резиденцией г. Несу, где построил крепости и храмы, и уже величал себя «великим царем». В его городе почитались божества индоевропейского и исконного хаттского происхождения.

Созданное при Анитте Куссарское царство было самым мощным политическим объединением, существовавшим в Центральной Малой Азии до образования Хеттского государства. С завоеваниями Анитты, по-видимому, исчезли иноземные торговые колонии (фактории) по всей Анатолии.

Предполагается также, что во время правления Анитты происходило постепенное распространение индоевропейских неситских племен во всей центральной части Анатолии, где до сих пор проживали хатты. В период этого хеттско-хаттского соприкосновения, длившегося несколько столетий, в течение которых пришлые индоевропейцы сливались с коренным населением, хаттский язык был поглощен хеттским-неситским, который одновременно и сам претерпел определенные изменения (в фонетике, лексике, морфологии). В результате слияния индоевропейцев с аборигенными хаттскими племенами в Центральной Малой Азии образовался хеттский этнос, создавший приблизительно к середине XVIII в. до н. э. могущественное Хеттское государство, целиком воспринявшее богатые культурные традиции хаттов. Историю этого государства ученые условно делят на три главных периода: Древнее, Среднее и Новое царства.

3. Древнехеттсое царство (около 1650—1500 гг. до н. э.)

Хеттская историческая традиция связывала древнейший период истории хеттов с Куссарой, которая была столицей в начале существования Хеттского государства. Однако после Анитты произошли какие-то общественные и культурные изменения, которые выразились, между прочим, в том, что хетты сменили официальные староассирийский аккадский диалект и письменность на родной язык и другой вариант клинописи, заимствованный из Северной Сирии через жившие там племена хурритов. Основателем собственно Хеттского государства его историческая традиция считала не первых известных нам правителей Куссары, т. е. Питхану или Анитту, а Лабарну, тоже царя Куссары, но более позднего времени. В начале царствования, когда «страна была мала», Лабарна силой оружия покорил соседние области. Он перенес борьбу и в области, расположенные на юге и севере Малой Азии, распространив владения хеттов «от моря до моря» (т. е. от Средиземного до Черного моря).

В Куссаре воцарился и следующий правитель хеттов — Хаттусили I (он же Лабарна II); Хаттусили («хаттусским») он назван был потому, что из стратегических соображений перенес центр своего царства из Куссары на север, в Хаттусу. С этого времени Хаттуса, которая, видимо, после покорения ее Аниттой подчинялась Куссаре, становится столицей хеттов и остается ею вплоть до падения Хеттского государства. Название страны «Хатти» стало употребляться для обозначения Хеттского государства в целом.

После завоевания ряда областей, расположенных в Малой Азии, Хаттусили отправился в поход в Северную Сирию. Подчинив Алалах (современное городище Телль-Атчана), одно из сильных хуррито-семитских государств Северной Сирии, Хаттусили победил два крупных города этой же области — Уршу (Варсува) и Хашшу (Хассува) — и начал длительную борьбу против третьего — Халеба, однако из-за болезни не смог довести дело до конца; это выпало на долю его преемника Мурсили I.

Покорив Халеб, Мурсили отправился в далекий Вавилон, которым правил Самсудитана из династии Хаммурапи, захватил город и в 1595 г. до н. э. разрушил его, взяв большую добычу. Во время походов в Халеб и Вавилон Мурсили победил также хурритов, живших по левому берегу Евфрата и Северной Месопотамии; их обширная страна называлась тогда Хурри.

Военные операции Хаттусили I и Мурсили I в Северной Сирии и Месопотамии имели известное влияние на ход событий на всем Ближнем Востоке. Победы хеттов над Алалахом, Халебом и т. д. заложили основы хеттского господства в Северной Сирии. С этих пор вопрос о Сирии всегда стоял как один из главнейших во внешней политике Хатти. Победой же над Вавилоном был положен конец царству I вавилонской династии. Эти крупные победы были полны огромного значения для хеттов: с этого времени их государство стало в ряд великих держав Ближнего Востока, превратилось в могущественную в военном отношении державу, с которой не могли справиться ни «великое царство» Халеб, ни Вавилон.

В период правления Хаттусили I и Мурсили I начались военные столкновения между хеттами и хурритами. Хурриты с Армянского нагорья и из Северной Сирии начали набеги на Хатти, опустошая восточные провинции хеттов. В самом начале царствования Хаттусили I хурриты из Ханигальбата (Северная Месопотамия) вторглись в страну хеттов, в результате чего временно отложились многие подвластные хеттам восточные области. Лишь город Хаттуса остался невредимым. Порой хурриты атаковали владения хеттов и со стороны Северной Сирии, как это случилось, например, во время правления следующего царя хеттов — Хантили, когда хурриты, разорив хеттские территории, взяли в плен царицу, а затем казнили ее вместе с сыновьями. Хантили отразил нашествие хурритов, но борьба с ними продолжалась и в последующие времена.

К концу Древнего царства хетты добились успехов в Киццуватне — важной стратегической области, расположенной у северо-восточного угла Средиземного моря. С царем Киццуватны заключил дружеский договор последний правитель Древнехеттскохо царства — Телепину. Отныне Киццуватна взяла политическую ориентацию на Хатти, постепенно освобождаясь от влияния Халеба и Хурри.

На всем протяжении Древнехеттского царства происходила ожесточенная борьба за усиление царской власти, которую сильно ограничивало народное собрание — панку. Вначале оно объединяло всех мужчин, способных носить оружие, позднее же круг лиц, входивших в панку, значительно сократился, ограничившись представителями высших слоев знати. Собрание имело право определения наследника престола, ведения судебных дел и т. д. Царь, носивший высокий титул хаттского происхождения — табарна, мог лишь выдвигать кандидатуру будущего повелителя страны, которого панку утверждало или отклоняло. Круг кандидатов на царский престол был довольно широк, так как царем мог стать не только царевич, но при его отсутствии и внук правителя Хатти, сын или муж сестры царя и т. д. Начиная с Хантили, часты были случаи узурпации трона претендентами.

Вопрос о наследовании царской власти был окончательно решен Телепину, издавшим «законодательство о престолонаследии», согласно которому право вступления на престол отныне получали только сыновья царя по старшинству. В случае отсутствия таковых взойти на престол мог лишь муж дочери царя. Все остальные были исключены из числа возможных претендентов на престол, и панку должно было следить за соблюдением закона. Этот порядок наследования, сильно укрепивший царскую власть, действовал на всем протяжение существования Хеттского государства.

Однако царь не стал единоличным абсолютным монархом страны и во времена Телепину, при котором, по-видимому, впервые были отредактированы также другие хеттские законы. Царская власть все же была ограничена собранием, хотя теперь оно стояло выше царя только в том случае, если тот самовольно нарушал закон о престолонаследии или произвольно казнил царских родичей. В другие государственные дела панку не вмешивалось. В период Новохеттского царства собрание вообще перестало функционировать.

4. Новохеттское царство (около 1400—1200 гг. до н. э.)

Ввиду недостаточной изученности истории Среднехеттского государства, охватывавшего приблизительно 1500—1400 гг. до н. э., мы далее коснемся главных моментов истории хеттов периода Нового царства, когда Хатти рассматривалось как равная с Египтом, Вавилонией и Ассирией держава.

Завоевательная политика была начата Тутхалией III в конце XV в. до н. э. и успешно продолжалась до середины XIII в. до н. э. Почти на всем протяжении Нового царства хетты предпринимали походы в юго-западные районы Малой Азии, где располагались страны, объединявшиеся под общим названием Арцава, а также на юг. Вся южная территория была населена близкородственными хеттам лувийцами и называлась в целом Лувией. В состав стран Арцавы входила и Вилуса (многие ученые полагают, что так называлась область г. Трои, или Илиона). В более раннюю эпоху Арцава поддерживала связь с далеким Египтом, что хорошо видно из одного письма фараона Аменхетепа III, составленного на хеттско-неситском языке и адресованного царю Арцавы (фараон обращается к царю с просьбой прислать в его гарем дочь).

После военных операций сына Тутхалии, Суппилулиумы I, и сына последнего, Мурсили II, страны Арцавы были завоеваны и почти с каждой были заключены мирные договоры. Правители арцавских стран обязались регулярно отправлять в Хатти военные вспомогательные отряды вместе с боевыми колесницами, систематически посылать дань хеттскому правителю, своевременно выдавать беглецов из Хатти и т. д. Хетты же обещали помогать Арцаве в случае появления врага. Мирные договоры скреплялись клятвой верности, однако она была непрочной, ибо правители стран Арцавы, улучив момент, сразу же отлагались от хеттов.

Хеттские исторические документы периода Нового царства полны описаниями борьбы хеттов с племенами касков, обитавшими на севере и северо-востоке от Хатти, в горах вдоль южного побережья Черного моря. Особенно многочисленны сведения о касках в «Анналах Суппилулиумы I» и «Анналах Мурсили II». Хеттские тексты сообщают нам, что в стране касков «правление одного (человека) не было принято», т. е. у них не было царя, и они все еще находились на первобытнообщинной ступени общественного развития. Однако со времени царствования Мурсили II некоторые правители каскской страны (например, Пиххуния из каскской области Типия) начинают править страной «не по-каскски», а «по-царски».

Борьба с касками носила систематический характер еще со времени царствования Тутхалии III, что было вызвано как частыми набегами касков на территорию хеттов, так и захватническими стремлениями хеттских правителей. Каски разоряли не только пограничные с Хатти области, но иногда вторгались и в глубь страны, угрожая самой столице хеттов. Каскский вопрос не смог окончательно урегулировать никто из хеттских правителей, хотя иногда они и заключали с касками мирные договоры. Военные походы хеттов против касков лишь временно приостанавливали их разорительные набеги.

На восточной периферии Малой Азии хетты подчинили Ацци-Хайасу, с народом и с правителем которой Хукканой Суппилулиума заключил мирный договор, по которому Хуккана получал в жены хеттскую царевну, но запрещавший ему, между прочим, претендовать на других женщин хеттского царского дома, что показывает наличие в Хайасе пережитков весьма древних брачных отношений (право на сожительство с сестрами и кузинами жены).

Крупных результатов добились хетты в это время в борьбе за Северную Сирию. Воспользовавшись временным ослаблением Хатти после падения Древнего царства, а также г. Ашшура, господствовавшего до тех пор в Северной Месопотамии, митаннийцы добились крупных успехов к западу от Евфрата, в особенности в Северной Сирии: Халеб, Алалах, Каркемиш и другие царства находились под их политической гегемонией. При митаннийском царе Сауссадаттаре митаннийцы победили и разрушили г. Ашшур и овладели землями к востоку от Тигра. Правители Митанни (Шуттарна II и Душратта) поддерживали с фараонами Аменхетепом III и Аменхетепом IV (Эхнатоном) дружеские отношения, которые закреплялись браками египетских царей с дочерьми митаннийских правителей. Митанни, как и Хеттское царство, состояло из целой системы полусамостоятельных царств и городов-государств, обязанных данью и военной помощью верховному царю всего Митаннийского объединения.

Суппилулиума I положил конец могуществу Митанни. Переправившись через верхний Евфрат, хеттские войска вторглись в мелкие хурритские царства в долине реки и вышли с севера к Вашшуканни — столице Митании. Хетты разгромили столицу, но претендент на трон Митанни отступил, не приняв боя. На престол Митанни Суппилулиума посадил своего сторонника Шаттиваззу, выдав за него замуж дочь. После успешных походов Суппилулиумы в Северную Сирию царство Митанни потеряло все свои владения к западу от Евфрата. Затем Митанни не смогло отразить удары ассирийцев и к концу XIII в. до н. э. превратилось в составную часть Ассирийской державы. Суппилулиума I не только разгромил Митанни, но и сумел свергнуть почти всех правителей зависевших от него сирийских княжеств, простиравшихся до Ливанских гор. С этого периода начинается длительное господство хеттов в Северной Сирии. После завоевания Халеба, а также Каркемиша, важного города у переправы через Евфрат, Суппилулиума посадил на трон этих городов своих сыновей — Пияссили и Телепину, заложив этим основу хеттских династий в Каркемише и Халебе, просуществовавших очень долго. Суппилулиума завоевал и Алалах, которым тоже владели хурриты. И здесь хетты удержали господство до конца существования их царства. В период Новохеттского государства под сильным влиянием хеттов находились и другие княжества Сирии. Господство грозного северного соседа укреплялось в Сирии периодическим появлением здесь хеттского войска.

При Суппилулиуме между Хатти и Египтом не существовала напряженных отношений. Доказательство этому поздравительное письмо Суппилулиумы фараону Эхнатону в связи с его вступлением на трон. Но проводившаяся в Сирии политика хеттов привела их к столкновению с Египтом.

Со времени XIX династии перед Египтом встала задача восстановления былого влияние в Палестине, Финикии и Сирии, утерянного в первой половине XIV в. до н. э. Главным соперником Египта в Азии стало теперь Хатти, против которого и начал борьбу фараон Рамсес II. На пятом году своего царствования (около 1312 г. до н. э.) Рамсес II собрал двадцатитысячное войско и отправился в Сирию, где к встрече с ним готовился царь хеттов Муваталли со своим войском, состоявшим из 30 тыс. воинов. У г. Кадеша (Кинзы) отряды хеттского войска, включавшего ополченцев из разных подчиненных стран, в том числе дарданян, т. е. троянцев, устроили фараону засаду, внезапно напали на него и разгромили находившиеся с ним египетские отряды. Хотя Рамсесу удалось вырваться из окружения и отразить противника, он так и не сумел победить хеттов и овладеть Кадешем. Однако и хетты не сумели продвинуться к югу; борьба против египтян продолжалась.

После длительной борьбы, на 21-м году царствования Рамсеса II, т. е. предположительно в 1296 г. до н. э., когда царем хеттов был уже Хаттусили III, между Египтом и Хатти был заключен мирный договор, предусматривавший обеспечение взаимной неприкосновенности, оказание помощи друг другу в случае появления общего врага, взаимную выдачу беглецов и т. д. Договор был закреплен браком Рамсеса II с дочерью Хаттусили III, после чего египтяне и хетты никогда не воевали друг с другом.

Хеттские клинописные тексты периода Нового царства содержат немало сведений о контактах хеттов с государством Аххиява (видимо, то же, что «Акайваша» египетских иероглифов). Аххиява упоминается в связи с районами, расположенными на западе и юго-западе Малой Азии. Само название некоторыми учеными отождествляется с термином «ахейцы», обозначавшим у Гомера союз древнегреческих племен, хотя другие ученые по лингвистическим основаниям решительно отвергают это отождествление. Аххиява все еще не локализована окончательно; исследователи допускали возможность искать ее на Родосе или Кипре, на Крите или где-то в Анатолии (на юго-западе, западе или северо-западе). В последнее время все больше сторонников приобретает первоначальное предположение об отождествлении Аххиявы с Микенской Грецией.

Между Аххиявой и Хатти существовали дружественные отношения со времен царствования Суппилулиумы I. Однако впоследствии эти отношения ухудшились, так как Аххиява стремилась укрепиться на юге и юго-западе Малой Азии, в особенности в г. Милаваиде (возможно, позднейший Милет), а также в Аласии (о-в Кипр), где сталкивались интересы обеих держав. Ко второй половине XIII в. до н. э. «человек (из) Аххия(вы)», т. е. правитель этой страны, все чаще опустошал территории стран, зависевших от хеттов и расположенных на далеком западе Анатолии.

С этого времени и начинается постепенный упадок могущества Хеттской державы. Каскские племена по-прежнему атаковали северные пограничные районы ослабевшего соседа, как полагают некоторые ученые — под давлением начавших передвижение от Кавказа на юго-запад абхазских и грузинских племен; на востоке же Малой Азии активизировались различные политические объединения долины верхнего Евфрата (Паххува, Цухма и др.). Неблагоприятное положение создалось для хеттов и в странах Арцавы, стремившихся получить политическую независимость, чему способствовало усиление в самом Хатти культурно-религиозного влияния лувийского мира.

К концу XIII в. до н. э. Хеттское царство переживало внутригосударственный кризис. Непрерывные военные походы сильно ослабили экономику страны, разорив различные отрасли хозяйства. Из одного письма, адресованного хеттским царем правителю Угарита, выясняется, что в это время Хатти испытывало большую нехватку продовольствия. Ко всему прибавилось вторжение в Малую Азию племен эгейского мира, названных в египетских источниках «народами моря». «Ни одна страна, начиная от Хатти, не устояла перед их войсками»,— отмечается в одной из египетских надписей. В самих дошедших до нас хеттских источниках не сохранилось сведений об этой катастрофе, разразившейся, видимо, при последнем царе хеттов — Суппилулиуме II.

Приблизительно к 1200 г. до н. э. или несколько позже некогда грозное царство Хатти навсегда пало вместе со своей столицей Хаттусой. Восточная Малая Азия запустела на триста-четыреста лет. В те же годы в войне с ахейцами погибла и знаменитая Троя, связывавшая цивилизации Малой Азии и Балканского полуострова. Легенды о падении Трои дали впоследствии материал для великих греческих эпических поэм, которые приписывались легендарному поэту Гомеру,— «Илиады» и «Одиссеи».

5. Социально-экономические отношения в Хатти

Основным занятием населения хеттского общества были земледелие и скотоводство, отраженные во многих параграфах хеттских законов. Хетты занимались разведением овец, коз, свиней и крупного рогатого скота. Во II тысячелетии до н. э. в Малой Азии распространяется коневодство. Впоследствии хетты учились наиболее совершенным методам выучки боевых коней по хурритским пособиям, переведенным на хеттский язык из учебника хурритского коневода Киккули. Хеттские законы сохранили нам цены на различный скот: лошадь или мул стоили от 15 до 40 сиклей серебра (сикль = 8,4 г), бык — 4—12 сиклей, овца — 1 сикль и т. д. У хеттов были развиты птицеводство, пчеловодство и другие отрасли хозяйства.

В хозяйственной деятельности хеттов большое место занимало земледелие. Земельные участки непосредственных производителей обычно состояли из пахотной земли или садов-виноградников. По сравнению со скотом участок земли стоил дешево: 1 ику (0,35 га) необработанной земли стоило 1 сикль серебра, обработанной — 2—3 сикля. Дороже ценились сады-виноградники: 1 ику виноградника стоило 40 сиклей серебра.

Наряду со скотоводством и земледелием в хеттском обществе было высоко развито ремесло: металлургия бронзы, изготовление орудий из нее, а также гончарное дело. Прекрасные образцы сельскохозяйственных и ремесленных орудий, оружия, высокохудожественной посуды благодаря археологическим раскопкам дошли до наших дней. Значительный уровень сельского хозяйства и ремесла обусловил развитие у хеттов торговли.

Формы землевладения и землепользования были разными. В хеттском государстве существовали царские (дворцовые), храмовые и частные (общинные) земли. Царские и храмовые земли находились в непосредственном распоряжении верховной государственной власти, ибо царь уже считался не только верховным правителем страны, но и верховным жрецом, следовательно, главным собственником дворцовых и храмовых земель. Однако он не был собственником всех земель страны. Определенная часть земли находилась вне государственного хозяйства (сектора). Такие земли свободно отчуждались (куплей-продажей, дарением и т. д.).

Государственные земли могли быть переданы — обычно в виде целых поселений — разным царским (дворцовым) и храмовым хозяйствам. Царское хозяйство охватывало разные «дома»-хозяйства: «дом царя» (иногда называвшийся «домом Солнца»), «дом царицы», «дом дворца» и т. д., в которых трудились различные категории непосредственных производителей. Определенная часть их была прикреплена к «дому». В числе храмовых хозяйств были «дома бога» (т. е. храмы), так называемые каменные дома, костяные дома, дома печати, дома таблички и т. д. Они имели собственные контингенты непосредственных производителей, часто также прикрепленных к землям этих храмовых (а также вообще культовых, например заупокойных) хозяйств. «Дома» передавались в эксплуатацию и различным царским или храмовым служащим, как правило, вместе с рабочим персоналом, прикрепленным к земле того или иного поселения. Выдавались участки и без персонала.

Крупные «дома» государственного сектора распадались в конечном счете на мелкие хозяйства — индивидуальные «дома», которые и служили основными производственными ячейками в хеттском обществе. Владение и пользование государственной землей были связаны с выполнением государственных повинностей двух типов — саххана и луцци. Саххан — это натуральная повинность, она обязывала отдельных непосредственных производителей или крупные хозяйства поставлять в готовом виде всякого вида производственную продукцию (молочные или другие продукты питания, шерсть и т. д.), а также скот в пользу царя и крупных государственных служащих («господина страны», начальника округа, градоначальника и т. д.). Луцци — трудовая повинность, она состояла в выполнении работ на полях или виноградниках, вспашке земли, ремонте крепостей, строительных или других государственных и общественных работах в пользу правителя страны (дворца) или государственных сановников. Эти повинности включали и обязанности царского служащего или крупного государственного хозяйства поставлять государству вспомогательные отряды, из которых формировалось хеттское войско.

От выполнения саххана и луцци освобождались только по специальному указу царя. Обычно от государственных повинностей освобождались храмы и разные культовые учреждения, непосредственные производители которых трудились только в пользу «бога». Однако бывали случаи и двойной эксплуатации, когда непосредственного производителя заставляли работать как на царя или его сановников, так и на храм.

В процессе сельскохозяйственного производства в государственном секторе складывались и развивались экономические отношения двух типов: собственно рабовладельческого характера и крепостнического типа (подразумевавшего отработочную повинность). Способы эксплуатации были в основном рабовладельческими, с которыми сочетались формы эксплуатации крепостнического типа. Поэтому непосредственных производителей государственного сектора можно назвать «зависимыми людьми рабско-крепостнического типа». При этом следует учитывать, что хеттские «крепостные» не составляли класса, обособленного от рабов, и сами хетты, хотя и отличали их от частных рабов обычного типа, все же обозначали и крепостных как «головы рабов и рабынь». Поэтому сейчас их часто рассматривают как подразделение одного и того же класса несвободных.

Хеттские законы делят хеттское общество на свободных людей и на противопоставленных им несвободных («рабов»). С самого начала «свободными» назывались лица, освобожденные царем (дворцом) от государственных повинностей саххан и луцци не только в пользу царя (дворца) или крупных государственных служащих, но и в пользу храма, а также других культовых учреждений. Свободные от всех повинностей люди постепенно становились «знатными, почетными, благородными», т. е. социально-свободными. Из них образовался верхний, господствующий слой общества (царские служащие, военачальники, разные представители администрации, храмовые служащие и др., владевшие крупяными земельными участками), для которых трудовая деятельность становилась уже позорным занятием или одной из форм наказания.

«Несвободными» были лица, не освобожденные от трудовой деятельности — от выполнения хотя бы одной из государственных повинностей — и вследствие этого рассматривавшиеся как социально несвободные. Если такого человека освобождали от обязанностей, например в пользу царя и крупных государственных служащих, то он должен был трудиться в пользу храма, т. е. оставался все же несвободным, зависимым. «Несвободные» охватывали широкие круги непосредственных производителей (пахарей, пастухов, ремесленников, садовников и многих других), составлявших низший социальный слой Хатти. Они включали в себя собственно рабов, крепостных, наемников и др., т. е. людей, находившихся в разных формах зависимости.

Война обеспечивала хеттское общество подсобной рабочей силой и материальными благами. В походах хетты захватывали много пленных. Только Мурсили II привел из арцавских стран 66 тыс. пленных, названных в «Анналах Мурсили II» шумерским термином нам-ра (по-хеттски читался как арнувала), т. е. «депортированные» (уведенное в плен население покоренной территории). Часть из этих депортированных обращали в рабов различных категорий, других поселяли на землю в качестве обязанных повинностью подданных хеттского царя (иногда их зачисляли и в войско). По истечении определенного времени они оказывались приравненными к трудовому населению страны Хатти.

Существовали различные категории непосредственных производителей материальных благ. Одни из них целиком были лишены прав владения или собственности на средства производства и принуждались к труду на хозяина прямым насилием. Это были рабы, обычно выступавшие лишь как объекты права. Они использовались в качестве прислуги, для обработки земли «дома» или ухода за скотом и т. д. Другие располагали средствами производства, однако только с условным правом владения, но не собственности. Экономически (но, видимо, не сословно) от них отличались те, которые, обычно выступая как субъекты права, имели свои «дома» (хозяйства), включавшие в себя семью, земельный участок (как правило, только на правах владения), определенное количество собственного скота и рабочий персонал — своих рабов. При всем этом создавалась экономическая возможность для известной материальной заинтересованности и хозяйственной инициативы мелких производителей материальных благ. С правовой точки зрения все категории непосредственных производителей составляли единый эксплуатируемый класс-сословие «зависимых, несвободных, подневольных людей» хеттского общества.

Государство у хеттов имело рыхлую структуру. В этом отношении оно не отличалось от Митании и других сравнительно недолговременных государственных объединений Малой Азии, Сирии и Северной Месопотамии. Кроме городов и областей, подчинявшихся непосредственно царю или царице, существовали мелкие полузависимые царства (для царевичей), а также области, выделенные в управление крупным сановникам. Во главе всего государства стояли царь (xaccy), носивший (в отличие от менее значительных царей) также титул табарна, и царица, которая могла носить титул тавананна, если она была матерью наследника престола или самого царя. Царь имел важные военные, культово-религиозные, правовые, дипломатические и экономические функции. Царица-тавананна наряду с царем занимала высокое положение в хеттской социальной организации: она была верховной жрицей с широким кругом культовых и политических прав и обязанностей, получала самостоятельные доходы.

При царском дворе находилось множество должностных лиц и служителей: «сыновья дворца», «оруженосцы золотого копья», «люди жезла», «надсмотрщики над тысячей», «виночерпии», «стольники», «повара», «чашники», «брадобреи», «хлебопеки», «доильщики» и др. Царя обслуживали «кожевники», «сапожники», «изготовители царских боевых колесниц» и т. д. Они назывались «рабами (слугами) царя», хотя не были рабами в прямом смысле слова. Все они получали за службу участок земли на прокорм.

Храмы представляли собой крупные хозяйства, аналогичные по структуре царскому хозяйству. В храме работали различные категории людей. Это были служители культа («великие жрецы», «малые жрецы», «помазанники», «музыканты», «певчие»), служители «кухни» («кравчие», «стольники», «повара», «хлебопеки», «виноделы»), непосредственные производители (пахари, пастухи, овцеводы, садовники). Все они обозначены как «божьи рабы и рабыни». В действительности же и они не были собственно рабами.

6. Право и закон

Законам у хеттов приписывалось божественное происхождение, хотя в их тексте это и не отражено. Дошедший до нас сборник законов состоит из двух основных таблиц, первая из которых была составлена еще в начале древнехеттского периода (существует и позднейший вариант законов, датируемый XIII в. до н. э.). Хеттские законы, имея классовый характер, уделяли большое внимание защите собственности, в особенности права собственности «свободного» человека. Они устанавливали твердый тариф цен — доказательство известного развития товарно-денежной системы (приводятся и цены на рабов-ремесленников: гончаров, кузнецов, плотников, кожевников, портных, ткачей, птицеловов — от 10 до 20 сиклей серебра). Целый ряд параграфов посвящен семейному праву, а также праву, наследования. Семья у хеттов носила патриархальный характер: во главе ее стоял отец. Его власть распространялась не только на семейную собственность, но и на жену и детей, хотя права главы семьи по отношению к ее членам не были безграничны. Существовали различные формы брака: брак, подразумевавший уплату определенной суммы со стороны семьи жениха; брак эрребу, при котором зять входил в семью невесты, уплатившую выкуп; брак-похищение. Разрешались браки между различными представителями свободных и несвободных.

7. Хеттская культура

Если в результате слияния и скрещения хаттских и индоевропейских племен образовался хеттский этнос, то в процессе слияния культурных достижений этих двух этнических групп была создана хеттская культура, которая с самого начала характеризовалась обилием местных, хаттских традиций. В образовании хеттской культуры значительную роль сыграли хурритский и лувийский культурные элементы. На нее оказали влияние также северосирийский и шумеро-аккадский культурные миры.

Богазкейский архив сохранил нам богатую хеттскую литературу, содержащую тексты официального характера (указы царей, анналы), а также мифы, легенды. Благодаря этому архиву мы познакомились с одной из ранних автобиографий в мировой литературе — «Автобиографией Хаттусили III». В новохеттский период было переведено на хеттский язык значительное число произведений литературы народов Ближнего Востока («Эпос о Гильгамеше», хурритские мифы). Наибольшее значение имеют хурритское эпическое повествование о царстве на небесах, в котором рассказывается о переходе власти от одной династии богов к другой, и хурритская эпическая поэма о боге Кумарби — «Песнь об Улликумми». Эти произведения служат звеном, связывающим древние литературы Ближнего Востока с древнегреческой мифологической и поэтической традицией, в частности с «Теогонией» Гесиода. Сюжет поэмы о смене четырех поколений богов на небесах аналогичен рассказу Гесиода о переходе власти от Урана к Кроносу и от Кроноса к Зевсу. Сюжет «Песни об Улликумми» очень похож на гесиодовский миф о Тифоне.

Довольно богата хеттская мифологическая литература, включившая в себя и мифы хаттского происхождения. Один из них — мифологический рассказ протохеттского новогоднего ритуала — «Миф об Иллуянке». Ритуал передавал битву между божественным героем и его противником — драконом Иллуянкой, происходившую в связи с приближением Нового года. Эту схватку сравнивают с ритуальными сражениями, которые устраивались во время позднейших новогодних праздников разных стран мира. К хаттской традиции восходит миф о временно исчезающем и вновь воскресающем божестве — «Миф о Телепину». Одним из атрибутов культа этого божества было вечнозеленое дерево.

Памятники хеттского искусства обращают на себя внимание многообразием и оригинальностью форм и типов (серебряные и бронзовые фигурки животных, чаши и кувшины из золота, золотые орнаменты, так называемые штандарты, иногда с изображением оленя). Уникальны каменные идолы из Кюль-тепе, образцы керамики (посуда, ритоны, вазы). С периода Новохеттского царства в Центральной Малой Азии появляется монументальный стиль в разных областях искусства (рельефы на камне, изображения животных — сфинксы, львы), а также в архитектуре. Высокого уровня достигла в Хатти обработка камня, прекрасным примером которой является высеченная в скале скульптурная галерея в Язылыкая. Сохранились оригинальные образцы хеттской глиптики: на царских печатях помещены надписи, выполненные «хеттской» (на самом деле лувийской) иероглификой и хеттской клинописью.

Хеттская религия играла колоссальную роль в идеологической и хозяйственной жизни общества. Как считали сами хетты, существовала «тысяча богов Хатти», включавших божества хеттского, индоевропейского (неситского, лувийского, палайского), хурритского, ассиро-вавилонского, арийского и другого происхождения. Главным божеством был бог грозы, именуемый «царем неба, господином страны Хатти», супругой которого считалась богиня Солнца из г. Аринны — «госпожа страны Хатти, неба и земли, госпожа царей и цариц Хатти».

Традиции хеттской культуры не исчезли и после падения Хеттской державы. (История древнего мира. Под ред. И. М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И. С. Свенцицкой. Изд. 2-е, исправленное. М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1983. [Кн. 1.] Ранняя древность. Отв. ред. И. М. Дьяконов. 384 с. с карт.)

Хетты (хеттеи, ивр. ‏חתי‎‏‎‎ HTY, или ивр. ‏בני-חת‎‏‎‎ BNY-HT) неоднократно упомянуты в Библии.

Происхождение

Прародиной хеттов были предположительно Балканы, которые они покинули в конце III тыс. до н. э. Л. А. Гиндин полагает, что хетты были первым индоевропейским народом (Среднестоговская культура), заселившим Болгарию и Грецию ещё в IV тыс. до н. э., а затем вытесненным в Малую Азию второй волной индоевропейского нашествия на Балканы. Хетты испытали сильное влияние в лице местного автохтонного субстрата хаттов и, в меньшей степени, хурритов (Митанни). По другой версии, хетты — коренное аборигенное население Малой Азии, предки которых обосновались в Малой Азии в XIII-X тысячелетиях до нашей эры.

Также влияние на культуру хеттов оказала вавилонская цивилизация, от которой они заимствовали клинопись. Сами хетты оказали влияние на культуру всех своих соседей.

Хатты — народ, населявший страну Хатти в центральной и юго-восточной части Анатолии (нынешняя Турция) в период 2500—2000/1700 г. до н. э. в эпоху раннего и среднего бронзового века. Название страны и народа позднее унаследовали покорившие их хетты, которые относились к другой языковой семье (индоевропейской).

Хатти — самоназвание двух последовательно существовавших на территории Малой Азии в 3-2 тыс. до н. э. государств. Более древнее было создано хаттами, центр находился на территории современного поселения Аладжа-Хююк. Государство хаттов было покорено хеттами, язык которых относился к индоевропейским. Хетты перенесли свою столицу в город Хаттуса, однако заимствовали некоторые элементы хаттской культуры, в том числе название государства. В период своего наибольшего могущества (середина 2 тысячелетия до н. э.) Хатти занимало почти всю Малую Азию и контролировало прилегающую территорию Ближнего Востока. К концу 2 тысячелетия до н. э. Хатти распадается на ряд мелких государств, из которых восточные вскоре были поглощены Ассирией, а западные продолжились в виде послехеттских анатолийских государств (Лидия, Ликия и др.) вплоть до завоевания персами.

Ранний период

Терминология (Хатти, хатты, хетты).

Эволюция наших знаний по истории Передней Азии привела к определенной путанице в терминах.

После обнаружения в конце XIX века первых археологических данных о неизвестной ранее древней цивилизации на стыке Малой Азии и Ближнего Востока, носители этой культуры были сопоставлены с библейскими хеттеянами (2Цар. 11:3–23:39) или хеттеями (Нав. 1:4) и получили название хетты. Но в дальнейшем выяснилось, что самоназвание хеттов — звучит как хатти, и при этом относится фактически к двум этнически разным народам.

Более древний народ, говоривший на изолированном хаттском языке, стали называть хатты (не путайте с германскими хаттами!), а их государство Хаттским или Хатти. (Ранее по отношению к ним применялся также неудачный термин протохетты).

За вторым народом, говорившим на индоевропейском хеттском языке, оставили название хетты, а государство соответственно было названо Хеттским.

Само же слово хатти оказалось достаточно многозначным:

• Древнее название города Хаттусы.

• Древний народ хатты.

• Государство со столицей в городе Хаттуса и также государственная принадлежность к нему (хетты).

• Государства, образовавшиеся на останках хеттской державы, народы которых продолжали считать себя хеттами.

• С точки зрения обитателей Древней Месопотамии — все несемитские (а иногда и семитские) народы к западу от Евфрата.

Истоки цивилизации

О периоде становления известно весьма немного. Существенное влияние на формирование классового общества сыграла торговля с Месопотамией. В конце третьего тысячелетия Армянское нагорье находилось практически на полном самообеспечении, обладало весьма продвинутой металлургией, продукция которой и могла стать основой для экономического выделения части хаттского населения. Дефицитным ресурсом было олово, применявшееся для изготовления бронзы.

Этнический состав.

Основные статьи: Хатты (Малая Азия), Хаттский язык, Хетты, Хеттский язык

Существует гипотеза, не нашедшая пока достаточных подтверждений что хатты родственны абхазо-адыгским народам и племенам Каски.

Нескольким известным лингвистам (Э. Форрер, Э. Ларош, И. М. Дунаевская и А. Камменхубер) удалось выяснить грамматическую структуру хаттского языка, и по их выражению - "она являет черты разительного структурного сходства с северо-западными кавказскими языками (абхазо-адыгскими)", а лингвистические исследования Г.А. Меликишвили и Г.Г. Гиоргадзе также делают вероятным близкое родство хаттского с языком каски.

С середины III тысячелетия в регион Хатти стали проникать носители анатолийских языков индоевропейской языковой семьи.

Пришедшие на территорию Хатти хетты (носители хеттского языка) смешались с местным хаттским населением. Процесс похоже был достаточно спокойным: резких изменений в культуре Хатти не зафиксировано.

Последующие поколения жителей Хатти разговаривали на хеттском языке, который сами называли неситским, но себя считали хаттами и наследовали культуру именно хаттов.

Было ли связано распространение хеттского языка с захватом власти в хаттских городах хеттами или же хеттский язык стал общеупотребительным из-за распространения на обширных территориях достаточно моноязычных хеттских общин в противовес множеству изолированных хаттских и иных диалектов — остается предметом дискуссий.

На смежных с Хатти территориях Малой Азии происходил схожий процесс смешения лувийских племен с местными народами (родственными хаттам).

Также неясен и путь проникновения хеттов и лувийцев в Малую Азию.

Государство и общество.

К началу второго тысячелетия на территории Малой Азии существовало множество городов-государств, которые торговали, сражались друг с другом, объединялись в союзы, но централизованного государства в тот момент ещё не было. Среди наиболее значимых центров числятся Неса, Цалпува, Бурушхаттум (Пурусханда), Салативара, Куосара и Хатти. Причем Бурушхаттум, возможно, являлся некоей доминантой (его правитель носил титул «Великий царь», в отличие от остальных «царей»).

Религия и культура.

Хаттское население поклонялось местным культам. Самыми почитаемыми божествами были бог Грозы и богиня Солнца, имевшие разные имена в разных областях. Сходные культы были распространены также и у населявших юго-восток Малой Азии хурритов. О культуре хеттов до их смешения с хаттами и принятия их культуры ничего не известно.

После крушения Хеттской державы на большей части её бывшей территории исчезают все следы былого величия, пропадает хеттская письменность, исчезает и сам язык. Только на средиземноморском побережье до времен Римской империи сохраняются хетто-лувийские языки.

Тем не менее, на юговосточной периферии рухнувшей империи в XII в. до н. э. возникают несколько небольших государств, население которых считало себя хеттами. При этом появляются новые города, выдвигаются на лидирующие позиции ранее малозначимые, многие же старые центры более не упоминаются.

Основные события

Ассирийский царь Тиглатпаласар I в 1110 году до н. э. упоминал о сборе дани во время походов к Евфрату и Средиземному морю с «Великих Хатти» в Мелиде и Каркемише, которые, очевидно, в тот момент контролировали северную Сирию.

После периода некоторого упадка в Ассирии Ашшурнацирапал II предпринял новый поход к Евфрату и в 876 году до н. э. обложил данью Каркемиш и другие хеттские государства вплоть до Средиземного моря, не встретив существенного сопротивления.

Следующий ассирийский царь Салманасар III уже встретил некоторое сопротивление со стороны объединенного войска Каркемиша, Хаттины, Бит-Адини и Сам’ала. Впрочем, хеттское войско было разбито, Каркемиш пал, а северная Сирия снова оказалась под ассирийской властью.

Однако, уже в 853 году до н. э. цари Дамаска и Хамата смогли противопоставить ассирийскому войску объединенные отряды двенадцати вассальных городов и ценой больших потерь остановить ассирийцев. Тем не менее, походы ассирийцев на Дамаск продолжились, и к 804 году до н. э. Ададнерари III взял Хамат и Дамаск.

Вскоре у Ассирии появился новый соперник, царство Урарту, и практически все хеттские города-государства перешли на сторону Урарту.

В 742 году до н. э. произошло генеральное сражение между ассирийским войском Тиглатпаласара III и урартским войском под личным руководством царя Сардури. Войска урарту были разбиты наголову и к 742 году до н. э. все сирийские государства были возвращены под власть Ассирии.

А ещё через несколько лет Ассирия начала планомерно превращать зависимые города-государства в ассирийские провинции, и к 709 году до н. э. все хеттские государства были аннексированы.

Культура.

К началу первого тысячелетия культурное влияние хеттов охватывало Сирию и проникло в Палестину. Однако, само население новых хеттских государств не было непосредственными носителями «официальной» хеттской культуры времен империи. Их язык похож на хеттский, но не идентичен ему. Клинопись более не применяется, вместо неё несколько вариаций иероглифического письма.

Цари, вожди

До нас дошли имена лишь некоторых царей хаттов, а именно:

• Нурдагал (Nurdaggal) (ок. 2300 г. до н.э.) — царь Хатти, с которым воевал Саргон Древний,

• Памба (ок. 2300 г. до н.э.) — царь, с которым воевал Нарам-Суэн (преемник Саргона),

• Пиюсти (Пийушти, Пиусти) (ок. 1800 г. до н.э.) — царь, войска которого разбил Аннита

Города хаттов

Хатты населяли несколько городов-государств (княжеств), в том числе:

• Аринна — главный священный город, город богини Солнца — «Вурусему»

• Пурусханда — упоминаемая в событиях 2400 года до н. э. и позже;

• город с неустановленным названием раскопанный в более раннем слое раскопок в Аладжа-Хююк;

• Нерик — город где поклонялись богу Грозы.

Религия

В связи с тем, что в хеттской религии часто встречаются ритуальные фразы на хаттском языке, историки считают, что большинство хеттских божеств было заимствовано от хаттов. Возможно, хаттское происхождение также имеет хеттская легенда о Тешубе и Иллуянке.

К западу от хурритских городов, была группа значительных городов, из которых наиболее известный — Туванува (классическая Тиана) в которых чтили бога Грозы (возможно под пока не известным нам именем), его супруга выступает не под именем Хебат, а под такими именами, как Сахассара, Хувассана, Тасими. Здесь, по-видимому, также почитали бога хаттов Вурункатти («царь страны»), который упоминается под именем шумерского бога войны Забабы. К северу от Туванувы, находилась родина хаттов. Город Аринна был главным священным городом (точное место пока не известно, но известно, что на расстоянии однодневного перехода от Хаттусы (столицы). Центральным (главным) божеством в Аринне была богиня Солнца Вурусему. Бог Грозы (её супруг) был на втором месте. Далее следуют дочери Мецулла и Хулла, затем внучка Цинтухи. К востоку, по-видимому, находился город Нерик — следующий центр поклонения богу Грозы. Бог Телепину — скорее всего бог землепашцев (из мифа об исчезнувшем боге).

По-видимому, в городах Сариссе и Карахне, был культ бога «Провидения», встречающегося в текстах под титулом «Покровительствующий дух» (или возможно это бог деревни, или «дитя полей»), у которого священным животным был олень (имеются изображения его стоящим на олене с зайцем и соколом в руке).

Культ оленя. Данный культ был распространенным и очень древним (фигурки оленей обнаружены в могилах III тыс. до н. э.). Известно много имен хаттских божеств, но иной информации нет.

Ха́ттский язы́к — язык древнейшего (III — начало II тысячелетия до н. э.) населения северо-восточной части Малой Азии внутри излучины реки Галис (совр. Кызыл-Ырмак) — хаттов — дошёл до нас, помимо некоторого количества упоминаемых в иноязычных текстах топонимов, личных имен и имен божеств, лишь в сравнительно небольшом количестве культовых текстов из царского архива столицы Хеттского царства — Хаттусы (совр. Богазкёй). В том числе имеется около полудесятка хаттско-хеттских (неситских) билингв и несколько десятков одноязычных текстов, по большей части коротких и сильно фрагментированных.

Тексты написаны слоговой клинописью почти без идеограмм, что очень затрудняет понимание; к тому же есть основания думать, что они были записаны хеттскими писцами по памяти без четкого понимания их значения, иногда даже с ошибками в словоделении. С фонетической точки зрения клинописные записи хаттского языка в высшей степени неточны, так как хеттский вариант аккадской клинописи, которым записаны тексты, позволяет различать всего 12 согласных, а хаттская фонологическая система, по крайней мере, исторически, была значительно богаче.

Внимание: Хаттский язык не следует путать с хеттским — языком более позднего населения тех же территорий. Хотя хетты унаследовали от хаттов наименование страны, заимствовали некоторые слова и использовали хаттский язык в культе некоторых богов, однако хеттский язык — индоевропейский по происхождению.

Генетические связи

Швейцарский востоковед Эмиль Форрер, в 20-х годах ХХ века, впервые высказал гипотезу, что хаттский язык состоит в родстве с западнокавказскими языками, а именно абхазским, адыгским и убыхским языками.

Опираясь на скудные лингвистические данные, некоторые исследователи (Вяч. Вс. Иванов) высказывают предположение о гипотетическом родстве хаттского с абхазо-адыгскими языками. Имеются некоторые указания на структурное сходство, и материальную близость формантов, насколько можно судить о действительном звучании фонем, скрытых за клинописной графикой.

Степень структурной близости между хаттским и картвельскими языками представляется меньшей, чем между хаттским и абхазо-адыгскими. Хотя и картвельские языки в области глагола имеют сложную систему префиксации и суффиксации, но принципы её несколько иные, чем в хаттском. Для решения вопроса о генетических связях хаттского языка с картвельскими не имеется достаточных данных.

Впрочем, можно отметить, что хаттский язык, обнаруживая предположительные черты сходства с абхазо-адыгскими и, может быть, с картвельскими языками, не проявляет никаких общих черт с нахско-дагестанскими языками.

Выдвинута также гипотеза, согласно которой хаттский язык входит в сино-кавказскую макросемью, но при этом не образует особой подгруппы с абхазо-адыгскими языками внутри этой семьи. Он представляет собой отдельную ветвь сино-кавказских языков, обнаруживая при этом наибольшую близость с северокавказской и енисейской ветвями.

Связи с другими языками

Возможно, имеет хаттское происхождение часть слов хеттского языка, которые невозможно объяснить из индоевропейских корней — тем более, что во времена Хеттского царства хаттский язык продолжал использоваться в культе некоторых богов.

Учитывая то, что малоазийское происхождение этрусков на сегодняшний день представляется наиболее вероятной гипотезой, А. И. Немировский предположил сопоставить этрусское слово tupi («кара, му́ка») с хаттским tuppi (идентичное значение). Более обширное сопоставление лексики невозможно в связи с крайне скудным количеством хаттских памятников. Морфология этрусского языка в целом не похожа на хаттскую (словообразование и словоизменение в этрусском — исключительно суффиксальное, в хаттском — префиксально-суффиксальное), хотя можно сопоставить отдельные форманты (суффикс принадлежности -el, -il, в этрусском -l, указательное местоимение ana, то же в этрусском, показатели глагольных времён -a, -e).

Антропология

Хатты и хетты внешне заметно отличались друг от друга. Египетские хронисты, описывавшие битву при Кадеше, упоминают длинноносых солдат Хатти, в то время как хеттские правители выглядели иначе, что отмечает известный турецкий археолог Экрем Акургал.

Э. Акургал считает, что «хатты всё ещё составляли значительную часть населения в хеттский период». Статуэтка из золота и серебра, изображающая хаттскую женщину с длинным носом, представлена в Музее анатолийских цивилизаций в Анкаре. Она была найдена в Хасаноглане и датируется около 2000 г. до н. э.

На рубеже III—II тысячелетий до н. э. у хеттов, прибывших в Малую Азию, начал распадаться родоплеменной строй. Ускорению этого процесса способствовало проникновение в этот регион в XX—XVIII вв. до н. э. семитских торговых колонистов (ассирийских и, отчасти, аморейских). На территориях восточной и центральной частей Малой Азии было, видимо, ещё в III тыс. до н. э. создано несколько политических образований типа городов-государств (Пурусханда, Амкува, Куссар, Хатти, Каниш, Вахшушана, Ма’ма, Самуха и др.), во главе которых стояли цари (рубаум) или царицы (рабатум). Города-государства Малой Азии пользовались письменностью и письменным языком, заимствованным у ашшурских купцов. Среди городов-государств происходила борьба за политическую гегемонию. На первых порах верх взяла Пурусханда, правитель которой считался «великим царём» среди остальных правителей городов-государств Малой Азии. Позднее же ситуация изменилась в пользу города-государства Куссар. В первой половине XVIII в. до н. э. царь Куссара Анитта основал обширную державу, названную позже Хеттским царством.

Этноним

Самоназвание хеттов Nesili или Kanesili происходило от города Неса (Каниш), в то время как термин Hatti использовался для обозначения жителей Хеттского царства, а также более древних обитателей этих земель — хаттов.

Военные успехи хеттов объяснялись активным использованием ими двух инноваций — боевых колесниц и железного оружия.

Хетты, возможно, были первыми, кто изготавливал и использовал боевые колесницы, которые появились в Передней Азии в начале II тысячелетия до н. э.) от индоевропейских степных кочевников-ариев. «Хеттский трактат о тренировке лошадей восходит к митаннийским специалистам в этом деле и содержит индоарийские термины…». В Грецию колесницы пришли, несомненно, от хеттов.

По устоявшемуся мнению, получение железа первыми освоили горные народы севера Малой Азии и Кавказа. Хетты захватили территорию древних хаттов, которые обладали технологией обработки железа. Известно послание фараона Нового царства царю хатти с просьбой прислать ему железный кинжал, что в эпоху бронзового века было очень дорогим подарком (в гробнице Тутанхамона был найден предположительно хеттский кинжал с железным лезвием). В последующие столетия хетты продолжали владеть секретом производства железа, что, наряду с использованием боевых колесниц, давало этому народу огромное преимущество.

Хеттская мифология имеет несколько слоёв, связанных с процессами этногенеза этого народа. Большую долю мифологических представлений хеттов составили мифы хаттиев (протохеттов), которые, предположительно, являлись автохтонным населением Хеттского царства. Собственно хеттские мифы являются отголосками древнейших индоевропейских мифов, являющихся общими для всех индоевропейских народов, они тоже имели большое значение в мировоззрении хеттов. Кроме того, в хеттской мифологии присутствуют следы лувийского, хурритского, палайского влияния — они проникают из различных районов хеттского царства, населённых не хеттами.

1000 хеттских богов

Каноническим считалось перечисления «1000 хеттских богов». В этом перечне в разное время существования хеттского государства присутствовали различные божества, исконно хеттские и заимствованные, в том числе божества стихий.

По имеющимся материалам можно представить только некоторые обрывки из того, что составляло совокупность хеттских религиозных верований. Без сомнения, эти верования изменялись не только по эпохам, но и по местам жительства хеттов. Эти верования давали ответы на все вопросы, которые предлагает религиозная любознательность: какие существуют боги и духи, как почитать тех и других, как приобретать их расположение, узнавать их волю, как вообще должно вести себя? Конечно, воссоздать религию хеттеев пока нельзя, но уже можно составлять суждения, имеющие за собой, по-видимому, достаточные основания. Культ хеттов известен по барельефам. Как и хурриты, хетты поклонялись богу грома — Тешубу (Тишуб-Тарку). Они изображались с перунами в одной руке и с двойным топором — в другой, с бородой, в египетском переднике и головном уборе, вроде египетской белой короны. Важным документом для суждения о хеттской религии, равно как и для изучения политической истории хеттеев, является договор Хета-Сира, заключенный с Рамзесом II. В этом договоре говорится о том, что цари Кхета и Египта обязывались не переходить со своими войсками границ друг друга, не начинать войны в случае каких-либо недоразумений, поддерживать своими войсками друг друга в борьбе с врагами, а все, что было написано на серебряной таблице договора, одобрено союзом богов, божествами мужскими и женскими, божествами земли египетской. Они свидетельствовали о твердости этих слов, которые они одобрили. Сутех (бог ярости) города Тунепа; Сутех города Кхета; Сутех города Арнема; Сутех города Царанда; Сутех города Пилька; Сутех города Кхизазара; Сутех города Сарту; Сутех города Кхилип (Алеппо); Сутех города Сарпина; Астарта страны Кхета; Бог страны Цаият — Кхири; Бог страны Ка; Бог страны Как; Бог страны Кхер; Богиня города Акх; Богиня страны Цаина. Как видно из приведенной таблицы, главным божеством хеттеев был Сутех. Этот бог был довольно благосклонно принят в Египте, хотя потом его в Египте стали смешивать с Сетом. Весьма вероятным представляется, что Сутех являлся у хеттов богом солнца, но это и не исключает того, что Сутех имел и другие свойства. Хеттские божества имели свои женские половины, таковую имел и Сутех. Так же у хеттов были более могущественные богини. Договор Рамзеса II и Кхеты Сиры упоминают несколько богинь, но называют только одну — Астарту или Антарату. Имеются ещё другие имена богинь. Считают вероятным, что после эпохи Рамзеса II культ Сутеха стал отступать на задний план перед культом «великой богини» Кибела, считавшаяся матерью богов. У хеттов были так называемые священные города, оказывается, что на пути завоеваний и владений хеттеев было много городов посвященных «великой богине». Имеется греческая легенда об амазонках, происхождение которых, несомненно можно отнести к хеттам. Амазонкам приписывали построение многих знаменитых городов Малой Азии — Смирны, Эфеса. Эти амазонки были на самом деле жрицами великой богини Азии. Были у хеттов боги Тар или Тарку, Мауру, Кауи, Хепа. Тарку в Киликии и Лидии был известен под именем Сандана (бог солнца). Был бог Тисбу или Тушпу, функции его отождествляют с функциями ассиро-вавилонского Раммана, то есть считают его богом гроз и бурь. Надо полагать, что хеттским богом был Касиу, откуда появился потом греческий Зевс. В своей сути хеттские боги имели дикий и воинственный характер. Почитались у хеттов животные в их изображениях часто встречается орел, что говорит о культе орла. Загадочным остается тот факт, что у хеттов изображался двуглавый орел, который держит в каждой из своей лап какое-то животное. Любопытным остается факт мистического почитания у хеттов равностороннего треугольника. Полагают, что эта скромная геометрическая фигура считалась источником могучей силы, даже источником жизни. Эти изображения равностороннего треугольника помещалось на печатях и к нему присоединяли ещё другие образы. Иногда в треугольник помещались глаза.

Женские божества

Главное женское божество хеттов, вероятно, было первообразом малоазиатской «Великой Матери» с именем Ма, Кибелы, Реи; она изображалась в длинном одеянии, с короной вроде muralis на голове. В Богаз-Кёе есть интересное изображение хеттского божества в высоком остром восьмиугольном головном уборе. Институт жрецов и жриц был у хеттов очень велик.

Шавушка, богиня любви, плодородия и войны, была заимствована у хурритов.

Храмы

Храмы имели сходство с семитическими. В Эюке и Богаз-Кёе (Изили-Кая) это были дворы среди природных скал, украшенных барельефами. Последние представляли религиозные сцены: шествия богов, процессии жрецов, мистические церемонии. Псевдо-Лукиан говорит о городском храме на высокой платформе, с большим двором, за которым следовали святилище и отделявшееся завесой святая святых. Медный жертвенник и идол стояли на дворе; здесь же был пруд для священных рыб; у входа стояли два огромных конусообразных символа плодородия; в самом храме — престол Солнца; были статуи различных божеств; при храме содержались орлы, лошади, быки, львы, посвящённые божествам. Боги представлялись шествующими на этих животных. В Эюке найдены колоссальные сфинксы. На одной из их сторон находится барельеф двуглавого орла. Этот символ неоднократно встречается у малоазиатских хеттов; например, в Изили-Кая на нём шествуют два божества. При храмах были многочисленные коллегии жрецов, доходившие иногда до нескольких тысяч. Хеттейские храмы не сохранились. Есть основание полагать, что многие религиозные церемонии, жертвоприношения, вообще многие элементы культа хеттеев не нуждались в храмах, а скорее на холмах и дубравах. Совершение религиозных обрядов в дубравах было связано с почитание неодушевленных предметов. «В Каппадокии найдены и исследованы хеттейские барельефы, которые дают представление об этих храмах. Он имел внешний двор и внутреннее святилище, в котором находилось ещё святое святых. В последнее мог заходить только верховный жрец и те сослужители, которое считались близкими к божеству. С каждой стороны входа возвышались высокие колонны, колоны являлись символами богини плодородия. Во внешнем дворе помещался медный жертвенник с лева от него идол богини Антарата, Астарата или Атарата, рядом с которой должно было быть озеро со священными рыбами. Во дворе были, кормились и служили предметом усердных почитаний быки, лошади, орлы, медведи и львы, как посвященные различным почитаемым божествам. При входе в храм слева возвышался престол солнца, но на этом престоле не помещались статуи, так как солнце и луна, единственные между божествами, не имели изображений. В храме так же были статуи различных божеств. Главным предметом почитания в храме были золотые статуи богини Аттис. На её голове помещался золотой голубь в руках держала скипетр, помещалась она на львах, а её супруг на быках.»

Мифы и сказания

Сказание о потопе

Псевдо-Лукиан говорит о существовании в Иераполе сказания о потопе. По содержанию оно почти тождественно с вавилонским и библейским; имя героя — Девкалион Сисифей.

Миф о Телепину

Телепинус, Телепину (хетт.), Талипину (хатт., «сын Тали», или «его сын»), в хеттской и хаттской мифологиях бог плодородия, сын бога грозы (Тару) и богини-матери. Телепину - главный персонаж цикла хаттских и хеттских мифов об исчезающем и возвращающемся боге. Исчезновение Телепину связывается с его гневом. С уходом Телепину из дома очаги, жертвенные столы окутывает дым [облако (пчелиного) роя], домашний скот перестаёт приносить потомство, начинается засуха, в полях не растут злаки (Телепину уносит с собой богиню зерна и полей Каит). Боги собираются на пир, но не могут утолить голод. Они тщетно пытаются найти Телепину, бог солнца посылает за ним орла, но и он не находит бога. На поиски отправляется бог грозы, он разбивает рукоятку своего молота о ворота города-резиденции Телепину, но не может их открыть. Тогда богиня-мать (Ханнаханна) посылает на поиски пчелу (вопреки богу грозы, утверждающему, что она слишком мала). Пчела находит Телепину спящим на поляне у священного города Лихцина. Она жалит Телепину, он пробуждается ещё более разгневанным и навлекает разрушение и уничтожение на людей, скот и всю страну. Однако богиня Камрусепа, совершив обряд заклинания, смягчает гнев Телепину. Телепину возвращается, принося с собой плодородие. Миф о Телепину в различных версиях сохранился в составе текстов 14-13 вв. до н. э., он входил в ритуалы, совершаемые с целью предотвращения зла. В ряде других хеттских мифов (восходящих к хаттским) Телепину помогает вернуть исчезнувшего бога. Так, согласно хаттскому и хеттскому солярному мифу, Телепину по приказу бога грозы отправляется к Аруне (океану), похитившему бога солнца. Испуганный Аруна отдаёт Телепину не только бога солнца, но и свою дочь в жёны.

Миф о Телепину принадлежит к широко распространённым в восточном Средиземноморье сюжетам об исчезающем и возвращающемся божестве плодородия, следы его влияния обнаруживаются в различных культурах, от греческой (в ранних традициях к Телепину, возможно, возводился Телеф) до закавказских (у сванов сохранились ритуальные формулы с именем Телепину). Предполагается, что и у славян в специальной терминологии, связанной с культом пчёл, отразился (возможно, через посредство кавказской традиции) культ Телепину. (Мифологический словарь/Гл.ред. Е.М. Мелетинский - М.:'Советская энциклопедия', 1990 г.- 672 с.)

Миф об Иллуянке

Иллуянка («змей, дракон»), в хеттской мифологии змей, похитивший сердце и глаза у бога грозы, победив его в поединке. Богу грозы удаётся отомстить Иллуянке благодаря тому, что он сам или богиня, его помощница, вступают в брак со смертным. Согласно варианту мифа, являющемуся, по-видимому, более древним, побеждённый бог грозы берёт в жёны дочь человека. Его сын от этого брака женится на дочери Иллуянки и, войдя в дом тестя, просит себе (по совету отца) сердце и глаза бога грозы. Когда сын возвращает их ему, бог грозы восстанавливает свой прежний облик и вновь вступает в бой с Иллуянкой. В битве он убивает змея и своего сына, который стоял рядом с Иллуянкой и велел отцу не щадить его (инверсия универсального мотива Эдипа). В более позднем варианте мифа богу грозы удаётся взять верх над Иллуянкой при помощи воинственной богини Инары, которая берёт себе в наложники смертного по имени Хупасияс. Богиня приглашает Иллуянку с детьми на пир. Там гости выпивают целый котёл хмельного напитка и поэтому не могут вернуться в своё логово. Тогда Хупасияс вяжет и убивает Иллуянку.

Миф об Иллуянке читался во время праздника пурулли хеттского священного города Нерик и, видимо, испытал влияние мифологии хатти (хотя сам термин «Иллуянка» может быть и индоевропейского происхождения). Миф об Иллуянке принадлежит к числу распространённых в Восточном Средиземноморье мифов о драконе-змее и его противнике - змееборце. Изображение мифа сохранилось на хетто-лувийском барельефе из Малатьи.

В хеттских текстах упоминается также «морской Иллуянка». (Мифологический словарь/Гл.ред. Е.М. Мелетинский - М.:'Советская энциклопедия', 1990 г.- 672 с.)

Жертвоприношения

«В жертвы приносились различные животные. Козы и бараны — были обычными животными. Доброй жертвой обозначался бык. Только свиней не разрешено было приносить в жертву и употреблять в пищу, так как они считались нечистыми животными. Приносились в жертву и дети. Их закутывали в звериные шкуры и родители бросали их сверху во двор, крича, что это не их дети, а быки.»

Праздники

Два раза в год хетты, в г. Мабоге (Иераполис) праздничная процессия отправлялась к расщелине скалы, находившейся под храмом: в эту расщелину (по их учению) стекли воды потопа и в неё лили морскую воду. Псевдо-Лукиан говорит о существовании в Иераполе сказания о потопе. По содержанию оно почти тождественно вавилонским и библейским; имя героя — Девкалион Сисифей. Жрецы локализировали, в расщелине скалы под храмом, сток вод потопа. Сказание говорит, что богиня Сима, дочь высшего бога Адада, положила конец нападениям демона, наполнив морской водой расщелину в которой он жил. Приходящий в Мабогу брил себе голову и брови. Принеся в жертву овцу, он разрывал на куски мясо и устраивал пир. Шкуру расстилал на земле, становился на колени, голову и ноги жертвы возлагал на свою голову в то же время заклинал богов принять его жертву, обещая в будущем принести ещё лучше. После чего он увенчивался венками.

Загробная жизнь

«Представление о загробной жизни у хеттеев соприкасались с египетскими. Недалеко от города Башаць-кай найден некрополь. В скале расщелина, из неё сделано нечто в роде портика, поддерживаемого тремя толстыми и короткими колоннами. Налево и направо от портика погребальные комнаты. Где были устроены погребальные ложа, выбитые в скале. В хеттских изображения встречаются лестницы, которая должна была вести умерших из мира людей в мир богов.»

Города

«Все население хеттских городов представляло собой служителей богини. В центре города помещался храм. Главным лицом в городе был верховный жрец. Представитель власти светской стоял на втором месте. Священные города были городами убежищами. Убийца, преступивший ограду города, был здесь неприкосновенен для родовой мести».

История

На рубеже III—II тысячелетий до н. э. у хеттов начал распадаться родоплеменной строй. Ускорению этого процесса способствовало проникновение в XX—XVIII вв. до н. э. семитских торговых колонистов (ассирийских и, отчасти, аморейских). На территориях восточной и центральной частей Малой Азии было, видимо, ещё в III тыс. до н. э. создано несколько политических образований типа городов-государств (Пурусханда, Амкува, Куссар, Хатти, Каниш, Вахшушана, Ма’ма, Самуха и др.), во главе которых стояли цари (рубаум) или царицы (рабатум). Города-государства Малой Азии пользовались письменностью и письменным языком, заимствованным у ашшурских купцов. Среди городов-государств происходила борьба за политическую гегемонию. На первых порах верх взяла Пурусханда, правитель которой считался «великим царём» среди остальных правителей городов-государств Малой Азии. Позднее же ситуация изменилась в пользу города-государства Куссар. В первой половине XVIII в. до н. э. царь Куссара Аниттас основал обширную державу, названную позже Хеттским царством.

Хеттская историческая традиция связывала древнейший период истории хеттов с Куссарой, которая была столицей в начале существования Хеттского государства. Однако после Анитты произошли крупные изменения в политической обстановке этого края. Многие центры подвергаются разгрому. Трудно сказать, принимали ли в этом участие непосредственные предки тех, в чьих руках оказывается вскоре власть в Центральной Анатолии (цари династии Лапарнаса). Однако приход к власти этой династии, очевидно, всё же в значительной мере был подготовлен этим событием. Представители этой династии своим родоначальником считали Лапарнаса, правившего после Аниттаса, и ничем не выражают свою связь с династией Аниттаса. Династия Лапарнаса была носителем других традиций и, возможно, происходила из другого объединения, чем то, к которому принадлежали Питханас и Аниттас. Культурные и общественные изменения выразились и в том, что хетты сменили официальные староассирийский аккадский диалект и письменность на родной язык и другой вариант клинописи, заимствованный из Северной Сирии через жившие там племена хурритов.

В начале резиденцией династии Лапарнаса был Куссар, заброшенный династией Анитты как столица. Со временем в борьбе за гегемонию с городом Несой последняя потерпела поражение, и Куссара получает власть над всей Центральной Малой Азией. В начале существования Древнехеттского царства там был матрилинейный принцип наследования власти. У протохеттов М. Азии, по данным торговых документов из Каниша, рядом с правителем — рубаум всегда стояла почти не уступавшая ему по культовому и политическому значению правительница — рубатум, отождествляющаяся с шумеро-акадской жрицей — энтум, участницей обряда «священного брака». Поэтому, по-видимому, было важнее, чтобы царём был не столько сын правителя, сколько сын дочери правителя.

Государство у хеттов имело рыхлую структуру. Кроме городов и областей, подчинявшихся непосредственно царю или царице, существовали мелкие полузависимые царства (для царевичей), а также области, выделенные в управление крупным сановникам. Во главе всего государства стояли царь (хассу), носивший (в отличие от менее значительных царей) также титул табарна.

Лапарнас I (ок. 1680—1650 до н. э.), был видным деятелем в истории царства, расширив его владения «от моря до моря». Его преемник Хаттусилис I (ок. 1650—1620 до н. э.) вел завоевания вплоть до Сирии, а Мурсилис I (ок. 1620—1594 гг. до н. э.) аннексировал Халпу, Верхнюю Месопотамию и совершил поход на Вавилон.

После убийства Мурсилиса I Древнехеттское царство стало клониться к упадку из-за постоянных интриг в кругу царской семьи и нападений хурритов. Все следующие цари хеттов — Хантили I, Цитантас I, Аммунас, Хуццияс I — умерли не своей смертью. Лишь Телепинусу, который ввёл закон о престолонаследии, удалось временно стабилизировать ситуацию, но ненадолго, и после смерти Телепину Древнехеттское царство окончательно развалилось.

Поминальные списки царей не называют Цитантаса и Хуццияса, как предшественников Телепинуса, зато упоминают других Хантилиса, Цитантаса и Хуццияса — после Телепинуса и Аллувамнаса. Хеттологи расходятся здесь во мнениях по поводу хронологии хеттов. В то время как одни видят в них Хантилиса II, Цитантаса II, Хуццияса II — царей Среднехеттского царства, другие отрицают само существование Среднехеттского царства и предполагают ошибку составителей поминальных списков, считая, что в них имеются в виду все те же Хантили I, Цитанта I и Хуцция I. Однако отрицание существования Среднехеттского царства создает дополнительные трудности в хронологии. Так известно, что царь Киццувадны Пиллия заключил договор с хеттским царем Цитантасом, но также известно, что тот же Пиллия заключил договор и с царем Алалаха Идри-Ми, правившим в первой половине XV в до н. э. Таким образом Пиллию трудно датировать раньше Телепинуса и современником Пиллии был хеттский царь Цитантас II.

Период Среднего хеттского царства относительно мало изучен ввиду скудности источников. Этот период характеризуется дальнейшим ослаблением Хеттского царства в результате войны с внешними врагами и внутренних неурядиц. К востоку от хеттов ещё в XVI в. до н. э. возникла сильная Митаннийская держава, ставшая их мощным соперником.

Ок. 1460 года до н. э. была основана новохеттская династия, при которой империя достигла своего расцвета. Возобновились походы на Сирию, сильно ослабившие страну, потерявшую большую часть своих территорий. При царе Суппилулиуме I (1380—1335 до н. э.), который правил своим государством из столицы Хаттуса (но до 1480 г. до н. э. столицей был город Каниш), удалось победить Митанни и Египет, завоевав все Восточное Средиземноморье вплоть до Палестины. На завоеванных территориях на севере Сирии и Месопотамии были созданы вассальные княжества, правителями которых Суппилулиума I назначил своих младших сыновей. Мурсили II (ок. 1335—1305 до н. э.) заключил мир с фараоном Хоремхебом, приведя Хеттское царство к вершине своего могущества.

Однако уже в следующем столетии возобновилась борьба за Сирию и Палестину между хеттским войском царя Хаттусилиса III и войском египетского фараона Рамсеса II. Противостояние завершилось грандиозной, но безрезультатной битвой при Кадеше (в северной Сирии). В итоге большая часть Сирии и Финикии перешли под полный контроль египтян, и в 1280 г. до н. э. с ними был заключен мирный договор, а дочь Хаттусилиса стала женой фараона. Также было заключено перемирие с Ахейской Грецией, но воинственная Ассирия оставила подконтрольной отвоеванную Верхнюю Месопотамию.

Последующий упадок царства в XII в. до н. э. совпал во времени с общеближневосточным кризисом, известным как бронзовый коллапс. Вследствие внутренних раздоров и внешних неудач, возможно, в стране разразился голод. Под натиском «народов моря» хеттское царство было уничтожено и перестало существовать.

«Народы моря» — группа средиземноморских народов, двинувшаяся в условиях «катастрофы бронзового века», в XIII веке до н. э., к границам Египта и государства хеттов, предположительно из региона Эгейского моря (Балканы и Малая Азия). В числе их были племена: шерданы, тирсены, турша, филистимляне и чаккаль, дануны, фригийцы, шакалеша, акайваша (ахейцы), гараманты, луки, тевкры.

Причины миграций

Основную массу «народов моря», по наиболее распространённому мнению, составляло древнее доиндоевропейское население запада и юго-запада Малой Азии, а также их греческие союзники (ахейцы, или данайцы). Так, немецкий историк и лингвист Х. Рикс, трактуя народы моря как доиндоевропейское население запада Малой Азии, выдвинул гипотезу о тирренской группе близкородственных языков. Л. А. Гиндин и В. Л. Цымбурский, в книге «Гомер и история Восточного Средиземноморья» высказывали мнение, что «народы моря» в основном выходцы с севера Балканского полуострова, родственные протофракийским племенам; сколько-нибудь широкой поддержки эта гипотеза не получила.

В конце XIII века до нашей эры племенной мир всего северобалканского региона в силу каких-то неизвестных нам причин пришел в движение. Огромная масса варварских племен, включавшая в себя как народы, говорившие на различных диалектах греческого языка (сюда входят дорийский и близкий к нему западногреческий диалекты), так, по-видимому, и народности негреческого, фракийско-иллирийского происхождения, снялась с насиженных мест и устремилась на юг, в богатые и процветающие области Средней Греции и Пелопоннеса. Маршрут, по которому шло вторжение, отмечен следами развалин и пожарищ. На своем пути пришельцы захватили и разрушили множество микенских поселений. Погиб в огне пожара Пилосский дворец. Само место, на котором он стоял, было предано забвению. Серьезно пострадали, хотя, по-видимому, и не были захвачены, цитадели Микен и Тиринфа. Хозяйству микенских государств был нанесен непоправимый ущерб. Об этом свидетельствует быстрый упадок ремесла и торговли в районах, наиболее пострадавших от вторжения... Таким образом, на рубеже XIII—XII веков до нашей эры микенская цивилизация перенесла страшный удар, после которого она уже не смогла оправиться (Ю. В. Андреев. Цена свободы и гармонии: Несколько штрихов к портрету греческой цивилизации. Алетейя, 1998).

В первой половине XX века родиной народов моря часть историков считала регион микенской цивилизации, которая на тот момент гибла под ударами дорийцев. Ряд современных историков связывает начало миграции «народов моря» на юг с окончанием Троянской войны, оказавшей разрушительное воздействие не только на цивилизацию западного побережья Анатолии, потерпевшую поражение, но и на экономику победивших ахейцев. Этим, по-видимому, объясняется наличие ахейцев и данайцев среди народов моря, большинство которых отождествляется с догреческим населением запада Малой Азии. По уточнённым данным, большая миграция произошла за одно-два столетия до вторжения дорийцев.

Само название «народов моря» египетского происхождения — так египтяне называли в XIV—XII вв. до н. э. ранее неизвестные им северные народы, жившие за Средиземным морем. Перевод египетского термина как «народы моря» впервые предложил в 1881 году французский египтолог Гастон Масперо. Ниже приведена хронология их упоминаний в египетских текстах.

• Некоторые из них были известны египтянам еще до нашествия на Египет. В начале XIV в. в документах Амарны упоминаются MSWS, живущие рядом с ливийцами. Также около этого времени известны действующие в Финикии SRDN. Также с сер. XV и в XIV в. до н. э. упоминаются DNJN и RK. Те же данайцы (TNJ) упомянуты в надписи Аменхотепа III из Ком-эль-Гетана, равно как и их города (предположительная расшифровка): Микены, Фивы, Мессена, Навплион, Кифера, Элея, Амиклы.

• Во время битвы при Кадеше ок. 1274 г. до н. э. в египетском войске сражались SRDN, а в числе союзников хеттского царя были RK и DRDNJ.

• На стеле фараона Мернептаха в связи с первым нашествием на Египет «народов моря» ок. 1208 г. до н. э. (на 5-м году правления фараона) в составе ливийской коалиции вождя Мраиуйа названы SRDN, RK, JKWS, TRS и SKLS. Их нападение египтяне отразили, выиграв битву у города Периру, в районе Натровых озер.

• На 5-м году правления фараона Рамсеса III (ок. 1181 г. до н. э.) ливийцы под предводительством царя Термера восстали и вторглись в Египет с северо-запада. На рельефах храма в Мединет-Абу указано, что вместе с Термером действовали PLST и TKJR. В числе союзников фараона на рельефах также изображают «народы моря» (возможно, SRDN). Ливийская коалиция была полностью разгромлена египтянами.

• На 8-м году правления Рамсеса III (ок. 1178 г. до н. э.) «народы моря» со стороны Палестины совершили второе крупное вторжение в дельту Нила. Названы народы PLST, TKJR, SKLS, SRDN, DNWN и WSS. Судя по тому, что вместе с воинами шли их семьи, это была попытка переселения. В тексте храма в Мединет-Абу упоминается большой перечень стран, не устоявших перед несокрушимыми армиями пришельцев: «Ни одна страна не выстояла против их рук, Хета, Кеди, Кархемиш, Ирчу, Ирса. Они опустошили эти (местности) и разбили стан в одном месте в земле Амор, люди которой пленены и которой как не бывало». В ходе ряда ожесточённых сухопутных и морских сражений египтянам удалось разгромить противников. После этого (видимо, с согласия фараона) народы PLST и TKJR осели на землях в окрестностях Газы.

• Таким образом, из египетских источников мы узнаем о разгроме, который «народы моря» учинили в период 1200—1180 гг. в Арцаве (Лидия), Хеттском царстве, Угарите и Аласии (Кипре).

• На 11-м году правления Рамсеса III (ок. 1175 г. до н. э.) ливийцы осадили пограничную египетскую крепость Хачо. Основную часть их войска составляли MSWS во главе со своим царем Мешешером. Состоялось сражение с подошедшим войском фараона, в котором ливийцы и их союзники снова были разбиты, а их вожди попали к египтянам в плен.

• Далее, разбитые фараоном Рамсесом III, «народы моря» разделились на несколько групп племен, которые заселили неосвоенные земли Средиземноморского побережья.

Отождествление отдельных племён

Этническая принадлежность «народов моря» достоверно не установлена, то есть все отождествления носят предположительный характер. В состав народов моря египетские надписи включают:

• JKWŠ, JQJWŠ, JKWS (условно читается: «экўэш») — обычно отождествляется с хеттским Аххийава, гомеровским Ἀχαιϝοί, позднее — Ἀχαιοί, то есть ахейцами;

• DNJN, TNJ, DJN (условно: «денйен») — отождествляются с хеттским Дануна, греческим Δαναοί, то есть данайцами;

• DRDNY — обычно ассоциируются с гомеровскими Δαρδάνιοι, то есть дарданами — одним из троянских племен или соседей Трои;

• MŠWŠ (условно: «мешўэш») — отождествляется c ассирийским Мушки, греческим Μόσχοι, библейским Мешех; они же, вероятно, — фригийцы;

• PLST, PRŠT (условно: «пелесет») — отождествляется с библейским Плиштим, что в греческом языке превратилось в Φυλιστιιμ, а в русском переводе — в филистимляне; также возможно, что имя тождественно пеласгам греческих источников; проблематично — с Pulastya Махабхараты. Филистимляне осели на средиземноморском побережье в Ханаане, возможно, с разрешения фараона, а также в Сирии (царство Палистин). Впоследствии римляне назвали именем филистимлян провинцию Сирия Палестинская, откуда произошёл топоним Палестина. Часть пеласгов осталась в Эгейском регионе, где они были окончательно ассимилированы греками не позднее V в. до н.э.

• RK, L’KK, RWK — отождествляется с хеттским Лукка и греческим Λύκιοι, то есть с ликийцами; они могли не быть тождественны более поздним ликийцам, а представлять доиндоевропейское населеним указанного региона);

• ŠKLŠ, SQRWS, ŠQRSŠ (условно: «шекелеш») — отождествляется с греческим Σικελοί, то есть с сикулами, которые вместе с элимцами прибыли на Сицилию около XIII в. до н.э. О «троянском» происхождении указанных народов пишут Фукидид и Вергилий.

• ŠRDN (условно: «шердана», «шардана») — вероятно, сарды. SRDN (шердены) краткое время формировали личную гвардию египетских фараонов. Они отождествляются с народом, который около XIV-XIII вв. до н.э. прибыл на Сардинию и основал там культуру строителей нурагов. В тот же период возникают аналогичные культуры на Корсике (строители торре) и на Балеарских островах (строители талайотов). Прото-сарды письменных памятников не оставили, однако на сходство их культуры с этрусской указывал ряд историков, в частности, А. И. Немировский.

• ṮJKR (условно: «текер», «зекер», «чьекер») — отождествляется с греческим наименованием Τεύκροι, ставшим одним из синонимов троянцев. Племя прибыло к горе Кармель и поселилось в городе Дер (были вскоре ассимилированы филистимлянами), а другая часть обосновалась на Кипре.

• TRŠ, TWRYŠ, TWRWS (условно: «тереш») — отождествляется с греческим Τυρσηνοί, то есть тирренами, впоследствии так называли этрусков; по другой версии, соотносится с хеттским Таруйса — Троя; а также (проблематично) с Turvaśa из Ригведы. "Тирсенская" и "троянская" гипотезы не являются взаимоисключающими, в свете предания об Энее. Отдельные историки предполагают, что тирсены были умелыми мореплавателями и достигли Северной и Центральной Италии, где дали начало племени этрусков, до 510/509 г. до н.э. владевшего и Римом. Этруски оставили множество следов высокоразвитой культуры (так, в их городах была канализация, и именно этруски дали римлянам такой вид одежды, как тога), так что, вероятно, они имели сильный фундамент для построения такой культуры.

• WŠŠ (условно: «ўэшеш») — не опознан (жители Ясоса?).

Следствия миграций

Этнографическими следами миграций народов моря считают гарамантов, сикулов, филистимлян, фригийцев и этрусков. Нашествие «народов моря» повлекло за собой разрушение множества городов в Восточном Средиземноморье и ослабление Египетского Нового царства, которое, впрочем, при Рамсесе III сумело рассеять вторгнувшиеся народы.

Троянская война, падение Хеттской державы, конец микенской цивилизации продолжают цепочку событий «катастрофы бронзового века», хотя до конца не понятно, являются ли потрясения на северном побережье Средиземного моря причиной или следствием «великого переселения» народов.

После падения Новохеттского царства в Анатолии бывшие вассальные княжества хеттов продолжали существовать как самостоятельные государства. Это прежде всего Табал, Камману (с Мелидом), Хилакку, Куэ, Куммух, Каркемиш, а также Яуди (Самаль), Тил Барсип, Гузана, Унки (Паттина), Хатарикка (Лухути) и др. Их правители считали себя законными правопреемниками хеттской державы, но не имели возможностей для реализации своих амбиций. Просуществовав несколько веков, они в IX—VIII вв. до н. э. были покорены великими державами Двуречья — Ассирией, а затем Вавилоном.

Государственное устройство Хеттской державы

Царя окружают чиновники и личный секретарь. Дворцы царей строились по образцу ассирийских и украшались барельефами, представляющими сцены из охот царя, пиршества и т. п. Из упоминания в ассирийских летописях о кархемишской мине Винклер выводит заключение об особой системе мер и весов у хеттов и о развитии у них городской жизни. Мы можем констатировать только на основании телль-амарнской корреспонденции развитие промышленности в Митанни, поставлявшем в Египет колесницы и драгоценности.

Из изображений в египетских храмах и хеттских барельефов можно получить представление о военном деле у хеттов: имелись пехота, колесницы (по три воина на каждой: возница, щитоносец и стрелок) и конница. На египетских барельефах не отражена революционная особенность «Хеттской колесницы». Ось колес располагалась не сзади, как у египетских, а посередине повозки. Это давало возможность разместить в ней не 2-х, как у египтян, а 3-х человек. Оружие — небольшой треугольный лук, небольшой четырёхугольный или овальный плетёный щит, похожий на изображаемый в классическом искусстве у понтийских амазонок; фаланга была вооружена кинжалами-мечами; последние имели не сирийскую, а киликийскую форму — ту же, какая изображается египтянами у морских народов запада. Кроме того, были и длинные копья. Одеты были воины в передники египетского покроя, офицеры — в длинное платье; цари носили (особенно в позднее время) ассирийский наряд. Характерны длинные костюмы частных лиц и головные уборы — у мужчин остроконечные, у женщин — цилиндрические, могли быть из войлока или кожи. Характерна и обувь — большей частью башмаки с загнутыми кверху носками.

Хетты были индоевропейцами, и потому их трудно было спутать с другими народами древнего Востока. Египетские художники, очень точно подмечавшие разницу между теми или иными народами, наделяли хеттов очень характерными чертами. Их профиль напоминает «греческий»: у них — высокий лоб, слабо намечена переносица. Телосложение хеттов, скорее, крепкое, коренастое, чем стройное; они несколько склонны к полноте.

В отличие от египтян и других азиатских народов, хетты не подрезали волосы, не выбривали голову наголо и не носили парики. Их светло-каштановые волосы свободно спадали на плечи. Иногда волосы были перевязаны лентой или заплетены в косицы. В эпоху Древнего царства хетты гладко выбривали лицо. Позднее в моду вошла борода; мода эта пришла из Сирии.

Хеттские цари изображались с накладной бородой и в шапке. Обычно цари носили круглые шапки, но по случаю важных государственных празднеств надевали высокую коническую шапку. Тогда же они облачались в длинный плащ.

Вообще по праздникам все хетты надевали рубахи (туники) подлиннее и покрасивее. Обычно же они носили туники, доходившие до колен. Рукава рубах были длинными. Иногда туника была украшена вышивкой или металлическими вставками. Одежду хетты чаще всего не подпоясывали, а скрепляли на плечах бронзовы¬ми булавками. Хеттские воины облачались в легкую тунику и юбку. Хетты, жившие в Сирии, тоже носили разукрашенные юбки, подобно критянам и филистимлянам.

Обувь — башмаки или сапоги — предпочитали носить закрытую, со слегка загнутыми вверх носками. В подобных туфлях — они напоминали кавказские чувяки и имели хаттское происхождение — было легче карабкаться по горным тропам. На ноги надевали также чулки или гетры.

В отличие от критянок, хеттские женщины одевались очень скромно и сдержанно. Поверх широких, слегка плиссированных юбок, перехваченных широким поясом, надевали блузку и накидку из плотной ткани, доходившую до пят. Она хорошо защищала от пыли и ветра.

Из украшений хетты — и мужчины, и женщины — носили обычно браслеты и ожерелья, реже — серьги. Популярностью пользовались подвески в виде солнечных дисков, полумесяцев, фигурок животных, особенно быков.

Жилища хеттов

По своей планировке хеттский дом не похож на греческий. В нем не было вестибюля и центрального зала. Комнаты располагались в произвольном порядке, группируясь вокруг внутреннего дворика. Тот иногда находился прямо перед домом.

Хетты строили дома обычно из кирпича-сырца на каменном фундаменте. Отдельные камни заподлицо подгоняли друг к другу, обходясь без строительного раствора. В лесистой местности использовались деревянные балки. Нередко здания насчитывали несколько этажей. Из окон или дверей верхних этажей можно было по приставной лестнице спуститься вниз, на соседнюю крышу.

Крыша дома была плоской; ее мастерили из сплетенных и обмазанных глиной ветвей, положенных на деревянные стропила. По крыше можно было ходить. Если хозяин болел и не мог добраться до храма, то очистительные церемонии совершались прямо у него дома — чаще всего именно на крыше.

Дом освещался и проветривался благодаря огромным низким окнам, которые закрывались ставнями; решетка на окнах отсутствовала. Хеттские дома, дворцы и храмы были залиты светом; в них всегда притекал свежий воздух; они казались распахнутыми настежь. Пусть города хеттов были ограждены стенами, но хеттский дом вовсе не напоминал собой крепость.

Интерьер хеттского дома отличался простотой. В доме имелись очаг и каменный сток. Основными предметами мебели являлись кровать, стул, стол и сундук. Мебель была менее громоздкой, чем наша. Ее легче было вынести из помещения и перевезти на другое место. Внутри хеттских домов встречаются также небольшие вымощенные комнатки, возможно ванные или туалеты.

Присаживаясь, хетты для большего удобства подкладывали под себя подушки. Самое высокое сиденье в доме предназначалось для главы семьи или уважаемого гостя. Взобраться на это сиденье можно было лишь с помощью специальной скамеечки. В домах знатных людей и кровать была такой высокой, что на нее поднимались по ступенькам или приставным лестницам. Воистину, за возвышение при дворе требовалось смириться с определенными неудобствами. Бедняки, разумеется, не затрудняли себе жизнь подобным способом.

В зажиточных домах на полу перед кроватью лежали тканые коврики, чтобы, сняв обувь, человек не простудился, перешагивая по каменным плиткам.

Подвал хеттам заменял огромный (высотой около двух метров) глиняный сосуд, врытый в пол. В нем хорошо сохранялись продукты, ведь внутри было сухо и прохладно.

В доме непременно имелась зернотерка. Она состояла из двух камней: камня с углублением, в которое насыпали зерно, и ступы, умещавшейся в руке. Среди других предметов, которые встречались в домах хеттов, можно назвать веретено, ткацкий станок, металлическое зеркало, глиняные амулеты, игрушки.

Пища хеттов была простой, но сытной и здоровой. Рацион простых людей составляли овощи, фрукты, хлеб, пиво, молоко и молочные продукты. Люди побогаче чаще питались мясом. Вино и выпечку приберегали для праздников; ими же угощали богов. Пиво считалось народным продуктом. Его пили теплым, не разливая в чашки, а потягивая с помощью тростниковых трубочек прямо из больших сосудов.

Хозяйство хеттов

В хеттских городах жило много ремесленников; они сели¬лись целыми кварталами. Мас-терские были достаточно круп¬ными. Так, в одном из хеттских законов упоминается количество людей, работавших в мастерс¬кой: «Если ремесленник и чело¬век его [наследственной] доли живут вместе, [и] [если они пос¬сорятся] и решат разделить свое домашнее имущество, [то] если на их земле было 10 человек, ремесленник должен взять 7 человек и человек его [наследственной] доли должен взять три человека».

К сожалению, мы мало что знаем о жизни хеттских ремесленников. Известно, что при дворе царя работали пекари, шорники, портные, сапожники, кузнецы. Очевидно, среди ремесленников преобладали люди именно этих профессий. Сохранились также упоминания о ряде других профессий — врача, ювелира, медника, прядильщика, рыбака. Однако мы мало что знаем о том, какими приемами и орудиями труда они пользовались, поскольку не сохранилось изображений, показывающих людей, занятых повседневным трудом.

Анатолия изобиловала полезными ископаемыми. Поэтому нет ничего удивительного в том, что хетты хорошо разбирались в обработке металлов. Еще до появления хеттов в Анатолии добывали медь и серебро. Однако самым ценным металлом считалось железо. Оно пользовалось большим спросом у правителей соседних стран, но технология его плавки была плохо освоена; секрет его изготовления знали лишь отдельные мастера. Из железа изготавливали украшения, небольшие культовые предметы, а иногда и оружие. Подробнее о производстве железа мы поговорим ниже.

К числу ценных металлов, наряду с золотом, серебром и желе¬зом, относился и свинец. Из него также мастерили культовые предметы. Бронза и медь ценились менее высоко. Они шли на изготовление бытовой утвари и оружия.

Хетты умели ковать и чеканить прекрасную металлическую посуду. Во второй половине II тысячелетия до нашей эры хетты все больше пользуются ею, чем керамической посудой. Часто встреча¬ется посуда с острыми кромками и выступающими деталями. Впрочем, хетты были народом практичным и не любили попусту украшать обиходную утварь.

Мало что мы знаем и о жизни хеттских купцов. Вероятно, после ухода из Анатолии ассирийских купцов их место заняли хетты. Однако торговые документы попадаются среди клинописных табличек редко, может быть потому, что хетты не считали их важными документами и не берегли.

Между тем торговля в Хеттском царстве была оживленной. Мы можем косвенно судить об этом хотя бы потому, что мулы стоили очень дорого — втрое дороже лошадей. Цена упряжной лошади, согласно хеттским законам, равнялась 20 сиклям серебра (примерно 168 граммов. — Авт.), а цена мула — одной мине серебра (505 граммов. — Авт.). Странно ? Но ведь при перевозке товаров по горным дорогам Анатолии мулы были незаменимы; без этих вьючных животных отправляться в дальний путь было рискованно. Даже войска, пересекая горные перевалы, ведут с собой нагруженных поклажей мулов или ослов, в то время как на равнинах Сирии груз кладут в повозки.

В качестве денег хетты, как и другие народы древнего Востока, использовали весовое серебро в слитках или кольцах. При необходимости, — если требовалось уплатить небольшую сумму, — от этой «монеты» отпиливали кусок и расплачивались им. Мелкие покупки оплачивали также кусочками свинца. Чеканные монеты появятся уже после падения Хеттской державы — в Лидии.

Хетты занимались стрельбой из лука, фехтованием, бегом и верховой ездой. Женщины тоже ездили верхом; они садились на боковое седло и ставили ноги на специальную подставку.

Во время празднеств устраивались культовые игры, участники которых, разбившись на две команды, сражались деревянным или бронзовым оружием. Впрочем, описание данного состязания мало понятно.

Известно также, что хетты проводили гонки колесниц. Ахейцы учились этому искусству у хеттов.

Популярна у хеттов была охота на зайцев и оленей. В добычу стреляли из лука; загоняли ее с собаками; брали на охоту и ловчих птиц — соколов. В Киликии и Сирии на охоту выезжали на колесни¬цах, а иногда и верхом.

В Северной Сирии, где чаще встречаются реки, среди хеттов было популярно плавание. В Каратепе найдено даже изображение парусного судна. В Сирии была популярна рыбная ловля; рыбу ловили вершами, а также с помощью ловчих птиц, которых пускали с лодки. Рыба считалась деликатесом; ее подавали к княжескому столу.

Хетты часто изображали музыкантов. Вполне возможно, что тра¬дицию игры на музыкальных инструментах переняли у них греки.

Сами хетты многому научились у вавилонян; они заимствовали у них систему счисления, астрономические и медицинские знания.

Искусство хеттов

Хеттская культура бедна подлинными шедеврами искусства, если сравнивать ее с месопотамской, минойской или египетской культурами. «Тут мало воображения, тонкого изящества, вдохно¬венного таланта или технического совершенства, одна грубая сила, которая сразу ощущается и в огромных настенных рельефах, и в изделиях малых форм», — писал Джеймс Маккуин. Впрочем, многие произведе¬ния хеттского искусства, воз-можно, еще не найдены. Так, нам неизвестны царские гробницы хеттов. В той же Хаттусе достоянием археоло¬гов стали в основном мону¬ментальные каменные баре¬льефы, если не считать не¬большие печати и статуэтки.

Хеттские цилиндрические печати — « весьма исключительное явление, и изображения на них не восходят к вавилонскому репертуару» (О. Герни). Печать имела форму небольшого конуса, цилиндра или кубика. Реже попадались кольца с печатями или печати, похожие на пуговицы. На царских печатях встречались клиновидные письмена, сообщающие имя царя, «монограмма» царя под крылатым солнечным диском, а так¬же различные символические сцены, например изображение бога-покровителя, обнимающего царя (подобными печатями скрепляли договоры). Часто встречались изображения орла, грифона или какого-либо другого животного.

Поразительно пристрастие хеттов к монументальным наскальным произведениям. Пожалуй, вряд ли назовешь другой народ, который взялся бы высекать такой громадный рельеф, как в Кара-беле, на побережье Малой Азии. «Вероятно, горы для хеттов были чем-то большим, чем просто среда обитания, — писала российский искусствовед Наталья Боровская. — В религии хеттов существовал культ камня, даже небесный свод они считали каменным». Неда¬ром самым известным памятником хеттского искусства является скальная галерея в Язылыкае, описанная выше.

В конце Х IV века до нашей эры хеттские скульпторы стали создавать наскальные рельефы и в отдаленных районах Хеттской державы — на горных перевалах, по берегам рек и обочинам важ¬ных дорог. Чаще всего их сопровождали надписи на хеттском языке; они приписывали их создание воле царя или его родственников. Сами заказчики обычно тоже были изображены на этом рельефе.

Сохранившиеся произведения хеттского искусства позволяют судить о некоторых принципах, которыми руководствовались художники. Очевидно, хетты, как дети, принимались изображать человека с головы, поэтому голова получалась крупнее обычного, а ноги, наоборот, укорачивались.

Хеттский художник вообще не задумывался о композиции изоб¬ражения. Он начинал вырезать рельеф примерно посредине и продолжал сразу по всем направлениям — словно у каменной плиты не было краев. Его как будто не волновало, что одни фигуры пови -сали в воздухе, другие оказывались явно несоразмерными. Если ассирийцы старались расположить персонажи композиции на одной линии, то хетты не делали этого. На хеттских рельефах люди и животные повисают — «плывут как рыбы в аквариуме». Руки, ноги, предметы парят в пространстве, напоминая, скорее, иероглифы, выпавшие из строки. И, наоборот, хеттские надписи, выполненные иероглифами, кажутся иной раз миниатюрными рисунками.

Произведения хеттского искусства довольно натуралистичны. В то же время некоторые элементы композиций хеттские мастера изображали строго в соответствии с каноном. Так, голова мужчины всегда изображалась в профиль, плечи и грудь — анфас, а ступни ног — тоже в профиль. Это соответствовало представлениям художников древнего Востока об идеальном мужском портрете.

Тактика и оружие

Вот что говорится о военном деле хеттов в словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Эфрона: «Имелись пехота, колесницы (по три воина на каждой: возница, щитоносец и стрелок) и конница. Оружие — небольшой четырехугольный или овальный плетеный щит, похожий на изображения в классическом искусстве у понтийских амазонок; фаланга была вооружена кинжалами-мечами; последние имели не сирийскую, а киликийскую форму — ту же, какая изображается египтянами у морских народов запада. Кроме того были и длинные копья...»

По-видимому, хеттская фаланга по маневренности на пересеченной местности уступала египетской, но вооружение у хеттов было солиднее, в первую очередь за счет использования железа. Каждые десять солдат составляли колонну в боевом порядке и шеренгу в походе.

Главным отличием хеттов от египтян являлось использование фалангистами первой шеренги длинного (около 70 - 90 см) меча, сделанного из железа. Это оружие хетты, скорее всего, заимствовали у критян и ахейцев, с которыми имели давние торговые и политические отношения; не исключено, что военные отряды этих народов, знакомые с техникой мечевого боя, использовались хеттами в качестве наемников. Массивным клинком можно наносить колющие и рубящие удары. Гард эти мечи не имели, но расширенная "сильная" часть клинка в какой-то мере защищала кисть руки. Мягкие кожаные и войлочные доспехи от такого страшного оружия были ненадежной защитой, к тому же, в первую очередь атаке меченосцев подвергались открытые ноги египетских воинов. Можно также предположить, что меченосцы были снабжены длинными ламелярными панцирями и шлемами, делающими воинов практически неуязвимыми. Ноги в бою закрывались толстыми кожаными сапогами либо поножами. В дополнение к доспеху фалангисты держали в левой руке круглый щит.

Следующие за ними шеренги копьеносцев были вооружены попроще. Второй и третий ряды действовали копьями, как египтяне: наносили удары от бедра (2-й ряд) и от пояса или от головы (3-й ряд).

Хеттские гимнеты имели тактику подобную египетской, с той разницей, что многие воины в рукопашной схватке использовали мечи с укороченными для удобства передвижения клинками.

Методы боя хеттских колесничных отрядов несколько отличались от египетских. Боевые повозки были тяжелее и вмещали трех воинов. Причем хетты либо совсем отказались от использования лука, либо использовали его лишь частично, предпочитая действовать копьями. По другой информации, колесничие выступали в роли конных лучников, но при необходимости могли спешиваться. Возница стоял посредине и правил лошадьми, а копьеносцы в доспехах и с небольшими щитами копьями наносили удары в стороны по воинам и лошадям противника. Удар намного усиливался за счет движения колесницы. Копье из рук воина могло вырваться, поэтому колесничие, также, как и фалангисты, были вооружены длинными мечами, удобными для того, чтобы колоть и рубить с повозки. В колеснице было тесно втроем и для большей свободы действий воинов вооружали щитами небольшого размера.

Известно, что в Малой Азии колесницы объединялись в отряды по 30, 50 или 100 штук. Вероятно, что организация хеттских колесничных отрядов напоминала египетскую, где колесницы также группировались в "эскадроны" по 30 или 50 штук и "дивизионы" по 100.

Известно, что хеттский царь располагал отрядом телохранителей, включавшем 12000 (скорее 1200) воинов-эламитов. Общая численность телохранителей неизвестна, но можно предположить, что это была целая наемная армия, которую в случае войны усиливали за счет мобилизованных. Причем мобилизацию проводили только в тех областях, которых конфликт затрагивал непосредственно. Самая многочисленная армия была собрана хеттами перед сражением при Кадеше. Хетты располагали 3500 колесниц и 8000 - 9000 пешими воинами, причем часть контингента предоставили союзники. Считая, что в каждой колеснице было по три человека, можно оценить численность армии в 18500 человек, более половины из которых были верховыми. Из этого следовала тактика хеттов: основной ударной силой были колесницы, а пехота лишь прикрывала действия ударной группировки. По меньшей мере, половина пеших воинов строилась в фалангу, в то время как другую половину составляли легковооруженные лучники. Эти лучники почти все были иностранными наемниками из племен Суту, обитавших в пустыне.

Одежда

Хеттские воины облачались в легкую тунику и юбку. Хетты, жившие в Сирии, тоже носили разукрашенные юбки, подобно критянам и филистимлянам. Обувь — башмаки или сапоги — предпочитали носить закрытую, со слегка загнутыми вверх носками. В подобных туфлях — они напоминали кавказские чувяки — было легче карабкаться по горным тропам. На ноги надевали также чулки или гетры.

Египетские изображения периода Раннего Царства показывают хеттов одетыми в длинные рубахи с короткими рукавами. Позднее появились изображения хеттов, одетых в короткие туники выше колен, или только набедренные повязки.

Памятники хеттского языка исчезают около 1180 года до н. э., что связано с падением хеттского государства под натиском народов моря. После этого хеттский язык начал вытесняться лувийским. Письменные памятники были обнаружены в основном в царском столичном архиве в Хаттусе во время раскопок 1906—1907 годов; отдельные таблички были найдены в Угарите и Амарне, позднее найден значительный архив в Машате.

Лувийские иероглифы — самобытная письменность, распространённая в Хеттском царстве. Известна под названием «хеттские иероглифы» (по названию царства), «лувийские иероглифы» (по названию языка, который они передавали) или «анатолийские иероглифы» (по месту нахождения). Хотя знаки имеют рисуночный вид, письменность в своей основе является не идеографической, а слоговой. По происхождению письменность не имеет ничего общего с письменностями соседних регионов.

Иоганнес Фридрих. Дешифровка забытых письменностей и языков.

Третьей загадочной письменностью Древнего Востока, волновавшей умы ученых конца XIX в. так же, как египетская иероглифика и клинопись, была хеттская иероглифика. В настоящее время мы смотрим на вещи несколько иначе. Многочисленные хеттские клинописные тексты дали нам столько материала о народах и языках восточной Малой Азии и северной Сирии, что интерес к хеттским иероглифическим надписям, значительно уступающим клинописным по своему количеству и к тому же не столь существенным по содержанию, как-то поблек, тем более что иероглифические надписи представляют собой позднее и более слабое ответвление хеттской культуры. Однако из этих надписей все более рельефно выступает еще один индоевропейский язык, который можно поставить в один ряд с хеттским клинописным, лувийским и палайским. Кроме того, не утратила своей привлекательности и сама проблема дешифровки хеттской иероглифики. После шестидесяти лет тщетных усилий к 1930 г. были наконец найдены пути комбинаторной дешифровки хеттских иероглифов без помощи билингвы. Обнаруженная впоследствии обширная билингва лишь подтвердила правильность полученных ранее результатов и способствовала их дальнейшей разработке. Таким образом, хеттские иероглифы послужили пробным камнем, на котором смогли быть испытаны и проверены возможности дешифровщиков.

Памятники иероглифической письменности известны с середины XIX в. Сначала они были обнаружены в восточной части Малой Азии, примерно в районе древней державы хеттов, затем в северной Сирии, преимущественно в районе Каркемиша, важного города, расположенного у излучины Евфрата. Иероглифика — это прежде всего письменность монументальных надписей, но она встречается также и на печатях. Иероглифические надписи и двуязычные клинописно-иероглифические печати известны уже от периода Хеттского царства (между 1400 и 1200 гг. до н. э.). Основная масса северносирийских надписей значительно моложе: она относится к X—VIII вв. до н. э. К 700 г. до н. э. в ходе постепенного подчинения Сирии ассирийскому государству иероглифическая письменность постепенно исчезла. На рис. 39 приведена хеттская иероглифическая надпись из Каркемиша, а на рис. 40 — несколько клинописно-иероглифических печатей.

Особого замечания заслуживают свинцовые полосы, исписанные очень беглой иероглифической скорописью, найденные в Ашшуре и, по всей вероятности, завезенные сюда из Сирии. Современная наука полагает, что они представляют собой письма; то обстоятельство, что эти полосы были обнаружены свернутыми и замурованными в фундаменте дома, быть может, объясняется тем, что строитель дома приписывал им магическую силу. Скорописный характер почерка текстов на свинцовых полосах вполне соответствует характеру содержания. По-видимому, хеттская иероглифическая письменность употреблялась как для надписей, где она применялась преимущественно в тщательно отработанной рисуночной (иногда, впрочем, и в скорописной) форме, так и в повседневной жизни, где использовалась скорописная разновидность иероглифики. Здесь можно провести аналогию с иероглифической письменностью египетских надписей и с упрощенными формами иератического и демотического письма, употреблявшимися египтянами в быту.

Термин «хеттские» иероглифы был введен в 1870 г. английским ученым Сэйсом. В то время наука о Древнем Востоке имела дело только с двумя значительными и противостоящими друг другу культурами и письменностями, принадлежавшими двум великим народам: египтянам и вавилоно-ассирийцам. Поэтому, когда на памятниках неизвестной ранее культуры была обнаружена новая письменность, был сделан вывод, что она должна принадлежать народу, являющемуся носителем третьей крупной древневосточной цивилизации. Ввиду того что египетские и клинописные источники говорили о народе и стране Хатти — в северной Сирии, — а хетты, кроме того, упоминаются в Ветхом завете, Сэйс приписал новонайденные памятники именно хеттам, которых первоначально считал семитской народностью. Ясность в этот вопрос была внесена лишь после обнаружения хеттского архива из Богазкёя, часть которого оказалась написанной клинописью на индоевропейском хеттском языке. Но тут возник вопрос о характере связи хеттского клинописного с хеттским иероглифическим; вопрос этот и поныне еще не может считаться окончательно решенным. Близость обоих языков бесспорна, но они никоим образом не являются идентичными; скорей можно говорить о тесной связи хеттского иероглифического с лувийским. Однако при окончательном решении вопроса о родстве следует также учесть, что все наиболее пространные иероглифические надписи относятся к последнему периоду существования иероглифической письменности, а иероглифические надписи, дошедшие до нас от времени существования Хеттского царства и хеттского клинописного языка, единичны, очень коротки и весьма бедны языковым материалом.

Характер иероглифической письменности и возможности ее дешифровки

Хеттская иероглифическая письменность, как нам теперь известно, состоит из тех же трех основных элементов, что и египетская и вавилонская письменность, т. е. из словесных знаков (идеограмм), фонетических знаков и детерминативов, которые ставятся иногда до, а иногда после слова, к которому относятся. Весьма существенно то, что фонетические знаки хеттской иероглифики, в отличие от знаков египетской письменности, но подобно знакам клинописи, передают отчетливые слоги с обозначением входящих в эти слоги гласных. Отдельные слова часто, но, к сожалению, не всегда, бывают разделены словоразделителем (рисунок). Словесные знаки отличаются обычно большей тщательностью рисунка; они встречаются относительно редко и стоят в начале слова. Более простые, нередко скорописные знаки встречаются очень часто, в основном во второй половине слова после рисуночных знаков; именно в этих более простых знаках следует видеть фонетические (слоговые) знаки. Так как в рисуночной письменности словесные знаки, передаваемые рисунком, обычно понятны сами по себе, можно ожидать, что они помогут установить значение соответственных слов и сделать вывод о грамматической (именной или глагольной) функции их окончаний. Однако следует заметить, что из-за стилизации хеттских иероглифов их рисуночный характер часто бывает неясен. Кто, например, мог бы сказать, что знаки, изображенные на рис. 41, представляют собой рисунки «дома», «солнца» и «бога»? С идеографическим знаком для «бога», рисуночное происхождение которого нам неясно, совпадает, так же как и в клинописи, детерминатив бога, который ставился перед именами божеств. На семейных рельефах из Каркемиша изображены 10 человек; возле каждого изображения написано имя, которому предшествует наклонная черта — детерминатив лица, сходный по начертанию с вертикальным клином, который ставится в вавилонской клинописи перед мужскими именами; создается впечатление, что этот хеттский-иероглифический детерминатив образован по образцу вавилонского клинописного.

Направление письма выясняется по двум признакам — по изображению человека, показывающего на самого себя, которое ставится в начале надписей и значит «я (есмь)», и по незаполненной части строки, остающейся иногда в конце надписи. Кроме того, так же как и в египетской письменности, головы людей и животных всегда обращены к началу строки и туда же простерты руки и повернуты ноги. Таким образом выясняется, что направление письма от строки к строке меняется, как говорят греки, būstrophēdón, т. е. «наподобие того, как поворачиваются волы» во время пахоты.

Особые трудности возникли при установлении слоговых чтений. Первоначально почти отсутствовали билингвы, которые позволили бы, опираясь на встречающиеся в них имена собственные, выяснить слоговые знаки. Две давно известные клинописно-иероглифические печати Таркуммувы и Индилиммы с клинописным и иероглифическим текстом (рис. 43) из-за неясностей их клинописной части скорее вводили в заблуждение, чем вносили ясность. Поэтом исследователям пришлось искать иные точки опоры.

По аналогии с другими древневосточными надписями можно было предположить, что в начале хеттских иероглифических надписей приводится имя и титул их составителя, называющего себя царем такой-то страны или такого-то города. На основании двуязычной печати Таркуммувы еще Сэйсу удалось выяснить идеограммы для слов «царь» и «страна» (рис. 43), а знание этих идеограмм помогло следующим образом расчленить вступительную часть надписей:

«я (есть) А (фонетически написанное имя), царь страны (рисунок) (или города (рисунок)) Б». При дальнейшем изучении многочисленных надписей из Каркемиша на том месте, где следовало ожидать названия города или страны, систематически оказывалась группа знаков, приведенная на рис. 44, за которой следовал детерминатив «город» или «страна». Было естественно предположить, что эта группа обозначает наименование Каркемиш. На соответственных местах в надписях из Тианы (хетт. клин. Tu-wa-nu-wa), из Мараша (в клинописи Gur-gu-ma) и Хамата (в клинописи A-ma-tu) стояли группы знаков, также приведенные на рис. 44. Я преднамеренно подобрал здесь примеры таким образом, чтобы они взаимно поддерживали друг друга; так, Tuwanawa имеет два слога wa, Gurguma — два gu (к одному из них еще присоединено r), tu встречается одновременно в Tu-wa-na-wa и в A-ma-tu, ma — в A-ma-tu и в Gu-r-gu-ma. Таким образом, даже при отсутствии билингвы, которой располагал Шампольон, и без знания преемственности царей, которое было у Гротефенда, можно убедительно интерпретировать ряд географических названий, а с их помощью выяснить и слоговые чтения отдельных знаков.

Имена персидских царей были заранее известны Гротефенду, с именами же хеттских правителей дело обстояло далеко не так просто; однако несколько имен северносирийских царей все же встречается в клинописных реляциях о походах ассирийских царей в северную Сирию. Если время правления соответствующего сирийского царя известно, а иероглифическая надпись из его города датируется на основании археологических данных примерно тем же периодом, то при известных условиях появляется возможность установить иероглифическое чтение имени этого царя. Таким путем в надписях были выявлены имена Mu-wa-ta-li — правителя Гургума, U-r-ḫi-li-na — правителя Хамата и Wa-r-pa-la-wa — правителя Туванувы (рис. 45).

Ход дешифровки

Рассматривая существующие возможности дешифровки, я незаметно вторгся в область дешифровки как таковой и предвосхитил некоторые ее результаты. Но получить эти результаты было далеко не так просто, как это может показаться тому, кто уже располагает ими. На самом деле ход исследования значительно более сложен и противоречив; так, в частности, первые исследователи далеко не всегда оказывались в состоянии сделать достаточно основательные и глубокие наблюдения и прийти к правильным выводам. Впрочем, они располагали значительно меньшим количеством надписей, чем ученые более поздней поры или тем более современные ученые. Поэтому интерпретация этих ранее найденных надписей осуществлялась очень медленно и ей сопутствовало немало заблуждений; можно сказать, что на протяжении 60 лет, с 1870 по 1930 г., здесь все было неустойчиво и недостоверно. Излагать все колебания ученых теперь, когда мы уже стоим на твердой почве, вряд ли имеет смысл. Тот, кому интересно узнать, каково было положение вещей перед началом последней войны, может ознакомиться с книгой, посвященной автором специально этому вопросу (J. Friedriсh, Entzifferungsgeschichte der hethitischen Hieroglyphenschrift, Stuttgart, 1939, Sonderheft 3, серия «Welt als Geschichte»). Здесь же приводятся лишь самые важные из положительных результатов дешифровки.

Первому исследователю, Сэйсу, мы обязаны установлением идеограмм для «царя», «города», «страны» и «бога», а также окончаний s для именительного падежа и n для винительного падежа. Из того факта, что все надписи, относящиеся к изображениям богов, начинаются знаком для «бога», тот же Сэйс сделал правильный вывод, что этот знак является вместе с тем детерминативом имени божества; однако эти правильные наблюдения потонули в океане совершенно фантастических и неверных чтений. Менан правильно заметил (около 1890 г.), что встречающийся в начале надписей знак, изображающий человека, указывающего на самого себя, должен быть отождествлен с аналогичным знаком египетской письменности (рис. 42), имеющим значение «я (есть)» такой-то.

Наиболее широко задуманная, но зато и самая трудная и спорная попытка дешифровки, относящаяся к начальному периоду изысканий в этой области, была предпринята в 1894 г. Иенсеном. Он правильно установил чтение наименования города Каркемиш, но предложенные им чтения большого количества фонетических знаков (часть знаков он без всякой последовательности принимал за согласные или гласные, часть — за открытые или закрытые слоги, а часть — за более сложные сочетания звуков или же за идеограммы) были настолько произвольны, что уже тогда не завоевали доверия. Также не была принята выдвинутая Иенсеном точка зрения, согласно которой языком хеттских иероглифических надписей следует считать индоевропейский армянский в том виде, в каком он известен по литературным памятникам христианской эпохи.1) Таким образом, труд Иенсена не столько пошел на пользу делу, сколько пробудил недоверие к дешифровке, так что теперь, когда дешифровка поставлена на прочную основу, мы имеем полное право обойти молчанием как первый опыт Иенсена, относящийся к 1894 г., так и его более позднюю гипотезу о том, что хеттские иероглифические надписи представляют собой нагромождение идеографических царских титулов и не только не сообщают каких-либо исторических данных, но даже не содержат имен собственных и географических названий. Попытка дешифровки, предпринятая Иенсеном, к сожалению, представляет собой пример того, как значительная энергия может быть иногда израсходована совершенно впустую. Не дали убедительных результатов и другие попытки дешифровки, предпринятые незадолго до первой мировой войны и вскоре после нее Томсоном, Каули и Карлом Франком.

Первые реальные сдвиги произошли около 1930 г., когда хеттской иероглификой занялись Мериджи, Гельб, Форрер и Боссерт. Итальянцу Мериджи удалось установить идеограмму «сын», а в связи с нею генеалогию, оказавшуюся полезной для чтения царских имен. Гельб выяснил, между прочим, глагол «делать», правильное чтение которого aia- сыграло большую роль в установлении родства хеттского иероглифического с лувийским. Форрер выявил формулу проклятия,2) которая послужила основой для выяснения строя предложения. Боссерт нашел правильное чтение царского имени Warpalawa и имени часто упоминаемой богини Kupapa. Все эти исследователи оперировали именами собственными и географическими названиями. Довольно трудно определить значение самостоятельного вклада в дешифровку хеттских иероглифов, принадлежащего Грозному, который, как известно, первый успешно исследовал хеттский клинописный язык, а в 1932 г. занялся также и хеттским иероглифическим.



В 1933—1937 гг. значительно увеличилось количество найденных клинописно-иероглифических хеттских печатей из Богазкёя, что позволило выяснить хеттское иероглифическое написание имен почти всех хеттских царей (рис. 46), правда в большинстве случаев идеографическое; только имя Mu-ta-li = Mu(wa)talli было написано слоговым образом. Имена цариц Putuḫepa и Tanuḫepa также были написаны слоговыми знаками; это дало еще несколько чтений знаков и позволило прочесть имя главной богини хеттского святилища, расположенного в скалах Язылыкая, а именно богини dḪa-ba-tu=xeтт. клин. dḪé-bat (рис. 47).

Итак, к началу второй мировой войны чтение значительного количества слоговых знаков было известно либо точно, либо с большой долей вероятности. Кроме того, при помощи сравнительно пространных поздних надписей удалось составить представление также о склонении и спряжении хеттского иероглифического языка. Однако исследование словаря еще было сопряжено с трудностями, которые вызывались прежде всего недостаточно большим количеством хеттских иероглифических надписей и их однообразным содержанием. Поэтому переводы большинства надписей, предложенные уже тогда Мериджи и Грозным, требуют весьма осторожного подхода, а к многочисленным вопросительным знакам, поставленным самим Грозным, следует прибавить еще несколько. Индоевропейский характер языка выступал в то время недостаточно отчетливо.

Осень 1947 г. принесла сенсационное открытие: на холме Каратепе, в восточной части Киликии, Боссерт нашел несколько пространных надписей, частью на хеттском иероглифическом, частью на финикийском языке. Надписи эти восходят к VIII в. до н. э. Вскоре оказалось, что они представляют собой билингвы. В настоящее время все 60 строк почти неповрежденной финикийской версии опубликованы полностью, а довольно сильно пострадавшая хеттская иероглифическая версия издана лишь частично; поскольку это не точное воспроизведение подлинника, а схематическая зарисовка, выполненная Боссертом, в некоторых местах возникают сомнения относительно порядка знаков. Хотя сейчас еще рано подводить итоги, выдающееся значение найденных билингв совершенно очевидно. К нашей великой радости, мы можем констатировать, что чтения знаков, а также грамматические формы, установленные в тридцатых годах комбинаторным путем вышеперечисленными учеными, в основном подтвердились: значение большой части слов, устанавливаемое с помощью билингвы, совпадает с тем, которое предполагалось до ее открытия. Отрывок билингвы из Каратепе приведен на рис. 48. Таким образом, применительно к хеттскому иероглифическому мы являемся свидетелями того редкого случая, когда двуязычная надпись служит не исходным моментом дешифровки, а появляется в конце ее как желанное подтверждение и в известном смысле завершение всего исследования. Поэтому проводимое иногда сравнение с Розеттским камнем в данном случае совершенно неуместно.

Я не случайно говорю здесь о завершении в известном смысле, потому что до полного завершения исследования этой отнюдь не простой письменности еще далеко. По надписям из Каратепе мы впервые действительно отчетливо видим, что слоговые знаки хеттской иероглифической письменности имеют по нескольку вариантов; пока все эти варианты не установлены, нельзя говорить о полной достоверности чтения. К тому же идеограммы, значение которых точно выяснено на основании финикийского перевода надписей из Каратепе, представляют собой, конечно, лишь незначительную часть общего числа идеограмм, засвидетельствованных в хеттской иероглифической письменности. Наконец, словарный запас, который дают надписи из Каратепе, не так уж велик. В сравнительно-лингвистическом плане важно то, что индоевропейский характер хеттского иероглифического языка и его тесное родство с лувийским подтвердились и стали в результате этих открытий выглядеть более отчетливо. Таким образом, Каратепе не только завершает довоенные исследования долгожданным подтверждением их результатов, но и кладет начало новым исследованиям, от которых мы можем ожидать окончательного решения проблемы, одинаково интересной как в плане истории письма, так и в языковедческом плане.

История

По времени возникновения лувийские иероглифы являются более поздними, чем хеттская клинопись (адаптированная форма аккадской клинописи), и постепенно вытеснили последнюю.

Наиболее ранние примеры встречаются на личных печатях и очень кратки: надписи содержат только имена, титулы и магические знаки. Довольно длинные тексты обнаружены на монументальных надписях на камне, несколько документов сохранились на свинцовых полосках.

Первые монументальные надписи относятся к позднему бронзовому веку, примерно XIV—XIII вв. до н. э. В течение следующих двух веков лувийские иероглифы засвидетельствованы лишь очень редкими находками, после чего в слоях с X по VIII вв. до н. э. они вновь представлены в большом количестве. Примерно в начале VII в. до н. э. они исчезают окончательно, вытесненные малоазийскими алфавитами.

Лувийский язык — древний индоевропейский язык, принадлежащий к анатолийской ветви.

Был распространён в XV—X веках до н. э. в южной части Хеттского царства, использовался также в административной сфере.

Потомки: ликийский, сидетский языки.

Письменность — оригинальная смешанного характера (идеограммы и слоговые знаки), существовавшая на территории Малой Азии (лувийские иероглифы). Некоторые надписи выполнены клинописью, близкой к аккадской.

Лувийский язык дешифровал в начале XX века чешский учёный Бедржих Грозный, доказавший его принадлежность к индоевропейским языкам.

В 1990-е годы получило распространение мнение о том, что именно на лувийском языке говорили жители древней Трои. При раскопках города была обнаружена официальная канцелярская печать с лувийскими письменами.

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

Морфология

Имя существительное

Различаются два рода — общий и средний, — и два числа — единственное и множественное.

Падеж Ед. число Мн. число

Номинатив общего рода -s -anzi, -inzi

Аккузатив общего рода -n, -an

Номинатив/Аккузатив ср. рода -Ø, -n -a, -aya

Генетив -s, -si –

Датив-Локатив -i, -iya, -a -anza

Аблатив-Инструменталис -ati

Имя прилагательное

Прилагательные согласуются с определяемым словом в числе и роде. Формы для именительного и винительного падежей отличаются только у форм общего рода, и даже там только в единственном числе. Формы основаны в основном на субстантивированном склонении существительного, где используется окончание -ass.

Падеж Ед.число Мн.число

Номинатив Общ. рода -asis -asinzi

Аккузатив Общего рода -asin

Номинатив/Аккузатив Ср. рода -asanza -asa

Датив-Локатив -asan -asanza

Аблатив-Инструментал -asati

Местоимения

Лувийский имеет типичные для языков анатолийской группы личные местоимения, а также указательные местоимения c основами на apa- и za-/ zi-. Склонение схоже с хеттским. В третьем лице указательное местоимение apa- используется в качестве личного местоимения.

Личные местоимения Притяжательные местоимения

самостоят. энклитич. самостоят.

Ед. число 1. лицо amu, mu -mu, -mi ama-

2. лицо tu, ti -tu, -ti tuwa-

3. лицо (apa-) -as, -ata, -an, -du apasa-

Множ. число 1. лицо anzas, anza -anza anza-

2. лицо unzas, unza -manza unza-

3. лицо (apa-) -ata, -manza apasa-

Глагол

Лувийский язык различает 2 числа и три лица у глагола, как многие древние индоевропейские языки. Есть два наклонения: изъявительное (индикатив) и повелительное (императив), но не отмечены формы условного. Только формы действительного залога были выявлены, но предполагается также существование медиопассива (средне-страдательного залога). Различаются только две временные формы – настоящее и прошедшее, настоящее время принимает на себя и функции будущего.

Настоящее время (презенс) Прошедшее время (претерит) Императив

Единственное 1. Лицо -wi -ha –

2. Лицо -si -ta Ø

3. Лицо -ti(r) -ta(r) -tu(r)

Множественное 1. Лицо -mina -hana –

2. Лицо -tani -tan -tanu

3. Лицо -nti -nta -ntu

Лувийские притяжательные прилагательные

В то время как хеттский дает классический и.-е. суффикс -as род. пад. ед. числа и -an для род. мн., "канонический" лувийский, используемый клинописными текстами, использует вместо этого поссессивный суффикс -assa для генетива в ед. числе и -assanz- для генетива во множественном числе. Так как этот суффикс был широко представлен в топонимах и других словах во многих регионах, прилегающих к Эгейскому морю, считалось, что он был употребителен в неиндоевропейских языках "Эгейского языкового союза", который сложился до прихода индоевропейскоязычных лувийцев и греческих племен. Возможно, однако, считать лувийские притяжательные конструкции результатом падежной аттракции в индоевропейской именной фразе. Притяжательные прилагательные главным образом распространены в лувийских клинописных текстах региона Киццуватны, но в текстах железного века, выполненных в лувийской иероглифической передаче они чередуются с унаследованными формами генетива. Специальная форма притяжательного прилагательного множественного числа ограничена лувийским Киццуватны и вероятно представляет результат структурного взаимодействия этой формы лувийского с хурритским языком.

Типология

Как и египетские иероглифы, лувийские состоят из звуковых (открытослоговых, несколько двусложных) и логографических знаков. По поводу чтения большинства слоговых знаков до сих пор имеются сомнения, с какой гласной их читать — а или i.

Слова могли записываться логограммами, фонетически или смешанным способом (то есть логограмма + фонетический компонент), перед словами мог ставиться детерминатив (знак, определяющий, к какому классу относится слово).

В отличие от египетских, строки лувийских иероглифов писались попеременно слева направо, затем справа налево (такое направление письма греки называли бустрофедон, буквально «по ходу вола» (пашущего поле).

Некоторые знаки Фестского диска напоминают лувийские иероглифы (на этом основании В. Георгиев пытался прочитать Фестский диск), однако в целом это различные, не связанные друг с другом письменности.

Дешифровка

Первые шаги в дешифровке сделали А. Сейс, Б. Грозный, Й. Фридрих, которым удалось установить чтение в общей сложности нескольких десятков знаков.

Большую часть знаков дешифровал Эмманюэль Ларош в 1960 г. В 1973 Дэвид Хокинс, Анна Морпурго Дэвис и Гюнтер Нойман установили, что язык надписей был лувийским, а не хеттским, при этом они исправили часть ошибочных чтений знаков, например, для знаков *376 и *377 вместо i, ī были предложены чтения zi, za.

Как было расшифровано хеттское иероглифическое письмо

Еще не все лувийские иероглифы надежно интерпретированы [это видно невооруженным глазом]. В этом разделе будет описана история дешифровки лувийского письма и обосновано, почему эти знаки нужно читать именно так.

Обнаружение хеттской иероглифики и первый прорыв в дешифровке (XIX в.)

Первые известия об анатолийском иероглифическом письме были получены европейцами после экспедиции 1861 г. французского археолога Жоржа Перро в Малую Азию. Перро сфотографировал наскальную надпись, обнаруженную им недалеко от Богазкёя, и опубликовал ее в работе 1862 г. [Perrot 1862]. Десятью годами позже Ричардом Бертоном и Тирвитом Дрейком были опубликованы надписи на камнях из Хамы [Burton, Drake 1872]. Анализ этих надписей был проделан Гайдом Кларком, который, используя чисто статистический метод, продемонстрировал, что мы имеем дело с письмом, а не с орнаментом. Кларк выделил 59 знаков и показал их распределение по тексту: самый частотный знак встречался 27 раз, далее знаки встречались 26, 24, 21, 15, 11, 9 раз и т. д., при этом 17 знаков встретились в тексте лишь однажды. Кларк полагал, что письмо было алфавитным, однако он допускал, что некоторые знаки являются детерминативами или служат для целей пунктуации.

В 1876 году оксфордский исследователь преподобный Арчибальд Сейс подробно рассмотрел все надписи из Хамы и заключил, что письмо было слоговым, но с идеографическими элементами; его вывод базировался на длине вычлененных им отдельных слов, а также на сравнении с недавно расшифрованным кипрским слоговым письмом [Sayce 1876]. По мнению Сейса, вначале рассматриваемое письмо было идеографическим, однако со временем оно эволюционировало в слоговое. В докладе 1880 г., прочитанном в «Обществе библейской археологии», Сейс предположил, что обнаруженное письмо принадлежало «великой хеттской расе», известной из греческих и библейских источников [Sayce 1880a]. С тех пор обозначение «хеттское иероглифическое письмо» стало общепринятым среди анатолистов, и оно просуществовало в этом статусе вплоть до выхода работы Хокинса, Морпурго-Дэвис и Нойманна в 1974 г. [Hawkins et al. 1974].

В докладе 1880 г. Сейс выразил сожаление по поводу отсутствия билингв, столь необходимых для дешифровки неизвестного письма. Однако уже в том же году в одном из немецких журналов была опубликована серебряная печать, купленная на рынке Смирны. Надпись на печати была выполнена с помощью клинописи и иероглифики. Печать привлекла внимание Сейса, который дал ей название «Печать Таркондемоса» и окрестил ее «Розеттским камнем хеттской дешифровки» [Sayce 1880b]. В клинописной части Сейс прочитал имя и титул Tar-rik-tim-me šar mat Er-me-e «Таркондемос, царь страны Эрмы» (имя «Таркондемос» было известно из греческих источников). В иероглифической части Сейсу удалось правильно прочитать логограммы для «царя» (*17 = REX) и «страны» (*228 = REGIO). Хотя роль данной билингвы для дешифровки анатолийских иероглифов не сопоставима с ролью Розеттского камня для египетской дешифровки, все же с ее помощью удалось сделать первый прорыв в данной области. Стоит отметить, что личное имя «Таркондемос» было правильно прочитано как Таргаснава лишь в самом конце XX в. [Hawkins, Morpurgo-Davies 1998].

Накопление текстов анатолийской иероглифики и фонетизация знаков (начало XX в.)

Изучение анатолийских иероглифов в начале XX века характеризовалось быстрым накоплением материала. В период с 1900 по 1906 гг. выходит первое собрание иероглифических надписей (около 40 больших текстов) [Messerschmidt 1900—1906]. Большое число новых текстов было обнаружено при раскопках Каркемиша, проводившихся Британским музеем в 1911—1914 гг. Открытие богазкейского клинописного архива экспедицией под руководством Гуго Винклера (1906) и установление индоевропейского характера хеттского языка Бедржихом Грозным (1915) также способствовали увеличению потенциального материала для сопоставительного анализа. При этом следует отметить, что клинописные таблички из Богазкёя также содержали значительное количество лувийских заклинаний, однако особая близость языка анатолийских иероглифов к языку клинописных лувийских текстов была осознана лишь к 30-м гг. XX века.

Родство хеттского языка с индоевропейскими было установлено чешским ученым Б. Грозным, опубликовавшим свою работу в 1915 г. Утверждение о том, что население Малой Азии во II тыс. до н. э. говорило на индоевропейском языке, встретили очень скептически — настолько оно было разительно. Однако родство хеттского с индоевропейскими языками было исчерпывающе доказано и вот уже более двадцати лет принято всеми, кто изучал этот вопрос.

Это родство наиболее наглядно проявляется в склонении существительных. Имеется шесть падежей (именительный, винительный, родительный, дательный, отложительный и творительный) (Древнехеттская именная парадигма включала 8 падежей (в том числе местный и направленный); известен и родительный падеж на -an. - Примеч. ред.); личные имена появляются еще и в звательном падеже, представляющем собой чистую основу. Нижеследующая таблица иллюстрирует тесную связь падежных окончаний хеттского с падежными окончаниями греческого и латинского языков.

В отличие от греческого и латинского, хеттское существительное имеет только два рода — одушевленный и неодушевленный; прилагательные неодушевленного рода имеют чистую основу в именительном и винительном падежах единственного числа, но в остальных случаях склоняются как указано выше. Склонение множественного числа менее сходно с индоевропейским. Двойтвенного числа нет.

Успехи в познании языка породили обширную дискуссию о том, каково же точное место хеттского в индоевропейской языковой семье. Было очень скоро подмечено, что хеттскому языку несвойственны главные черты так называемых «сатемных» языков, и в частности индоиранских (смена первоначального k на s, qи на k, е или о на а). Был сделан вывод, что хеттский принадлежит «центральной» группе (включающей латынь, греческий, кельтский и различные германские языки). Общепризнано, однако, что этой классификации особенно доверять не следует, и в действительности хеттский язык представляет собой отдельную ветвь индоевропейской семьи, помимо десяти других уже признанных ветвей. Многие ученые склонны идти дальше и утверждают, что следы архаических форм в хеттском позволяют сделать следующий вывод: все другие языки претерпели общее для них обновление архаических форм, я хеттский был первой из одиннадцати ветвей, отделившихся от прародительского ствола. Другие ученые, впрочем, оспаривают это, и вся проблема остается остродискуссионной.

В одном отношении хеттский язык оказал индоевропейской филологии неожиданную услугу. Долгое время утверждалось, что различные Формы, принимаемые некоторыми словами в ряде языков, можно удовлетворительно объяснить, лишь предположив, что все языки утратили некоторые гортанные звуки (так называемые ларингалы), существовавшие первоначально в прародивельской речи. Так вот, в хеттском звук h часто встречается в таком положении, которое точно соответствует тому, где в других языках ларингал был, как полагают, утрачен; этот факт, как бы его ни интерпретировать в деталях (произношение этого А, как и другие смежные вопросы, служит предметом горячих дебатов), дал поразительное подтверждение ларингальной теории в ее самом широком смысле.

Истинная природа хеттского языка не была опознана ранними дешифровщиками, введенными в заблуждение методами хеттского письма. Клинопись в том виде, в каком ее использовали хетты, — это слоговое письмо, в котором каждый знак читается как слог, состоявший либо из гласной + согласной, либо согласной + гласной, либо, наконец, из согласной + гласной + согласной. Такое письмо хорошо приспособлено к семитскому языку, который избегает групп, состоящих из более чем двух согласных или более чем одной согласной на конце или в начале слова; однако в хеттском (как и в других индоевропейских языках) такие группы были обычны, и, для того чтобы передавать их, хетты были вынуждены пользоваться слогами, как если бы они были простыми согласными, игнорируя в произношении содержащуюся в этих слогах гласную. Другое осложнение возникает вследствие того факта, что звонкие и глухие согласные (например, d и t, b и р, g и k) различались в письме не при помощи специальных знаков, как в аккадском, — их хетты использовали как попало, — а посредством удвоения буквы при написании глухих согласных. В результате многие слова содержат такое количество лишних гласных и согласных, что выглядят деформированными до неузнаваемости.

Упомянем еще об одной особенности метода письма у хеттов, а именно об «аллографии», т. е. об обычае писать не то слово, которое в действительности произносится, а другое. Хеттские тексты щедро начинены чисто аккадскими или шумерскими словами, причем последние писались обычно одним знаком, употребление которого в качестве "идеограммы" (или, лучше, «шумерограммы») часто может быть угадано лишь через контекст, ибо это может быть тот же знак, который обычно служит для обозначения всего лишь слога. Однако эти «иностранные» слова, вероятно (а шумерские слова — наверняка), не произносились при чтении; они всего лишь скрывали соответствующее хеттское слово; предполагалось, что читатель сам произведет нужную замену. Для писцов это была, несомненно, своего рода скоропись. Для нас это имеет как положительные, так и неприятные моменты. С одной стороны, тексты, в которых аккадские слова встречаются часто, могли быть в какой-то мере поняты раньше, чем стало известным хотя бы единственное хеттское слово; но, с другой стороны, правила «аллографии», по-видимому, были столь жесткими, что многие из повседневных хеттских слов (например, «женщина», «овца», «медь» и т. д.) вообще никогда не писались фонетически и поэтому неизвестны нам и по сию пору.

Другие «иностранные» слова, которые должны были читаться, предваряются в текстах знаком, соответствующим нашим кавычкам. Было установлено, что все такие слова принадлежат языку, близкому к лувийскому (см. ниже).

Название «хеттский» было дано этому языку современными учеными, полагавшими, что это официальный язык страны Хатти; с этим все согласились. Однако, строго говоря, это неверно. Дело в том, что слово hattili — что, собственно, значит «по-хеттски» — используется в текстах для того, чтобы ввести пассажи, написанные на совершенно другом языке, который будет описан в следующем разделе. Когда это было обнаружено, ученые стали пересматривать все тексты, чтобы найти истинное название официального языка; но если Б. Грозный принял название «неситский» (т. е. язык города Несы), то Э. Форрер предпочел название «канишский» (от города Каниша). Ныне все согласились, что «неситский», или «несийский» (происходящий от хеттского наречия nаsili или nesumnili),— это действительно истинное название языка; тем не менее название «хеттский» укоренилось прочно и, по-видимому, навсегда. Значение термина «канесийский», или «канешский» (хеттское kanesumnili), несколько спорно. Если, однако, Каниш и Неса — это всего лишь альтернативные формы одного и того же названия (см. выше), то производные термины должны быть синонимами.

В 30-е гг. XX века были также установлены значения многих фонетических знаков анатолийского иероглифического письма. Как это произошло впоследствии с линейным письмом Б, решающую роль здесь сыграло угадывание культурного контекста, т. е. идентификация топонимов и личных имен, которые, как предполагалось, должны встречаться в иероглифических надписях из определенных областей. Вот только некоторые примеры соответствий между именами собственными в современной иероглифической и клинописной передаче: 1) лув. ⟨tu-wa/i-na-wa/i-ni-sa(URBS)⟩ «относящийся к Тиане» vs. хетт. Tuwanuwa «Тиана»; 2) лув. ⟨ku+ra/i-ku-ma-wa/i-ní-i-sa(URBS)⟩ «относящийся к Гургуму» vs. ассир. Gurgume; 3) лув. ⟨i-ma-tú-wa/i-ni(URBS)⟩ «относящийся к Хаме» vs. ассир. Hammatti; 4) лув. ⟨mu-wa/i-ta-li-si-sà⟩ «принадлежащий Муваталли» vs. ассир. Muttallu; 5) ⟨Iu+ra/i-hi-li-na⟩ «Урахилина» vs. ассир. Irhuleni; 6) ⟨wa/i+ra/i-pa-la-wa/i-sa⟩ «Варпалава» vs. ассир. Urballa. Результаты данного этапа дешифровки нашли выражение в работах Мериджи [Meriggi 1934], Гельба [Gelb 1931—1942], Боссерта [Bossert 1932] и Форрера [Forrer 1932]. К началу Второй мировой войны совместными усилиями этих исследователей удалось правильно определить фонетические значения 55 знаков, а также прочитать многие логограммы и детерминативы. Однако, использование комбинаторного подхода с опорой на ограниченное количество личных имен дало неоднозначные результаты. Несмотря на достигнутый прогресс, многие важные чтения по-прежнему оставались неверными, и в некоторых случаях по принципиальным вопросам отсутствовал консенсус.

Дальнейшее продвижение в дешифровке лувийских иероглифов (середина XX в.)

Дальнейшее продвижение в дешифровке анатолийских иероглифов стало возможным благодаря открытию в Восточной Киликии в 1946 г. билингвы KARATEPE. Этот памятник содержал три версии текста на финикийском языке и две версии, записанные анатолийскими иероглифами. Первооткрывателем памятника Т. Боссертом он был отнесен к концу VIII века до н. э. Надписи были составлены от имени местного князя Ацативады, и в них сообщалось о том, что Ацативада является основателем крепости и творцом многочисленных благ для ее жителей. Как было показано в исследованиях Барнетта [Barnett 1953], Фридриха [Friedrich 1953], Гельба [Gelb 1950], Альпа [Alp 1950], Гютербока [Güterbock 1949] и Мериджи [Meriggi 1951], билингва KARATEPE дала подтверждение многим фонетическим и семантическим интерпретациям, считавшимся до этого гипотетическими. С помощью этой билингвы удалось установить чтения нескольких знаков, а также значения нескольких лексем и логограмм.

Следующий этап в изучении лувийского языка характеризуется последовательным применением сравнительного метода. Здесь нужно, прежде всего, отметить работы французского исследователя Эммануэля Лароша [Laroche 1958, 1960a, 1967]. Признавая значения хеттского языка для дешифровки «хеттских иероглифов», Ларош вместе с тем подчеркивал, что ближайшими родственниками последнего являются язык клинописных лувийских заклинаний, а также ликийский язык, сохранившийся в алфавитной передаче. Таким образом, Ларош неявно исходил из существования лувийской языковой подгруппы, хотя сам он никогда не употреблял данного термина. Систематически сравнивая отдельные подсистемы «клинописного лувийского», «иероглифического лувийского» и ликийского языков, такие как ваккернагелевские клитики, пространственные наречия и т. д., Ларош предоставил еще одно независимое подтвеждение предшествующих результатов дешифровки анатолийских иероглифов, а также предложил ряд новых интерпретаций.

В начале 1960-х гг. вышли два фундаментальных компендиума, посвященных анатолийским иероглифам, в которых суммировались результаты исследований на тот период. Работа Эммануэля Лароша [Laroche 1960b] включала перечень из 497 знаков, для которых (где это возможно) были определены фонетические чтения, а также представлена краткая информация об их открытии. В книгу Лароша были также включены результаты его собственных исследований. Вышедшая в 1962 г. работа Мериджи [Meriggi 1962] представляла собой усовершенствованную версию его глоссария 1934 г. Для каждой лексемы глоссария Мериджи указал фонетическое чтение, а также произвел подробный грамматический анализ. Поскольку чтения, представленные в работах Лароша и Мериджи в целом совпадали, работа по дешифровке казалась завершенной.

Дальнейшие исследования, однако, показали, что представление о языке, стоявшем за анатолийскими иероглифами, было еще довольно смутным. Проблемы, которые стояли перед исследователями в 1960-е — нач. 1970-х гг., хорошо отметили Хокинс и его коллеги: «Мы все еще не знаем слоговые или логографические значения редких знаков, которые часто могут являться индивидуальными или местными вариантами. В целом в рамках системы письма отсутствует консенсус по поводу вокалических значений консонантных знаков; можно ли приписать некоторым знакам двойную или даже тройную вокализацию (Ca/i или Ca/i/u) или нам следует считать, что обычно каждый знак характеризуется только одной вокализацией (т.е. либо Ca, либо Ci, либо Cu)? В данный момент для иероглифического письма мы не можем установить силлабическую решетку, сформированную в соответствии со строгой логикой, которая была бы сопоставима с логикой линейного письма Б или кипрского письма. Многие консонантные серии, такие как ya (yi), yu, za и zi, по-видимому, полностью отсутствуют. В случае с этими и другими отдельными проблемами слишком часто остается неясным, связана ли неоднозначность с отсутствием систематической организации в самом письме или с неадекватностью современной дешифровки» [Hawkins et al. 1974: 8].

Новые чтения древнеанатолийских силлабограмм (конец XX в.)

Начиная с 1970-х гг., центр работы по дешифровке анатолийских иероглифов перемещается в Великобританию. Организатором рабочей группы по изучению анатолийских иероглифических надписей стал оксфордский филолог-классицист Леонард Палмер, полагавший, что лувийский язык даст ключ к пониманию критского линейного письма А. Несмотря на эту, по-видимому, ошибочную, посылку, Палмеру удалось сплотить группу молодых исследователей, среди которых выделялись ассириолог Дэвид Хокинс и классицист Анна Морпурго-Дэвис. Опираясь на исследования своих предшественников, оксфордские филологи приступили к созданию корпуса лувийских иероглифических текстов и публикации филологических изданий отдельных памятников. Однако, прежде чем методы корпусного исследования принесли свои результаты, случайная находка эквивалентных клинописных и иероглифических граффити на пифосах при раскопках урартской крепости Алтын-Тепе позволила совершить новый рывок в чтении анатолийских иероглифов. Знак, читавшийся до этого как ⟨ī⟩, оказался соответствующим силлабограмме с дентальной аффрикатой в клинописной передаче. Это потребовало новых чтений ⟨ī⟩ → ⟨zа⟩ и ⟨i⟩ → ⟨zi⟩, а поскольку место знаков серии ⟨i⟩ оказалось таким образом вакантным, возникла необходимость в реинтерпретации ⟨a⟩ → ⟨i⟩ и ⟨ā⟩ → ⟨ia⟩.

Такие «новые чтения» анатолийских иероглифов были независимо предложены немецким филологом Гюнтером Нойманном и английским тандемом Хокинс—Морпурго-Дэвис. Трое ученых решили объединить усилия для подготовки совместной публикации с обоснованием своего открытия [Hawkins et al. 1974]. Однако поскольку анатолийские иероглифы уже считались к тому времени дешифрованными, доказательство «новых чтений» не могло ограничиться демонстрацией их преимущества на отдельных примерах, а потребовало фронтальной росписи всего иероглифического корпуса. При этом в качестве основного критерия оценки надежности интерпретации выступал сравнительный метод. Выяснилось, что последовательное применение «новых чтений» позволяет устранить большинство формальных расхождений между лувийским языком клинописных заклинаний и языком хеттских иероглифов. Например, лув. ⟨za⟩ (иер.) «этот», заменившее прежнее чтение **⟨ī⟩, оказалось в точности соответствующим лув. ⟨za⟩ (клин.) «этот». Окончание именительного падежа множественного числа общего рода ⟨i-zi⟩ (иер.), предложенное вместо прежнего **⟨a-i⟩, оказалось формально совместимым с синонимичным ⟨in-zi⟩ (клин.). Были, разумеется, и такие случаи, когда «новые чтения» создавали новые проблемы, например глагол ⟨i-zi⟩ (иер.) «делать» оказался отделенным от ⟨a-ya⟩ (клин.) «делать», с которым его сближало старое чтение **⟨a-i⟩. Тем не менее, кумулятивные результаты работы Хокинса и его соавторов хорошо сочетались с прямым свидетельством граффити из Алтын-Тепе, и поэтому «новые чтения» получили быстрое признание в мировом научном сообществе.

В последующий период Гюнтер Нойманн сосредоточился на изучении анатолийских языков в алфавитной передаче, а Хокинс и Морпурго-Дэвис продолжили работу по дешифровке анатолийских иероглифов. Все новые открытия проверялись английскими учеными на полном корпусе иероглифических текстов. Прогресс в уточнении значений иероглифических логограмм достигался как при помощи сравнения с клинописными лувийскими и алфавитными ликийскими текстами, так и комбинаторным методом. Успешным примером последнего стала, в частности, идентификация лувийских отрицаний [Hawkins 1975]. К этому же периоду относятся первые серьезные попытки использования лувийских текстов в иероглифической передаче для уточнения анатолийской реконструкции. Так, иероглифические тексты были привлечены наравне с клинописью и алфавитными ликийскими текстами для реконструкции общелувийской лениции [Morpurgo-Davies 1982/1983]. Подобная практика свидетельствовала о зрелости дешифровки и способствовала повышению интереса к анатолийским иероглифам среди широкого круга индоевропеистов.

Вместе с тем изучение лувийских иероглифических текстов в конце двадцатого столетия серьезно тормозилось отсутствием современной справочной литературы. Открытия семидесятых годов сделали устаревшими более ранние вторичные источники, а корпус иероглифических текстов в современной транслитерации долгое время оставался достоянием узкого круга исследователей, причастных к «новым чтениям». Это делало затруднительным участие в дешифровке молодых филологов, поскольку их гипотезы, основанные на частичном материале, могли быть опровергнуты с привлечением малодоступных текстов. В течение 25 лет научная общественность с нетерпением ждала публикации собрания лувийских иероглифических текстов, основанного на «новых чтениях». Эта лакуна стала ощущаться особенно остро после публикации корпуса лувийских клинописных текстов [Starke 1985] и глоссария лувийских форм в клинописной передаче [Melchert 1993].

Корпус иероглифических лувийских надписей Хокинса (начало XXI в.)

Переход к современному этапу в исследовании анатолийских иероглифов ознаменовался выходом монументального «Корпуса иероглифических лувийских надписей» [Hawkins 2000]. Издание Хокинса включает в себя все известные к 2000 г. иероглифические тексты, относящиеся к постхеттскому периоду. В первых двух томах тексты даны в транслитерации. Каждый текст снабжен историческим предисловием, переводом и подробным лексико-грамматическим анализом. В третьем томе тексты даны в оригинале, при этом имеются как фотографии, так и прорисовки. Издание Хокинса содержит довольно подробное историческое предисловие, обширный список литературы, перечень иероглифов, логограмм и небольшой конкорданс. С выходом изданий Хокинса и словаря Мельчерта стал возможен полноценный квантитативный анализ лувийской иероглифики.

Тем не менее, корпус Хокинса не претендует на абсолютную полноту. С одной стороны, из него эксплицитно исключены иероглифические тексты хеттского периода (до конца XIII в. до н. э.). Это, впрочем, создает дополнительные удобства для статистического анализа, поскольку орфография древнейших текстов еще не была вполне стабилизирована. С другой стороны, в корпус, разумеется, не могли быть включены надписи, обнаруженные в XXI веке. Поскольку публикация новых иероглифических находок из Анатолии осуществляется в целом достаточно оперативно, можно констатировать, что объем недавно опубликованных надписей достигает 10—15% корпуса Хокинса. Дополнительная обновляемая библиография по иероглифическим лувийским текстам железного века доступна на сайте Agyagtábla, papirusz. Как бы то ни было, можно констатировать, что обнаружение новых памятников пока не привело к принципиальному изменению существующей дешифровки.

Антропологический тип

Это были люди брюнетического типа, обладавшие крупным носом и весьма коротким и высоким черепом с очень плоским, точно срезанным затылком. Этот тип называется арменоидный и наиболее сохранился у современных армян.

Хеттология

История изучения хеттов начинается с XIX века, когда ученые заинтересовались могущественным народом, упомянутым в Библии и жившим к северу от «земли обетованной». Однако масштабное исследование хеттской истории стало возможно только после открытия в 1906 году Богазкёйского архива царей Хатти и расшифровки в 1915-1916 годах чешским лингвистом Бедржихом Грозным хеттской письменности. Один из крупнейших специалистов XX века по хеттам — Оливер Гёрни.

До начала 20 в. ученые почти ничего не знали о хеттах. "Хетеяне" (в русском переводе) кратко упоминались в Библии. В египетских и ассирийских надписях встречается упоминание о "стране Хетта" или "Хатти". Из египетских источников можно понять, что в 1300г. до н.э. хетты воевали с Египтом за господство над Сирией и Палестиной. Борьба эта закончилась, так сказать, "вничью" - значит, хетты оказались достойными соперниками и не уступили мощной египетской державе ни на поле брани, ни в искусстве дипломатии.

Начавшиеся в конце 19 в. раскопки в центральных районах Малой Азии(современная Турция) показали, что центр Хеттского царства располагался именно здесь. Археологи нашли сотни глиняных плиток, покрытых письменами.

Значки на многих плитках оказались знакомы ученым - это была аккадская клинопись, хетты переняли ее жителей Междуречья. Прочесть их, однако не удалось - надписи были составлены на неизвестном (хеттском) языке. Расшифровать их смог в 1915г. чешский языковед Бедржих Грозный. Он доказал, что хеттский язык родствен славянским, германским, романским языкам, составляющим индоевропейскую языковую семью. Достаточно сравнить хеттские слова "ватар", "далугашти", "небиш" с их русскими аналогами "вода", "долгота", "небо". Это открытие стало научной сенсацией. Получалось, что хетты стояли особняком на Древнем Востоке, ведь здесь говорили на языках афро-азиатской семьи, похожих на современные арабский и еврейский. Из глубины веков начали проступать своеобразные очертания мира, в котором жили хетты. Обычаи и установления, свойственные индоевропейским народам, хетты соединили с заимствованными у своих соседей-соперников - ассирийцев, вавилонян, египтян и хурритов.

Остается пока неясно, откуда хетты пришли в Малую Азию - с запада, с Балканского полуострова, или же с востока, через горные перевалы Кавказа.

Заселенные хеттами земли сильно отличались от обширных речных долин Нила, Тигра и Евфрата. Это были небольшие равнины в горах и предгорьях Малой Азии, отделенных друг от друга горными кряжами и ущельями, бурными, но маловодными речками.

Во многих районах Хеттского царства разведение скота оказывалось выгоднее, чем земледелие. Не зря хетты слыли на Востоке прекрасными коневодами; их колесничное войско представляло собой грозную силу.

Присматривать за многочисленными отдаленными горными долинами цари доверяли своим родичам или вельможам. Таким образом, Хеттское царство складывалось из мелких полусамостоятельных княжеств. Время от времени некоторые из низ отпадали, но грозные правители Хаттусы находили способы вновь подчинить их своей власти.

На первый взгляд, Хеттское царство казалось слабее своих соседей; историки даже пишут, что оно было "рыхлым", слабо организованным. Однако, государство хеттов прекрасно выдерживало военные столкновения с сильными соперниками. За четыре с половиной века своей истории (1650 – 1200 гг. до н.э.) оно не проиграло ни одного противоборства; лишь в последний период существования державы (1265 – 1200 гг. до н.э.) хетты уступили часть своей территории мощной Ассирии. А вот далеко не полный перечень военно-политических успехов хеттов.

В 1595 г. до н.э. царь Мурсили I захватывает и разрушает Вавилон, приобретая огромную добычу.

Примерно в 1400 г. до н.э. другой хеттский царь, Суппилулиума I, разгромив сильное царство Митанни, устанавливает свой контроль над верхним Евфратом и Северной Сирией.

Наконец, в 1312 г. до н.э. (по другим данным в 1286 г. до н.э.) хеттский царь Муваталли, возглавлявший тридцатитысячное войско, возле Сирийского города Кадеша заманил в ловушку египетского фараона Рамсеса II с большим военным отрядом. Почти все египтяне были уничтожены; спасся только фараон с небольшой охраной.

Успешно отбивались хетты от соседних полудиких народов, вроде касков, наседавших на их границы.

В чем же секрет силы Хеттского царства? Узнать "военную тайну" можно, приглядевшись к устройству хеттского общества и государства.

Благодаря наличию в Малой Азии рудных месторождений и лесов хетты имели в достатке металлы и древесину, в отличии от государств, располагавшихся в долинах больших рек. Хетты отказались от посредничества ассирийских и вавилонских купцов и пользовались благами природы самостоятельно.

Поэтому хеттские цари не стремились захватывать ключевые торговые дороги и города, как это делали правители Египта, Ассирии и Вавилона. У хеттов все было свое. Они планировали военные походы более свободно, не тратя времени на овладение морским портом, таможенной заставы или важным бродом через реку. Хеттские цари наносили тщательно подготовленные удары по обширным территориям, охватывая со всех сторон пункты, оказывавшие наибольшее сопротивление. Именно так была завоевана большая часть Сирии при Суппилулиуме I.

Важную роль играло и то, что Хеттское царство не имело природных границ - крупных рек, горных цепей, труднопроходимых пустынь. Окруженное в той или иной степени зависимыми от него княжествами, оно надежно чувствовало себя за этим достаточно широким "рыхлым" поясом.

Хетты не хуже своих соседей умели собирать силы в кулак, когда намеревались нанести удар по врагу; только пальцы в этом кулаке складывались иначе, не так, как в Египте или Вавилоне. Вот как наставлял своего преемника хеттский царь Мурсили: "Общайся только с придворными! От горожан и крестьян царю нечего ожидать. Им нельзя верить, а общение с ничтожными лишь порождает опасность".

В аналогичном обращении египетского фараона Ахтоя смысл иной: "Не делай различия между сыном знатного человека и простолюдином. Приближай к себе человека за дела его...". Конечно, Ахтой не был "демократом". Просто он знал, что главная угроза трону происходит от непокорных египетских вельмож. Мурсили же твердо рассчитывал на верность хеттской знати. Почему?

Дело в том, что отношения между царем и "благородными" людьми у хеттов носили иной характер, нежели в Египте или Вавилоне. В отличие от других стран Древнего Востока, знатные хетты не считались рабами царя, как остальное население, похоже, у хеттов сохранилось присущее индоевропейским народам представление о "благородстве" как о врожденном качестве; оно не зависело ни от степени близости к царю, ни от занимаемой должности. "Чистыми", т.е. свободными, хетты признавались, если не несли отработочной (луццы) или продуктовой (саххан) повинности. Они объединялись в собрание воинов - "панкус", от мнения которого зависел выбор нового монарха из числа представителей царского рода. Одним словом, царь не оказывал давления на знать, бывшей надежной опорой трона. Не случайно другой царь, Хаттусили I, когда ему понадобилось изменить решение о назначении наследника престола, обратился именно к панкусу.

Таким образом, хеттский способ "складывания пальцев в кулак" был более эффективным, чем у остальных народов. Четкое, простое устройство общества, единство интересов царского рода и свободных хеттов делали этот кулак весьма грозным. Хетты не всегда оказывали на своих соседей длительное давление, но при случае умели наносить короткие удары сокрушающей силы.

Особенности организации хеттского общества выделяют его среди современных ему государств. Некоторые историки даже считают его "феодальным". Наверное, это преувеличение. Хетты переняли от культур Малой Азии и Междуречья очень многое: письменность, религиозные верования и мифы, законы, обычаи. Даже свое имя они заимствовали от хаттов - более древнего народа, населявшего центральные области полуострова Малая Азия до возникновения здесь Хеттского царства. В древневосточной истории хетты сыграли значительную роль, сумев отвоевать себе место под солнцем. Казалось, что мир уже поделен между державами древности, но ни одной из них опоздавшие к дележу хетты не уступили.

Их царство почти бесследно исчезло примерно в 1200 г. до н.э. Хетты умели противостоять могущественным государствам. А вот перед мощной волной стихийного нашествия десятков племен и народов с Балканского полуострова они оказались бессильны. Она, можно сказать, накрыла Хеттское царство с головой. После разгрома столицы страны, Хаттусы, сила, объединявшая маленькие княжества, перестала существовать.

Великие царства древности уходили в небытие по-разному: одни раскалывались с грохотом, другие умирали после долгой, тяжелой болезни. Хеттское же царство растворилось в воздухе подобно неясному ведению.

Хетты очень трепетно относились к юридическим вопросам, поскольку считали, что договоры заключаются не только между людьми, но и перед богами. Нарушение закона приравнивалось к оскорблению богов. Хеттские законы были святыней, их высекали на табличках из железа, серебра и золота, хранили в храмах. В царские дворцы же отправлялись только глиняные копии законов, по которым мы сегодня можем судить о юридической системе хеттов. В хеттских законах много интересного. Так, правитель захваченной территории заключал со "страной хеттов" договор. Именно со страной, а не с правителем державы. Государство хетты чтили больше, чем правителя, который не правит страной, а только служит ей. В этом принципиальное отличие Хеттской державы от восточных деспотий Древнего мира. Первая известная истории конституция была создана хеттами - указ царя Телепину (около 1500 года до новой эры), он реформировал систему передачи власти в стране и описывал действующие органы управления, четко разграничивая их полномочия. Царь был символом единения страны, тулия - совет старейшин - был советом министров и полководцев, панкусом назывался военный совет, куда входили члены рода, высшие сановники и воины. Панкус также можно считать первым конституционным судом, в спорных случаях он решал вопросы престолонаследия и имел право голоса при выборе наказаний для преступников. По принципам своей работы Панкус можно сравнить с германским тингом. То разграничение прав, которое утвердил царь Телепину, сохранялось в Хеттской державе три века, вплоть до её падения. (Источник: Хетты. Народ, который поклонялся двуглавому орлу© Русская Семерка russian7.ru)

Ещё до открытия табличек с хеттскими текстами название «хетты» было известно из Библии, где упоминается народ Ḥittīm «хетты» или bənē Ḥēt «сыны Хета». Древние евреи с собственно хеттским государством не сталкивались, однако в XII веке до н. э. они застали мелкие государства, созданные на обломках хеттской империи и населённые потомками хеттов. Однако сами хетты называли себя Neša, а свой язык nešili (по названию своей столицы), а библейское наименование было взято у другого малоазийского народа — хаттов (поскольку после перенесения в середине XVII века до н. э. столицы в Хаттусу хеттские цари стали именовать себя LUGAL KUR URUḪa-at-ti «царь страны Хатти»).

В 1921 году Э. Форрер выдвинул гипотезу, согласно которой хеттский отделился от праиндоевропейского языка раньше всех остальных языков индоевропейской семьи. Основанием для этой гипотезы, которая позже получила название индо-хеттской, послужили многочисленные архаизмы хеттского языка (отсутствие женского рода и двойственного числа у существительных, аориста, перфекта, конъюнктива и оптатива у глагола, сохранение ларингалов, продуктивность гетероклитического склонения). Эта гипотеза была поддержана американским учёным Э. Стёртевантом.

Хеттский входит в анатолийскую группу индоевропейской языковой семьи, которая кроме него включает древние (II тысячелетие до н. э.) палайский и лувийский языки, а также новые (I тысячелетие до н. э.) лидийский, ликийский, карийский, сидетский и писидийский языки.

Для записи хеттских текстов использовалась клинопись. За исключением одной бронзовой таблички все тексты записаны на глине. Клинопись хетты позаимствовали около 1600 года до н. э. в её северовавилонском виде. Это связывают с походом Хаттусилиса I в Сирию. Предположительно, тексты сперва записывались по-аккадски и лишь с правления Телепину по-хеттски. Хеттская клинопись изменялась во времени, выделяют три стадии: древнехеттское письмо, среднехеттское письмо и новохеттское письмо.

Хеттская клинопись представляла собой комбинированное письмо, она включала в себя как фонетические знаки, так и детерминативы и логограммы, выражавшие только значение корня, пришедшие из аккадского (аккадограммы) и шумерского (шумерограммы) языков. Часть слов записывалась полностью фонетически, у части логограмма обозначала корень, а фонетические знаки окончание. Например, слово ḫaššuš «царь» записывалось при помощи шумерограммы (LUGAL) и фонетического знака -uš, обозначавшего окончание именительного падежа, а винительный падеж ḫaššun «царя» при помощи шумерограммы LUGAL и фонетического знака -un. В латинской транслитерации логограммы передаются прописными буквами (аккадограммы прописными буквами), детерминативы пишутся над строкой, а фонетические знаки строчными буквами, при этом слоги отделяются друг от друга дефисом. Фонетические знаки являются силлабограммами структуры V, CV, VC и CVC (где C — согласный, а V — гласный). Ограниченность структуры хеттских силлабограмм не позволяла передать стечения согласных в начале или конце слова, поэтому, чтобы передать такие стечения, писались знаки с непроизносимыми гласными, например, trijanalli- «третий» записывалось как tar-ri-ja-na-al-li. Клинопись не вполне точно передаёт фонетический облик хеттских слов, поэтому одни и те же записи разные авторы могут интерпретировать с некоторыми различиями. Транслитерация хеттской письменности повторяет транслитерацию аккадской клинописи.

Памятников хеттского сохранилось больше, чем памятников любого другого анатолийского языка. Основные места находок хеттских текстов:

• Хаттуса (сейчас Богазкале) — около 30 000 глиняных табличек;

• Тапигга (сейчас Машат-Хёюк) — 117 табличек;

• Спинува (сейчас Ортакёй) — свыше 3500 табличек;

• Сарисса (сейчас Кушаклы) — свыше 50 текстов;

• Самуха (сейчас Каялыпынар);

• Нерик (сейчас Оймаагач).

Также хеттские тексты были найдены в Угарите, Телль эль-Амарне, Телль Агане и Телль Месекене.

Основной массив хеттских текстов был издан в виде факсимиле в сериях Keilschrifturkunden aus Boghazköi (60 томов) и Keilschrifttexte aus Boghazköi (45 томов) и ряде более мелких изданий, однако множество текстов, особенно недавно найденных, ещё только дожидаются публикации. Сами таблички находятся в основном в музеях Анкары, Стамбула, Богазкёя, Чорума, Пергамском музее в Берлине, в Британском музее и Лувре.

По содержанию хеттские памятники представляют собой религиозную литературу (ритуальные тексты), эпическую литературу (песнь об Уликумми), своды законов, дипломатическую переписку, хроники и биографии царей, коневодческие трактаты. Древнейший памятник хеттского языка — надпись царя Анитты (XVIII век до н. э.), записанный аккадской, а не ассирийской клинописью.

История языка

Археолог Дж. Мэллори датирует появление носителей анатолийских языков в Малой Азии 2700—2600 гг. до н. э., что связано со следами разрушения и опустения малоазийских городов в это время. Праанатолийцы попали в Малую Азию, вероятно, с Балканского полуострова. Существует также возможность, что их путь пролегал через Кавказ, но хорватский учёный Р. Матасович считает малоправдоподобным, что народ, использовавший в качестве основного транспортного средства возы, запряжённые волами, смог бы легко преодолеть Кавказские горы. Сторонники анатолийской прародины индоевропейцев, напротив, считают, что праанатолийцы — автохтонное население Малой Азии, однако данная гипотеза не пользуется особой поддержкой как археологов, так и лингвистов.

Историю хеттского языка разделяют на три периода в соответствии с политической историей хеттского государства: древнехеттский (1650—1450 гг. до н. э.), среднехеттский (1450—1380 гг. до н. э.) и новохеттский (1380—1175 гг. до н. э.). Больше всего текстов сохранилось от новохеттского периода.

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

Гласные

В хеттском четыре гласных звука, все они могут быть как краткими, так и долгими, однако достоверно не установлено, была ли долгота кратких смыслоразличительной. Долгота гласных передавалась удвоением клинописного знака (scriptio plena), например, a-ap-pa /aːpa/ «снова». Наличие для обозначения u двух клинописных знаков (второй в транслитерации передаётся как ú) позволило выдвинуть гипотезу, что в хеттском был также звук o, однако данная гипотеза из-за отсутствия веских аргументов не нашла поддержки научного сообщества.

Гласные хеттского языка:

Подъём/ряд Передний Средний Задний

Верхний i iː

u uː



Средний e eː



Нижний a aː



Согласные

Хотя ассирийская клинопись имела отдельные знаки для звонких и глухих согласных, в хеттских текстах эти знаки были взаимозаменяемыми, то есть не отражали реального фонетического противопоставления по звонкости — глухости. Зато хеттские писцы использовали иной приём: удвоение согласных в интервокальной позиции. Мнения учёных по поводу фонетического противопоставления, стоящего за этим удвоением, разделились: одни считают его противопоставлением звонких и глухих согласных, а другие — сильных и слабых или напряжённых и ненапряжённых.

Согласный ḫ, как установил в 1927 году Е. Курилович, соответствовал «сонантическим коэффициентам», наличие которых для праиндоевропейского языка предполагал ещё в 1878 году Ф. де Соссюр. Таким образом, данные хеттского языка подтвердили правильность ларингальной теории.

Транслитерируемый латиницей звук z произносился как t͡s, а транслитерируемый звук š произносился как s (что подтверждается египетской передачей Muršili- как mrsr, а Ḫattušili- как htsr). ḫ произносился как x или, по мнению К. Мельчерта, как фарингальные спиранты ʕ и ħ. Аргументами в пользу заднеязычного произношения служат передача др.-греч. Ἀχᾱΐα как Aḫḫiyawa- (где ḫ соответствует греческому kh), а также колебания между ḫ и k в некоторых словах в хеттском и спирантизация k > ḫ в палайском и лувийском.

Согласные хеттского языка (в скобках приведены соответствующие им буквы латинской транскрипции):

Место/способ

образования Губно-губные Альвеолярные Палатальные Велярные Лабиовелярные

Взрывные p b

t d

k g

kʷ gʷ (ku)



Носовые m

n



Фрикативные s (š)

x (ḫ)



Аффрикаты ʦ (z)



Сонанты w

r, l

j (y)



Просодия

В силу характера клинописи о характере хеттского ударения практически ничего не известно. Х. Кронассер выдвинул гипотезу, согласно которой scriptio plena могла отражать не только долготу гласного, но и место ударения.

Морфология

В хеттском выделяют следующие части речи: существительное, прилагательное, местоимение, числительное, глагол, наречие, послелог, союз и частица.

Имя

В хеттском языке имя существительное имеет два рода — общий или одушевлённый (genus commune) и средний или неодушевлённый (genus neutrum). Поскольку традиционно для праиндоевропейского языка реконструируется три рода (мужской, женский и средний), то хеттская двухродовая система может рассматриваться как архаизм (предполагается, что праиндоевропейская трёхродовая система развилась из двухродовой) или как инновация. Данные ликийского языка говорят о трёхродовой системе в праанатолийском языке, а следовательно, в пользу второй гипотезы.

В древнехеттский период падежей было восемь — именительный, звательный, винительный, родительный, дательный-местный, отложительный, творительный, направительный (аллатив, директив). В новохеттский период падежная система упрощается до пяти падежей (именительный, винительный, родительный, дательный-местный, творительный-отложительный). Иногда для древнехеттского выделяют девятый падеж — эргативный. Так же как и в ведийском языке, в древнехеттском языке в местном падеже существовала форма с нулевой флексией.

Чисел в хеттском два — единственное и множественное. Существуют попытки усмотреть остатки двойственного числа, имевшегося в праиндоевропейском, в формах вроде šākuwa «глаза», но эти формы ничем не отличаются от форм именительного падежа множественного числа среднего рода, которые использовались для выражения собирательного множественного. В формах творительного и отложительного падежей число не различалось.

Хеттский сохраняет систему индоевропейского аблаута, хоть и в несколько изменённом виде.

Склонение существительных в хеттском языке на примере слов attaš «отец», pedan «место», ḫalkiš «зерно», ḫuwāši «стела», lingaiš «клятва», ḫaštai «кость», pankuš «собрание», genuwa «колено», watar «вода»:

-a- -i- -u- -ai- -r/n-

общ. ср. общ. ср. общ. ср. общ. ср. ср.

И. ед. attaš pedan ḫalkiš ḫuwāši pankuš genuwa *lingaiš ḫaštai watar

В. ед. attan pedan ḫalkin ḫuwāši pankun genuwa lingain ḫaštai watar

Р. ед. attaš pedaš ḫalkiaš ḫuwaši(y)aš pankuš, pankawaš genuwaš linkiyaš, lingayaš ḫaštiyaš witenaš

Д.-м. ед. atti pedi ḫalkiya, ḫalki ḫuwašiya, ḫuwaši pankawi genuwaš linkiya, lengai ḫaštai weteni, wetena

Отл.

*attaz pedaz ḫalkiyaz pankuwaz ginuwaz linkiyaz ḫaštiyaz wetenaz

Тв.

*attit *pedit ḫalkit pankut ganut linkit *ḫaštit wetenit, wedand

И. мн. atteš, attaš, attuš peda ḫalkiš ḫuwašiḪLA pankawēš witar

В. мн. attuš peda ḫalkiuš ḫuwašiḪLA pankuš witar

Р. мн. attaš pankawaš

Д.-м. мн. attaš pankawaš



Прилагательные обладали категориями рода, числа и падежа, в плане склонения ничем не отличались от существительных. Степени сравнения выражались синтаксически, сохранилось лишь несколько лексикализованных форм степеней сравнения.

Местоимение

Личные местоимения различали ударные и энклитические формы.

Склонение личных местоимений:

я ты мы вы

И. п.

ūk, ugga, ammuk zik, zīk, zigga wēš, anzāš šumēš

В. п.

ammuk tuk, tugga anzāš šum(m)aš

Р. п.

ammēl tuēl anzēl šumēl, šumenzan

Д.-м. п.

amuk, ugga tuk, tugga anzāš šumāš

Отл. п.

ammēdaz(a) tuēdaz(a) anzēdaz šum(m)ēdaz



У личных местоимений есть также и энклитические формы:

Лицо 1 2 3 1 2 3

общ. ср. общ. ср.

И. п.

-aš -at -e

В. п.

-mu -ta -an -at -naš -šmaš -uš -e

Д. п.

-mu -ta -še -naš -šmaš -šmaš



В древнехеттском семантика обладания выражалась прибавлением к форме существительного формы энклитического притяжательного местоимения. В среднехеттском эта система была вытеснена аналитической конструкцией (родительный падеж местоимения + существительное).

Склонение притяжательных местоимений:

мой твой его наш ваш их

общ. ср. общ. ср. общ. ср. общ. ср. общ. ср. общ. ср.

И. ед. -miš -met -tiš -tet -šiš -šet -šummiš -šummet -šmiš -šmet -šmiš -šmet

В. ед. -man, -min -met -tan, -tin -tet -šan, -šin -šet -šumman, -šummmin -šummet -šman, -šmin -šmet -šman, -šmin -šmet

Зв. ед. -mi, -mit -šum[mi]

Р. ед.

-maš -taš -šaš -šummaš

Д.-м. ед. -mi -ti -ši -šummi -šmi -šmi

Алл. ед. -ma -ta -ša

Отл.-Тв.

-mit, -met -tit, -tet -šit, -šet -šmit -šmit

И. мн. -miš, -meš -met, -mit -tiš, -teš -šiš, -šeš -šet, -šit -šummeš, -šummiš -šummet -šmeš, -šmiš -šmeš, -šmiš -šmit, -šmet

В. мн. -muš -met, -mit -tuš -šuš -šet, -šit -šummuš -šummet -šmuš -šmuš -šmit, -šmet

Р. мн. -man -šan

Д.-м. мн. -taš -šaš -šmaš

Система указательных местоимений в хеттском была двучленной, она состояла из местоимений kāš «этот» и apaš «тот».

Склонение указательных местоимений:

kāš apaš

ед. мн. ед. мн.

И. п.

kāš kē, kūš apaš apē

В. п.

kān kūš apūn apūš

Р. п.

kēl kēnzan, kēdaš apēl apēnzan

Д.-м. п.

kēdani kēdaš apēdani apēdaš

Отл. п.

kez(za) apēz(za)

Тв. п.

kēt, kēdanda apēt, apedanda



Склонение вопросительного местоимения:

общий род средний род

ед. мн. ед. мн.

И. п.

kuiš kuēš, kuiēš kuit kue

В. п.

kuin kuiuš, kuiēš, kueuš kuit kue

Р. п.

kuēl *kuenzan

Д.-м. п.

kuedani kuedaš

Отл. п.

kuēz(za)

Числительное

Количественные числительные практически всегда записывались идеограммами, что серьёзно затрудняет их прочтение. Удалось прочесть следующие числительные: šia- «один», teri- «три», meu- «четыре», ḫantezzi(ya)- «первый», dān «второй».

Глагол

Глагол в хеттском языке обладает следующими категориями: лицо, число (единственное и множественное), время (настоящее и претерит), залог (действительный и медиопассив), наклонение (изъявительное и повелительное). Иногда выделяют также вид (совершенный и несовершенный). Кроме того, имеются глагольные имена: инфинитив, супины, герундий; причастие со значением прошедшего времени от глаголов действия и настоящего от глаголов состояния. Глаголы изменялись по двум типам спряжения (названным по окончанию первого лица единственного числа типами на -mi и на -ḫi). Развиты аналитические конструкции с личной формой служебного глагола eš-«быть» от причастий смыслового глагола для выражения пассивности, перфектности, плюсквамперфектности. В последних двух случаях используется также служебный глагол ḫar(k)- «держать».

Спряжение глаголов на примере ēpmi «хватаю», daḫḫi «беру», iɪ̯aḫḫari «иду».

-mi -ḫi Медиопассив

Настоящее время 1. ед. ч. ēpmi daḫḫi iyaḫḫari

2. ед. ч. ēpši dai iyattati

3. ед. ч. ēpzi datti iyatta(ri)

1. мн. ч. appueni daweni iyawašta(ti)

2. мн. ч. apteni datteni iyadduma

3. мн. ч. appanzi danzi iyanta(ri)

Прошедшее время 1. ед. ч. ēppun daḫḫun iyaḫḫat

2. ед. ч. ēpta daš *iyattart

3. ед. ч. ēpta daš iyattat

1. мн. ч. ēppuen dawen *iyawaštat

2. мн. ч. ēpten datten *iyaddumat

3. мн. ч. ēppir dair iyantat

Повелительное наклонение 2. ед. ч. ēp da *iyaḫḫut

3. ед. ч. ēptu dau. daddu iyattaru

2. мн. ч. ēpten datten *iyaddumat

3. мн. ч. appandū dandu iyantaru



Причастие образовывалось при помощи суффикса -ant-, например, ēpzi «берёт, хватает» > appant- «взятый, пленный», aki «умирает» > akkant- «умерший».

Инфинитив образовывался по двум моделям: при помощи суффикса -anna от глаголов спряжения на -mi, подвергавшихся чередованию по аблауту, и при помощи суффикса -wanzi от всех остальных глаголов.

Синтаксис

Обычный порядок слов в хеттском — SOV (подлежащее — дополнение — сказуемое). После первого ударного члена предложения мог ставиться ряд энклитик (закон Ваккернагеля). При этом среди энклитик существует определённая иерархия: первыми ставятся союзы -(y)a «и», -a «но», -ma «но»; за ними частица -wa(r), маркирующая прямую речь; третье место занимали формы винительного падежа местоимений третьего лица; четвёртое — формы дательного-местного падежей местоимений третьего лица или местоимения первого и второго лиц; пятой была возвратная частица -za; шестыми ставились аспектуальные или модальные частицы.

Определение в родительном падеже ставится перед определяемым словом в именительном падеже (что характерно для языков с порядком слов SOV), например, parnaš išhaš «хозяин собаки», дословно «собаки хозяин». В хеттском использовались преимущественно послелоги, а не предлоги (что также характерно для языков с порядком слов SOV), например, tuk katta «с тобой», дословной «тобой с». Если подлежащее было существительным среднего рода во множественном числе, то в роли сказуемого выступал глагол в единственном числе (аналогичная ситуация наблюдается в древнегреческом).

Лексика

Хеттский заимствовал довольно много слов из хаттского, в частности, это лексика, относящаяся к религиозной и административной сферам, а также имена собственные. В хеттском было немало лувийских заимствований, их количество особо возрастает с конца XIV века до н. э. Тем не менее, большая часть (не менее 75 %) хеттской лексики исконная, праиндоевропейского происхождения.

Пример текста

Древнехеттский ритуал:

Транслитерация Перевод

[ma-a-a]ḫ-ḫa-an-da dUTU-uš dIŠKUR-aš ne-e-pí-iš te-e[-kán-na]

uk-tu-ur-i LUGAL-uš SAL.LUGAL-aš-ša DUMUMEŠ-ša uk-tu-ur-i-eš a-š[a-a]n-d[u]

ta-nam-ma MUŠENḫa-a-ra-na-an ne-e-pí-iša tar-na-aḫ-ḫi

a-ap-pa-an-an-da-ma-aš-še ke-e me-e-ma-aḫ-ḫi na-at-ta-an ú-uk

t[ar-na-a]ḫ-ḫu-un LUGAL-ša-an SAL.LUGAL-ša tar-na-aš nu i-it dUTU-i

dIŠKUR-ya me-e-em[i-i]š-ki dUTU-uš dIŠKUR-aš ma-a-an uk-tu-u-ri-eš

LUGAL-uš SAL.LUGAL-aš-ša QA-TAM-MA uk-tu-u-ri-eš a-ša-an-tu

ú-i-il-na-aš ERÍNMEŠ-an te-eš-šu-um-mi-uš-ša ta-ak-na-a

ḫa-ri-e-mi tu-uš tar-ma-e-mi ta ki-iš-ša-an te-e-mi

dUTU-uš dIŠKUR-aš ka-a-š[a LU]GAL-i SAL.LUGAL-ri DUMUMEŠ-ma-aš-ša URUḪa-at-tu-ši

e-er-ma-aš-me-et e-eš-ḫ[ar-š]a-me-et i-da-a-lu-uš-me-et

ḫa-tu-ka-aš-me-et ḫa-ri-[e-nu-u]n ta-at a-ap-pa ša-ra-a le-e ú-e-ez-zi Как бог Солнца (и) бог грома, небес и земли

вечны, так пусть царь и царица и (их) дети вечны будут!

Потом я выпускаю орла в небо

и затем я говорю так: "Не я

выпустил его, царь и царица выпустили его. Лети! Скажи

богу Солнца (и) богу грома, что так же, как бог Солнца и бог грома вечны,

пусть царь и царица так же вечны будут!

Я зарываю глиняных солдат и горшки в землю

И быстро разбиваю их. Затем я говорю так:

«Бог Солнца, бог грома, я зарыл болезнь, кровопролитие, зло (и) страх царя и царицы Хаттусы и их сыновей.

Пусть они не вернутся!»



Хеттские приставки, предлоги, превербы

Хеттские приставки и наречия-превербы:

• anda: "в" [др.-гр. endo-]

• arha: "прочь" [ст.-сл. разъ- ?]

• sher: "над" [лат. super-?]

• shara: "вверх"

• katta: "под" [др.-гр. kato:- "вниз"]

• piran: "перед" [рус. пере-]

• para: "вперед" [др.-гр. pro-]

• appa: "назад" [лат. ab-]

• u: "сюда" [рус. у ?]

• pe: "туда" [рус. по- ?]

Обозначения: sh - ш.

Краткий русско-хетский словарь

Здесь приведён краткий список слов языка древних хеттов, который будет пополняться из указанных в конце словаря источников.

А

• агниш - огонь

• ай- - изготовлять

• айш - рот

• ак- - умирать

• акв- - пить

• аку- - пить (пал.)

• алькистан - ветка

• альпа - белый

• анда - в

• анния- - делать

• арава - свободный

• ара:и:- - молить

• ария- - спрашивать

• аркамияла - музыкант

• арма - луна

• арну- - приносить

• арсина - хлеб

• арува- - почитать

• аруни - мук?

• арш - тот же самый

• ас- - сидеть

• аса- - быть

• асана - стул

• асва - лошадь

• аси:- - любить

• ат- - есть

• ата- - есть (пал.)

• атиман - имя

• аш- - быть (пал.)

• ашшу - добрый

• ая- - создавать

В

• вава - бык

• вала:- - поднимать

• вали - великий

• ваппия- - лаять

• варса - роса

• васа- - почитать

• васу - благо

• ватар - вода

• ваша- - надевать

• ваштай - грех

• вер- - говорить (пал.)

• верия- - звать

• вете- - строить (пал.)

• виа:ни - вино

Г

• ганк- - вешать

• генцувала - дружественный

• гима - зима

• гину - колено (пал.)

• гурта - ограда

• гьену - колено

Д

• да- - давать

• далугаэш - долгий

• данкуй - тёмный

• дашшуш - крепкий

И

• ига:и- - цепенеть

• илалия- - желать

• ирмалант - больной

• ирхаи- - ограничивать

• истанца - душа

• истарк - болезнь

• ишкалла:и- - разламывать

• ишния- - соединять

• ишха - хозяин

• ишхамай - песня

К

• карди - сердце

• карт - сердце (пал.)

• кастас - голод

• квен- - убивать

• кета - он кладёт

• кешшар - рука

• киккула - сосуд

• кикла - трава

• кину- - лопнуть

• кинун - сейчас

• кир - сердце

• киш- - приходить

• киша- - царапать

• кишт - голод

• кишт- - гасить (пал.)

• кула - войско

• курант - хромой

• кусатара - стена

Л

• лала - язык

• ламен- - звать

• лами- - укреплять

• лапани- - пасти

• лила- - искупать

• лила:и- - освобождать

• лукка:и- - сиять

• луттайс - окно

М

• малд- - спрашивать

• малит - мёд (пал.)

• малла- - молоть

• манинкувант - коротко

• мейкки - много

• мекиш - обширный

• мелит - мёд

• мема- - говорить

• мехур - месяц

• мина - город

• мини - город

• мити - слуга

• муга:и- - жаловаться

• мури - ягода

• муриян - гроздь винограда

Н

• намешха - весна

• намуваи: - сын

• наршам - голова

• насусара - царица

• натта - нет

• наххах - почтение

• нева - новый

• нега - сестра

• неку- - темнеть

• некуманца - голый

• непиш - небо

• ниник- - поднимать

П

• пай- - давать

• пай- - идти

• пальтанаш - плечо

• пальхи - широкий

• пангария- - простирать

• панкур - собрание

• паппарш- - плескать

• папратар - осквернение

• пара:и- - дуть

• парку - высокий

• паркуй - чистый

• паркуну- - чистить

• парн - дом

• парьянаца- - (иер.) знать

• пата - нога

• паттар - крыло

• пахва:р - огонь

• паххаш- - защищать

• пахши- - пасти

• паш- - глотать

• педан - место

• пера - птица

• перуна - скала

• пидда:и- - бежать

• пидда:и- - платить

• пир - дом

• пиэти - место

• пия- - давать

• пи:ди - место

С

• са- - быть

• сальп - сточная канава

• санаваи: - род

• сарлата - возлияние

• саса - печатание

• са:и- - давить

• сувана - собака

• сурна - рог

Т

• та- - брать

• та- - приходить

• тавана - точно

• тайштай- - вест?

• такама - (иер.) земля

• такш- - делать

• такшан - половина

• тамаш- - тормошить

• таната - стена

• тапариа:ла- - править

• тар- - говорить

• таркасни - осёл

• тару - дерево

• тарх- - побеждать

• тати - отец

• тахукаппи - сосуд

• та:е- - похищать

• те- - класть

• текан - земля

• тепу - маленький

• тетхима - гром

• тешха - откровение

• тиуна - бог (пал.)

• тия- - наступать

• тияз - бог

• туварса - лоза

• тупи- - бить

• турп - хлеб

• туцци - войско

У

• увате- - вест?

• уд- - есть

• уйт - год

• уйя- - посылать

• ураи: - огромный

• усамувами - уважаемый

• усити- - покупать

Х

• халуган - послание

• хальки - зерно

• хамс - внук

• хантецция - перед

• хап- - торговать

• хапа - река

• хапари - богатство (пал.)

• хапна - река (пал.)

• хаппарайцци - проданный

• хаппа:р - цена

• хара- - колотить

• харава - дорога

• хараш - орёл

• харк- - иметь

• харкиш - белый

• хармахи - голова

• харси - хлеб

• хартагга - медведь

• харти- - звать

• харуна - амбар

• харш- - ослаблять

• хас- - производить

• хасми - род

• хастияс - кости

• хатуарс - письмо

• хатура- - писать

• хашта:й - кости

• хашша - внук

• хилан - двор

• хишша - балка

• хуиш- - жить

• хулана - шерсть

• хумати - фундамент

• хурна:и- - плескать

• хурта- - проклинать

• хуха - дед

Ц

• цаманкур - борода

• цена - осень

Ш

• шакува - глаза

• шакхар - грязь

• шалигаи- - плевать

• шалли - большой

• шамана - основание

• шарнинк- - возмещать

• шарпа - серп

• шашта - кровать

• шехур - моча

• шиват - свет

• шипант- - освящать

• шиттар - звезда

• шиу - бог

• шува:и- - наполнять

• шуманца - верёвка

• шуппария- - спать

• шуппи - святой

Э

• экв- - пить

• эпп- - брать

• эрха - граница

• эс- - быть

• эс- - сидеть

• эт- - есть

• этри - еда

• эшха - владелец

• эшхар - кровь

Ю

• ю:ка:н - ярмо [< *югом > иго]

Хронология хеттов

(В скобках даты из истории других стран древнего Востока)

(Около 2650 года до нашей эры — сооружены самые большие пирамиды в Египте.)

После 2500 года * — вторжение индоевропейских племен в Центральную Анатолию.

(Около 2500 года — первая династия Урука.)

После 2000 года — индоевропейские племена, осевшие в Ана¬толии, смешиваются с коренным населением — хаттами. В результате этногенеза возникает народ хеттов. Их царь одновременно является верховным жрецом, главнокомандующим и верховным судьей страны. Его жена — таваннанна — играет важную роль в управлении страной, замещая мужа.

Около 1950 года — в Центральной Анатолии (Каниш, современный Кюль-Тепе) возникают ассирийские торговые колонии.

(1792 год — Хаммурапи начал править в Вавилоне.)

(Около 1700/1650 года — начало правления гиксосов в Египте.)

• * Здесь и далее — до н. э.

Х VII век — Анитта, первый хеттский царь, завоевывает и разрушает Хаттусу, а затем проклинает место, на котором находился город. Столицей Хеттской державы является Неса (Каниш).

Около 1650 — 1620 / 1590 — 1560 годов — правл ение Ха ттусили I. Он завоевывает обширные районы Центральной Анатолии и простирает границы своей державы до Северной Сирии. Ее столицей становится Хаттуса.

Около 1595 / 1531 года — Мурсили I завоевывает Хальпу (Алеппо). Его армия доходит до Вавилона и разрушает его. Однако завоеванные территории утрачены из-за междоусобной вой¬ны, разразившейся в стране хеттов. Мурсили убит своим шурином Хантили).

(Около 1520 года — катастрофическое извержение вулкана на острове Санторин в Средиземном море.)

(Около 1500 года — египетская армия продвигается в Сирию, доходя до Евфрата.)

(Около 1480 года — греки завоевывают Крит. Начало расцвета Микенской Греции.)

(Около 1450 года — появление микенских греков в Миллаван-де-Милете.)

Х V век — после междоусобных войн Хеттская держава значительно уменьшается в размерах. Под властью царя остается лишь Центральная Анатолия. Указ царя Телепину становится своего рода «конституцией хеттов». Начинается политика заключения договоров с соседними странами.

1420 — 1400 годы — хетты вновь доминируют в Северной Сирии. Разрушение Хальпы. Столкновения в западной части Малой Азии.

(Около 1408 — 1354 / 1380 — 1320 годов — Египет при Аменхо¬тепе III и Эхнатоне прекращает завоевательные войны.)

(Около 1370 / 1350 года) — Ассирия становится независимой от царя Митанни.)

1380 — 1340 / 1345 — 1325 годы — во время правления царя Суппилулиумы I, современника Эхнатона, Новохеттское царство становится одной из ведущих держав древнего Востока, сравнимой по мощи с Египтом и Вавилонией. Хетты подчиняют себе царство Митанни и завоевывают Северную Сирию вплоть до Евфрата. Хеттский царь упрочивает положение своей державы, заключая тщательно продуманные договоры с соседними странами — Угаритом, Хальпой, Алалахом, Митанни.

Около 1345 — 1315 / 1320 — 1290 годов — лишь постоянные во¬енные походы помогают стабилизировать положение внутри Хеттской державы. При Мурсили II, младшем сыне Суппилулиумы I, большая часть западных районов Малой Азии оказывается в зависимости от хеттов. Хетты разрушают Миллаванду — плацдарм микенских греков в Малой Азии.

(Около 1300 года — ассирийцы начинают расширять свою территорию и завоевывают часть Митанни.)

После 1300 года — конфликт с Египтом из-за Северной Сирии приводит к столкновению двух «сверхдержав» бронзового века.

Около 1290 / 1275 года — при Кадеше, в верховьях реки Оронт, состоялось, возможно, крупнейшее сражение II тысячелетия до нашей эры. Армия Муваталли преградила путь войскам Рамсеса II. Те угодили в ловушку и вынуждены были отступить.

Около 1270 / 1258 года — заключен самый известный мирный договор древности — между Хеттским царством и Египтом. Он разграничил владения двух государств в Сирии. Обе стороны обязались оказывать друг другу военную помощь в случае нападения третьей стороны. Они договорились также о взаимной выдаче пе¬ребежчиков при условии, что те не будут наказаны.

1240 — 1215 годы — в царской семье вновь начинаются раздоры. Тархунтасса становится вице-царством.

(1223 год — Ассирия завоевывает Вавилон.)

Конец Х III века — ахейцы разрушают Трою. Последний раз в хеттских текстах упоминается Вилуса.

Конец Х III века — Тархунтасса становится фактически второй столицей хеттов. Из-за голода в Европе начинается переселение народов. Так называемые «народы моря» нападают на восточное побережье Средиземного моря. При Суппилулиуме II в Хеттской державе начинается смута.

После 1200 года — Хеттское царство распадается. На юго-востоке Анатолии и в Северной Сирии возникают самостоятельные хеттские царства. Суппилулиума II, а за ним большинство горожан покидают Хаттусу, отбывая в неизвестном направлении. Х II — VIII века — эпоха позднехеттских царств: Тархунтассы, Каркемиша, Миры.

Конец VIII века — Ассирия завоевывает небольшие хеттские царства.

Компания Е-Транс оказывает услуги по переводу и заверению любых личных документов, например, как:

  • перевести аттестат с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод аттестата с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к аттестату с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к аттестату с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести диплом с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод диплома с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к диплому с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к диплому с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести доверенность с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод доверенности с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести паспорт с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод паспорта с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести заграничный паспорт с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод заграничного паспорта с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести права с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод прав с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести водительское удостоверение с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод водительского удостоверения с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести экзаменационную карту водителя с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод экзаменационной карты водителя с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приглашение на выезд за рубеж с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод приглашения на выезд за рубеж с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести согласие с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод согласия с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о рождении с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о рождении с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести вкладыш к свидетельству о рождении с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод вкладыша к свидетельству о рождении с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о браке с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о браке с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о перемене имени с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о перемене имени с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о разводе с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о разводе с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о смерти с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о смерти с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ИНН с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ИНН с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ОГРН с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ОГРН с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести выписку ЕГРЮЛ с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод выписки ЕГРЮЛ с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • нотариальный перевод устава, заявления в ИФНС с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод устава, заявлений в ИФНС с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести налоговую декларацию с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод налоговой декларации с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о госрегистрации с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о госрегистрации с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о праве собственности с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о праве собственности с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести протокол собрания с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод протокола собрания с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести билеты с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод билетов с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод справки с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку о несудимости с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод справки о несудимости с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести военный билет с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод военного билета с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести трудовую книжку с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод трудовой книжки с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок убытия с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод листка убытия с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок выбытия с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод листка выбытия с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • перевести командировочные документы с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением; перевод командировочных документов с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением;
  • и нотариальный перевод, перевод с нотариальным заверением с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением других личных и деловых документов.

    Оказываем услуги по заверению переводов у нотариуса, нотариальный перевод документов с иностранных языков. Если Вам нужен нотариальный перевод с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением паспорта, загранпаспорта, нотариальный с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением перевод справки, справки о несудимости, нотариальный перевод с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением диплома, приложения к нему, нотариальный перевод с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением свидетельства о рождении, о браке, о перемене имени, о разводе, о смерти, нотариальный перевод с хеттского языка на русский язык или с русского языка на хеттский язык с нотариальным заверением удостоверения, мы готовы выполнить такой заказ.

    Нотариальное заверение состоит из перевода, нотариального заверения с учётом госпошлины нотариуса.

    Возможны срочные переводы документов с нотариальным заверением. В этом случае нужно как можно скорее принести его в любой из наших офисов.

    Все переводы выполняются квалифицированными переводчиками, знания языка которых подтверждены дипломами. Переводчики зарегистрированы у нотариусов. Документы, переведённые у нас с нотариальным заверением, являются официальными и действительны во всех государственных учреждениях.

    Нашими клиентами в переводах с хеттского языка на русский язык и с русского языка на хеттский язык уже стали организации и частные лица из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга, Казани и других городов.

    Е-Транс также может предложить Вам специальные виды переводов:

    *  Перевод аудио- и видеоматериалов с хеттского языка на русский язык и с русского языка на хеттский язык. Подробнее.

    *  Художественные переводы с хеттского языка на русский язык и с русского языка на хеттский язык. Подробнее.

    *  Технические переводы с хеттского языка на русский язык и с русского языка на хеттский язык. Подробнее.

    *  Локализация программного обеспечения с хеттского языка на русский язык и с русского языка на хеттский язык. Подробнее.

    *  Переводы вэб-сайтов с хеттского языка на русский язык и с русского языка на хеттский язык. Подробнее.

    *  Сложные переводы с хеттского языка на русский язык и с русского языка на хеттский язык. Подробнее.

    Контакты

    Как заказать?

  •  Сделано в «Академтранс™» в 2004 Copyright © ООО «Е-Транс» 2002—2018