EN
   Е-Транс
    Главная        Контакты     Как заказать?   Переводчикам   Новости    
*  Переводы
Письменные профессиональные


Письменные стандартные


Устные


Синхронные


Коррекция текстов


Заверение переводов
*  Специальные
 Сложные переводы


 Медицинские


 Аудио и видео


 Художественные


 Локализация ПО


 Перевод вэб-сайтов


 Технические
*  Контакты
8-(383)-328-30-50

8-(383)-328-30-70

8-(383)-292-92-15



Новосибирск


* Красный проспект, 1 (пл. Свердлова)


* Красный проспект, 200 (пл. Калинина)


* пр. Карла Маркса, 2 (пл. Маркса)
*  Клиентам
Способы оплаты


Постоянным Клиентам


Аккаунт Клиента


Объёмные скидки


Каталог РФ


Дополнительные услуги
*  Разное
О Е-Транс


Заказы по Интернету


Нерезидентам


Политика в отношении обработки персональных данных


В избранное  значок в избранном









Подробная информация о самаритянском языке
Самаритянский язык

Самаритянское письмо – консонантный алфавит семитского типа, единственный из сохранившихся доныне, который восходит непосредственно к финикийскому письму (к его монументальной разновидности). Письмо культа иудаистской секты самаритян (שׁוֹמְרוֹנִים шомроним по-еврейски «хранители»). До 15 в. на западном берегу реки Иордан в Палестине сохранялся самаритянский диалект арамейского языка. Позже на самаритянской графике писались и еврейские тексты. Самария (שומרונ Шомрон) – столица Израильского царства, основана в 875 до н.э. и разрушена через 153 года ассирийским царем Саргоном II. После восстановления Самария была окончательно уничтожена римлянами в 67г.

Самаритяне считают себя потомками древнееврейских колен Эфраим и Менаше, оставшихся в Палестине после ассирийского завоевания. Евреи же видят в самаритянах мидийских колонистов кутиев, которые лишь частично приняли иудаизм (самаритяне признают лишь Пятикнижие-Тору). Евреи презирают самаритян: по возвращении из ассирийского плена они не получили от последних помощи в восстановлении разрушенного храма Соломона в Иерусалиме.

Пятикнижие (ивр. חֲמִשָּׁה חֻמְשֵׁי תּוֹרָה — хамиша хумшей Тора или ивр. חֻמָּשׁ — хумаш), так называемый Моисеев Закон, — пять первых книг канонической еврейской и христианской Библии: Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие. Пятикнижие образует первую часть еврейского Танаха — Тору (в более широком смысле Тора означает Библию в целом, а также еврейский религиозный закон вообще). Слово «Пятикнижие» представляет буквальный перевод с греческого — πεντάτευχος от πεντε — «пять» и τευχος — «том книги».

Названия книг Пятикнижия

Русские названия книг Пятикнижия происходят от греческих названий, в то время как в оригинале книги названы по первым значимым словам, соответственно: Бе-решит («В начале»), Шемот («Имена»), Ва-икра («И воззвал»), Бе-мидбар («В пустыне»), Дварим («Слова»). Такой способ называния практикуется с древнейших времен и потому можно предположить, что это — изначальные названия книг Пятикнижия. Однако существовали и другие названия.

• Книга Бытие называется также «Сефер а-яшар» (букв. «Прямая книга»), в честь праотцов, которые были «прямыми» (т.е. честными с людьми и преданными Богу). (Талмуд, Авода зара 25а)

• Книга Исход иногда называется «Сефер а-шени» («Вторая книга»), поскольку следует за книгой Бытия. «Галахот гдолот», «Мишна Брура»

• Книга Левит также называется «Торат коханим» («Священнический устав»), т. к. законы священослужителей и храмовой службы занимают в ней центральное место.Мишна, Меггила 3:5, Мидраш Шир а-Ширим Раба 5:20

• Книга Чисел называется «Хумаш а-пкудим» (букв. «Пятина исчисленных»), из-за подсчётов числа евреев, которые проводились в пустыне. (Мишна, Иома 7:1 и др.).

• Наконец, Второзаконие называется также «Мишне Тора» (букв. «Повторный закон»), поскольку представляет собой повторение всех предыдущих книг (Сифрей, Втор. 160; ср. Втор. 17:18; Талмуд, Авода зара 25а).

Содержание книг Пятикнижия

• Бе-решит (Книга Бытие) — первая книга Торы, Ветхого Завета и всей Библии. В книге Бытие описывается Сотворение мира и всего живого, а также сотворение первых людей — Адама и Евы (Хавы), первый грех (грехопадение), изгнание из Эдемского сада. История Каина и Авеля (hевеля). Далее в хронологическом порядке следует описание поколений до Ноя (Ноаха). Описание Всемирного Потопа. Жизнь партиархов (праотцов и праматерей будущего еврейского народа) — Авраама, его сына Исаака (Ицхака) и Иакова (Яакова). Творец дает им обещание благословить их потомство на вечные времена, а также даровать им землю Ханаана (Кнаана) «…так долго, как долго существуют небеса над землей». В конце книги описываются все Двенадцать колен Израиля, жизнь Иосифа в Египте и завершается переселением семьи Иакова в Египет и смертью Иакова.

• Шемот (Книга Исход) — история Исхода народа Израиля из Египта под руководством Моисея (Моше). В книге описаны духовный путь Моисея, Десять казней египетских и сам Исход (Исх. 1-18). Далее следует описание Дарование Торы еврейскому народу на горе Синай. Моисей получает от Творца Скрижали Завета с Десятью речениями (заповедями)(Исх. 19-24). Во время пребывания Моисея на горе Синай сыны Израиля создали Золотого тельца, в следствие чего, первые скрижали были разбиты. После того, как весь народ раскаялся в содеянном, Всевышним было даровано народу прощение, и Моисей снова поднимается на гору Синай для получения новых скрижалей. Вторые Скрижали Завета были получены в день 10 тишрея, который получил название Йом-Кипур (т.е. «День Искупления»). Также в книге подробно описано устройство Скинии Завета(Исх. 25-31; 35-40).

• Ва-йикра (Книга Левит) — посвящена, в основном, священническому законодательству и храмовой службе (Лев. 1-10). Далее следуют законы духовной чистоты и нечистоты (Лев. 11-15), в том числе законы Кашрута, Йом Кипура (Судного дня) (Лев. 16) и др.

• Бе-мидбар (Книга Чисел) — посвящена сорокалетнему странствованию евреев по пустыне до вступления в Землю Израиля: от начала второго месяца второго года до одиннадцатого месяца сорокового года (Чис. 1-24). Далее сыны Израиля выходят из пустыни и направляются в обход царств Моава и Эдома в Землю Обетованную. Затем описывается противостояние Израиля Балаку — правителю Моава — и пророку Валааму (Биль'аму), грехопадение колена Шимона (Чис. 22-24; 31:8, 15-16). Одержав победу, евреи напрявляются к царствам Ога и Сихона (Трансиорданские царства) (Чис. 21). После победы над ними израильтяне наконец подходят к границам Ханаана (Кнаана).

• Дварим (Второзаконие) — заключительная книга Пятикнижия. Основная её часть — это наставления и пророчества сынам Израиля на все последующие поколения. Моисей подошёл к самому Иордану и мог видеть всю Страну Израиля, однако, как и предсказал Господь, Моисею не было суждено вступить в неё. Книга и всё Пятикнижие завершается смертью Моисея (Втор. 34).

Деление книг Пятикнижия

• Деление книг Пятикнижия на главы связано с христианским переводом Библии на латинский язык (Вульгата), в то время как в иудаизме принято иное деление. Тем не менее, христианское деление, со временем, стало использоваться и в еврейских изданиях Библии, главным образом, из-за вынужденных дебатов с христианами.

• Согласно еврейской традиции, Пятикнижие (подобно остальным книгам Библии) делится на «параграфы» — «паршиёт» (ивр. פרשיות). Паршия может быть открытой (птуха) или закрытой (стума), в зависимости от начала следующей паршии: если паршия (в свитке Торы) начинается на той же строке, на которой закончилась предыдущая паршия — она называется «паршия стума», если на следующей строке — «птуха». Принято рассматривать открытые паршии в качестве основного деления текста, в то время, как закрытые отмечают вторичное деление. В свитках Мёртвого моря также используется метод деления текста на открытые и закрытые паршии (хотя они и отличаются от деления Масоры). Для того чтобы свести все свитки Торы к одному образцу Маймонид (XIII век) в своём труде Мишнэ Тора, приводит полный список всех паршиёт Пятикнижия, взяв за основу знаменитый свиток Торы «Кетер Арам Цова». Согласно этой версии, Пятикнижие содержит 669 паршиёт: 290 открытых и 379 — закрытых. На сегодняшний день все свитки Торы идентичны (за исключением несущественных отличий) и следуют версии Маймонида и свитка «Кетер Арам Цова».

• Более известно другое еврейское деление Пятикнижия — на парашот (ивр. פרשות). Пятикнижие поделено на 54 раздела — парашот, которые читаются в синагогах в рамках годичного цикла. Подобная система использовалась, главным образом, в Вавилоне, откуда распространилась на все еврейские общины. Существует, однако, мнение, что эта система в древности существовала также и в Земле Израиля. В Земле Израиля была принята иное деление — на 155 парашот, чтение которых длилось от трёх до трёх с половиной лет (Сегодня это деление взято за основу чтения Торы в некоторых консервативных и реформистских синагогах).

Происхождение Пятикнижия

Согласно традиционному взгляду, Пятикнижие, то есть собственно Тора в узком смысле, представляет собой единый документ Божественного откровения, с начала и до конца записанного самим Моисеем. Исключением являются последние восемь стихов Второзакония (где рассказывается о смерти Моисея), относительно которых существуют два мнения: первое — и эти стихи также были продиктованы Богом и записаны Моисеем; второе — они были дописаны Иисусом Навином (Иехошуа бин Нуном) (Талмуд, Баба Батра 15а).

В Чис. 12:6–8 указывается, что способ, каким Бог общался с Моисеем, отличен от того, каким все другие пророки получали Его откровение: других пророков в эти мгновения покидали реальные человеческие чувства, и только Моисею откровение было дано, когда он находился в полном сознании, «устами к устам... и явно, а не в гаданиях...» (Чис. 12:8); более того, «и говорил Господь с Моисеем лицом к лицу, как бы говорил кто с другом своим» (Исх. 33:11).

По мнению исследователей, четыре другие книги Пятикнижия были канонизированы во времена Ездры (Эзры) и Неемии (Нехемии). «Книга Торы (Моисеевой)», введённая Эзрой (Нех. 8:1–3) в дополнение к Второзаконию (ср. Нех. 13:1–2 с Втор. 24:4 и др.), по видимому, включала также тексты, известные нам из книги Левит (ср. Нех. 8:14–15, 18б с Лев. 23:39 и след.) и книги Чисел (ср. Нех. 10:38–39 с Чис. 15:20 и 18:8 и след.).

Традиционный иудаизм отвергает историко-критический подход к Пятикнижию и научно-филологический анализ текста. Масоретский текст принимается как единственная авторитетная и авторизованная версия Пятикнижия (хотя и допускается, что в этот текст могли вкрасться незначительные описки). Об установлении законоучителями господствующего чтения рассказывает мидраш: «в Храме были найдены три свитка; в одном из них было написано так: [...], а в двух других — так: [...]; законоучители отвергли чтение первого свитка и приняли чтение двух других, и, в конце концов, единый согласный текст был передан в храмовые архивы» (Сифра Втор. 35б). Особая коллегия, состоявшая на храмовом содержании, периодически проверяла текст (Иерусалимский Талмуд Шкалим 4:3, Вавилонский Талмуд 48а). С великим прилежанием и любовью к своему делу последующие поколения переписчиков заботились о точном воспроизведении оригинала. Во избежание возможных ошибок при копировании текста были разработаны детальные правила для переписчика (Софрим). Исследование библейских текстов, обнаруженных среди свитков Мёртвого моря, которые на тысячу лет старше стандартного масоретского текста, установленного в X веке Аароном Бен-Ашером, подтвердило его аккуратность и показало неправомерность многочисленных «поправок», предложенных за последние два века.

Самаритянское Пятикнижие

Самаритяне используют свой вариант древнееврейского текста Пятикнижия, который написан палеоеврейским письмом. Большинство исследователей сходятся на том, что самаритянское Пятикнижие существовало уже в III веке до н. э. Первое знакомство европейских исследователей с этим Пятикнижием относится к 1616 г. (Пьетро делла Балле привёз в Европу приобретённую им в Дамаске рукописную копию (первое печатное издание — в составе Парижской многоязычной Библии, 1629–45 гг.)).

Началась дискуссия исследователей Библии о сравнительных достоинствах самаритянского и масоретских текстов Пятикнижия. Наиболее полный сравнительный анализ осуществил Г. Ф. В. Гезениус в труде «О происхождении самаритянского Пятикнижия» (на латинском языке; 1815 г.). Гезениус доказал, что масоретский текст ближе к оригиналу, чем самаритянский. Последний всегда предпочитает более простые слова там, где первый дает архаическую или сложную форму. Традиционное произношение, сохраняемое при чтении самаритянами Пятикнижия, обнаруживает близость к языку свитков Мёртвого моря. Наиболее значительное текстуальное отличие самаритянского Пятикнижия от масоретского — вставка после Исх. 20:14 (и Втор. 5:18) длинного отрывка, представляющего собой главным образом стихи Втор. 27:2–7 (27:3 не полностью, 27:4 с изменением) и 11:30. Это, безусловно, сознательное видоизменение текста, которое вместе с рядом других, менее значительных изменений призвано подтвердить утверждение самаритян, что гора Гризим близ Шхема — «избранное место», то есть место центрального Храма.

Самаритянское Пятикнижие - это текст пяти первых книг Еврейской Библии, записанный одной из разновидностей палеоеврейского письма и сохраненный самаритянской общиной во многих экземплярах.

Самаритяне (самаряне) (ивр. ‏שומרונים‎‏‎‎ — «шомроним», כותים — «кутим» (то есть переселенцы из месопотамского города Куты) — малочисленная этно-религиозная группа, представители которой компактно проживают в квартале Неве-Пинхас израильского города Холон (пригород Тель-Авива) и в деревне Кирьят-Луза (Неве-Кедем) у горы Гризим неподалеку от города Наблус (Шхем) на Западном берегу реки Иордан. Языки: иврит (самаритянская письменность на основе древнееврейского алфавита, близкого к финикийскому), самаритяне Шхема владеют также арабским. Религия — своеобразная версия допрофетического иудаизма. Священные книги — Тора и Книга Иисуса Навина (в отличающихся от канонических вариантов версиях — особенно последняя). Численность — около 720 человек (2008).

История

Самаритяне считают себя потомками жителей Израильского царства, точнее, колена Иосифа, разделившегося на колена Ефрема (Эфраима) и Манассии (Менаше). Название группы и обозначение всей территории — Самария — происходит от названия последней столицы Израильского царства, основанной царём Амврием (Омри) и разрушенной Ассирией. Согласно иудейской традиции, самаритяне — потомки гутиев (у Иосифа Флавия — хуфейцы), переселённых Ассирией на территорию бывшего Израильского царства, и вскоре воспринявшие иудаизм от своих соседей иудеев.

Сильные культурные различия евреев севера и юга Ханаана имели место ещё с древнейших времён, но после возвращения евреев из Вавилонского плена произошло окончательное размежевание евреев и самаритян, сопровождавшееся взаимной враждой. Возможно, евангельский образ «доброго самаритянина» приобретал дополнительные краски на фоне этой многовековой вражды.

Ханаан (финикийск. kĕnaʿan, ивр. ‏כְּנַעַן‎‏‎‎, араб. کنعان‎) — западная часть Плодородного полумесяца. Слово «Ханаан» ([ārāṣ] kĕnaʿan), возможно, означает «страна пурпура»; это имя в древности носила собственно Финикия, а в Библейские времена — страна, простирающаяся на запад от северо-западной излучины Евфрата и от Иордана до берега Средиземного моря. В настоящее время поделена между Сирией, Ливаном, Израилем и Иорданией. Ханаан в целом также известен как «Земля обетованная».

История

Древний Ханаан был заселён различными народами, такими как хананеи, хетты, иевусеи, аморреи, и представлял собой чересполосицу враждовавших между собой царств и городов-государств. Расположенный между территориями Древней Месопотамии и Древнего Египта, Ханаан, с одной стороны, находился в центре цивилизации Древнего Востока, а с другой стороны, постоянно подвергался внешним нашествиям. Жители Ханаана первыми в древнем мире научились добывать из моллюсков пурпур и окрашивать им одежды; выходцы из этой земли — финикийцы — основали множество колоний на берегах Средиземного моря, в том числе Карфаген. Ханаан является родиной алфавита, лёгшего в основу греческой и латинской систем письма.

Ханаан был завоёван иудейскими (семитско-хамитскими) племенами во второй половине II тысячелетия до н. э.. Многие города были взяты под предводительством Иисуса Навина, однако, захваченные племена не были истреблены и продолжали жить среди завоевателей. Появление на его территории одного из народов моря, филистимлян, принесло новое название — Палестина. Самым большим государственным образованием, существовавшим на его территории, было объединённое царство Израиля и Иудеи во времена царей Саула, Давида и Соломона (около 1029—928 гг. до н. э.).

Ханаан в Священных Писаниях

Как написано в Библии, Ной в наказание за недостойное поведение изрек проклятье, согласно которому он отдавал потомков своего сына Хама в подчинение потомкам своего другого сына Сима. Евреи (а это по сути отколовшиеся от родичей арамеи-переселенцы) являлись потомками Сима. Земли Ханаана были, согласно библейской легенде, заселены потомками Хама. При этом в Библии особо выделялись семь ханаанских племен, которые являлись главными раздражителями для израильского Бога Иеговы. По Иисусу Навину 3:10 это ханаанеи (собирательное), хетты, хиввеи, периззеи, гиргаши, амореи, евусеи, ферезеи.

Письменность

Самым большим вкладом хананеев в мировую цивилизацию является изобретение алфавитного письма в период между 2000 и 1600 гг. до н. э. Благодаря влиянию египтян основным писчим материалом в Ханаане стал папирус. Поскольку папирус в местных климатических условиях хранится очень недолго (в отличие от Египта), образцы раннего алфавитного письма чрезвычайно редки. До нашего времени дошло лишь несколько надписей на более прочных материалах, например, имена, нацарапанные на чашах.

Торговля

Основным занятием жителей побережья была торговля, составлявшая столь важную часть жизни хананеев, что в древнееврейском языке слово «хананей» стало означать «купец» — именно такое значение оно имеет, например, в Притч 31:24.

Главными портами были Тир, Сидон, Бейрут и Библ, расположенные в северной части Ханаана (на побережье современного Ливана). Отсюда в Египет, Грецию и на Крит везли кедровую древесину, кувшины с оливковым маслом и вином, другие товары. Привозили же сюда предметы роскоши и папирус из Египта, гончарные и металлические изделия из Греции. Важной статьёй средиземноморской торговли хананеев была работорговля. На севере ханаанского побережья (близ современной Латакии) лежал крупный город Угарит, население которого было близко хананеям по языку, культуре и уровню экономического развития. Угарит был одним из важнейших и богатейших торговых центров Восточного Средиземноморья.

Положение страны на пути между Египтом и Азией и активная торговля делали хананеев открытыми для самых разнообразных культурных влияний. В городах, находившихся под властью египтян, дворцы и храмы возводились в египетском стиле, по-соседству мог господствовать ассирийский стиль. В моде были египетские фигурки жуков-скарабеев и иные ювелирные изделия, вавилонские цилиндрические печати, хеттские золотые украшения из Малой Азии. Показательно, что хананеи использовали одновременно египетскую (иероглифическую) и вавилонскую (клинописную) письменность.

Города и их правители

Ханаанские города были окружены стенами из глины и камней, защищавшими от набегов грабителей и от диких животных. Внутри городских стен дома теснились, лепясь один на другой, — подобное можно встретить на Ближнем Востоке и сегодня. Простые люди вели хозяйство на небольших участках земли или занимались различными ремёслами. Некоторые нанимались на работу к царю, богатым землевладельцам или купцам. Между городами были разбросаны деревни, где жили земледельцы и пастухи.

Правители городов постоянно ссорились и воевали друг с другом. Иногда города подвергались нападениям скрывавшихся в лесах разбойничьих шаек. Таково было положение дел в Ханаане около 1360 г. до н. э. Об этом свидетельствуют документы, найденные при раскопках города Эль-Амарна в Египте. А библейские книги Иисуса Навина и Судей дают основание полагать, что и 100—200 лет спустя всё оставалось по-прежнему. Междоусобная вражда хананеев значительно облегчила израильтянам завоевание страны. Объединённым Ханааном овладеть было неизмеримо труднее.

Религия хананеев

Ханаанские боги и богини были персонифицированными силами природы. Имя Баал (Ваал), означающее «господин», было титулом Хаду, бога грома и дождя (в самом слове «Баал» слышится звучание грома). Поскольку Баал ведал дождями, туманами и росой, от него зависело, каким будет урожай, что имело жизненно важное значение для всего ханаанского общества.

Женой Баала была Астарта, или, иначе, Анат, богиня любви и войны, отцом — Эль, повелитель богов, который ко времени израильского завоевания превратился в довольно туманную фигуру. Женой Эля была Ашера, богиня-мать и повелительница моря. И Астарту, и Ашеру часто называли Баалат («хозяйка»).

К числу главных божеств принадлежали также Шамаш (бог солнца), Решеф (бог войны), Дагон (бог хлеба). Вокруг старших богов вращалось множество прочих, составлявших семьи и дворы верховных божеств. Эта общая картина варьировалась, ибо каждый город имел своего персонального покровителя или своё любимое божество, часто именовавшееся «Господином» или «Госпожой» этого места.

Рассказы о богах

Рассказы о богах хананеев известны как из собственно ханаанских (угаритских), так и из иноземных источников. Ханаанские божества были жестоки и кровожадны. Они находили удовольствие в бесконечных схватках друг с другом и в беспорядочных совокуплениях. В человеческие дела они вмешивались только ради удовлетворения собственных капризов, не задумываясь о причиняемых людям страданиях. Однако порой боги хананеев могли быть добрыми и щедрыми. Естественно, подобная мифология оказывала влияние на ханаанский культ. Религиозные празднества превращались в разгул самых худших свойств человеческой натуры. Греческие и римские писатели ужасались бесчинствам, которые хананеи творили во славу своей религии. Библия сурово осуждает эти традиции. Втор. 18:9; 3Цар. 14:22-24; Ос. 4:12-14.

Храмы и жрецы

В главных городах Ханаана находились храмы важнейших богов. Каждый храм обслуживался жрецами, певчими и прислугой. По праздничным дням в храм входила торжественная процессия. Возглавлявший её местный царь совершал жертвоприношение. Одни жертвы сжигали целиком, другие делили между богом и верующими. По случаю большого праздника к процессии мог присоединиться и простой народ — ему разрешалось издали наблюдать за совершавшимися церемониями. Поскольку храмовые здания были небольшими, внутрь входили только посвящённые.

Для каждого царя было делом чести сделать храм своего божества возможно более величественным, покрыть изваяния богов и стены святилища драгоценными металлами, подавать богам пищу на золотых блюдах. Кроме статуи бога или символизировавшего его животного (к примеру, символом Ваала был бык, Ашеры — львица), внутри храма имелись жертвенник для жертвоприношений, жертвенник для курений и несколько каменных столбов, которые считались обиталищами богов или духов. Наряду с храмами в Ханаане существовали и святилища, устроенные на открытом воздухе («высоты»). Здесь тоже имелись каменные столбы, жертвенники и деревянный шест или ствол дерева. Народ приходил в такие святилища принести жертву или просто помолиться. Иногда местом почитания Ваала и Ашеры служили врытые в землю столбы (см. Втор.12:3)

Во время жертвоприношения по внутренностям животного жрец предсказывал судьбу жертвователя. Другие предсказатели определяли будущее по звёздам, общаясь с мёртвыми или впадая в пророческий транс. От жрецов требовалось и умение исцелять больных с помощью молитв и магических заклинаний.

Жертвоприношения

В жертву богам обычно приносили животных и пищу. По свидетельствам греческих и римских источников, у хананеев практиковались и человеческие жертвоприношения. Ханаане приносили детей в жертву Молоху. Рассказывается, что внутри громадного идола этого бога горела печь. Живых детей бросали в распростёртые руки этого идола, кидая детей через них в горящий внизу огонь. В «Библейском справочнике» утверждается, что археологи нашли в Мегиддо руины храма, посвящённого богине Астарте, жене Ваала: «Лишь в нескольких шагах от этого места было кладбище, где найдены в кувшинах останки детей, приносимых в жертву… Жрецы Ваала и Астарты были официальными убийцами маленьких детей». «Другой ужасный обычай назывался „жертвоприношением на основания“. Когда заканчивалась постройка нового дома, то в жертву Ваалу приносился младенец, тело которого позже замуровывалось в стену…»

После завоевания Иудеи Александром Македонским самаритяне под руководством Санаваллата построили храм на горе Гризим, два века спустя его разрушил хасмонейский царь Иоанн Гиркан I. Римская административная реформа провинции Палестина (56 г. до н. э.) предоставила самаритянам автономию. В результате гонений многие самаритяне, которые, в отличие от евреев, были обязаны выказывать лояльность языческой вере, отступили от своей веры. После разрушения Второго храма значительные общины самаритян стали появляться за пределами Самарии (в Бет-Шеане, Кесарии, Эммаусе, Яффе, Явне и др.), а в близких к Самарии районах самаритяне составляли заметную часть населения. В V—VI веках в результате волнений дважды провозглашалась независимость от Византии. Самаритяне смогли ненадолго возвести на престол собственных царей, но оба раза восстания были подавлены. В последующие века численность самаритян сокращалась (главным образом за счёт перехода в ислам), к 1917 году их оставалось 146 человек. В 1954 году все самаритяне Израиля, кроме живших в Шхеме, были переселены в Холон. Когда в 1993 году было принято решение вывести израильские войска из Шхема, шхемские самаритяне потребовали, чтобы на район Кирьят-Луза распространился статус израильского поселения, но в этой просьбе израильское правительство им отказало. В то же время на самаритян распространяется «Закон о возвращении», поэтому все самаритяне имеют израильское гражданство и, при желании, могут переселиться в Израиль.

Самаритянка Софи Цдака является известной израильской актрисой (в основном — исполнительницей детских и «сказочных» ролей) и певицей, в прошлом — королева красоты Израиля.

До недавнего времени самаритяне заключали браки только внутри общины. В связи с возникшими из-за этого проблемами руководители общины разрешили жениться на прошедших процедуру обращения еврейках и караимках, а затем — и на христианках.

В Палестинском законодательном совете первого созыва (1996—2006) за самаритянами был закреплён один депутатский мандат в округе Наблус. Депутатом от самаритянского меньшинства был избран Салум Исхак ас-Самири.

Самаритяне в Новом Завете

Притча о добром самарянине (Притча о добром самаритянине, Притча о милосердном самарянине) — одна из известных притч Иисуса Христа, упоминаемая в Евангелии от Луки. Она рассказывает о милосердии и бескорыстной помощи попавшему в беду человеку со стороны прохожего самарянина — представителя этнической группы, которую евреи не признают единоверцами. По мнению некоторых богословов, данная притча показывает, что «примеры человеческой доброты встречаются у всех народов и во всех верах, что Закон и заповеди Божии исполняют люди самых разных национальностей и разных вероисповеданий».

Название «Добрый Самарянин» («Добрый Самаритянин») часто использовалось и используется благотворительными организациями.

Евангельский рассказ

И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?

Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь?

Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя.

Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить.

Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?

На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?

Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же. (Лк. 10:25-37)

Богословское толкование

Одним из основных моментов данной притчи считается истолкование слова «ближний» для задающего вопрос книжника и Иисуса Христа. Книжник считает «ближним» того человека, кто находится с ним в родственных отношениях или принадлежит к общей этнической или религиозной группе. А ответные слова Иисуса Христа приводят его к пониманию, что ближний — это, на самом деле, «оказавший милость» (добро). По мнению многих исследователей, эти слова, в числе прочего, также выражают необходимость считать «ближним» и всякого человека, который попал в беду или нуждается в помощи. Архимандрит Иоанн Крестьянкин считает данную притчу «назиданием о милосердном самарянине, у которого закон любви был написан в сердце, для которого ближним оказался не ближний по духу, не ближний по крови, но тот, кто случайно встретился на его жизненном пути, кто именно в ту минуту нуждался в его помощи и любви…».

Масло, упоминаемое в Лк. 10:34, в греческом оригинале передано словом elaion (елей). Милость, которой законник охарактеризовал помощь пострадавшему, также передана схожим словом eleos. Возлияние елея и вина упоминается в контексте священных жертвоприношений Господу, например в принесении жертвы заклания (Числа 15:5). Таким образом, самарянин мог нести с собой елей и вино, предназначенные для ритуала, но пожертвовал их ради реального для него человека, нуждающегося в помощи. Этим примером Иисус отмечает, где на самом деле находится жертва, угодная Богу. Ос. 6:6 «Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений» (также см. Прит. 21:3; Мф. 12:7; Мф. 5:7; Мф. 9:13).

Фотина Самарянка (др.-греч. Φωτεινή, также Фотиния Самаряныня, Жена-самарянка) — женщина, у которой Иисус Христос попросил воды из колодца Иакова и которая возвестила людям той местности (Самария-Сихарь) о его мессианских действиях. Её также принято называть самарянкой или самаритянкой. История её встречи с Иисусом описана в Евангелии от Иоанна.

Притча о воде живой

Иисус рассказал женщине о себе в иносказательной форме как об источнике живой воды, испив которую, человек становится освобожденным и готовым к новой жизни. Так же, как и в истории с Никодимом, притча построена в форме вопроса и ответа. Иисус попросил у женщины воды, она смутилась, сказав, что «Иудеи с Самарянами не сообщаются». Тогда Иисус сказал, что если бы она знала, кто к ней обращается, то сама просила бы у него воды живой. На вопрос о том, откуда у него вода, был дан следующий ответ:

Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную.

(Ин. 4:13-14)

Далее женщина самарийская спрашивает у Иисуса, где же должно им поклоняться всевышнему Богу. Так как в библейской истории самаряне были потомками от смешения евреев и хананейских народов, в связи с чем иудеи не сообщались с этим народом, считая их полукровками. Традиционно самаряне поклонялись единому Богу Яхве на горе Гризим, а иудеи в Иерусалимском Храме. Различия в местах поклонения и религиозных обрядах провели явное разделение между этими двумя родственными народами. Но Иисус возвещает ей о наступлении нового времени:

поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу. Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев. Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе.

(Ин. 4:21-23)

Женщина говорит, что ей известно, что должен прийти «Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все» и Иисус в ответ говорит — «Это Я, Который говорю с тобою».

Православная традиция

В православной традиции женщина, которую Иисус встретил у колодца, носила имя Фотина (Светлана). Она стала христианкой и приняла мученическую смерть в Риме в 66 году. Вместе с ней пострадали её сыновья Иосия и Виктор, а также сёстры Анастасия, Параскева, Кириакия, Фото и Фотида. Одним из эпизодов её мучений было, что с неё содрали кожу и бросили в колодец. Её память совершается в Православной церкви 20 марта (2 апреля).

В византийском обряде воспоминанию истории встречи Христа и самарянки посвящена пятая пасхальная неделя (воскресенье), в амвросианском — первое воскресенье Великого поста.

Изобразительное искусство

Сюжет беседы Христа с самарянкой является одним из самых распространенных изображений раннехристианского искусства. При его изображении буквально следуют евангельскому тексту, помещая у колодца фигуру женщины, достающей из него сосуд с водой, а с другой стороны колодца Иисуса Христа, беседующего с женщиной. К примерам наиболее ранних изображений этого сюжета относятся: фреска церковного дома в Дура-Европос (ок. 250 года, сохранилась только фигура самарянки), фрески катакомб Претекстата на Виа Латина (IV век), рельеф на пластине из слоновой кости на кафедре Максимиана (VI век).

С VI века происходит изменение в изображении композиции — Иисуса Христа начинают изображать сидящим возле колодца (например, мозаика равеннской церкви Сант-Аполлинаре Нуово, VI век). К XII—XIV векам в иконописи в сцене беседы Христа с самарянкой приобретает акцент на её учительном значении (например роспись новгородской церкви Феодора Стратилата на Ручью, 1380-е годы).

Ерминия Дионисия Фурноаграфиота (1730-е) даёт следующее указание по изображению данного сюжета:

Христос сидит на камне. Позади Его стоят удивленные апостолы. Пред ними виден кладезь. У устья его стоит женщина. В левой руке она держит бадью, а правую простерла ко Христу, поставив пред собою водонос. Христос благословляет её.

Самаритяне в исламе

Самаритяне упоминаются в Коране в истории с Мусой (Моисеем) и Золотым Тельцом. Самаритяне — буквально «жители Самарии», одного из племён сынов Исраила. Самаритянин — мужчина из этого племени. Он сбил народ Мусы, сделав тельца, который издавал странные звуки при проникновении внутрь его ветра. Самаритянин соблазнил народ поклоняться этому тельцу, и они его послушались. Вернувшись к своему народу, Муса разоблачил его интриги и изгнал его.

Вот как это описывается в Коране:

20:85 Аллах сказал Мусе: "Мы подвергли твой народ испытаниям, после того как ты ушёл от него (на гору Синай). И они были сбиты с прямого пути самаритянином, который ввёл их в заблуждение (вступив в сговор с Иблисом).

20:87 Они (народ Израиля) ответили, извиняясь: «Мы нарушили своё обещание, данное тебе, не по своей воле. Но мы были нагружены тяжеловесными украшениями народа. Мы думали, что от этих украшений нам будет несчастье, и поэтому мы решили их бросить. Самаритянин развёл огонь в яме, и мы бросили их туда. Также сделал и сам самаритянин».

20:88. Чтобы обмануть людей, самаритянин сделал из расплавленного золота тельца, который издавал мычание, подобное коровьему, когда ветер входил внутрь его. Самаритянин призвал их поклоняться этому тельцу, и они его послушались. Он и его последователи сказали: «Это — ваш бог и бог Мусы». Самаритянин забыл, что, глядя на тельца и размышляя разумно, легко понять, что телец не может быть богом.

20:90. Харун был со своим народом, когда началось это искушение. До возвращения Мусы — мир ему! — Харун сказал им: «О мой народ! Вас искушает самаритянин (вместе с Шайтаном) этим тельцом. Ведь, поистине, ваш Господь — Аллах Милостивый, и нет другого бога, кроме Него. Так следуйте же за мной в том, что я вам советую и отрекитесь от этого заблуждения».

20:95. Муса — мир ему! — спросил самаритянина: «Что побудило тебя пойти на дело, которое считается большим грехом?»

20:96. Самаритянин сказал Мусе: «Я владею искусством (магии) и ловкостью ремесла, недоступного сынам Исраила. Я им сделал образ тельца, издающего мычание, — так соблазнила меня моя душа».

20:97. Муса сказал самаритянину: «Выйди из нашей общины и удались прочь от нас. Твоё наказание в этом мире — всегда пребывать в заблуждении. Люди будут испытывать к тебе отвращение и сторониться тебя, чтобы не иметь никаких отношений с тобой, и никто из них не приблизится и не прикоснётся к тебе. И ты не приближайся ни к кому. А твоё наказание в будущей жизни, от которого ты не сможешь убежать, будет в предназначенное время». Обличая его и его бога, Муса сказал: «Посмотри, что мы сделаем с твоим богом, которому ты поклоняешься и которым ты искусил людей. Мы его сожжём и развеем прахом в море».

После чудесного спасения Муса пошёл к горе, оставив свой народ, чтобы говорить с Господом своим. Тогда самаритянин сбил народ Мусы с прямого пути, соблазнив их поклоняться тельцу, сделанному из чистого литого золота и издававшего мычание, когда через него проходил воздух. Муса рассердился на свой народ за то, что они сделали в его отсутствие. Далее говорится о том, что постигло самаритянина — он будет пребывать в заблуждении, и люди будут сторониться и недолюбливать его.

Комментаторы Корана, основываясь на этой коранической истории, высказывают мнение, что с тех пор самаритяне всегда в заблуждении и их недолюбливают люди — и до сих пор. Однако другие комментаторы утверждают, что это наказание касалось только одного конкретного самаритянина — изготовителя золотого тельца.

Самаритяне или Самаряне (שומרונים‎; כותים‎) — греческая форма названия позднейших жителей Самарии, образовавших, начиная с эпохи второго храма, особую религиозную секту. Σαμαρείτης или Σαμαρίτης (множ. ч. Σαμοφεΐται, Σαμαρΐται), y Иос. Флавия также Σαμαρεΐς (= самаряне), стало употребляться в последние века второго храма как название особой народности, жившей в области Σαμάρεια или Σαμαρεΐτις. Еврейская форма этого названия שמדנים‎, имеющаяся в Библии всего один раз, случайно встречается в тексте, где рассказано ο происхождении самаритян. (II Цар., 17, 29). Русская форма «самаритяне» (также нем. «Samaritaner») соответствует латинской Samaritani, часто употребляемой в Вульгате. Самаритяне сами производят это имя от «Шомерим» (שומרים‎) — «хранители», утверждая, что они называются так потому, что являются хранителями Св. земли, или Моисеева закона; но это толкование произвольное.

Происхождение самаритян. О происхождении самаритян в Библии (ср. II Цар., 17, 24 и сл.) рассказывается следующее: после разрушения израильского (Десятиколенного) царства «ассирийский царь (именно Саргон, который в 722 г. закончил начатое в 724 г. Салманассаром IV завоевание столицы Самарии) перевел людей из Вавилона, Куты, Аввы, Хамата и Сефарваима и поселил их в городах Шомрона вместо сынов Израильских; и завладели они Шомроном и стали жить в его городах. Так как в начале их жительства там они не боялись Бога (т. е. не исполняли предписаний евр. религии), то Господь послал на них львов» (по Иос. Флавию, «Древн.», IX, 14, 3, среди них свирепствовала чума). Новые поселенцы уведомили об этом несчастии ассирийского царя, указывая, что это наказание Божие за неисполнение Его законов. Ассирийский царь послал тогда к новым жителям священника из среды уведенных израильтян, чтобы он обучал их законам израильского Бога (по Флавию, было послано несколько священников). Священник поселился в Бет-Эле и учил колонистов культу Бога Израиля. Вместе с принятием новой религии они все-таки продолжали поклоняться своим старым богам и почитали их идолы в капищах, устроенных еще израильтянами в городах Самарии; священников они назначали потом из своей среды. Это библейское сообщение дополняется найденными клинописными анналами Саргона согласно которым, этот царь в первом году своего царствования переселил побежденных вавилонян в страну Chatti (т. е. Сирию-Палестину) и в 7-м году направил других пленников из дальнего Востока в Самарию (ср. Schrader, Keilinschriften u. d. Alte Testam., 2-e изд., 276 и сл.). В книге Эзры (4, 2) мы читаем, что сами самаритяне приписали свое переселение в Палестину ассир. царю Асаргаддону (681—668), ο чем имеется заметка также в клинописных памятниках (ср. Schrader, l. с., 373 и сл.; см. также ст. Асаргаддон). Здесь, очевидно, речь идет ο другом, вторичном переселении восточных народностей в Палестину. Но, по-видимому, последовало еще одно, третье заселение областей северной Палестины пленниками из стран Востока, ибо в известном доносе самаритян на иудеев (Эзр., 4, 8 и сл.) приводятся новые народности, которые переселены были в город Шамраин (арам. форма названия Самарии) и остальные области по сю сторону Евфрата — «великим и почтенным Аснапаром»; последний есть не кто другой, как ассир. царь Ассурбанипал (668—626; ср. H. Winckler, Alttestament. Untersuchungen, 97 и сл.; см. также ст. Аснаппар). То, что такие разношерстные массы чужеземных народностей могли ужиться в новой роли израильтян и образовать цельную национально-религиозную группу, какую представляли собою самаритяне во время второго храма вплоть до настоящего времени, — объясняется тем, что новые поселенцы нашли в областях бывшего Израильского царства еще много оставшихся там израильтян (из памятников Саргона мы узнаем, что при падении Самарии было уведено в плен всего 27290 чел.; ср. Alf. Jeremias, Das Alte Testam. im Lichte d. alt. Orients, 1906, 522), влиянию которых они в сильной степени подпали и с которыми они в конце концов вполне ассимилировались. О том, что в областях северной Палестины и после падения Израильского царства остались большие массы десяти колен, сохранились следы и в Библии. Так, в рассказе хрониста ο реформе царя Хизкии говорится ο том, что в Иерусалим на празднование Пасхи прибыли многие израильтяне из колен Ашера, Менаше и Зебулуна и также «чужестранцы» из земли Израильской (II Хрон., 30, 1, 6, 11, 25). Из рассказа видно, что речь идет ο времени после падения Израильского царства (ср. ib., 30, 6, 9; 31, 1); без сомнения, ядро рассказа имеет историческое основание. Историческим можно считать также сообщение Хрониста, что во время царя Иошии левиты собрали деньги на ремонт иерусалимского храма «из рук Менаше, Эфраима и всего остатка Израиля» (ib., 34, 9). Реформистские мероприятия этого царя распространились, согласно Хронисту, также «на города Самарии» (II Цар., 23, 15, 19); это показывает, что области бывшего израильского царства находились в сфере влияния Иудеи. Характерно, что во всем изложении деятельности Иошии по очищению культа от языческих наслоений, как в Иудее, так и в Самарии, речь идет ο знакомых в Палестине предметах идолопоклонства: «высотах» (бамот), маццебах и ашерах, но не ο специфических чужеземных идолах (ср. II Цар., 23). По-видимому, самаритяне тогда уже оставили свои культы, ο которых говорилось в II Цар., 17. Однако они не освоились вполне с культом Бога Израиля; еще во время Гедалии они при совершении религиозной процессии исполняли языческие обряды: сбривали бороду, одевались в разорванную одежду и наносили себе раны (ср. Иерем., 41, 5). Любопытно, что самаритяне признавали религиозным центром иудейский храм; из этого видно, что они считали себя частью одного народа с иудеями; последние, по-видимому, признавали их также своими братьями, тем более, что сами не были свободны от язычества.

Раскол. С возвращением иудеев из Вавилонского пленения отношения между последними и самаритянами резко изменились. Иудеи пережили в Вавилонии тяжкий и весьма важный по своим последствиям внутренний процесс духовного очищения и возрождения. В разрешении персидского царя Кира построить храм в Иерусалиме они видели начало осуществления предсказаний пророков ο будущем всемогуществе мессианского царства, центром которого должен был сделаться дом Божий на Сионской горе. Ореол святости, окружавший Иерусалимский храм еще до его разрушения Навуходоносором, начиная с чудесного избавления Иерусалима от нашествия Санхериба, сделал этот религиозный центр предметом благоговения также в глазах соседних самаритян и даже других чисто языческих народов, живших вокруг Иудеи, как аммонитов, арабов и других. Впрочем, для языческих соседей храм в Иерусалиме, по-видимому, представлял более предмет опасения и тревог, чем объект религиозных переживаний. Как бы то ни было, когда возвратившиеся из Вавилонии иудеи воздвигли на Сионе алтарь и приступили к постройке храма, самаритяне обратились к Зеруббабелю и другим представителям вновь образовавшейся общины с просьбой разрешить им участвовать в постройке храма, мотивируя свою просьбу тем, что они «обращаются к тому же Богу, и ему они жертвуют со времен Асаргаддона» (Эзр., 4, 2). Иудеи отвергли их просьбу, чем вызвали озлобление и ненависть со стороны самаритян. Последние всевозможными средствами старались помешать иудеям восстановить храм. О перипетиях этой борьбы рассказано в книге Эзры-Нехемии, хотя, по мнению критиков, первоначальные источники прошли через редакцию позднейшего хрониста. Самаритяне превратились в ярых врагов иудеев и с целью вредить последним соединились с соседними народностями. Когда храм после целого ряда помех все-таки был построен, самаритяне старались помешать построить городские стены вокруг Иерусалима, что тоже удалось им только на время.

[Разрыв между Зеруббабелем и представителями самаритян имел, по-видимому, только временный характер, и донос самаритян на иудеев, ο котором рассказывается в 5-й гл. Эзры, вовсе не был ответом на обидное отклонение Зеруббабелем их просьбы — участвовать в сооружении иерусалимского храма. Этот злостный донос был пущен в ход самаритянами лишь около 80 лет спустя, по-видимому, в отместку за предпринятое Эзрой расторжение всех браков иудеев с иноземными женщинами, в том числе и браков с самаритянками. Редактор книги Эзры поместил эпизод ο доносах самаритян сейчас после сообщения об отказе Зеруббабеля только для того, чтобы объяснить нам, почему он назвал самаритян «врагами Иуды и Вениамина»; с хронологической же точки зрения настоящее место этому эпизоду в самом конце книги Эзры, как это доказал уже Н. Крохмаль (More nebuche ha-Zeman). Этого не понял Иосиф Флавий и, совершив грубую хронологическую ошибку, увлек за собою также многих новейших историков. Полагая, что донос этот относится ко времени Зеруббабеля, он отождествляет Артаксеркса (ארתחשםתא‎) с Камбизом, что, конечно, не может быть допущено, не замечая того, что во всем доносе нет ни одного слова ο восстановлении храма, a говорится лишь ο реставрации стен Иерусалима, ο чем иудеи тогда и не помышляли (ср. Зехар., 2, 8, 9). О «работе над домом Божиим» говорится, правда, в последнем стихе 5-й главы Эзры, но если исключить из этой главы эпизод ο доносе, то этот стих является арамейским парафразом и продолжением 5-го стиха той же главы. По разным соображениям необходимо допустить, что первая размолвка между иудеями и самаритянами была скоро улажена и, когда с разрешения Дария Гистаспа приступили к сооружению храма, самаритянам не запрещено было участвовать в этом деле. Во-первых, невероятно, чтобы пророки Хаггай и Зехария, по инициативе которых приступили к восстановлению храма, были против участия самаритян в этом благом деле. Это было бы вопиющим противоречием их пророчествам ο присоединении других народов к иудаизму: «Я взволную все народы, и придут (сюда) наилучшие из всех народов, и Я наполню этот дом славою» — говорит Господь Саваоф (Хаггай 2, 7); a Захария возвещает от имени Бога: «И приобщатся к Господу многие народы в тот день и станут они Моим народом» (2, 15); a в другом месте он прямо говорит об участии других народов в воздвижении храма: «И дальние придут и будут строить дом Господень, и вы узнаете, что Господь Саваоф меня послал к вам» (6, 15). Во-вторых, согласно декрету Дария, расходы на сооружение храма, равно как и на его постоянное содержание, должны были покрываться налогом, взимаемым со всех западно-иорданских жителей и, между прочими, и с самаритянами (Эзра, 6, 8, 9) — невероятно, чтобы этот справедливейший царь наложил на самаритян налог в пользу храма, доступ к которому им был прегражден. Затем, если бы самаритяне отделились от евреев со дня первого столкновения их с Зеруббабелем, то была бы непонятна их приверженность не только к Моисееву закону, но и ко многим религиозным обычаям, входящим в состав т. наз. «устного учения», как, напр., правила резки скота и др. Люди не заимствуют обычаи y своих заклятых врагов, с которыми к тому же никогда не приходят в соприкосновение. Нельзя же допустить, что самаритяне обладали Торою Моисея в полном ее составе еще до прибытия Зеруббабеля — в то время, как сами иудеи получили полную Тору только при Эзре.

Формальное отпадение самаритян от иудейства и образование ими новой секты произошло только тогда, когда они построили особый храм на горе Геризим при Сихеме. Об этом важном событии мы узнаем от Иос. Флавия, который, однако, имел ο всей этой эпохе неясное представление и запутанные сведения. По его словам, дело происходило так. Последний персидский царь, Дарий Кодоман (336—330), послал в Самарию в качестве сатрапа некоего кутейца Санабаллета (Sanaballetes). С целью завязать добрые отношения с иудеями последний выдал свою дочь Никасо за Менаше, брата иудейского первосвященника Иаддуи (Jaddus). Старейшины иерусалимские с одобрения Иаддуи потребовали от Менаше, чтобы он или отослал свою иноплеменную жену, или отказался от священнического сана. Менаше жаловался на свое трудное положение своему тестю Санабаллету. Влиятельный сатрап обещал ему, что не только обеспечит ему священство, если он не расстанется с женою, но сделает его первосвященником и начальником управляемой им самим страны; далее, он с разрешения Дария построит на Геризиме храм, подобный Иерусалимскому. При таких многообещающих видах на будущее Менаше охотно остался в Самарии. Скоро за ним в Самарию переселились и другие священники и миряне из Иудеи, которые также терпели преследования за сожительство с иноплеменными женами. Санабаллет охотно принял их и поддерживал их деньгами, как и земельными наделами. Когда тем временем Александр Македонский при Иссе одержал решительную победу над Дарием (в 332 г. до Р. Хр.) и предпринял поход на Тир, Санабаллет перешел на сторону македонян, надеясь, что с помощью Александра ему удастся исполнить данные Менаше обещания. С 8000 чел. он явился к Александру на помощь против Тира и выпросил разрешение на постройку храма на Геризиме; Менаше был назначен первосвященником. Санабаллету удалось убедить Александра, что раскол среди евреев может быть только полезен македонянам. Храм был в короткое время построен и новая община организована. Когда Александр, против ожидания, выказал иудеям свое благоволение и его посещение Иерусалима явилось актом большого уважения со стороны македонянина к иудейской святыне, самаритяне тоже послали депутацию из города Сихема к Александру и пригласили его в свой главный город и храм. Вместе с тем они просили его освободить их от налогов в субботний год, как он освободил иудеев. На вопрос Александра, к какой национальности они принадлежат, они ответили, что они евреи, но сихемляне; называются также сидонцами, родство же с иудеями они отрицали. Иос. Флавий обвиняет их при этом (как и при других случаях), что они, смотря по обстоятельствам, то выдавали себя за потомков Иосифа через посредство Эфраима и Менаше, являясь, таким образом, родственной иудеям народностью, то утверждали, что совсем не родственны иудеям. Александр отложил решение их дела; но воинов Санабаллета он взял с собою в Египет и поселил их там в области Фиваиды, доверив им охрану границ.

По словам Иос. Флавия, и после постройки геризимского храма приток иудеев в Самарию не прекратился; кто в Иерусалиме терпел преследования за нарушение субботнего покоя, или законов ο пище, либо по какой-нибудь другой причине, тот бежал в Сихем, где находил радушный прием. Этот рассказ Флавия противоречит в отношении хронологии данным собственных мемуаров Нехемии, который сообщает, что прогнал одного из сыновей первосвященника Иояды за то, что он женился на дочери Санбаллата хоронита. Санбаллат и его зять жили, следовательно, не во время Александра Македонского, а во время Артаксеркса Долгорукого (465—424), т. е. приблизительно на 100 лет раньше. Отношения Александра Великого к самаритянам по талмудической традиции были совсем не такие, как их изображает Флавий. Можно полагать, что геризимский храм был построен в последние годы Нехемии, данные же Флавия основаны на смешении имен Иояды и Иаддуи (в «Древн.», XI, 7, 1, Иояда назван y Флавия ошибочно «Иуда»). Факт первосвященства другого Менаше (дяди Элеазара, см. Ониас), которого Флавий смешивает с первым первосвященником самаритян, тоже способствовал путанице в хронологии y Иос. Флавия. Как бы то ни было, следует предполагать, что строители храма на Геризиме, организовавшие новую общину на основании Моисеева Пятикнижия, застали племя вполне подготовленным для применения новой религиозной организации, что, впрочем, видно уже из того, что еще при Зеруббабеле его представители хотели приобщиться к иерусалимскому культу. Некоторые библейские критики, правда, полагают, что речи так называемого ими Trito-Jesaias (автор глав 56—66 книги Исаии) против грубого идолопоклонства (Исаия, 57, 3 и сл.; 65, 3 и сл.; 66, 16 и сл.; 24) имеют в виду именно самаритян, так как y иудеев времен построения храма (ib., 66, 1) мы нигде не находим следов идолопоклонства. Если это мнение было бы верно, то самаритяне в глазах этого пророка являются «сынами ведьмы, потомством прелюбодея и блудницы», они «дети преступности, потомство лжи», они «утешаются богами под каждым зеленеющим деревом, закалывают детей при ручьях в расселинах скал, там они совершают религиозные возлияния и приношения. На высокой горе (Геризим?) они приготовляют ложе и приносят жертвы» (ib. 57, 7). В другом месте пророк обвиняет их в том, что они приносят жертвы в садах, воскуривают на кирпичах, сидят между могилами, ночуют в ущельях, едят свинину и другую нечисть (ib., 65, 3, 4 и сл.; 66, 3, 17). Но во всяком случае это может относиться только к некоторым элементам самаритянской народности, a не ко всей этой народности в целом. Иначе не было бы понятно, каким образом удалось Менаше или другой личности ввести в общину самаритян Пятикнижие и провести в жизнь строгий Моисеев закон (ср. Duhm, Jesaja, 2, Геттинген, 1902; E. Littmann, Ueber die Abfassungszeit des Tritojesaja, Фрейбург, I т., 1899). Wellhausen делает различие между жителями города Самарии (самарянами) и членами общины «самаритян»; первые, по его мнению, остались язычниками. В подтверждение своего мнения он ссылается на то, что в греч. тексте Бен-Сиры (L, 26) самаряне сопоставляются как народность с филистимлянами и различаются от «народа, живущего в Сихеме» (в евр. и сир. текстах вместо Самарии написано Сеир). Город Самария был резиденцией персидских и, позже, греческих чиновников (см. J. Wellhausen, Israelitische u. jüdische Geschichte, 1907, 189). — Вопрос o времени введения Пятикнижия y C. имеет весьма важное значение для истории канона библейского вообще, но, к сожалению, никаких сведений об этом событии не сохранилось. Характер письма, которым пишется y самаритян Тора, есть тоже видоизменение древнееврейского письма, как и развившийся y иудеев так назыв. квадратный шрифт, но самаритянский шрифт более архаичен, чем квадратный (ср. табл. I в ст. Алфавит евр.). — Ср. PRE., XVII, 428 и сл.; J. E., X, s. v.; Enc. Bibl., IV, 4256 и сл.; Β. Stade, Geschichte d. Volkes Israel, II, 189 и сл.; E. Schürer, Gesch. d. jüd. Volkes etc., index; Л. Каценельсон, «Религия и политика у древних евреев», в сборнике «Будущность». т. III, 14—19; Hölscher, Palästina in d. persischen u. heilenist. Zeit, 1902, 37 и сл.; также историч. труды Эвальда, Греца, Герцфельда, Киттеля и др.А. С. К.‎1.

Самаритяне в побиблейское время. В еврейской литературе этой эпохи самаритяне носят название כותים‎ ввиду происхождения их из города Куты; только в некоторых местах сохранилось библейское название שםרונים‎ (Иер. Аб. Зара, V, 4; в Ber. r. XXXII и XCI — соответствующая ему арамейская форма שמראי‎). По Флавию, самаритяне по-еврейски назывались «хуфейцами», тогда как на греческом языке они носят имя самаритян («Иуд. древн.», IX, 14, § 3). Сами самаритяне жалуются в письме к Иосифу Скалигеру на то, что их ложно называют כותים‎, между тем как настоящее их имя самаритяне — שומרים‎ или «израелиты», נני ישראל‎.

История. Антагонизм между самаритянами и иудеями, существовавший в последние годы библейского периода, все более и более усиливался. Все время между самаритянами и иудеями тлела скрытая вражда, часто проявлявшаяся в открытых и ожесточенных насилиях. Понятно после этого, что главные источники для истории древних самаритян, как Флавий и Талмуд, может быть, страдают односторонностью и проникнуты унаследованной непримиримой враждой к ним. Еще Бен-Сира выражается ο самаритянах не только враждебно, но и презрительно: «Двумя народами гнушается душа моя, a третьего даже нельзя считать народом: это — сидящие на горе Сеир (Идумея), филистимляне и глупый народ, живущий в Сихеме». Во всяком случае, характеристика самаритян, данная Иосифом Флавием, a именно, что самаритяне признавали себя евреями, когда последние пользовались благоденствием, и отрекались от всякого родства с ними, когда евреев постигало несчастие — эта характеристика вполне оправдывается историческими данными.

История самаритян в греко-римский период. Во время владычества Птолемеев в Палестине политическое положение самаритян в общем не отличалось от положения иудеев. Птолемей I Сотер насильно переселил в Египет как иудеев, так и самаритян; впоследствии, как сообщает Иос. Флавий, между иудеями и самаритянами в Египте возникли распри, так как первые хотели, чтобы жертвы посылались в иерусалимский храм, самаритяне же требовали того же для геризимского храма («Древн.», XII, 11). [Из этого, впрочем, видно, что в Египте иудеи и самаритяне в то время составляли одну общину. — А. Кам.]. Во время Птолемея V Эпифана (205—181) самаритяне, которым, по словам Флавия, жилось хорошо, притесняли иудеев, опустошали их нивы и даже уводили людей в плен (ib., XII, 4, 1). Во время религиозных преследований Антиоха Эпифана (175—164) самаритяне находили спасение, отрекаясь от своей национальности. В письме к Антиоху они пишут: «наши предки, побуждаемые к тому постигшими страну бедствиями, установили обычай почитать тот день, который y иудеев носит название субботы, и приносили разные жертвы в святилище, воздвигнутом ими на горе Геризиме, не определяя, какому собственно Богу оно посвящено… царские чиновники, полагая, что мы евреи и потому следуем их обычаю, подвергают и нас наказаниям, тогда как мы по происхождению своему сидоняне… Вместе с тем, пусть будет никому не посвященное святилище предназначено греческому Зевсу» («Древн.», XII, 5, § 5; ср. II Мак., 6, 2). Просьба их была уважена Антиохом, прекратившим против самаритян всякие преследования и наименовавшим их святилище храмом Зевса. Это трусливое отречение от иудаизма не помешало, однако, египетским самаритянам утверждать в то же время на религиозном диспуте с иудеями перед Птолемеем Филометором, что святилище на горе Геризиме возведено согласно Моисееву закону («Древн.», XIII, 3, § 4). После первой победы Маккавеев, самаритяне, не веря в прочность их успеха, собрали большое войско, которое под предводительством Аполлона пошло воевать против иyдеев (I Макк., III, 10). После смерти Антиоха VII (128 до Р. Хр.) первосвященник Иоанн Гиркан занял Самарию и сперва разрушил святилище на горе Геризим, a спустя некоторое время и главный город самаритян, Самарию («Древн.», XIII, 9, § 1 и 10, 2). Об этом событии, по мнению Дернбурга, сообщает нам Талмуд, неправильно относя его ко времени Симона Праведного, которому Александр Македонский будто бы разрешил вспахать гору Геризим (ср. משא ארץ ישראל‎, 16). Согласно Талмуду, в день победы евреев над самаритянами и разрушения их святилища установлен был полупраздник (по Иома, 69а — 25 Тебета, a по Мегиллат Таанит, IX — 21 Кислева). В последние годы второго храма самаритяне находились под властью римских прокураторов, подчиненных сирийскому наместнику. При прокураторе Копонии в праздник Пасхи группой самаритян, тайно прибывших в Иерусалим, ночью были разбросаны человеческие кости под сводами храмовой галереи, чтобы осквернить храм и всех пребывающих в нем («Древн.», ХVIII, 2, § 2; Тосеф. Эдуиот). Это было сделано с целью помешать евреям праздновать по-своему Пасху. Вообще, самаритяне из злобы к евреям строили всякие козни против них; прибегали к разным уловкам, чтобы вводить их в заблуждение относительно установления календаря (Р. га-Ш., II). При прокураторе Кумане (48—52 гг.) известное число галилейских евреев, шедших в Иерусалим через деревню Гинею (ныне Dschenin), подверглось там нападению и избиению. Подкупленный насильниками прокуратор отказался от наказания виновных. Тогда галилейцы сами взялись за оружие и под предводительством Элеазара б.-Динаи сожгли несколько самаритянских деревень и предали их разграблению. Главный представитель самаритян жаловался наместнику Квадрату, что евреи сожгли и разграбили их деревни. При этом самаритяне подчеркивали то, что евреи презрительно относятся к римлянам: вместо того чтобы обратиться с жалобой в римский суд, евреи-де самовольно совершают набеги на них. Дело было направлено к императору Клавдию, который, разобрав его, признал самаритян зачинщиками ссоры и приказал казнить тех из них, которые явились к нему («Древн.», XX, 6, §§ 1—3). Вообще, от жестокого правления римлян им тоже приходилось немало страдать. Во время Пилата явился некий обманщик из самаритян же, который уговорил их собраться к нему на гору Геризим, где он обещал отыскать зарытые в земле со времен Моисея священные сосуды (по позднейшему преданию, сохранившемуся в самаритянской книге Иошуи, гл. 42, эти сосуды были закопаны первосвященником Ози, עזי‎, мнимым предшественником Эли). Самаритяне вооружились и собрались огромными толпами в деревне Tirathaba с намерением двинуться оттуда на гору. Впрочем, движение это, по-видимому, носило не только религиозный характер, но и политический; как представители самаритян потом объяснили, они хотели защищаться от притеснения прокуратора Пилата. Но тот предупредил их и занял дорогу, по которой самаритяне должны были пройти, римскими отрядами. Много самаритян было тогда убито и взято в плен, самых видных и влиятельных Пилат велел казнить. «Великий совет» самаритян обратился к сирийскому наместнику с жалобой на жестокости прокуратора; последний должен был по приказу наместника отправиться в Рим, чтобы оправдаться перед цезарем; на свой пост он уже не вернулся. Когда вспыхнула Великая иудейская война (66 г.), самаритяне собрались в большом числе на горе Геризим, решив, по-видимому, выждать благоприятного момента, чтобы принять участие в восстании. Хотя они пока не выступили активно, но их поведение внушало подозрение римлянам. Веспасиан послал против них полководца Цереала с большим войском, которое оцепило подошву горы и наблюдало за самаритянами в течение всего дня. Когда Цереал узнал от перебежчиков, что самаритяне страдают от недостатка воды и что они близки к истощению, он поднялся с войском на гору, окружил ее кольцом и требовал добровольной сдачи, но, видя, что его слова не производят никакого впечатления, он напал на них и истребил 11600 человек («Иуд. война», III, 7, § 22). С тех пор самаритяне на долгое время исчезают с исторической арены. После подавления восстания Бар-Кохбы римляне вновь восстановили святилище на горе Геризиме в награду за помощь, оказанную римлянам самаритянами. Сихемские (неаполисские) монеты, носят и в первые века хр. эры изображение храма на Геризиме, но неизвестно, представляет ли это изображение древний храм, разрушенный Гирканом, или другой, построенный позже. В 194 г. самаритяне появляются в качестве мятежников против Септимия Севера. Последний в наказание за это лишил их главный город Неаполис (древний Сихем) городских прав, в Самарии же он посадил римлян и сделал этот город римской колонией (Spartianus в Severum С. 9; Ulpian, в Corp. jur. Dieges., 4, 15, 1, § 7). В продолжение следующих веков, по-видимому, самаритянам жилось сравнительно спокойно, хотя в самаритянской хронике этот период времени отмечен как неблагоприятный. Согласно одному сообщению, в 4 в. настоящей эры Баба «великий», старший сын первосвященника Нетанеля, занимал должность главы общины и, по-видимому, приобрел известную силу и влияние, которые он использовал на благо своего народа. Он вновь открыл местные синагоги и восстановил синагогальную службу. Он умер в 362 г. в Константинополе. Период благополучия продолжался недолго. Из римских законов от конца 4 в. мы знаем, что в это время существовали самаритянские общины в Европе, на некоторых островах Красного моря и в других местах; в Риме они имели к началу 6 в. свою синагогу. Согласно приписываемому Адриану письму, все самаритяне в Египте были астрологами (haruspices) и знахарями. В конце 5 века самаритяне, питая глубокую ненависть к христианам, напали на них в христианскую Пасху 484 г. и избили их. Император Зенон в наказание за это разрушил их святилище на Геризиме и на его месте выстроил церковь. При его наследнике Анастасе толпа самаритян, руководимая женщиной, вновь собралась и перебила всех сторожей церкви. Это, конечно, не прошло для них безнаказанно. В мае 529 г. при императоре Юстиниане самаритяне вновь подняли мятеж и, избрав своего начальника Юлиана на царство, стали под его предводительством жечь и грабить многочисленные христианские церкви и деревни. Но затем в решительной битве Юлиан вместе с огромной частью своего войска был убит. После этого Юстинианом были приняты против самаритян суровые меры, долженствовавшие привести к окончательному уничтожению их национальной самостоятельности. Синагоги были ограблены; самаритяне не могли занимать официальных должностей; приобретение имущества посредством дарения или наследования им запрещалось. Несмотря на то, что позднее строгость этих мер была смягчена, они настолько угнетали самаритян, что часть их бежала в Персию, но большинство ассимилировалось с окружающим населением. После эдикта Юстиниана самаритяне, как и евреи, занимались преимущественно денежными операциями, поэтому писцы банкиров назывались «самаритянами».

Со времени катастрофы при Юстиниане в течение многих веков нет никаких данных ο самаритянах, и только в 1170 г. ο них упоминает Вениамин Тудельский. Он говорит также ο самаритянах в Кесарее, Аскалоне и Дамаске. В Кесарее он нашел 200 самаритян, a в Сихеме — не больше ста. В 15 в. р. Мешуллам б.-Менахем (1480) застал в Египте 50 семейств самаритян, имевших свою синагогу. Бертиноро нашел в одном Каире 50 богатых семейств самаритян; все они занимались торговлей. В конце 16 в. благодаря частому посещению самаритян христианами каирские и сихемские самаритяне вступили в переписку с христианскими учеными — с Иосифом Скалигером (1589), Гонтингтоном, Томасом Маршаллом (1672—1688), Лудольфом (1685—1691) и, наконец, с de Sacy. Интерес к изучению истории самаритян возрос, главным образом, после того, как познакомились с их Библией (в 1616 г.) и другими литературными произведениями. В последнее время, кроме Наблуса, нигде почти нет самаритян; существовавшие в начале 17 века в Каире, Газе, Яффе и Дамаске самарит. колонии давно уже вымерли. По Петерманну, в 1853 г. в г. Наблусе было 122 самаритян, из коих 120 — потомки Эфраима, и только две девушки были причислены к колену Менаше. С тех пор число их скорее уменьшилось, чем увеличилось, так как среди них было мало женщин. Одно время самаритяне лелеяли мысль соединиться брачными узами с фалашами. Некоторые весьма интересные сведения ο самаритяах дал секретарь Монтефиоре, посетивший их в 1838 г. (евр. перевод его писем в דביר‎ Μ. Α. Гинцбурга). Более подробные сведения ο современном положении самаритян, ο внутренней их жизни, об их обычаях дает Петерманн, проведший в 1853 г. целых два месяца в Наблусе, имевший постоянные сношения с последним ученым самаритянином, первосвященником Амрамом, и близко познакомившийся с ритуалом, традициями, a также рукописями самаритян. В Наблусе самаритяне живут в одном квартале в юго-западной части города, носящем название Charet es-Samera («квартал самаритян»); они крайне бедны. В административном отношении они подвластны турецкому правительству, но общинные дела ведает их религиозный глава, первосвященник («kâhin»). Этот первосвященник имеет власть по собственной инициативе или по желанию общества посвящать других в священство по достижении ими 25 лет, если они со дня рождения никогда не стригли своих волос. По словам Вениамина Тудельского, священники y C. из потомства Аарона, и потому их звали Ааронидами; члены семейств Ааронидов вступают в брак только между собою, чтобы не смешаться с народом. В 1523 г. умер первосвященник, последний из потомства Аарона, и эту должность впредь занимали члены младшей линии из потомства Уззиэля б.-Кегата; священники стали именоваться когенами-левитами (הכהן חלױ‎). Десятины и возношение поступают в пользу первосвященника. Этот последний, a также большинство обыкновенных священников одеваются в белое, кроме тюрбана, который должен быть красного цвета для отличия от магометан, но во время праздников и при процессиях разрешается носить белый тюрбан. Представитель административной власти есть «шофет», или судья, на которого возложены раскладка податей между отдельными семействами и передача их правительству.

Религия. — В своих религиозных воззрениях самаритяне только в немногих пунктах отличаются от евреев. Они признают единобожие, отрицают всякий антропоморфизм и антропопатизм; всякого рода священные изображения y них запрещаются. По сообщению Талмуда, во время р. Меира незначительная часть самаритяне поклонялась изображению голубя (דמות יונה‎), найденному будто бы на горе Геризиме (Хул., 6а). Многие ученые склонны признать в этом сообщении непроверенный слух, которому законоучители придавали веру благодаря трениям, издревле существовавшим между самаритянами и евреями. В другом месте самаритяне обвиняются в том, что поклоняются идолам, спрятанным Яковом, по преданию, на горе Геризиме (Быт., 35; Ber. r., LXXXI). Подобное обвинение самаритян, но в другой форме, вновь всплыло в самое последнее время; на это жаловался первосвященник самаритян, Салама, в своем письме к de Sacy от 1811 г. самаритяне признают существование добрых и злых духов; первые помещены в раю, a вторые — в аду. Моисей почитается величайшим из пророков, его закон обязателен и неизменяем. Пророков, за исключением Иошуи, самаритяне отрицают. Они верят в воздаяние; согласно их чтению נקם ליום‎ вместо לי נקם‎ (Второзак., 32, 35), эта догма указана в самом Пятикнижии. Воскресение мертвых они отрицают. Это отрицание, a также догматическая вера их в святость горы Геризим являются главными отличительными признаками религиозных воззрений самаритян. Поэтому прозелит из самаритян может быть принят, по мнению законоучителей, лишь после отречения от этих двух основных догм (Кутим, II). С течением времени в гимнах самаритян появляются религиозно-философские понятия — элемент, вероятно, заимствованный y евреев и магометан. Это заимствование видно также и в позднейших их представлениях об эсхатологическом будущем и ο Мессии. Через 6000 лет после сотворения мира придет Мессия, по имени «Taheb» (от арамейского תוב‎ — возвратиться), который покажет всем спрятанные на горе Геризиме Тору Моисея, священные сосуды и манну небесную и вернет все народы к истинной вере, но он проживет не больше 110 лет и будет похоронен на горе Геризиме. Затем, по истечении седьмого тысячелетия, начнется день Великого Суда; праведники поступают в рай, a грешники на вечные муки в ад. — Закон они толкуют в духе, более близком к буквальному смыслу текста Пятикнижия (Geiger в «Urschrift»; ср. Раши Хул., 3а s. v. ואפילּו‎), и в этом отношении самаритяне являлись прототипом позднейших саддукеев. Но, кроме писаного закона, y самаритян были и устные традиции (Хул., 4а), напр. обязательность резки птиц, подробные правила убоя скота вообще.

Религиозная практика самаритян по Талмуду. В более древние периоды различия между их учением и еврейской традицией касались лишь немногих законоположений, но в эпоху Талмуда самаритяне во многом отступили от религиозной практики евреев. Строго соблюдая субботу, они не признавали эруба (см.; Эруб., 31б). Придерживаясь в общем законов ритуальной чистоты, они вместе с тем расходились с евреями относительно подробностей правил ο менструации (Toc. Микв., VI, 1; Нид., IV, 1); они также не признавали необходимости определенного количества воды для миквы (см.; Иер. Аб.-Зара, V, 44d). Закон левирата исполнялся только в отношении обрученных, но не обвенчанных бездетных вдов (Кид., 756; см. Левират). Позднее, по сведениям Петерманна, не брат бездетно умершего самаритянина должен жениться на вдове покойного, a другой ближайший родственник. Имеющий уже двух жен свободен от этой обязанности, так как бигамия допускается у самаритян только в случае бездетного брака, полигамия же не допускается ни при каких условиях. Законы ο субботнем годе ими не соблюдались (Тосеф. Шеб., I, 4). Предписания ο тефиллин, цицит и мезузе не включены в традицию самаритян. Обязанность отделять десятину самаритяне признавали лишь тогда, когда произведения земли предназначены для собственного употребления, a не для продажи (Дем., V, 9). Правила ο резке скота соблюдались ими строго, тем не менее, еврею нельзя y них покупать мясо, если самаритянин сам не ест из этого мяса, т. к. они не стесняются продавать еврею запрещенное (Кут., II) — поэтому можно участвовать в трапезе самаритян (Иер. Аб.-Зара, V, 4). Однако запрещение есть мясо с молоком не принято самаритянами. По мнению Гейгера, самаритяне считали кожу нечистого животного, a также кожу павшего животного ритуально нечистой (קבוצת מאמרים‎, 70 и сл.). У древних самаритян богослужения совершались не в крытых синагогах, a на площади под открытым небом, наподобие древнего театра; эта площадь называлась προσευχαί (Epiphan. haer., 80, 1; Schürer, II, 447).

Религиозная практика самаритян в поталмудическое время. Вениамин Тудельский рассказывает: «Священники приносят жертвы и совершают всесожжения в своем храме на горе Геризиме… Они возносят всесожжения в день праздника Пасхи и прочие праздничные дни на жертвеннике, воздвигнутом на горе Геризим, из тех будто бы камней, которые Израиль сложил при переходе через Иордан. Самаритяне оберегают себя от прикосновения к трупам, костям убитых и могилам. Носимую ими ежедневную одежду они снимают с себя, отправляясь в дом молитвы, умываются, a затем надевают другое платье. Так они делают каждый день». Доктор Леви, посетивший город Сихем в 1838 г., сообщает ο религиозном быте самаритян следующее: самаритяне не имеют ничего общего с евреями, жителями этого города и приходят с ними в соприкосновение только по торговым делам. Они верят, что они только ритуально чисты, и поэтому не показывают своих священных книг посторонним, так как согласно их вере нельзя показывать священных книг нечистым. По восточному обычаю наиболее состоятельные и влиятельные лица имеют отдельный гарем, куда посторонним мужчинам доступ прегражден. На косяке двери в доме священника прикреплен четырехугольный камень, на котором написано на сам. языке несколько стихов из главы «Шема». Молятся самаритяне в полдень; по будням они молятся дома и только по субботам посещают синагогу. По субботам они читают перед всем народом лишь три стиха из недельной главы. Тору они заканчивают чтением ежегодно к празднику Симхат-Тора, который торжественно, с жертвоприношениями, празднуют на горе Геризиме. Обряд обрезания y них совершается турками. Женщины в период менструации находятся в отдельном помещении и ни с кем не сообщаются. С особым уважением самаритяне относятся к находящимся в двух часах пути от Сихема могилам Пинехаса, Элеазара и Итамара, и они не жалеют средств на украшение этих могил (M. A. Гинцбург, דביר‎, Варшава, 1883, 24—39). Позднейшие исследователи сообщают ο самаритянах следующее. Число праздников в году 7, согласно Лев., 23; во время трех великих праздников самаритяне совершают торжественную процессию на гору Геризим. Подобно саддукеям, они считают 50 дней после пасхальной субботы (см. Омер), и праздник Пятидесятницы y них всегда приходится на воскресенье. Третий день до Пятидесятницы считается y них также праздником; в этот день совершают процессию на гору Геризим, так как, согласно традиции, в этот день Моисей взошел на Синайскую гору. Не принят y них обряд «лулаб» в праздник Кущей. Им также неизвестны полупраздники Ханукка и Пурим. Пост в Иом-Кипур соблюдается также и малолетними в течение полных суток. Правила резки y них чрезвычайно сложные, гораздо сложнее, чем y евреев, но, подобно караимам, самаритяне не знают об исследовании внутренностей животного, בדיקה‎. Во время резки скота резник обращает лицо свое к горе Геризим и читает стихи Втор., 12, 20 и 15, 21, содержащие предписания об убое скота. О быте самаритян см. подробно в Reisen im Orient, И. Петерманна и Socin в Palästina u. Syrien Бедекера, изд. 4-е.

Самаритянские секты. По сообщению отцов церкви, Эпифана, Оригена и др., от самаритян откололись четыре секты, но более подробные данные y нас сохранились только ο досифейцах (см. Досифей). Караимский ученый Гадаси говорит ο двух самаритянских сектах; то же самое сообщает и арабский писатель Масуди. Согласно одному арабскому источнику, члены досифейской секты имели свои законы. Напр. разрешается употреблять в пищу только яйца тех птиц, которых можно приносить в жертву, как голубя и др.; тень от могилы сообщает семидневную ритуальную нечистоту; нельзя произносить тетраграмматон (ср. Санг., X, 1 и Иер. ad loc.); в молитве они употребляют слова מן העולם ועד העולּם‎ (ср. Бер., IX, 5); пятьдесят дней до праздника Пятидесятницы они считают не с пасхальной субботы, a со второго дня праздника Пасхи, согласно фарисейскому толкованию.

Самаритяне в еврейском законе. Резкий антагонизм, существовавший в древности между евреями и самаритянами, приведший, в конце концов, к полному разрыву, не повлиял, однако, на еврейское законодательство, проникнутое по отношению к последним чувством толерантности. В отношении известной части законов самаритяне, правда, приравнены к инородцам (ср. Шекал., 1, 5 и др.), но в огромном большинстве законов они приравнены к евреям, ο чем свидетельствует первая глава трактата Кутим, где имеется перечень законов, в которых самаритяне иногда приравнивается язычнику, иногда же еврею. Отступления в исполнении обрядов от фарисейских требований также повлияли на то, что в отношении десятины и ритуальной чистоты самаритяне приравнены к инородцам (ср. Демай, VII, 4; Тогор., V, 8; Нид., IV, 1—2). Запрещение браков с самаритянами объясняется тем, что относительно их семейной чистоты существовало сомнение (Кид., IV, 3), к тому же в законе ο левиратном браке самаритяне отступали от еврейской традиции, a это могло повести к существованию среди них с еврейской точки зрения незаконнорожденных, с которыми израильтянам запрещается вступать в брак (ср. Кут., II). Однако во 2 веке замечается ухудшение в отношении евреев к самаритянам, может быть, в силу исторических условий, так как во время восстания Бар-Кохбы самаритяне были на стороне римлян. Р. Симон свидетельствует, что современные ему самаритяне испорчены в религиозном отношении, не заслуживают доверия, они не исполняют своих обрядов; в отношении праведности они далеко уступают древним самаритянам (Иер. Пес., I, 1; Тосеф. Демай, V, 24). В это время распространилась среди законоучителей молва ο том, что часть самаритян поклоняются изображению голубя, и состоялось постановление р. Меира, что нельзя пить вино самаритян; запрет возобновлен затем р. Ами и р. Асси (Хул., 6а). Вероятно, в это же время декретировали, что нельзя есть хлеб, испеченный самаритянами (Шеб., VIII, 10). По одной агаде, им вспомнили старые грехи — они не давали строить храм при Нехемии — и поэтому издали против них такое суровое постановление (ср. Pirke r. Eliezer, XXXVIII). Ho, по всей вероятности, были и новые грехи. В 3 веке р. Гамлиил, сын р. Иуды I, совместно с коллегией издал постановление, по которому запрещается есть мясо животного, зарезанного самаритяами (Хул., 5б). — Ср.: Juynboll, Comment. in historiam gentis Samaritanae, Lugd. Bat., 1846; Herzfeld, Gesch. d. Volkes Isr., III, 580 и сл.; Geiger, Urschrift etc., index, s. v. Samaritaner; Kohn, Zur Sprache, Litteratur und Dogmatik der Samaritaner, в Abhandlungen für die Kunde des Morgenlandes, V, 1876 № 4; Hamburger, Real-Encycl., II, и Herzog-Hauck, PRE., s. v. Samaritaner; Wreschner, Samaritanische Traditionen etc., Берлин, 1878; P. Кирхгейм, כרמי שומרון‎, введение к его изданию трактата Кутим, Франкфурт-на-Майне, 1851; Eichhorn, Répertoriant für biblische und morgenländische Litteratur, III, 263; J. E., X. 669—674; אוצר ישראל‎, V, s. v. כותים‎; Schürer, Gesch, etc., II, 14—18 и index, s. v. Samaritaner; A. Geiger в קבוצת מאמרים‎, Варшава, 1910, стр. 65—88; id., в ZDMG., XII, 138; ZDMG; XVI, 401—403; L. Löw, Gesammelte Schriften, Сегедин, 1889, 193; Mills, Three Months Residence at Nablus, 1864; Nutt, Sketch of Samaritan History etc., 1874; Taglicht, Die Kuthäer als Beobachter des Gesetzes, 1888; J. Q. R., VII, 121; VIII, 562; Reland, De Samaritanis, 1707; Montgomery, The Samaritans, Филадельфия, 1907; подробная литература o самаритянах по каждому вопросу в отдельности дана в ст. Kautzsch’a в PRE, 3-е изд., XVII, 428—445. А. Карлин.‎1.3.

— Антропологические данные. Некогда многочисленная секта самаритян с течением времени сильно уменьшалась числом, и в 1901 году состав ее был нижеследующий:

Мужчин 15 лет и свыше 72

Женщин 12 лет и свыше 44

Мужчин до 15 лет 25

Женщин ниже 12 лет 11

Всего мужчин 97

Всего женщин 55

Итого 152

Интересно отметить преобладание мужского пола над женским. Браки с соседними народами y них крайне редки, и самаритяне очень высоко ставят чистоту своего племени. Прибегать к таким бракам приходится им в силу крайней необходимости. Наиболее желательными в этом случае были бы для них союзы с евреями, ближе всех стоящими к ним по своим религиозным убеждениям. Но евреям по закону, изданному еще в эпоху политической вражды и соперничества между обоими народами, браки с самаритянами запрещены. Сирийцы, христиане и мусульмане относятся к ним еще хуже; в силу исторически развившейся антипатии и их сурового обращения с женщинами, они не дают им своих женщин. Все это способствовало сохранению их типа в чистоте, но, вместе с тем, и вырождению. Антропологические данные говорят за то, что самаритяне являются самыми рослыми представителями населения Сирии, за которыми следуют сектанты насайри (Nasairijjah), со средним ростом в 1704 mm. По своему лицевому и верхнему лицевому указателю они стоят впереди других групп населения. По первому (в среднем 94,4) они приближаются к вышеупомянутой секте насайри, y которой он в среднем равняется 89,7; по второму (59,7) к туркоманам (55, 5). По ширине рта самаритяне занимают среднее место (52), но губы их толще, чем y других (средн. толщина 17), за ними следуют сирийские цыгане (16), a затем бедуины (15). По длине второго пальца самаритяне стоят впереди других (средн. дл. 103), ближе всех стоят к ним насайри и туркоманы (средн. дл. 102). Ширина ладони y C. — 84, y насайри 86 и y туркоманов 87. Характерная для самаритянина рука — тонкая и длинная. По силе рук самаритяне являются наиболее слабым племенем (в среднем 33,7 кг для правой и 30,2 для левой); ближе других в этом отношении стоят к ним туркоманы: 39,5 для правой и 35,7 для левой руки. Выше других стоят друзы: 43,0 для правой и 41,3 для левой. Ряд измерений черепов дал следующие данные: средний показатель для мужского 76,5 и 78 для женского; прибавляя 1,5 для головного, мы получим последний равным y мужчин 78,0 и 79,5 y женщин. Показатель этот сильно отличается от такового y современных евреев, который на основании 1071 измерения, сделанных Fischberg’ом, равен 82. Пигментация самаритян довольно ярко выражена. По цвету волос наблюдения дали следующую таблицу:

ЦВЕТ ВОЛОСЫ БОРОДА ЦВЕТ ГЛАЗА

Наблюд. % Наблюд. % Наблюд. %

Черный 10 23,3 3 9,4 Темно-карие 14 32,6

Темно-русый 19 44,2 4 12,5 Карие 15 34,9

Русый 10 23,3 8 25,0 Глаза газели 3 7,0

Каштановый — — 5 15,6 Серые 4 9,3

Рыжий — — 2 6,2 Синие 7 16,2

Белокурый 1 2,3 5 15,6

Седой 3 7,0 5 15,6 Итого 43 100

На основании этих данных нельзя говорить ο самаритянах как ο группе чистых брюнетов, так как % блондинов среди них сравнительно высок. В общем они являются типичными евреями. По Luschan’y, евреи являются потомками «хиттитов», арийцев-аморитян и семитов-номадов, к ним приходится отнести и самаритян. Аморитяне, по словам его, были «люди высокого роста», их влиянию он приписывает наличность блондинов среди евреев и самаритян. Значительно меньший, чем y современных евреев, головной показатель можно отнести на счет древних номадов, представителями которых теперь являются бедуины. Таким образом, самаритяне сохранили в чистоте древний тип и являются, пожалуй, ныне единственными представителями, хотя и выродившимися, древнего еврейского типа. [J. E., X, 674—676].

Самаритянская литература. Под самаритянской литературой известна обширная литература на самаритянском языке, т. е. на диалекте арамейского языка, мало отличающемся от других арамейских диалектов, господствовавших в Сирии, но сохранившем древний шрифт. Характерное для этого диалекта смешение или, скорее, пропуск гортанных звуков в произношении напоминает такую же точно особенность галилейского диалекта. После завоевания Сирии арабами (632) самаритянский язык был вытеснен арабским и уже в 11 в. было весьма мало лиц, которые были в состоянии понимать его. Начиная с этой эпохи литературным языком самаритян становится арабский, a языком богослужебным еврейский, с течением времени испытавший все больше и больше искажений. Наше знакомство с самаритянской литературой начинается с 1616 г., когда известный путешественник Пиетро делла Валле привез из Дамаска (А) список еврейского Пятикнижия в самаритянской редакции. После этого число этих списков, доставленных в Европу и Америку, непомерно возросло. Текст, изданный Моринусом с рукописи Пиетро, был напечатан в полиглоттах: парижской (1645) и лондонской (1657). Ученые отнеслись с большим интересом к новому открытию. Они обнаружили некоторое различие между самаритянским и масоретским текстом, которое не нашли возможным объяснить одними лишь ошибками и искажениями писцов. Выяснению вопроса ο сравнительной авторитетности обоих текстов значительно мешали то предубеждение и порою та язвительность, с которой ученые вели спор по этому вопросу, не решенному еще и по сию пору. Прежде всего необходимо восстановить правильный текст, ибо текст в полиглоттах крайне неудовлетворителен; последнее издание Вениамина Блейнея (Оксфорд, 1790) основано на сопоставлении различных рукописей, но издатель не сообщает никаких ο них сведений и не группирует их в известном порядке. Петерманн составил перечень вариантов, причем основанием ему послужило сопоставление с текстом Блейнея, сделанное самаритянским первосвященником Амрамом б.-Соломон. Для составления критического текста следует при изучении вариантов иметь в виду следующие обстоятельства: 1) включение в текст гласных знаков; 2) невежественность писцов; 3) частую замену гортанных букв в самар. языке (на эти три обстоятельства указал уже Гезениус); 4) стремление сделать текст более легким и плавным, для чего малоупотребительные формы заменяли общеупотребительными, a имена мужского рода заменяли женскими (напр. היא‎, נערה‎ вместо הוא‎, נער‎); 5), наличность слов и цитат, не имеющихся в масоретском тексте и, по-видимому, заимствованных из параллельных мест или представляющих традиционное толкование; 6) существенные различия, носящие следы самаритянского мировоззрения, как, например, в установлении хронологии патриархов, в избежании антропоморфических выражений, в чтении גריזים‎ вместо עיב‎ во Второз., 27, 4. Особенности самаритянского текста, отмеченные в п. 5 и 6, очень часто встречаются и в Септуагинте, и, по мнению Франкеля, некоторые варианты самаритянского Пятикнижия были переведены, и к тому еще иногда неправильно, с греческого яз. Второй самаритянской версией Пятикнижия считается (В) известная y отцов церкви под названием το Σαμαρείτικόν. Никаких следов от этой версии не сохранилось; может быть, что вообще под таким названием цитировалась обыкновенная самарит. редакция Пятикнижия (о других самаритянских сочинениях на греческом яз., ο которых еще менее известно, см. Freudenthal, Hellenistische Studien, тт. I—II, 1875). (C) Таргум, т. е. перевод Пятикнижия на самаритянский или арамейский язык, имеет важное филологическое значение. Вместе с Пятикнижием Таргум был привезен Пиетро делла Валле; он также напечатан в полиглоттах, но текст его там еще менее удовлетворителен, чем текст Пятикнижия. Петерманн приступил к новому проверенному изданию, законченному затем Фоллерсом (1872—91); ценность издания, напечатанного самарит. шрифтом, однако, умаляется отсутствием сведений ο рукописях, которыми издатели пользовались. В европейских библиотеках находится весьма незначительное количество полных рукописей Таргума; все они притом списаны уже в то время, когда арамейский язык перестал быть разговорным языком самаритян. Относительно экзегетического значения Таргума следует, прежде всего, отметить, что во многих местах замечается поразительное сходство его с Таргумом Онкелоса; обнаруживаемая же в других местах разница не может быть, во всяком случае, объяснена какими-нибудь вескими доводами. Весьма возможно, что первоисточником обоих Таргумов была устная арамейская версия, претерпевшая при фиксировании ее на письме некоторые изменения местного характера [между прочим, указанные А. Гаркави ассирийские слова в самаритянском Таргуме]. Самуил Кон полагает, что самаритянский Таргум представляет из себя коллективный труд многих авторов, притом живших в разное время. В некоторых частях Таргума и также в некоторых его списках (главным образом, в рукописи Петерманна) попадается масса гебраизмов, каковые С. Кон считает продуктом позднейшей эпохи. Трудно установить время составления Таргума или хотя бы одной какой-либо его части. Лишь при сопоставлении его с сочинением Марки и древнейшими самаритянскими молитвами можно с некоторою вероятностью предположить, что он, по крайней мере в большей своей части, составлен в 4 в. по Р. Хр. Туземное предание называет его автором Нетанеля, ум. в 20-м году до Р. Хр. (Nutt, Fragments of a Samar. Targum, стр. 108). Предание может быть принято на веру с оговоркой, что в нем, по-видимому, идет речь ο первосвященнике Нетанеле, отце Бабы Раббы, жившем в начале 4 в. по Р. Хр. Сверх сего, место, где говорится об этом Нетанеле, допускает (как указал Гаркави) такое толкование, что тут речь идет не ο Таргуме лица по имени Нетанель, но o данном Богом (נתן אל‎) Таргуме]. Это была эпоха оживления религиозной жизни самаритян (см. ниже), и допустимо, что Нетанель с целью сделать возможным употребление Таргума при богослужении приступил к фиксированию его на письме. — (Д) Самаритянско-арабская версия Пятикнижия сохранилась в нескольких рукописях. Исследователь ее Павел Калэ (Kahle) пришел к следующим выводам: разница в текстах отдельных рукописей указывает на различные редакции; первоначальным ее автором был, может быть, Абу-аль-Хасан из Тира, и, во всяком случае, не Абу-Саид, который лишь подверг этот перевод пересмотру в 13 веке; эта новая редакция и является общепризнанной самаритянско-арабской версией; существуют еще другие редакции, значительно отличающиеся от авторизованной версии. Выводы Калэ заслуживают в общем доверия. Несколько скептически следует лишь относиться к указываемой им дате пересмотра перевода Абу-Саидом, так как существовали, без сомнения, два лица с этим именем, которых не всегда легко отличить друг от друга. Авраам Кюнен издал в 1851 г. первые три книги Пятикнижия в этой версии. — Относительно оценки этого перевода следует, прежде всего, отметить, что он составлен весьма тщательно и тесно примыкает к самаритянско-еврейскому подлиннику. Пользовался ли вообще и насколько пользовался переводчик арабским переводом Саадии, установить невозможно. Не доказана также связь между переводом и Таргумом. Самуил Кон утверждает, что арабский переводчик либо не знал, либо не понимал Таргума.

Из сохранившихся комментариев к Пятикнижию следует на первое место поставить комментарий, составленный на самаритянско-арамейском яз. в 4 в. Маркой (сыном Амрама б.-Зеред), которого самаритяне считают древнейшим и крупнейшим своим писателем. Рукопись комментария, список которой изготовлен сравнительно недавно по заказу Петерманна, находится в Берлине, a отрывки рукописи, датирующей 16 в., — в Британском музее. Это несвязный комментарий библейского текста; он скорее напоминает собою Мидраш, выхватывающий отдельные цитаты и по поводу их вдающийся в длинные рассуждения. Язык его (родной для автора, но не для переписчика рукописи) очень трудный, и мысли автора не всегда ясны. — Следующий по времени комментарий был составлен на арабском яз. в 1053 г. (арамейский яз. к этому времени уже почти вышел из употребления самаритян). Имя его автора неизвестно (отрывок к Быт., I—XXVIII, 10 находится в рукописи в Бодлеяне; извлечения из него издал Нейбауэр вместе с описанием самой рукописи). Характерной чертой этого комментария являются частые ссылки для доказательства правильности приводимых объяснений мест из Пятикнижия на другие книги библейского канона и даже на Мишну. Автор обнаруживает знакомство с терминологией комментариев раббанитов и караимов, a также основательное знание арабской и еврейской грамматик, хотя, по-видимому, теория Иуды-Хайюджа ο трехбуквенном составе еврейских корней ему не была известна. Из комментариев на арабском яз. на первое место следует поставить составленный Ибрагимом б.-Якуб к первым четырем книгам Пятикнижия (15 или 16 столетие), рукопись которого находится в Берлине. Комментарий этот представляет типичный образец самаритянской библейской экзегезы. Автор старательно избегает употребления антропоморфических выражений, постоянно указывает на ошибки еврейских законоучителей и не упускает случая, чтобы превознести родной народ и его традиции. Язык комментария — наполовину простонародный арабский, на котором обычно писали самаритяне. То же следует сказать ο хранящемся в Бодлеяне комментарии к Пятикнижию без указания имени его автора и даты составления; по всей вероятности, он был написан немногим позже комментария Ибрагима (глава 49 напечатана в Eicnhorn’s Repetitorium; извлечения из него см. y Гейгера, в ZDMG., т. XX, 141; XXII, 528). В 1753 г. Газаль ибн-Аби аль-Сарур составил комментарий к кн. Бытия и Исхода («Kaschf al-Ghaiba»; рукопись в Британском музее). Фрагменты комментария Мунаджджа изданы А. Драбкиным (Лейпциг, 1875) с латинским переводом и введением. Остальные комментарии известны нам лишь по отдельным сохранившимся отрывкам или по одному их заглавию; имена их авторов по большей части вовсе неизвестны.

Литургические произведения являются самой обширной отраслью самаритянской литературы. Гейденгейм издал значительное их количество; пользование этим в общем ценным изданием весьма затрудняется недостаточно тщательным отношением автора к текстам молитв и неприведением их в связную форму. Многочисленные рукописи самаритянских молитв относятся к недавнему времени. Литургические произведения распадаются на: 1) «Дефтер», книга par exellence; 2) молитвы на первый месяц, главным образом на Пасху и праздник опресноков (маццот) [у самаритян это два отдельных праздника; первый празднуется 14 Нисана, а второй — 15-го]; 3) молитвы на семь следующих за Пасхой суббот, на לילת מקרתה‎ и праздник жатвы (= евр. Пятидесятнице); 4) молитвы на 7-й месяц, т. е. на дни покаяния (יומי הםליחות‎), Иом-Киппур и праздник Кущей; 5) молитвы при обрезании, бракосочетании и погребении. — Древнейшей частью литургии, ее ядром, является «Дефтер» (Διφθέρα = кожа, пергамент). Это, очевидно, сборник молитв на разные случаи. У самаритян богослужения происходили издавна в праздники, но до нас не дошли употреблявшиеся при этом молитвенные формулы. Появление «Дефтер» в 4 веке составляет поворотный пункт в истории самаритянской литургии. Сборник этот является коллективным трудом многих авторов, но изобилуют в нем произведения Марки, который, по свидетельству летописи, установил в 4 в. чин синагогального богослужения на разные случаи. Одну из составных частей «Дефтера» составляет «Дурран», автором которого был некий Амрам Дара, отождествляемый некоторыми с отцом Марки Амрамом б.-Серед. Оба названных автора писали на самаритянском языке. Стиль Амрама страдает некоторою неясностью; он писал большею частью прозою. Произведения же Марки отличаются большею своей литературностью, порою, однако, переходящею в напыщенность. Гимны его разделены на строфы, состоящие из четырех стихов каждая; он пользуется алфавитными акростихами, но не рифмами. Произведения Амрама и Марки составляют, без сомнения, ядро «Дефтера». В начале помещены некоторые анонимные произведения: молитвы Моисея, Иошуи и ангелов, из которых большинство датирует безусловно от весьма древней эпохи; однако эти молитвы не имеются во всех рукописях. Банет высказывает предположение, что молитва Иошуи составлена была неким Иошуей б.-Барак б.-Эден, старшим современником Марки. Гипотеза эта, однако, должна быть принята с осторожностью; молитва эта, по-видимому, не является плодом творчества лишь одного автора, a носит отпечаток двух разных редакций. Эти вводные гимны написаны частью на самаритянско-еврейском наречии. Современником названных авторов был еще Нана б.-Марка (возможно, сын Марки б.-Амрам). Сохранилось лишь небольшое количество списков «Дефтера». Древнейшие: а) без даты, но, вероятно, списанный в 13 в., и б) помеченный 1258 г.; находятся — первый в Ватикане, a второй — в Британском музее. Менее полные списки хранятся в Париже, Берлине, Манчестере и в Оксфорде. Между древнейшими списками и датирующими от эпохи после 13 века заметно существенное различие. Время от времени литургия обогащалась новыми произведениями. Весьма популярный гимн (ולית כותה אלה רב‎) составил Абу-аль-Хасан из Тира (11 в.), который, без сомнения, идентичен с литургистом Аб Хасда. Сын последнего Аб Гелуга — также автор многих молитв. Арамейский язык y этих авторов далеко не отличается такою чистотою, как в произведениях Марки. К этому времени язык этот перестал быть разговорным среди самаритян, оставшись лишь языком для их молитв. В 14 в. литургия самаритян пополнилась произведениями Иосифа га-Раббан, первосвященника Пинехаса (вероятно, сына предыдущего) и младшего его сына, Абишу, написанными на еврейском языке, который с этого времени приобрел право гражданства в самаритянской литургии. 14-й век знаменует собою эпоху возрождения самаритянской литературы, особенно ярко выразившегося в дальнейшем развитии литургии. Одним из духовных вождей этой эпохи был упомянутый Пинехас б.-Иосиф, по настоянию которого Абу-аль-Фатх составил летопись, откуда, между прочим, явствует исключительное значение Пинехаса для истории самаритянской литературы. Произведения 14 в. вошли в состав «Дефтера», который к этому времени приобрел окончательную форму. Тем не менее, не переставали появляться все новые и новые молитвы, образовавшие чин богослужения на разные специальные случаи. Трудно точно установить время, когда этот чин вылился в его современную форму. Несомненно, что он постепенно все увеличивался в объеме. Меньше всего изменений претерпел чин богослужения на חג‎, праздник паломничества на гору Геризим, главнейший религиозный момент y самаритян. Некоторые гимны страдают чрезмерными длиннотами, написаны в форме двустиший с рифмой и иногда с акростихами. Еврейский язык неодинаков y различных авторов, но в общем грешит массою неправильностей и неясностей, испещрен арамейскими и арабскими выражениями, причем преобладание последних становится особенно заметным в позднейшие эпохи. Из наиболее известных литургических авторов должны быть отмечены: Абиша б.-Пинехас (см. выше; ум. в 1376 г.). Его произведения отличаются оригинальностью содержания и литературностью стиля. Брат его, первосвященник Элеазар (ум. в 1387 г.), и сын его Пинехас (также первосвященник, ум. в 1440 г.) тоже написали несколько молитв. Опекун Пинехаса б.-Абиши, Абдалла б.-Соломон, написал (около 1400 г.) много молитв и свадебных гимнов, не уступающих по изяществу стиля произведениям Абиши. Сотрудником Абдаллы по составлению чина бракосочетания был Сад Алла бен-Садака аль-Катари (около 1400 г.), родом, вероятно, из Дамаска. Он, кроме того, автор многих других литургических гимнов. Произведения Авраама Кабаси отличаются литературностью стиля. Он, между прочим, автор большинства гимнов на праздник (חג‎) паломничества на гору Геризим. Абдалла б.-Авраам, переселившийся из Дамаска в Наблус в 1538 г., был, вероятно, сыном Авраама Кабаси. — Рост литургической поэзии продолжался и после 16 в., вплоть до самого последнего времени, но литературное достоинство произведений этого периода все более и более падало. Переписчики зачастую делали добавления, увеличивая тем объем молитвенника. Из литургических писателей этой эпохи назовем четырех членов семьи Дауфи (или Динфи): Марджана (= Аб Сехуа) б.-Ибрагим (около 1700 г.), сына его Мешалму, внука Марджана и правнука Абдаллу (ок. 1754 г.). Из авторов левитского происхождения (когда род самаритянских первосвященников пресекся, они стали называться «священниками-левитами») отметим: священника Табию (= Газал; ум. в 1786 г.), не лишенного дарования писателя, сына его Соломона, также священника (ум. в 1856 г.), и его внука, священника Амрама (ум. в 1874 г.), произведения которого знаменуют собою полный упадок творчества и стиля, и племянника последнего Пинехаса б.-Исаак (1894). — Из сохранившихся исторических хроник самая древняя «Al-Taulidah»; авторство первой ее части приписывается Элеазару (около 1149 г.), младшему сыну первосвященника Амрама. Священник из Дамаска Яков б.-Исмаил довел ее до своего времени (1346), a последующие летописцы — имена которых неизвестны — до смерти первосвященника Соломона б.-Табия, последовавшей в 1856(7) г. Она составлена на еврейском яз. Во введении, написанном Яковом б.-Ишмаель, помещен очерк традиционного вычисления времени праздников и юбилейных годов, дошедшего преемственно от Адама к Пинехасу, внуку первосвященника Аарона, a от него к самаритянской священнической семье. Собственно летопись событий начинается с Адама, но в начале приводятся лишь перечень имен и хронология патриархов; несколько дальше летописец останавливается на рассказе ο разрушении скинии Завета во время Уззы, шестого по порядку преемника Аарона, и на утрате народом благоволения Божия. Далее события излагаются полнее. В особенно полном виде и вместе с тем достоверных сказаниях представлены события периодов, непосредственно предшествовавших 1149 г., когда Элеазар б.-Амрам приступил к составлению своей хроники, и 1346 г., когда за продолжение ее взялся Яков б.-Исмаил. Касаясь исторической ценности самарит. летописей, следует сказать, что рассказы из внутренней жизни самаритян, главным образом, в эпохи, современные самим летописцам, отличаются безусловною достоверностью, чего нельзя утверждать ο сообщаемых там событиях из жизни других народов, a также ο хронологии таковых, грешащей массою ошибок. Впрочем, хронология носит какой-то случайный характер, но, тем не менее, не замечается неправильностей в последовательной группировке отдельных личностей.

Следующей по времени летописью была книга Иошуи, составление которой издатель ее Яинболь (Juynboll) относит к 13 в. Банет неправильно полагает, что автором ее был Иошуа б.-Барак, откуда и название книги. Историческая ценность этой летописи, главная часть которой посвящена деятельности Иисуса Навина, значительно ниже «Al-Taulidah». Язык книги — арабский. Утверждение Гастера об открытии им еврейского оригинала самаритянской кн. Иошуи — не подтвердилось. Абу-аль-Фатх, составивший хронику в 1355 г., пользуется обеими указанными летописями и некоторыми другими, до нас не дошедшими. Как исторический труд хроника Фатха грешит всеми теми недостатками, что и предыдущие. Но, тем не менее, автору, по-видимому, не чуждо было некоторое понятие об особенностях, которыми должны отличаться исторические сочинения, и он всеми силами старается дать достоверный очерк событий, поскольку, конечно, это было возможно при крайней скудости материала по историографии, находившегося в его распоряжении. Он начинает повествование с Адама и доводит до эпохи Магомета; позднейшие анонимные авторы продолжили летопись. Современный исследователь может извлечь из хроники Фатха некоторые сведения; нельзя вообще подходить к изучению историографических трудов восточных авторов с нынешним западноевропейским мерилом. Недавно Э. Н. Адлер в сотрудничестве с М. Зелигсоном издал одну хронику на еврейском яз., тесно примыкающую к «Al-Taulidha» (Une nouvelle Chronique Samaritaine, 1903). Введение опущено, но внешняя форма сохранена, и перечень имен священников точно сходится, по свидетельству издателей, с «Al-Taulidah». В общем новая хроника значительно полнее; приводятся отдельные, правда не всегда верные, детали ο событиях из истории других народов и весьма полезные сведения ο самаритянских семьях. Она обнимает период от Адама до 1900 г. по Р. Хр. Издатели снабдили ее французским переводом и примечаниями со ссылками на другие хроники, что значительно увеличивает ценность издания.

В области филологии отметим трактат ο произношении евр. яз. Абу-Саида на араб. яз., изданный Нельдеке. Автор не излагает различных систем еврейского произношения, a сообщает лишь необходимые правила с целью исправления ошибок в произношении своих современников. Ибрагим б.-Фарадж написал сочинение по грамматике (12 в.), в котором он тесно примыкает к системе арабских грамматиков, цитируя их иногда дословно; но, по-видимому, он был знаком и с сочинениями еврейских грамматиков. Несмотря на несистематичность изложения и многие неправильности (в тех случаях, когда автор отступает от следования арабским грамматикам), сочинение представляет известную ценность, знакомя нас с еврейским произношением в эпоху автора. Обзор этого труда дал Нельдеке (Элеазар б.-Пинехас, см. выше, составил компендиум из него). — Еврейско-арабский словарь составил первосвященник Пинехас. Рукопись находится в Кембридже (Christ’s College) и в петербургской Публичной библиотеке под заглавием המליץ‎, аль-Тарджиман; рукопись парижской библиотеки вполне сходна с ней, но независима. — Календари составили Иосиф (?) б.-Аб Зегута (1697), Яков б.-Аб Сехуа (1724) и Марджан б.-Ибрагим аль-Дауфи (см. выше). Календарь последнего обнимает период от 1689 до 1786 гг. (продолжен сыном Марджана Мешаламом [Муслим]) и содержит много интересных сведений. Другой календарь неизвестного автора датирует 1750 г. Рукописи находится в Манчестере (коллекц. лорда Крауфорда).

Смешанные произведения самаритянской литературы. — В заключение назовем некоторые главнейшие сам. сочинения, не подходящие под вышеуказанные рубрики. 1) «Kitab al Kafi», на арабском яз., ο законах Моисея, составленное в 1041 г. Юсуфом ибн-Салама. — 2) «Kitab al-Tabbach», на арабском яз., аналогичного содержания с предыдущим, с особо подробным рассмотрением вопроса ο «шехите» и указанием пунктов несогласия в этом отношении между евреями и самаритянами. Автор этого сочинения — вышеупомянутый Абу-аль-Хасан из Тира. Сочинение было весьма популярно и сохранилось во многих списках. — 3) «Kitab al-Maad», на арабском языке, ο загробной жизни, и «Kitab al-Taubah», ο покаянии; оба того же автора. — 4) Два трактата: Абу-Саида, переводчика (?) Пятикнижия в 11 (?) в., и неизвестного автора, все на арабском яз., на темы из Пятикнижия. — 5) Al-Djinth wa-Masail âl-Chilaf fima bain Millatai al-Jabud wa-bain al-Samirah, полемическое сочинение против раббанитов и караимов Мунаджджи Ибн-Садака, вторая часть произведения хранится в рукописи в Берлине (№ 523). Подробный разбор см. y Wreschner (Samarit. Traditionen). — 6) Комментарий к библейскому рассказу ο Балаке, соч. Иазала ибн-Дувайк (рукопись в Амстердаме), и трактат ο восстановлении царства. Автор, писавший на арабском яз., жил, по-видимому, в 13 в. В конце последней рукописи помещены две проповеди; одна Салиха ибн-Сарур ибн-Садака (автор или переписчик?), жившего в 18 в., a другая — Абу-Саида, возможно, тождественного с вышеупомянутым (№ 4). — 7) Комментарий на арабском языке к «Kitab al-Asatir», приписываемый Моисею. Легендарное повествование ο патриархах заключается кратким очерком позднейших событий. Лейтнер перевел его на немецкий яз. (в Heidenheim’s «Vierteljahrsschrift», IV, 184 и сл.) по рукописи Британского музея, датирующей 1786 г. Автор сочинения, упоминающий Маймонида, и время его составления не известны. — 8) Сочинение ο Моисеевом законодательстве Абу-аль-Фараджа ибн-Исхак, на арабском яз., вероятно, составлено в 14 в. — 9) Ода в честь Моисея, на арабском яз., Исмаила аль-Румайхи, автора некоторых литургических произведений. Рукописи этого сочинения, составленного в 1537 г., находятся в Британском музее. — 10) Письма на самаритянско-еврейском яз. (некоторые с арабским переводом), написанные самаритянами в ответ на запросы к ним Иос. Юстуса Скалигера (конец 16 века), Роберта Гонтингтона (посетившего Наблус в 1671 г.), ориенталистов Лудольфа и Сильвестра де Саси (с ним переписывался вышеупомянутый Соломон б.-Табия; ум. в 1856 г.) и др. — заключают в себе весьма интересные сведения ο верованиях, культурном уровне и быте самаритян — Целый ряд сочинений самар. авторов известен лишь по одним заглавиям.

Ср.: Petermann, Versuch einer hebr. Formenlehre, 1868; Heidenheim, Vierteljahrsschrift, 1885 (ср. критику Гейгера, в ZDMG., XVI—ХХII); Freudenthal, Hellenistische Studien, тт. I и II, 1875. Изданные тексты: 1) Пятикнижие. Полиглотты: парижская (1645) и лондонская (1657); Blayney, Pentateuchus Samaritanus, 1790 (ср. Kohn, De Peut. Sam., 1865; Frankel, Ueber den Einfluss der palästinensischen Exegese auf die alexandrinische Hermeneutik, 1851, pp. 237 и сл.). 2) Таргум. Полиглотты и Brill, Das Samar. Targum, 1874 (еврейским квадратным шрифтом); Petermann-Vollers, Pentat. Samaritanus, 1872—1891; отрывки y Nutt, Fragments of a Samar. Targum, Лондон, 1874 с приложением очерка A. Гаркави ο санкт-петербургском собрании самаритянских рукописей); Kahle. Fragm. des Sam. Pent. Targums, в Zeitschr. für die Assyrol., XVI. 79 (ср. его же Textkritische Bemerkungen, 1898 и Кон, Zur Sprache. Literatur und Dogmatik der Samaritaner, ч. II, 1876). 3) Сам.-арабская версия, Kuenen, Specimen etc., 1851; Bloch, Die Sam.-Arab. Pent. Uebersetzung, 1901 (ср. Kahle в Zeit. Hebr. Bibl., VI, 6). 4) Комментарии: A. Драбкин, Fragmenta Commentarii ad Pentateuchnm Samaritano-arabici sex., Лейпциг, 1875; Heidenheim, Der Commentar Marqah’s, 1896; отрывки y Kohn’a, l. c., и в исследованиях Банета, 1888; Мунка, 1890; Эммериха, 1897; Гильдесгеймера, 1898; Авраам б.-Яков, в Klumel’s Mischpatim, 1902; Hanover, Das Festgesetz der Samarit., 1904; Neubauer, в Journal Asiatique, 1893. 5) Литургия, Гейденгейм, Die Samar. Liturgie, 1085 (много неточностей); Cowley, The Samar. Liturgy, 1906 (ср. Jew. Quart. Rev., VII, 121; G. Margoliouth, в ZDMG., LI, 499). 6) Исторические хроники: Chronicon Samaritanum; Lib. Josuae, изд. Joynboll’a, Лейден, 1848; Abulfathi Annales, изд. Вильмара, Гота, 1865 (частью переведено Payne Smith в Heidenheim’s Vierteljahrsschrift, т. II); Adler-Seligsohn, Une nouvelle Chronique samar. (отдельный оттиск из REJ.), 1903. 7) Другие тексты. Ср. Steinschneider, Die arabische Literatur der Juden, pp. 324 и сл.; Leitner, Die samar. Legenden Mosis, в Heidenheim’s Vierteljahrsschrift,T. IV; Nöldeke, Ueber einige samar.-arab. Schriften, в GGN., №№ 17, 20; De Sacy, в Notices et Extraits, XII (1831); Hamaker, Aanmerkingen etc. (в Archief voor Kerk. Geschiedenis, V); Kautzsch, Ein Brief der Hohenpriesters, …; Jakub, в Zeit. Deutsch. Palaest. Vereins, VIII; Almkvist, Ein Sam. Brief, etc. (Skrifter Utgifna af K. Hum. Vetenskapssamfundet i Upsala, V, 2). [J. E., X, 676—681 с изменениями и дополнениями]. (Источник: ЕЭБЕ)

«Добрый Самаритянин»

Многим знакомо словосочетание «добрый самаритянин». Некоторые знают, что оно значит и откуда происходит. А именно – из библейской притчи, рассказанной Иисусом своим ученикам, в которой самаритянин спас ограбленного путника. С тех пор самаритяне стали для христианского мира олицетворением доброты, самопожертвования и бескорыстия. При этом мало кто знает, кто такие, собственно, эти самаритяне. Для того, чтобы выяснить это, мы и отправились в Самарию.

На рассвете мы выехали на трассу, которая проходит недалеко от Тель-Авива и пересекает Израиль с запада на восток, от побережья Средиземного моря до Самарийских гор. Время от времени редеющую мглу прорезали фары редких машин. Слева остались огни Кфар-Сабы; справа, переливаясь, улетали огни Петах-Тиквы, а потом и Рош-Аина. Вскоре дорожный указатель, отразив свет фар нашего авто и сразу оставшись позади, успеет сообщить нам о въезде в Самарию.

Все началось несколько тысячелетий назад. Со смертью мудрого царя Соломона. Эта смерть положила конец эпохе великого еврейского царства. Наследник Соломона не сумел удержать бразды правления, и царство раскололось на два соперничающих государства. На Иудею и Израиль. Иудея поддержала царского наследника, Израиль же – избрал своим царем Иеровоама, некогда поставленного Соломоном смотрителем над оброчными. В Иудею вошли два из двенадцати колен Израилевых – колена Иуды и Вениамина. Центром Иудеи остался Иерусалим. А Израиль занимал обширные северные территории, и в его состав вошли остальные десять колен Израилевых. Его центром стал город Шомрон.

Спустя 200 лет Израиль пал под натиском ассирийского войска. Шомрон разрушили, а народ угнали в рабство в отдаленные провинции Ассирии. С тех пор след десяти колен Израилевых утерян. Некоторые историки и ученые по сей день пытаются отыскать их потомков. Ищут в Тибете, ищут в Японии, ищут даже среди племен американских индейцев. Но потомков двух из этих десяти колен искать, оказывается, даже незачем…

Ассирийцы, действительно, угнали около 30 тысяч людей в рабство, но часть народа всё-таки осталась на родной земле. Немного разбавленные кутами (народ, переселенный ассирийским царем из Месопотамии), они стали называть себя самаритяне – по наименованию географической области Самария и, возможно, от ивритского корня Ш.М.Р.-ש.מ.ר. (страж, сторожить). Сами они считали себя потомками колен Эфраима и Менаше.

После въезда в Самарию дорога совершенно пустеет. Впереди нас ждет еще один город – Ариэль, последний израильский оплот в Самарии. Потом еще несколько поселений отважных евреев, пытающихся всеми силами отыграть хоть клочок святой земли в территориальном споре за Западный берег реки Иордан. Местность становится гористой, и довольно неожиданно мы оказываемся окутанными густым утренним туманом. Этот туман, как магнитом, притягивает в ущелья.

Первый израильский блокпост. Солдаты бродят вокруг бетонных блоков, перегораживающих дорогу. Борясь со сном, усталостью и утренним холодком, они подпрыгивают то на одной, то на другой, а то и на обеих ногах. Машину с желтыми (израильскими) номерами пропускают без проверки. С легким недоумением («И чего он там забыл?») они провожают нас взглядом. Еще 7 км до Шхема…

Отношения между самаритянами и жителями Иудеи всегда были натянутыми. Когда последние, вернувшись из вавилонского изгнания, начали отстраивать второй Храм, отношения эти разрушились окончательно. Самаритяне тоже хотели принять участие в постройке храма, но «вернувшиеся в Сион» из вавилонского рабства категорически отвергли самаритян, ибо те не прошли через тяготы и лишения изгнания вместе с ними.

Самаритянам ничего не оставалось, как построить свой собственный храм на горе Гризим и окончательно обособиться. Они остались верны единому богу, пророку Моисею и его Пятикнижию, при этом не признают более поздних книг («Пророки», «Писания»), учений, толкований Торы – таких как Талмуд. Они продолжают считать своим священным местом гору Гризим, отрицая святость Иерусалима.

Дорога заметно увеличивает число и крутизну поворотов, мы набираем высоту. Туман сгущается и становится почти осязаемым, разглядеть что-либо удается с трудом. Дорога рассекает арабскую деревушку, обычно спокойную, но из-за непосредственной близости к Шхему (считающемуся центром исламского сепаратизма в Израиле) сюда порой проникают нежелательные «вооруженные элементы» и случаются перестрелки. Мы подъезжаем к главному блокпосту на въезде в Шхем. Солдаты настоятельно советуют нам дальше не ехать, но нам и не надо. Перед городом мы резко уходим влево, начиная крутой подъем по склону горы, и уже через несколько сот метров вырываемся из густого тумана. Еще немного по хребту через седловину – и мы на вершине святой для самаритян горы Гризим (890 м).

От зрелища захватило дыхание: прямо у нас под ногами крутой обрывистый склон вёл в широкую долину, до краев наполненную густым оранжевым от восходящего солнца туманом, сквозь который пробивались огни еще спящего Шхема. Перед нами развалины древнего храма византийского периода отражали теплый утренний свет. Возле развалин собралось около трёхсот мужчин одетых в белые развивающиеся балахоны с красными турецкого вида тюрбанами на головах. Самаритяне. Здесь были все мужчины общины, включая детей и стариков. Такое паломничество на святую гору они совершают трижды в году на основные праздники – Песах, Шавуот и Суккот. Как будто некая неведомая машина времени переместила нас назад, лет эдак на пару тысяч.

Самаритяне никогда не покидали исторических пределов Израильского царства. После вторичного изгнания иудеев и разрушения второго Храма они пережили и римлян, и византийцев, и мамлюков, и Османскую империю, и крестовые походы. В лучшие времена их численность доходила до 1200 тыс. человек (в 4-5 в.в. н.э.). Но самаритянам всегда приходилось переживать гонения. С течением времени и в результате тяжелых испытаний (угон в рабство крестоносцами, насильственное обращение в ислам) численность их народа уменьшалась, и к началу ХХ века самаритян оставалось чуть более ста человек!

В журнале National Geographic за 1926 год была опубликована большая статья «Последнее пасхальное жертвоприношение самаритян». Община была на грани вымирания – участь, постигшая многие древние народы. Но они выжили! Серьезный поворот в судьбе самаритян произошел с образованием государства Израиль. Большую роль в этом сыграл Ицхак Бен Цви, организовавший центр самаритян в Холоне (поселение в южной окрестности Тель-Авива). В наше время община насчитывает более 700 человек. Но и сегодня вопрос о существовании самаритян не потерял своей актуальности.

Как и любая небольшая этническая группа, самаритяне подвержены сильному влиянию окружающей среды, что в значительной мере осложняет сохранение собственной культуры, религии, самобытности. Например, и без того немногочисленные, самаритяне географически разделены на две части. Часть общины, живущая в Холоне, находится в центре светской жизни современного Израиля, их дети получают образование в обычных израильских школах. Другая часть общины, живущая на горе Гризим, имеет тесные взаимоотношения с арабским мусульманским населением – дети учатся в палестинских школах, университете. Вдобавок ко всему - сложная политическая обстановка в стране: в арабо-израильском конфликте самаритяне очутились между молотом и наковальней. Самаритянам все сложней становится сохранять нейтралитет, они чаще и чаще стали подвергаться нападкам с обеих сторон. В 1992 году самаритянские семьи, жившие в центре палестинского города Шхема (Nablus) в долине горы Гризим, были вынуждены переселиться за пределы города и основать новый район прямо у подножия горы, в нескольких сотнях метров от святой вершины.

Другая проблема – недостаток женщин в общине. Это приводит к распространению внутрисемейных браков (с целью оставить девушку в семье), а, следовательно, к большому количеству врожденных, обусловленных генетически заболеваний. В результате Главный Коэн, совмещающий у самаритян функции как верховного священнослужителя, так и главы общины, был вынужден «дать добро» на браки с еврейскими девушками и даже с нееврейками, готовыми принять их веру. На сегодняшний день в общине живут шесть «новых самаритянок» из России и Украины.

Можно вступить в беседу с паломниками, но для начала советую просто постоять, прислушаться, понаблюдать. Царящую вокруг утреннюю тишину нарушает довольно монотонная молитва, исходящая из трехсот уст. Время от времени в ходе молитвы происходят кульминации, выражающиеся в учащенном колебании тел и всплеске сотен рук к небесам. В центре молящихся находится Коэн, его голова покрыта талитом, а в руках богато украшенный свиток торы. В определенных местах молитвы он возносит свиток к небу, и тогда ветер развевает его талит, причудливо играя с ним.

Напрягите слух и попытайтесь понять язык молитвы. Вряд ли вам это удастся. Это не арабский, как может показаться поначалу. Если вы попросите самаритян медленно продекламировать вам слова молитвы, то поймете – это иврит, точнее древний иврит – язык Священного Писания. А теперь, когда вы прониклись атмосферой места, можете обратиться к кому-нибудь из собравшихся с расспросами. Самаритяне люди очень открытые и с удовольствием рассказывают о своей вере. И наверняка вас кто-нибудь пригласит к себе в дом. Не зря ведь они называются добрыми…

Один из самых важных праздников в самаритянском календаре, - Пейсах (Пасха), а самый известный символ этого праздника – Маца. Готовят мацу из неквасного теста без добавления дрожжей. Эти хрустящие лепешки едят в память о тяжелых сорока годах странствий, когда Моисей водил избранный народ по пустыне, пока не привел его на святую землю. В каноне проведения праздника у самаритян и современных иудеев есть одно существенное отличие. Самаритяне и теперь, как и две с половиной тысячи лет назад, приносят агнца в жертву, благодаря Господа за избавление от египетского рабства. Евреи же прекратили жертвоприношения со времен разрушения второго Храма.

В канун праздника вся община, включая жителей Хулона, собирается вместе. Для этой церемонии в «Кирьят Луза» (самаритянский поселок у подножия святой горы) отведена специальная площадка, на которой установлены столбы для подвешивания туш и вырыты шесть ям-печей, выложенные изнутри камнем. Весь день здесь суетятся люди: приносят дрова, пачки соли, подтаскивают жертвенных барашков. В ямах разжигают дрова, чтобы к заходу солнца печи успели накалиться. Когда солнце уже достаточно низко и тени длиннее своих хозяев, к площади подтягиваются все обитатели «Кирьят Луза», облаченные в праздничные белые одежды. Но все еще чего-то ждут.… По морю весёлого гама и праздных бесед вдруг пробегает волна, заставляя все взоры устремится в одном направлении. Появляется главный Коэн,- первосвященник и глава общины. С его приходом начинается праздничная молитва. Часть мужчин, представителей каждого рода, стоят чуть поодаль, образуя замкнутое пространство вокруг столбов для подвешивания туш. Жертвенные бараны крепко зажаты между их колен. Острые ножи наготове. Молитва стихает. И вот, наконец долгожданный сигнал! Около сорока острых ножей одновременно врезаются в аорту жертвенных Агнцов… Пространство наполняется суетой, радостными криками детей, предсмертными стонами Агнцов, ручейками теплой крови, – все смешивается. Кипит работа, люди радуются, поздравляют друг друга, целуются, метят лбы кровью.

Когда все приготовления закончены и барашки целиком нанизаны на огромные шесты – шампура, мужчины собираются плотным кольцом вокруг каждой из шести ям-печей.

Во мглу взлетают последние молитвы, и по сигналу все шесты опускаются в ямы. Нужно быстро закрыть пышущую жаром пасть ямы грубым холстом и закидать его глиной,- так создаётся эффект печи. Все происходит на большом эмоциональном подъеме, близком к состоянию транса. Люди суетятся, радуются, пыхтят от работы. Их лица распарены, лбы мечены жертвенной кровью, а белые одежды измазаны глиной.

Теперь можно пару часов отдохнуть пока мясо готовится.

Вскоре все опять собираются на площади, поют песни и предвкушают вкусный ужин. И действительно, запах печеного мяса пробуждает аппетит. Но можете утереть слюнки, вам не перепадет даже маленького кусочка,- чужакам нельзя попробовать жертвенного барашка. Придется довольствоваться постной хрустящей лепешкой – мацой» (Источник: http://borodatyi.livejournal.com/2882.html#cutid1)

Пе́сах (ивр. ‏פֶּסַח‎‏‎‎, в ашкеназском произношении — Пе́йсах / Пе́йсох / Па́йсох; арам. פִּסְחָא, Пи́сха; по-русски — Песах) — центральный иудейский праздник в память об Исходе из Египта. Начинается на четырнадцатый день весеннего месяца нисан и празднуется в течение 7 дней в Израиле и 8 — вне Израиля.

Тора запрещает иудеям в течение праздника употреблять в пищу хлеб и любые другие продукты, содержащие зерновые, которые подверглись закваске (ивр. ‏חָמֵץ‎‏‎‎, «хаме́ц» — квасное). Также Тора повелевает есть в эти дни мацу (опресноки).

Песах, наряду с Суккот и Шавуот, — один из трёх «праздников паломничества» («Шлошет hа-регалим»). В эти праздники в эпоху существования Иерусалимского храма иудеи поднимались в Иерусалим.

В Израиле Песах — семидневный праздник, первый и последний дни которого — полноценные праздники и нерабочие дни. Промежуточные дни называются словами холь а-моэ́д («праздничные будни»). За пределами Израиля праздник длится 8 дней, из которых первые два и заключительные два — полноценные праздники.

Название праздника

У праздника «Песах» несколько названий:

1. Песах — от пасах (ивр. ‏פֶּסַח‎‏‎‎, миновал, прошёл мимо) — в память о том, что Всевышний миновал еврейские дома, уничтожая первенцев Египта.

2. Хаг а-Мацот — праздник опресноков — в память о том, что евреи питались мацой в годы рабства, а также о том, что во время выхода из Египта тесто не успело закваситься.

3. Хаг а-Авив — праздник весны, когда отмечается праздник. Месяц нисан также называется месяц авив.

4. Хаг а-Херут — праздник свободы — в память об Исходе из Египта.

История праздника

Праздник посвящен освобождению еврейского народа от рабства. 400 лет евреи находились в рабстве у египтян (Быт. 15:13). Бог, чтобы освободить богоизбранный народ, послал на египтян 10 казней, только после десятой фараон отпустил евреев на свободу (Исх. 12:31-33). Согласно Пятикнижию (Исх. 12:22,23), накануне последней из десяти казней египетских — поражения первенцев — Бог повелел евреям заколоть ягнят, зажарить их мясо, а их кровью пометить дверные косяки. В ночь 14 нисана Бог «прошёл мимо» (пасах) домов евреев и они были спасены, в остальных же домах погибли все первенцы.

Заповеди

Кашрут (ивр. ‏כַּשְׁרוּת‎‏‎‎, в ашкеназском произношении «кашрус») — термин в иудаизме, означающий дозволенность или пригодность чего-либо с точки зрения Галахи.

В русском языке прилагательное «коше́рный» образовано от кошер — ашкеназского варианта произношения ивр. ‏כָּשֵׁר‎‏‎‎, кашер; антоним — «трефной», от идиш ‏טרײף‏‎ трейф — букв. некошерный, в свою очередь восходит к ивр. ‏טְרֵפָה‎‏‎‎, трефа — букв. «растерзанное» (Быт. 37:33, Лев. 17:15-16).

Определение

Кашрут — система ритуальных правил, определяющих соответствие чего-либо требованиям Галахи, еврейского Закона. В основе законов кашрута лежат заповеди Торы, а также дополнительные правила, установленные еврейскими религиозными авторитетами, главным образом в Мишне и Гемаре, вместе образующими Талмуд (Устная Тора).

Обычно термин «кашрут» используют применительно к своду религиозных предписаний, связанных с пищей, однако его применяют и в других аспектах традиционной жизни — от юридических (например, правомочность свидетелей в судебных разбирательствах, которые могут окончиться наказанием) до бытовых (выбор ткани) и ритуальных (тфилин, цицит).

Кашрут пищи

В разных еврейских общинах законы кашрута могут несколько различаться. Наибольшие различия существуют при соблюдении пасхальных запретов. Правила кашрута отличаются и у разных течений внутри иудаизма, например для особо верующих имеются особо строгие правила так называемый глат ко́шер (идиш ‏גלאַט כּשר‏‎ — «просто/строго кошерное»)

Кошерность мяса

Животные, обитающие на суше

В пищу разрешено только мясо животных, являющихся одновременно жвачными (строго травоядных) и парнокопытными (имеющих раздвоенные копыта). Это травоядные животные, такие как коровы, овцы и козы, а также лоси, газели, горные козлы, жирафы (последних на сегодняшний день не принято употреблять в пищу) и т. п.

Тора перечисляет четыре вида животных, обладающих только одним из двух признаков кошерности. Это свинья, верблюд, даман и заяц. Эти животные запрещены в пищу. Таким образом, свинина некошерна, потому что свинья не пережёвывает жвачку, а не потому, что она «грязнее» прочих животных. В отношении «наполовину кошерных» животных существует особо строгий запрет, призванный уравновесить возможное легкомысленное отношение народа к запрещённости их мяса в силу «почти кошерности».

Согласно одному мидрашу, животные «стесняются» своей некошерности. Если, к примеру, взять парнокопытную свинью, не жующую жвачку, и зайца, жующего жвачку, но далеко не парнокопытного, то можно заметить, что во сне свинья прячет морду и выставляет напоказ копыта, а заяц наоборот: поджимает под себя лапки и выпячивает мордочку.

Птицы

Тора не определяет никаких признаков для кошерных птиц. Она просто перечисляет список трефных птиц. Среди них такие, как орёл, сова, пеликан. Однако основная черта запрещенных видов в том, что это хищные птицы.

Поскольку сегодня нет возможности точно распознать всех трефных птиц, перечисленных в Торе, в пищу употребляют только домашних птиц, кошерность которых подтверждена традициями. Это куры, индейки, перепела, утки, гуси и голуби.

Галаха приводит признак кошерности яиц: они должны быть от кошерных птиц. Обязательный, но недостаточный признак кошерности яйца — его разные концы (один более острый, другой — более округлый). Яйца же тех видов птиц, которые имеют одинаковые концы: или оба острые, или оба тупые — заведомо некошерны (обычно такие птицы хищные или падальщики).

Поскольку кровь категорически запрещена к употреблению, яйца, в желтке которых есть сгусток крови, являются трефными. Яйца с кровью в белке не обязательно выбрасываются, а просто освобождаются от крови и употребляются в пищу.

Библейские животные, современные названия которых не установлены

Значение названий некоторых животных, упоминающихся в Пятикнижии в связи с кашрутом, исследователями точно не установлено. Среди них: «анака», «летаа», «хомет», «тиншемет», «харгол», «хагав» и «солам».

Забой скота и птицы (шхита) и кошерование мяса

Законы кашрута распространяются также и на процесс забоя животного. Чтобы мясо было полностью кошерным, оно должно отвечать нескольким требованиям:

1. Должно использоваться мясо только кошерных животных, перечисленных выше.

2. Животное должно быть зарезано в соответствии со всеми требованиями Галахи. Этот процесс называется шхита (ивр. ‏שחיטה‎‏‎‎), а квалифицированный резник — шо(й)хет (ивр. ‏שוחט‎‏‎‎). В соответствии с Галахой, одним из необходимых условий для кошерной шхиты является шхита одним плавным движением ножа, перерезающим одновременно большую часть (диаметра) трахеи и большую часть пищевода. Рваное движение ножа, задержка движения ножа, прокол тканей животного острым концом ножа делают шхиту некошерной, а животное — запрещённым в пищу евреям.

В Швейцарии, Швеции, Дании и Нидерландах шхита запрещена законом о защите животных как негуманный метод забоя скота.

Существуют также специальные законы ритуальной подготовки ножа, которым будет зарезано животное — как затачивать нож, проверять, чтобы на нём не было ни малейшей щербинки и т. п.; законы о том, где и как резать. Мясо зарезанных надлежащим образом животных, здоровье которых было непоправимо повреждено, некошерно.

Что касается ножа для шхиты, его лезвие должно быть не только очень острым, но и абсолютно гладким — такое лезвие лучше проникает в тело. Для такой заточки используется целый набор камней, от крупнозернистых до мелкозернистых. Ножи и камни, которыми пользуется резник, стоят немалых денег. Только процесс заточки ножа может занять несколько часов. Нож проверяют, проводя им по ногтю, и если при этом чувствуется хотя бы малейшая зазубрина — нож непригоден для шхиты. Галаха также отмечает, что чем выше уровень страха перед Небом у человека, тем более сосредоточенно он будет проверять нож. Поэтому есть обычай, что резник не только проверяет нож сам, но и дает его на проверку местному раввину.

Поскольку работа резника требует точности действий, старый или больной человек не имеет права заниматься шхитой. В связи с этим в прошлом, когда община обычно имела только одного резника, нередко возникали разногласия между раввином и резником. Например, если в общину приезжал новый молодой раввин, то бывало, что престарелый и всеми уважаемый резник, который на самом деле был уже непригоден для этой ответственной работы, отказывался расставаться с прибыльной должностью и мог настроить всю общину против раввина. В XIX веке рабби Шломо Клугер вёл активную борьбу с этим явлением в Галиции и соседних странах. В одной из таких историй, происшедшей в Бердичеве в 1843 году, он даже подвергался угрозам жизни со стороны хозяев местной скотобойни. Он также постановил, что община обязана иметь пенсионный фонд для обеспечения резника, который уже не способен выполнять свою работу.

Тора запрещает употреблять в пищу кровь. Поэтому мясо сначала на пол-часа замачивают в воде комнатной температуры, для того, чтобы размягчить его а затем посыпают со всех сторон крупной солью и на час помещают на специальную наклонную доску или решётку для того, чтобы кровь могла свободно стекать с мяса. Соль впитывает кровь. После этого мясо тщательно промывают в трёх водах.

Шо(й)хет обычно много лет учится в ешиве, чтобы получить общие знания еврейских законов. Затем он проходит специальный курс для резников, длящийся около года и завершающийся экзаменом. Только после этого он получает право делать шхиту. Законы о шхите и проверке туши животного на кошерность весьма многочисленны и сложны, поэтому лишь человек, который досконально их изучил и получил соответствующий диплом, имеет право заниматься этим ремеслом.

Специалист, проверяющий тушу предназначенного в пищу животного, называется машгиах (ивр. ‏משגיח‎‏‎‎, надзирающий). Машгиах обследует тушу, чтобы установить, есть ли признаки болезни (а именно гемофилии), по которым мясо считается трефным. Существуют и другие профессии, связанные с кашрутом, например менакер (ивр. ‏מנקר‎‏‎‎) — человек, очищающий заднюю часть туши от запрещённых в пищу жил.

Кошерность рыбы

«Рыба» в данном случае является расширенным понятием, включающим в себя не только собственно рыб, но и других обитающих в воде животных. Рыба, согласно законам кашрута, мясом не является, а потому на неё правила относительно мясных продуктов не распространяются. Рыба является «па́рве» (от идиш ‏פּאַרעװע‏‎ — «ни молоко, ни мясо», «нейтральное»), то есть может употребляться в одной трапезе как с мясными, так и с молочными продуктами. Однако запрещено смешивать в одном блюде рыбу с мясной или молочной пищей. После употребления рыбы, необходимо съесть что-либо (например кусочек хлеба) и что-то попить. И после этого можно есть мясо.

Кошерные рыбы, согласно определению кашрута, имеют два обязательных признака: у них есть чешуя и плавники. Кошерная чешуя не прикреплена намертво к телу рыбы и с лёгкостью отделяется, если провести по рыбе ногтем. Считается, что плавники есть у любой рыбы. Наличие чешуи является вторым обязательным признаком, поэтому, когда продают чищеную рыбу, то всегда оставляют на ней кусочек с чешуёй.

Некоторые виды рыб (сом, осётр, угорь, акулы, европейский удильщик), а также млекопитающие киты и дельфины обладают плавниками, но не имеют кошерной чешуи (либо имеют чешую на определенном этапе роста, что хоть и делает эти виды формально кошерными, но все равно в силу традиции не воспринимаемыми в качестве кошерных) и поэтому некошерны. Соответственно, осетровая (чёрная) икра не кошерна, а лососёвая (красная) кошерна. Моллюски (осьминоги, устрицы, кальмары) и ракообразные (крабы, раки, омары, лангусты, креветки) не имеют ни чешуи, ни плавников (а жабры у них хотя и есть, но скрытые) и в связи с этим не кошерны.

Разделение между мясным и молочным

Законы кашрута разделяют все пищевые продукты животного происхождения на мясные и молочные, совместное употребление которых запрещено. После приёма мясной пищи должно пройти несколько часов (сроки в некоторых общинах могут отличаться: 1, 3 или 6 часов), прежде чем можно употреблять молочную. После приёма молочной пищи мясо можно есть спустя период от 30 минут (и даже сразу, если нет послевкусия) до 2 часов; точная длительность тоже зависит от общины. Исключение составляют твёрдые сыры, после употребления которых должно пройти столько же времени перед употреблением мясной пищи, сколько принято в данной общине между приёмом мясной и молочной пищи.

Продукты, не относящиеся ни к молочной, ни к мясной пище (рыба, овощи, фрукты), называются парве, и их разрешено употреблять как с мясной, так и с молочной пищей. Однако если такие продукты контактировали с мясной или молочной пищей (даже если весь контакт заключался в том, что, к примеру, человек, евший молочное, не вымыл как следует руки перед тем, как брать овощи), они теряют статус «парве» и считаются мясной или молочной пищей соответственно. Вопрос необходимости периода ожидания после такой пищи зависит как от нюансов потери «паривности», так и от общин.

Запрет на насекомых

Кашрут категорически запрещает употреблять в пищу насекомых (кроме вида саранчи, см. ниже Лев. 11:22), земноводных и пресмыкающихся. Тора называет их шерец (ивр. ‏שרץ‎‏‎‎, нечисть). Это ограничение обязывает религиозную хозяйку хорошо представлять внешний вид, процесс развития и места обитания насекомых, чтобы удалять их из пищи. Особенно осторожной надо быть при употреблении в пищу муки и крупы. Муку требуется просеивать через мелкое сито, а крупу перебирать, чтобы выяснить, нет ли в ней насекомых или червей. Овощи — капусту, салат, укроп и т. п. — также, с точки зрения кашрута, необходимо очень внимательно проверять и тщательно мыть, так как на них могут находиться личинки и взрослые насекомые. Многие фрукты являются излюбленным местом обитания личинок — такие, как инжир, абрикосы — и поэтому перед едой их следует проверять с особой тщательностью.

20 Все [животные] пресмыкающиеся, крылатые, ходящие на четырёх [ногах], скверны для нас;

21 из всех пресмыкающихся, крылатых, ходящих на четырёх [ногах], тех только ешьте, у которых есть голени выше ног, чтобы скакать ими по земле;

22 сих ешьте из них: саранчу с её породою, солам с её породою, харгол с её породою и хагаб с её породою.

23 Всякое [другое] пресмыкающееся, крылатое, у которого четыре ноги, скверно для вас; (Лев.11:20-23)

Исключения

Запрет на употребление в пищу насекомых и продуктов их жизнедеятельности установлен Торой:

«Все крылатые пресмыкающиеся нечисты для вас, не ешьте их» (Второзаконие 14:3-20).

По законам кашрута, продукт некошерного организма автоматически некошерен; к примеру, белужья икра некошерна, а лососевая кошерна. Единственным исключением из этого правила является мёд, продукт некошерного насекомого, который однако разрешён к употреблению в пищу, поскольку он (согласно кашруту) не является продуктом жизнедеятельности организма пчелы.

Таким образом, несмотря на то, что, со строго научной позиции, нектар и подвергается ферментной биотрансформации секретами, выделяемыми в зобу медоносной пчелы, с точки зрения кашрута, мёд представляет собой цветочный сок, переработанный пчелой, и поэтому считается продуктом растительного, а не животного происхождения. Сильным аргументом в пользу кошерности мёда является также библейский рассказ о Самсоне, евшем мёд из чрева дохлого льва.

Кошерность напитков

Кошерность вина обусловливается не типом винограда или спецификой изготовления, а соблюдением определённых законов.

1. Орла — первые три года после посадки виноград (в числе остальных плодовых деревьев) запрещён к употреблению в пищу;

2. Ревия — плоды четвёртого года, которые полагалось приносить в Иерусалимский храм, сегодня также запрещены, по крайней мере, до возрождения Храма;

3. Шмита — в Израиле каждый седьмой год от начала завоевания евреями Ханаана вино можно изготавливать, лишь соблюдая специальные правила святости плодов (не выбрасывая попусту плоды и не выливая без нужды само вино и пр.).

4. Соблюдение субботы — непосредственно в производстве вина могут участвовать лишь евреи, соблюдающие шаббат.

5. При осветлении не должны использоваться вещества животного происхождения (напр. яичный белок и желатин). Следовательно, агар-агар допускается.

6. Маасер (десятина) — Галаха требует отделять от винограда (в числе остального урожая) десятину в Иерусалимский храм. За отсутствием Храма, в Израиле один процент от урожая виноделы уничтожают в присутствии раввина.

Все сельскохозяйственные законы Торы связаны исключительно с Землёй Израиля и в других странах не действуют.

Галаха запрещает использовать вино, относительно которого существует подозрение в том, что его могли использовать в своих религиозных обрядах иноверцы, «служители звёзд» (ивр. ‏עבדי הכוכבים‎‏‎‎). Поэтому напитки из винограда (в том числе коньяк и бренди) должны производиться исключительно религиозными евреями, начиная с этапа давления винограда и заканчивая закупориванием бутылок.

Существует также постановление мудрецов о том, что вино, которое было открыто неевреем или даже евреем, но не соблюдающим шаббат, запрещено к употреблению. Во избежание этого запрета, существует обычай «варить» вино, то есть нагревать его до температуры, когда появятся пузырьки на поверхности. Считается, что подобное вино становится непригодным для языческих обрядов (некоторые авторитеты, однако, это оспаривают, так как подобное вино по качеству не уступает обычному). В современном виноделии принято не кипятить, а быстро нагревать и затем охлаждать вино в автоклаве. Такое вино называется мевушаль (ивр. ‏מבושל‎‏‎‎, варёное) и оно может быть использовано даже в том случае, если его открыл нееврей. Особо ревностные иудеи требуют кипятить также виноградный сок, если он используется для благословения кидуш.

Некоторые сорта водки являются трефными, поскольку в их состав входят молочные добавки (например, водка «Посольская»).

Пасхальный кашрут

Во время праздника Песах к обычным правилам кашрута добавляются специфические запреты, связанные с квасным (хамец). Запрещено употреблять в пищу и даже иметь в доме продукты, содержащие хамец.

Для продуктов в фабричных упаковках в дополнению к штампу кашрута должен присутствовать специальный штамп «Кашер ле-Песах» («Kosher for Passover»).

Хамец

В Песах нельзя не только пользоваться, но и владеть квасным (хамецом).

Примеры квасного:

• Любые злаки — пшеница, ячмень, рожь, овёс, или полба, которые входили в контакт с водой или другими жидкостями, должны рассматриваться как хамец, поскольку в них может начаться брожение.

o Мучные продукты: лапша из муки, вермишель, овсянка, хлеб, торт, печенье, пирожные, маца и блюда из мацы, не приготовленные специально для Песаха.

o Продукты из злаковых: кукурузные хлопья, воздушные пшеничные зерна, толченая пшеница и др.

• Солодовые продукты: все солодовые и дрожжевые продукты, овощные экстракты, горчица и другие соусы.

• Напитки: пиво, виски и другие алкогольные напитки, солодовый уксус и маринованные продукты, содержащие солодовый уксус, фруктовые эссенции, глюкоза.

В различных еврейских общинах правила относительно квасного могут отличаться друг от друга. Так, ашкеназы запрещают в пищу и употреблению т. н. китнийот: продукты, содержащие бобовые, рис, а также похожие на них продукты, например, арахис, и др. Существуют различные обычаи по отношению к различным растительным маслам, например, к соевому и кукурузному маслам.

Мнения о значении кашрута

Воля Творца

Еврейский закон рассматривает эту заповедь как «хок» — не имеющую логического объяснения, а исполняемую исключительно в знак подчинения воле Бога. Объяснения же, которые имеются в еврейской литературе (а иудаизм всячески приветствует поиск даже скрытого смысла), призваны только лишний раз показать, что для человека хорошо следовать воле Творца даже тогда, когда он не видит в этом явного смысла и дать человеку дополнительную радость от исполнения заповеди. Встречается также и подход, согласно которому еврей вполне может искренне считать свинину вкусной и питательной, и не есть её только потому, что ему этот вид пищи запрещён.

Подход хасидизма

С точки зрения хасидизма, физический мир создан Творцом для того, чтобы достичь «обители в нижних мирах» — состояния единства с миром, который, несмотря на то, что он по своему устройству отрицает Творца, всё же в конце концов проявит Его. Эта «обитель» достигается тем, что евреи и неевреи исполняют заповеди Творца (613 заповедей для евреев и 7 заповедей для неевреев), используя непосредственно материю физического мира (поэтому большинство заповедей Торы связаны с материальными предметами, а не только духовными принципами и идеями). Таким образом, они соединяют Волю Творца (отраженную в заповедях Торы) — а тем самым и Его Сущность — с физической материей.

Бааль Шем Тов, основатель хасидизма, учит, что в каждом предмете есть «искры святости» — элементы духовности, которые «спустились» из духовных миров и застряли в физическом мире. Когда какой-то предмет используется по Воле Творца, искры святости активируются и создают канал между физическим и духовными мирами, способствуя «проявлению» Творца в духовных мирах (т. н. «Ор Эйн Соф», «Бесконечному Свету») проникнуть в этот мир. Это позволяет конкретному предмету стать «обителью» для Творца. До прихода мессии это состояние «обители» скрыто, но после его прихода (который приближается каждым исполнением заповеди, каждой созданной «обителью»), единство Творца с физическим миром станет явным.

Однако, в некоторых предметах «искры» застряли слишком глубоко и не могут быть активированы. Поэтому Тора сообщает, какие предметы можно использовать (и в каких случаях) для служения Творцу, а какие нет. Эта философия представляет еду тоже видом служения Творцу (поэтому еврей обязан сказать благословение перед едой), если человек ест не только ради своего насыщения или удовольствия, а с целью получить силы продолжать служить Творцу в этом мире. Когда еврей ест еду с такой целью, он превращает её в «обитель» для Творца. Однако, те виды еды, в которых «искры святости» застряли слишком глубоко, не могут быть использованы для этой цели. Поедание их приводит к усилению силы, которая обратна от духовности и называется «клипа» — «оболочка, кожура». Эта сила заслоняет мир от факта существования Творца (она и создает тот факт, что физическая материя не проявляет в себе Творца, что делает этот мир «нижним»), и, таким образом, усиление её (в результате нарушения заповедей Торы) обратно созданию «обители» для Творца в физическом мире.

Полезность кошерной пищи

Согласно этому мнению, Творец, сотворивший мир, дал человечеству Закон, в соответствии с которым следует жить. Он лучше всех знает, что хорошо и полезно для духовного благополучия человека. Подобно тому, как если врач даёт пациенту определённые лекарства или назначает диету, пациент будет следовать указаниям врача, даже не понимая их смысла. Пациент понимает, что врач знает лучше, какое именно лечение необходимо, и принимает назначенные лекарства, даже если не имеет представления, как именно они действуют.

Маймонид, бывший также выдающимся врачом своего времени, даёт медицинское обоснование законов кашрута.

Еврейские законоучители также объясняют, что трефная пища отрицательно влияет на духовный уровень человека, его духовная чувствительность понижается, а сердце «закрывается» для восприятия духовных идей.

Стремление к святости

Согласно этому мнению, цель законов кашрута состоит в том, чтобы привить такие качества как самодисциплина и способность к самоограничению, а также возвысить акт принятия пищи от животного уровня до высокоорганизованного и сознательного.

Тем самым, законы кашрута являются частью системы заповедей Торы, выполняя которые, человек учится контролировать свои желания и страсти и, тем самым, растёт духовно.

Сохранение национальной самоидентификации

Многие законы кашрута направлены на то, чтобы ограничить контакты с неевреями. К примеру, многие виды пищи считаются трефными только из-за того, что приготовлены неевреями. Виноградное вино, приготовленное неевреями, также запрещено.

Эти «неудобные» законы служат преградой, барьером для контактов, которые могут в конце концов привести к бракам с неевреем, что является серьёзным нарушением Торы. Кашрут также сближает евреев, где бы они ни находились. Когда еврей, соблюдающий кашрут, едет в другой город или страну, он будет искать там раввина и общину, где он сможет достать кошерную еду. А в синагоге еврей встречает ещё больше новых друзей, разделяющих его взгляды и нравственные ценности. Таким образом, соблюдающий законы кашрута еврей никогда не окажется в одиночестве в любом городе мира, где живут евреи.

Моральные ценности

Согласно этому подходу, цель законов кашрута в том, чтобы

1. сократить до минимума число животных, которых можно убивать;

2. производить умерщвление животных наиболее безболезненным способом;

3. воспитать отвращение к пролитию крови.

Жестокость по отношению к животным прямо запрещена Торой. Охота и умерщвление животных для развлечения — запрещены. Убивать животных можно только для еды, для медицинских исследований и т. п. Согласно научным исследованиям, Шхита (забой скота согласно Торе) — является одним из наиболее гуманных методов умерщвления животного. В соответствии с законами кашрута, любое раненое животное уже не кошерно. Поэтому убивать животных следует быстро — одним движением, чтобы уменьшить боль до минимума. Нож, которым пользуется резник, должен быть острым и гладким. Животное при этом теряет сознание в доли секунды.

Тора запрещает также употреблять в пищу кровь. Этим объясняются специальные законы забоя скота, замачивания и соления мяса, обеспечивающие удаление крови. Таким образом Тора учит не быть жестокими.

Объективность и бренды кашрута

На упаковке продукта может быть несколько печатей инстанций, проверяющих кошерность. Это делается, чтобы удовлетворить все сегменты рынка.

Из всего вышеизложенного следует, что кашрут является герменевтическим сводом субъективных суждений, и его нельзя подтвердить объективным лабораторным исследованием. Поэтому многие верующие люди не полагаются на лицензии о кашруте государственных ведомств, таких, как Главный раввинат Израиля или Инспекция кашрута штата Нью-Йорк, или крупных организаций, как «Ортодокс Юнион», а предпочитают лицензирование от известного им или почитаемого в их общине раввина.

На упаковке может быть несколько печатей и фирменных знаков. Это значит, что производители позаботились получить лицензию кашрута в разных инстанциях, чтоб удовлетворить все возможные сегменты рынка. В Израиле в 1977 году все крупнейшие сети супермаркетов убрали некошерные продукты со своих прилавков. В Армии обороны Израиля обязательно приготовление лишь кошерной пищи.

Рынок кошерных продуктов

В настоящее время рынок кошерных продуктов стал огромным бизнесом. Лишь в США годовой оборот рынка составляет по разным оценкам от 50 до 150 миллиардов долларов. По сообщению журнала «Новости пищевой отрасли», рынок кошерных продуктов активно расширяется, завоевывая крупные сегменты нееврейских потребителей.

Согласно данным журнала Kosher Today, среди 11 млн американцев, выбирающих продукты по принципу кошерности, только один миллион собственно евреев. Кошерные продукты потребляют не только набожные евреи, но и другие категории потребителей: вегетарианцы, адвентисты седьмого дня, мусульмане, люди с аллергией на лактозу или клейковину и многие другие категории потребителей.

Журнал Kosher Today сообщал в начале 2002 года о том, что оборот американского рынка кошерных продуктов увеличивается ежегодно на 5,9 %, а оборот кошерных ресторанов более, чем на 10 %. По другим сообщениям рост рынка составляет около 15 % в год.

Ежегодно в ноябре в Нью-Йорке проходит международная ярмарка Кошерфест, собирающая тысячи производителей и распространителей кошерных продуктов (8 500 в 2006 г.).

Около 150 000 видов кошерных продуктов представлено на мировом рынке, и это количество ежегодно увеличивается примерно на 2 500 новых продуктов.

Страны-лидеры рынка кошерных продуктов — США, Израиль, Франция, Великобритания и Австралия.

Объём российского рынка кошерных продуктов составляет около $5 млн (на июль 2006). Помимо магазинов, традиционно работающих при синагогах, в 2002 году на Трифоновской улице ООО «Кошер» открыло первый в Москве супермаркет кошерной еды.

Всемирная организация по сертификации кошерной продукции OK Kosher Certification в 2010 году открыла специальный «Русский» отдел для работы со странами бывшего СССР. За два года работы сертифицировано более 60 заводов на территории РФ, стран СНГ и Балтии. На сегодняшний день OK Kosher Certification является самой крупной и опытной организацией в сфере кошерной пищевой промышленности на территории РФ, стран СНГ и Балтии.

Кашрут и халяль

Правила, аналогичные кашруту, есть и в исламе. Мусульмане также не едят свинину, пользуются примерно такими же правилами забоя скота. Но в исламе нет специального человека, в функции которого входило бы наблюдение за соблюдением религиозных ограничений. Существует только одно ограничение, которое есть в исламе, но его нет в иудаизме: ислам запрещает употребление спиртных напитков, а с точки зрения кашрута в этом нет ничего предосудительного. Можно отметить, что кашрут в основном строже халяля. Несмотря на то, что и ислам и иудаизм запрещают употреблять в пищу кровь животного (считается, что именно в крови находится душа), в исламе существует свой обряд забоя животного, который отличается от обряда в иудаизме.

Хаме́ц (ивр. ‏חָמֵץ‎‏‎‎), любое мучное блюдо, в том числе хлеб, при приготовлении которого в тесте произошел процесс брожения. Этот процесс происходит естественным образом при смешивании муки с водой, для его ускорения у пекарей принято добавлять к тесту закваску из выдержанного теста, уже успевшего основательно прокиснуть (называемую на иврите сеор). Тора запрещает употреблять в пищу хамец и сеор в течение всех дней праздника Песах, а также предписывает «устранить квасное из домов ваших», то есть в это время еврею запрещено держать в своем жилище хамец. Тора объясняет запрет употребления хамеца в Песах тем, что Исход из Египта был поспешным и нельзя было ждать, пока взойдет тесто, поэтому испекли хлеб из невзошедшего теста. Примеры квасного: Пять злаков — пшеница, ячмень, рожь, овёс, или полба - а также их производные, которые входили в контакт с водой или другими жидкостями, должны рассматриваться как хамец, поскольку в них может начаться брожение.

• Мучные продукты: лапша из злаковой муки, вермишель, овсянка, хлеб, торты, печенье, пирожные, даже маца и блюда из мацы, не приготовленные специально для Песаха.

• Продукты из злаковых: пищевые хлопья, сделанные из вышеперечисленных злаков, воздушные пшеничные зерна, толченая пшеница и др.

• Солодовые продукты: все солодовые и дрожжевые продукты, овощные экстракты, горчица и другие приправы.

• Напитки: пшеничная водка, пиво, виски и другие алкогольные напитки, солодовый уксус и маринованные продукты, содержащие солодовый уксус, фруктовые эссенции, глюкозу.

В отличие от запрещённого законом Торы квасного хамеца, в различных еврейских общинах сложились различные обычаи в отношении бобовых. Так, со Средних веков, из-за технологических особенностей хранения урожая ашкеназы не употребляют в пищу так называемые китнийот: продукты, содержащие бобовые, рис, а также похожие на них продукты, например, арахис, и др. Евреи из восточных общин употребляют рис и бобовые в Песах.

Маймонид в «Морэ невухим» предполагает, что запрет на употребление хамеца в храмовых жертвоприношениях связан с тем, что идолопоклонники в аналогичных ритуалах пользуются именно хамецем. Таким образом, цель запрета хамеца — сделать еврейское храмовое служение отличным от других. Некоторые исследователи предполагали, что запрет хамеца связан с тенденцией представить в Храме обычаи древности как идеальные, обладающие святостью, и противопоставить их обычаям, привнесенным цивилизацией. Маца как пропитание кочевников, согласно этой гипотезе, предшествует хлебу-хамецу — еде земледельцев, живущих оседлой жизнью. Она напоминает об Исходе из Египта и о том служении в пустыне, которому не было равных в еврейской истории по уровню близости народа к Богу и который воспроизводится в храмовом культе. Существует также мнение, что первоначально запрет хамеца касался лишь пасхальной жертвы, воспроизводящей атмосферу бегства из Египта, а впоследствии запрет использования хамеца распространился на другие жертвы.

Ликвидация хамеца

Религиозные еврейские семьи обычно проводят недели до праздника в интенсивной домашней уборке. Цель — ликвидировать все следы квасного (хамеца) изо всех шкафов и углов в доме. Поиск хамеца часто превращается в генеральную уборку, детские комнаты и кухни обыскиваются в поисках остатков в буфетах, под кроватями и т. д. Даже в нерелигиозных семьях Песах — повод провести генеральную уборку. Хоть Галаха требует ликвидации кусков «хамеца» размером крупнее оливки, многие вычищают хамец до последней крошки.

Параллельно семья старается доесть к началу праздника все наличные запасы «хамеца» (хлеб, макароны, печенье, суповые смеси).

Продажа хамеца

«Хамец», который представляет материальную ценность (например, спиртные напитки, изготовляемые из злаков), разрешается продать перед Песахом нееврею (точнее - неиудею, то есть тому, кто не празднует Песах). Продажа «хамеца» организуется местным раввином, который становится «агентом» всех религиозных евреев общины, через процедуру, называемую «мехират хамец» (продажа). Как агент, раввин «продаёт» весь «хамец» нееврею/неиудею по цене, которая должна быть согласована после праздника, а до того нееврея просят уплатить символический начальный взнос, при условии доплатить остаток после Песаха. Когда праздник заканчивается, раввин связывается с неевреем, чтобы выкупить «хамец» общины обратно.

Такая «продажа» считается обязательной согласно Галахе, причём каждый хозяин должен сложить весь «хамец», который он продаёт, в коробку или ящик и предполагать, что в любой момент праздника нееврейский покупатель может прийти забрать или воспользоваться своей долей. Аналогично, религиозные евреи — владельцы магазинов продают весь свой «хамец» нееврею, полностью осознавая, что новый «владелец» может затребовать свою собственность. Иудеи продают весь свой «хамец» соседям-неевреям с риском, что последние не вернут его обратно.

Формальный поиск хамеца («Бдикат хамец»)

После наступления темноты 14 нисана проводится формальный поиск квасного («Бдикат хамец»). Глава семьи при этом читает специальное благословение «о ликвидации хамеца» (על ביעור חמץ — аль биур хамец), после чего переходит из комнаты в комнату, чтобы проверить, что нигде не осталось крошек. Существует обычай выключать в обыскиваемой комнате свет и проводить поиски, используя свечу, перо и деревянную ложку: свеча эффективно освещает углы, не отбрасывая тени, перо может выметать крошки из труднодоступных мест, а деревянную ложку, которой собирают крошки, можно сжечь на следующий день вместе с «хамецом».

Существует также традиция перед поиском прятать в доме тщательно завёрнутые в алюминиевую фольгу или пластиковую плёнку десять кусочков хлеба. Это гарантирует, что глава семьи найдёт какой-нибудь «хамец», и его благословение не пропадёт даром.

Сжигание хамеца («Биур хамец»)

Наутро все квасные продукты, найденные при поиске, сжигаются («Биур хамец»).

Глава семьи объявляет любой «хамец», который не был найден, «недействительным» «как прах земной». Если же «хамец» будет во время Песаха действительно найден, его необходимо сжечь или сделать непригодным для пищи.

Посуда на Песах

Пасхальное блюдо, XIX век, фаянс

Из-за строгого отделения «хамеца» на Песах, в религиозных еврейских семьях, как правило, есть полный комплект посуды специально для Песаха. Ашкеназские семьи, которые покупают к празднику новую посуду, сначала погружают её в кипяток, чтобы убрать любые следы масел или материалов, которые могли содержать «хамец» (агалат келим). Некоторые сефардские семьи, использующие на Песах те же стаканы, что и в течение всего года, тщательно их перед этим моют.

Пост первенцев

В память о чуде спасения евреев первенцев от последней, десятой египетской казни, которую Всевышний обрушил на Египет перед исходом евреев, первенцы (как у отца, так и у матери), в том числе коэны и левиты, согласно Галахе, должны в канун Песаха поститься.

Если первенец ещё не достиг совершеннолетия (тринадцати лет), за него должен поститься его отец. Однако, в последние столетия сложился обычай не поститься в канун Песаха, если участвовать в этот день в трапезах по случаю исполнения заповеди обрезания или бар-мицвы. Если же такой повод отсутствует, то в утро поста устраивают трапезу в честь окончания изучения какого-либо трактата Талмуда. Вкусив пищу на такой трапезе, первенцы получают право есть в течение всего дня.

Жертва Песах

Во времена существования Храмов в Песах приносилась жертва в виде заклания животного, которая называлась «корбан песах». Согласно Пятикнижию, каждая семья (или группа семей, если они в отдельности слишком малы для съедания целого ягнёнка) должна отведать одного ягнёнка в ночь на 15 нисана. Ягнёнок не мог быть заколот тем, во владении кого есть квасное. Ягнёнок должен был быть зажарен и съеден вместе с мацой и марором (англ.)русск. - горькими травами. Нельзя было ломать у жертвы кости. До утра от жертвы не должно было ничего остаться.

Однако после разрушения Второго Храма жертвы уже не приносились, поэтому рассказ о «корбан-песах» пересказывается на пасхальном седере, а на блюде седера её символически представляет «зроа» — жареная баранья голень, куриное крыло или ножка, которые не употребляются в пищу, но участвуют в ритуале.

Седер Песах

Седер Песах (ивр. ‏סדר‎‏‎‎, седер, «порядок») — ритуальная семейная трапеза во время праздника Песах (еврейской Пасхи).

«Ритуал пасхального седера окончательно сложился в средние века». Ритуальная трапеза «справляется в установленном порядке, отсюда и название»: слово «седер» означает «порядок». «Во время седера каждый участник трапезы должен выпить четыре бокала вина (Псах. 10:1), соответствующие четырём фразам» из книги Исход:

И так скажи сынам Израилевым: и выведу вас из-под ига египтян, и избавлю вас от рабства их, и спасу вас мышцею простертою и судами великими, и приму вас Себе в народ…

Список блюд седера включает:

• три (иногда две) пластины мацы (бездрожжевого хлеба);

• «крутое яйцо и куриное крылышко или мясо с костью»;

• марор, то есть сельдерей, хрен или другую горькую траву;

• харосет, то есть сладкую «смесь из натертых фруктов, молотых орехов, специй, вина и маццовой муки для подслащивания марора».

Мясо напоминает о пасхальном агнце, марор — о тех горьких травах, которые съедались вместе с ним. Слово «харосет» в буквальном смысле означает глину и напоминает «о глиняном сырье, использовавшемся для изготовления кирпичей на строительных работах в египетском рабстве».

Пасхальный агнец и горькие травы были установлены как часть ритуала Пасхи в Ветхом Завете (см., в частности, Исх. 12:3-11), употребление бездрожжевого хлеба установлены в нём же (см., в частности, Исх. 12:15-20). «С разрушением Второго храма (70 г. н. э.) жертвоприношение агнца прекратилось».

Последовательность Седера

• Кидуш — освящение вина.

• Урхац — омовение рук.

• Яхац — преломление мацы.

• Магид (ивр. ‏מַגִּיד‎‏‎‎) — чтение Агады.

• Моци-маца — благословение мацы.

• Шульхан-орех (накрытый стол, ивр. ‏שולחן‎‏‎‎) — трапеза.

• Барех — молитва после еды.

Чтение Пасхальной Агады

Пасхальная Агада (старинное произношение Хаггада) (ивр. ‏הַגָּדָה שֶׁל פֶּסַח‎‏‎‎, hаггада шель Песах) — сборник молитв, благословений, комментариев к Торе и песен, прямо или косвенно связанных с темой Исхода из Египта и ритуалом праздника Песах. Чтение Пасхальной Аггады в ночь праздника Песах (с 14 на 15 нисана) — обязательная часть седера.

История создания Агады

Пасхальная Агада основана на галахической традиции регламентации пасхальной ночи (Псах. 10) и отражает влияние распространенной в древности культуры праздничных торжественных застолий. Одна из важных заповедей — помнить об Исходе из Египта (Втор. 16:3) повсеместно и постоянно, однако в ночь седера существует особая обязанность рассказывать об Исходе из Египта.

Структура Агады

Пасхальная Агада состоит из рассказа об освобождении из египетского рабства и упоминания о заповедях Песаха. Основная частью Агады — это рассказ о египетском рабстве, освобождении от него и чудесах, сопровождавших освобождение. Рассказ этот основывается на четырех стихах из книги Дварим (Дварим 26:5-8). Стихи эти являются частью текста, который должен был быть произнесен евреем при принесении первых плодов урожая в Бейт а-Микдаш. Развернутый комментарий этих стихов и составляет большую часть Пасхальной Агады.

Агада содержит также упоминание трех заповедей первой ночи Песаха: пасхальной жертвы, мацы и марора. Упоминание об этих заповедях является обязательной частью седера.

Агада также говорит о заповеди рассказвать о выходе из Египта в первую ночь Песаха.

Четыре чаши

Во время Седера существует обязанность выпить четыре чаши вина или виноградного сока. Виноградный сок тоже считается вином и может использоваться на седере (особенно для детей и недомогающих), если он приготовлен согласно требованиям кошерности для вина. Это относится и к мужчинам, и к женщинам. Согласно Мишне, их должен выпить даже самый бедный человек. Каждая чаша служит вступлением в следующую часть Седера. Четыре чаши символизируют четыре обетования в книге Шмот (Исх.6:6-8):

6 Итак скажи сынам Израилевым:

Я Господь, и выведу вас из-под ига Египтян, и избавлю вас от рабства их,

и спасу вас мышцею простертою и судами великими;

7 и приму вас Себе в народ и буду вам Богом, и вы узнаете, что Я Господь, Бог ваш, изведший вас из-под ига Египетского;

8 и введу вас в ту землю, о которой Я, подняв руку Мою, клялся дать её Аврааму, Исааку и Иакову, и дам вам её в наследие. Я Господь. (Исх.6:6-8)

Кроме этих четырёх чаш может быть дополнительная пятая чаша - "чаша для Илии".

Афикоман

Трапезу завершает «афикоман» — завершающее блюдо. Во времена Храма афикоманом была пасхальная жертва, а после его разрушения — кусок мацы, который отламывают в начале седера. Афикоман принимают перед вкушением третьей чаши — чаши «искупления».

Маца

Заповедь предписывает съесть на седере по меньшей мере один кусок мацы размером с оливку. Ритуал седера предусматривает за вечер несколько моментов, в которые съедается маца.

Выпекание мацы

Маца для праздника выпекается в течение предпраздничных недель. В ортодоксальных иудейских общинах мужчины традиционно собираются в группы для совместного ручного выпекания специальных листов мацы, называемых маца шмура («сохраненная маца», имеется в виду, что пшеница охраняется от контакта с водой со дня срезания летом до выпекания мацы для последующего Песаха). Маца должна выпекаться за 18 минут, иначе начнётся процесс брожения и маца станет некошерной на Песах.

Марор

В течение седера в различные моменты ритуала предписывается попробовать горькую зелень (от хрена до листьев салата) — марор.

Отсчёт дней Омера

Отсчёт Омера (ивр. ‏ספירת העומר, Сфират ѓа-Омер‎‏‎‎) в иудаизме — устный счёт сорока девяти дней между праздниками Песах и Шавуот. Требование отсчёта омера содержится в заповеди Торы отсчитывать сорок девять дней начиная со дня принесения в Иерусалимском храме жертвы, состоящей из омера ячменя, до дня принесения в жертву пшеницы на Шавуот. Отсчёт Омера начинается на второй день Песаха и завершается в день перед праздником Шавуот («пятидесятым днем»).

Отсчёт дней омера отражает духовную подготовку и ожидание дарования Торы, данной Богом на горе Синай в начале месяца сиван — примерно в то же время, когда празднуется Шавуот. В книге «Сефер га-Хинух» говорится, что еврейский народ был освобожден из Египта только для того, чтобы получить Тору и исполнять её заповеди, поэтому счёт омера показывает, насколько еврей хочет принять Тору.

Происхождение традиции

Заповедь отсчёта омера приведена в Книге Левит 23:15-16:

15. И сочтите себе от другого дня после покоя, со дня принесения вами омера проведения, семь недель; полными будут они.

16. До следующего дня после седьмой недели сочтите — пятьдесят дней; и принесите новое хлебное приношение Господу.

Омер — библейская единица измерения объема зерна. На второй день Песаха в знак разрешения есть зерно из нового урожая в Храме приносился в жертву омер ячменя. На 50-й день после начала отсчёта, соответствующий празднику Шавуот, в жертву приносились два хлеба из нового урожая пшеницы.

В мидраше (паршат Эмор) объясняется, что когда Сыны Израиля выходили из Египта, Моисей объяснил им, что через 49 дней после исхода им будет дана Тора. Народ были так взволнован предстоящим после физического освобождения из Египта духовным освобождением, что отсчитывал дни вплоть до дарования Торы у подножия горы Синай.

Правила отсчёта

После наступления ночи (примерно через 30 минут после захода солнца), человек, отсчитывающий омер, произносит следующее благословение:

«Барух ата, Гашем, Элокейну, Мелех га-Олам, ашер кидшану бе-мицвотав ве-цивану аль сфират га-омер!»

(«Благословен Ты, Господь, Бог наш, Владыка Вселенной, освятивший нас своими заповедями и давший нам повеление о счёте [дней после принесения] омера!»)

Затем произносится счёт омера в полных днях, а также неделях и днях: например, на 23-й день омера счёт будет следующим: «Сегодня двадцать три дня, что составляет три недели и два дня омера». Отсчёт производится на древнееврейском языке. Согласно Ѓалахе, благословение можно произнести только в течение ночи. Если человек вспомнит о счёте утром или после обеда следующего дня, счёт производится без благословения. Если кто-то забыл посчитать день, он может продолжить отсчитывать следующие дни, но уже без благословения.

В продаже имеются специальные календари для отсчёта омера, которые могут иметь различную форму: от декоративных шкатулок со встроенным свитком, показывающим счёт для каждого дня через небольшое отверстие, до отрывных и настенных календарей. Календари омера часто вешаются в синагогах для удобства молящихся, отсчитывающих омер вместе с общиной в конце вечерней службы. Существуют счётчики омера для персональных компьютеров, производится рассылка на мобильные телефоны посредством СМС.

Символизм

Период Омера считается подходящим временем для духовного роста — человек должен работать над одной из миддот (хороших черт) путём размышлений и развития одной из них в каждый из 49 дней омера.

Процесс духовного роста и развития характера в этот период сравнивается с двумя типами зерна, приносимыми в жертву в Песах и Шавуот. В древности ячмень был кормом для животных, а пшеница — пищей человека. В египетском рабстве евреи достигли почти необратимой точки духовного падения, поэтому Исход в Песах не являлся их заслугой, а был подарком, подобно корму для животных, от которых не ожидается развития их духовного потенциала. Однако в следующие сорок девять дней еврейский народ работал над собой, чтобы принять Тору за свои собственные заслуги: получение Торы требовало духовного роста и объединения усилий всех евреев, поэтому в Шавуот в жертву приносится «человеческая пища».

В Каббале каждая из семи недель отсчёта омера связана с одной из семи нижних сфирот: хесед, гвура, тиферет, нецах, год, йесод и мальхут. Каждый день недели также связан с одной из этих сфирот, что дает в результате сорок девять комбинаций: например первый день омера это «хесед в хеседе», второй — «гвура в хеседе», первый день второй недели — «хесед в гвуре», второй день второй недели — «гвура в гвуре», и т. д. Каждая из этих комбинаций символизирует черту характера, которая может быть исправлена или развита.

Дни омера являются также благоприятным временем для изучения Пиркей Авот 6:6, где перечислены сорок восемь условий постижения Торы. Рав Аарон Котлер объясняет, что в каждый из сорока восьми дней отсчёта омера можно изучать по одному «условию», а на сорок девятый день следует повторить их целиком.

Полутраур

Период отсчёта омера является временем полутраура: запрещено стричь волосы, бриться, слушать живую инструментальную музыку, а также проводить свадьбы и развлекательные мероприятия. Традиционно, это объясняется памятью о гибели 24000 учеников рабби Акивы: согласно Талмуду, в дни отсчёта омера 12000 пар учеников были умерщвлены за неуважение друг к другу. По мнению некоторых авторитетов, в действительности это является зашифрованным намеком ранних талмудистов на участие учеников рабби Акивы в восстании против римского владычества.

Раввин Йехиэль Михаэль Эпштейн, автор книги Арух ѓа-Шульхан, утверждает, что траурный период увековечивает также память евреев, убитых в результате крестовых походов, погромов и кровавых наветов, происходивших в Европе в течение 1000 лет после периода рабби Акивы.

Тридцать третий день отсчёта омера, Лаг ба-Омер, считается днем прекращения эпидемии (и/или появления надежды на победу восстания), поэтому в этот день все правила траура отменяются (однако, некоторые сефардские общины продолжают траур до 34 дня омера, который считается у них днем радости и праздника). У испанских и португальских евреев этот обычай отсутствует. Многие религиозные сионисты бреются и выполняют другие действия, обычно запрещенные в траур, в Йом ѓа-Ацмаут (День независимости Израиля), и затем не бреются до конца траурного периода омера. Некоторые евреи в период омера бреются в пятницу после обеда, чтобы быть опрятными для встречи Субботы.

На практике, период и степень траура евреями различен, и во многом, это зависит от семейных и общинных традиций.

• В некоторых семьях слушают музыку в пасхальную неделю, а затем начинают период траура до Лаг ба-Омера.

• Некоторые сефардские еврейские семьи начинают период траура с первого дня месяца ияр, и продолжают его тридцать три дня до третьего сивана.

• Среди многих жителей Иерусалима распространен обычай соблюдать траур в течение всего периода отсчёта омера, за исключением дня Лаг ба-Омер и трех последних дней отсчёта.

Лаг ба-Омер

Лаг ба-Омер считается днем прекращения эпидемии, поразившей учеников рабби Акивы. Кроме того, на Лаг ба-Омер приходится йорцайт (годовщина смерти) рабби Шимона бар Иохая — ученика рабби Акивы и одного из величайших знатоков Торы своего поколения, считающегося автором каббалистического труда «Зогар». В память о нем в Лаг ба-Омер зажигаются костры, устраиваются пикники, шествия и свадьбы. Данный обычай особенно распространен среди хасидов и изучающих каббалу.

В караизме

Караимы начинают отсчёт омера в день после Шаббата, а не 16 нисана.

Седьмой день Песаха

Согласно Торе, Всевышний повелевает: «в седьмой день также священное собрание; никакой работы не работайте» (Лев. 23:8). Однако, не указывается причина праздника. Согласно традиции, в этот день воды Красного моря расступились перед евреями и поглотили преследовавшего их фараона (Исх. 14:21–29). В память об этом в этот день читают отрывок из Торы, посвящённый данным событиям, включающий «Песнь на море».

Существует обычай идти к морю, реке или другому водоёму (в крайнем случае к фонтану) и петь там «Песнь на море».

Отличие иудейского Песаха от христианской Пасхи

Христианская Пасха посвящена Воскресению Иисуса Христа, и с Исходом евреев из Египта связана только символически, в виде соответствующих библейских текстов, прочитываемых за христианским пасхальным богослужением. Жертва пасхального ягненка в христианском богословии рассматривается в качестве прообраза добровольного самопожертвования Иисуса во искупление грехов мира.

Следует отметить, что пасхальный ужин (седер — ритуальное вкушение жертвенного ягненка в ознаменование исхода из Египта) Иисуса с учениками в христианской традиции получил название Тайной вечери и стал прообразом таинства евхаристии (причастия). Во время Вечери Иисус уподобляет себя самого пасхальному агнцу и, произнося традиционное благословение над вином (Киддуш), называет вино своей кровью, в которой отныне для уверовавших в него устанавливается Новый завет (Лк 22;20).

Песах у самаритян

Самаритяне празднуют Песах на священной горе Гризим, где приносят жертву (в жертву приносится единица скота). Такие отличия от иудейского празднования связаны с тем, что самаритяне признают исключительно письменную Тору и не признают устную.

Шавуот (ивр. ‏שבועות‎‏‎‎, в ашкеназском произношении Швуэс или Швиес), Пятидесятница — праздник в иудаизме, отмечаемый 6 сивана, на 50 день омера. Основной религиозный смысл праздника — дарование евреям Торы на горе Синай при Исходе из Египта. За пределами Земли Израильской праздник идёт два дня.

Названия праздника

• Хаг Шавуот

• Хаг Швуот

• Хаг Матан Тора

• ха-Ацерет

• Хаг ха-Бикурим

• Хаг hа-Кацир

События праздника

На 50 день после Исходa из Египта евреи приближаются к горе Синай и получают от Бога Тору, этим самым заключая с ним договор быть ему «царством священников и святым народом» (Исх 19:6), то есть исполнять всем сердцем новые заповеди, которые Бог даёт еврейскому народу, и распространять знание о Боге по всему миру.

Как и многие другие еврейские праздники, Шавуот отмечает не только определённое историческое событие, но и наступление нового сезона года, завершение очередного сельскохозяйственного цикла. Шавуот праздновался в начале сезона жатвы пшеницы. Это последний из трёх паломнических праздников. В древности в этот день в Храме делали второе приношение пшеницы нового урожая. Из пшеницы свежего помола выпекали два каравая и несли их в Храм. Другой жертвой были самые лучшие первые плоды, первые фрукты.

Обычаи праздника

Молитва

Иудеи совершают праздничную молитву со вставками, посвящёнными этому празднику. Утром говорят Галель. Перед чтением Торы в ашкеназских общинах читают книгу Руфь (Рут). После того как вызывают коэна, читают Акдамот. Во время чтения Торы читают Десять заповедей. У сефардов принято в Минхе читать Азхарот, написанные р. Шломо ибн Гебиролем.

Дополнительные обычаи

Принято украшать синагоги зеленью. На основе Талмуда в традициях установлено всю ночь изучать «Тиккун лейл шавуот», или Талмуд. В Иерусалиме толпы людей направляются к Стене Плача ночью и молятся там с первым миньяном. В синагогах выносят свиток Торы и читают рассказ о том, как она была дарована, текст десяти заповедей и фрагмент, рассказывающий о законах празднования Шавуот в Храме.

Праздничная трапеза в Шавуот обязательно включает молочную и мучную пищу: сыр, творог, сметану, блинчики с творогом, пироги, торты, коврижки с мёдом, пирожки. Этот обычай берёт начало со дня вручения Торы. Вернувшись в лагерь от горы Синай, евреи довольствовались молочной пищей. С тех пор, отдавая дань прошлому, на Шавуот едят только молочное.

Жертвоприношения праздника

Во времена существования Храма приносились соответствующие жертвоприношения:

«Отсчитайте себе от первого дня после праздника, от того дня, в который приносите сноп потрясания, семь полных недель, до первого дня после седьмой недели отсчитайте пятьдесят дней, [и] [тогда] принесите новое хлебное приношение Господу: от жилищ ваших приносите два хлеба возношения, <…> вместе с хлебами представьте семь агнцев без порока, однолетних, и из крупного скота одного тельца и двух овнов; да будет это во всесожжение Господу, и хлебное приношение и возлияние к ним, в жертву, в приятное благоухание Господу. Приготовьте также из [стада] коз одного козла в жертву за грех и двух однолетних агнцев в жертву мирную. Священник должен принести это, потрясая пред Господом, вместе с потрясаемыми хлебами первого плода и с двумя агнцами <…> и созывайте [народ] в сей день, священное собрание да будет у вас, никакой работы не работайте: это постановление вечное во всех жилищах ваших в роды ваши (Лев. 23:15-21)»

Пятидесятница в христианстве

Христиане отмечают на 49-й день после Пасхи торжество Дня Святой Троицы и на 50-й — Сошествия Святого Духа. Согласно книге Деяний 2:1, апостолы собрались для празднования Пятидесятницы, когда на них сошёл Святой Дух. Однако, праздник Шавуот не имеет никакого отношения к христианским праздникам.

Суккот (ивр. ‏סוכות‎‏‎‎), Праздник кущей — один из основных танахических праздников еврейского народа, начинается 15 числа месяца тишрей (осенью) и продолжается семь дней. В это время по традиции следует выходить из дома и жить в сукке (шатре, куще или шалаше), вспоминая о блуждании евреев по Синайской пустыне (книга Исход). Кульминацией праздника является восьмой день, который называется Шмини Ацерет («задержитесь на восьмой»).

Кущи также связываются со Скинией.

В европейском переводе Библии, праздник является омонимом города Сокхоф (лат. Суккот).

Правила и традиции

Седьмой день праздника Суккот называется Хоша‘на Рабба («Великая Хошана»), который имеет свои особые законы. Каждый день мужчины читают благословения, держа в руках лулав и этрог.

Можно пренебречь некоторыми правилами (проживание и приём пищи в сукке) в случае дождя и состояния здоровья.

Суккот в иудео-христианстве

В Новом Завете Иисус Христос, будучи воспитанным в иудейской традиции, празднует многие еврейские праздники, в том числе и Суккот. Первое упоминание о соблюдении праздника группами, проповедующие иудео-христианские варианты мировоззрения, датируется XVII веком (например, субботниками). Праздник отмечается в соответствии с его датой в еврейском календаре.

Исру Хаг (ивр. ‏אסרו חג‎‏‎‎, букв. «Привяжите к празднику!») относится ко дню, следующему за тремя праздниками восхождения в иудаизме, к которым относятся Песах, Шавуот и Суккот. Фраза «Исру хаг» ведёт своё происхождение из псалма 117:27, в котором написано: Бог — Господь, и осиял нас; вяжите вервями жертву, ведите к рогам жертвенника. Согласно Талмуду, этот стих следует понимать назидательно как «Сколько бы любой человек ни ел и ни пил на Празднике, он будет рассматриваться Священным Писанием так (по отношению к съеденному и выпитому им), будто он построил алтарь и принёс на нём жертву»." Бен-Иш Хай, в своей респонсе еврейской общине, спросившей у него о причине соблюдения Исру Хага, процитировал рабби Исаака Лурия, сказавшего, что мы связываем религиозный праздник с последующим днём из-за оставшегося «света» праздника — другими словами, что святость праздника распространяется и на следующий будний день.

«Ночь, Самария. Под пронизывающим ветром на вершине горы Гризим мужчины в белых праздничных халатах и красных фесках раскачиваются, нараспев читая молитвы на непонятном языке. Правда, самаритяне утверждают, что именно с таким ударением говорили на иврите евреи в 8-м веке до нашей эры. В результате молитвы не понимает ни один современный израильтянин, но самаритян это мало волнует. Как, впрочем, и Новый Завет, благодаря которому «добрый самаритянин» стал фактически модным лейблом.

Сами они считают себя потомками древнееврейских колен Эфраим и Менаше, оставшихся в Самарии после ассирийского завоевания 722 до н. э., и верят в то, что на этой горе их народ живет с тех самых пор, когда город Шомрон был столицей царства Израиля. Мол, они и есть истинные сыны Израиля, которые никогда не покидали своего надела и никогда не смешивались с другими народами. Несмотря на то, что они строго соблюдают заповеди Торы (из которой они признают только Пятикнижие, отвергая поздние писания пророков и т.п.) – израильские раввины считают, что они чужаки, которых завезли сюда те самые ассирийцы.

По их мнению, гора Гризим, на которой они стоически молятся уже полночи - это и есть гора Мория, она же Храмовая гора, на которой Авраам едва не принес в жертву Исаака. Если бы она действительно вдруг оказалась там, а не в старом городе Иерусалима, одной проблемой на Ближнем востоке было бы меньше (с восхождения Ариэля Шарона на неподеленную евреями и мусльманами Храмовую гору началась вторая палестинская Интифада).

Мужчины сворачивают коврики, на которых молились босиком, и идут продолжать молитву метрах в 40 оттуда. (Первое место – разрушенный храм, второе - жертвенник Авраама). Великий Коэн («Великий Священник», совмещающий обязанности верховного священнослужителя и главы общины) - уже старый человек, поэтому свиток Торы высоко над толпой возносит один из его заместителей.

Ветер развевает его белую одежду и бороду, первые лучи красного солнца золотят металл, закрывающего свиток.

Зрелище впечатляющее. Вот если бы еще не заборы, понаставленные на горе Управлением заповедников Израиля.

Намек понятен: ребята, тут ведутся раскопки, а вы живете в музее. Собственно, до недавнего времени все и шло к тому, чтобы самаритяне остались красивой легендой. Если в начале 5-го века нашей эры самаритян было около миллиона, то к началу 20-го их осталось всего 146 человек. В последнее время община чуть ожила: теперь их немногим больше 650.

Чуть рассвело, и библейскую картину несколько портят цветные одеяла, в которые закутались некоторые молящиеся. Да еще один из парней подходит: «Слушай, не видела, как вчера сыграли «Маккаби»? Еще прозаичнее зрелище становится, на гору подтягиваются самаритянки, которые, по традиции, в молитвах не участвуют.

Праздничные платья и даже мини-юбки спрятаны из-за холода в мешковатые домашние халаты. Они разливают мужьям, продрогшим за 6 часов молитв на таком холоде, кофе из термосов.

Пора и по домам – у самаритян нынче праздник Кущей, Суккот. Толпа спускается с горы в дома. По дороге они приветствуют израильских солдат на джипах, патрулирующих окрестности: как-никак, внизу – КПП, Шхем.

Уже 30 лет самаритяне на горе Гризим живут между двух огней. У них голубые израильские паспорта и желтые номера на машинах – но работают они в Шхеме, и там же молодежь учится в университете А-Наджах. Кое-кто работает на территории Израиля, но в основном им приходится искать заработок у палестинцев. До начала Интифады обе стороны соревновались в хорошем отношении к самаритянам. Израильтяне дали им гражданство, решив проблемы пособий, медицинской страховки, и главное – проблему передвижения через блокпосты. Там, где палестинцы могли ждать часами – самаритян пропускали без вопросов. Палестинцы, в свою очередь, помогли им основать музей, и «Великому Коэну» самаритян покойный ныне Арафат даже подарил новую машину.

А потом одного из самаритян ранили палестинские террористы, приняв за израильтянина. Когда он, весь в крови, доехал на машине до блокпоста и врезался в него, израильские солдаты еще добавили ему очередь, приняв за террориста. К 2003 году все пошло совсем наперекосяк. Сначала проблемы начались с палестинцами: ВШхеме пошли слухи, что самаритяне, пользуясь правом беспрепятственного проезда и на территориях и в Израиле, занялись спекуляцией, заламывая цены за перевоз товаров. Потом пара сотен членов общины согласились записаться в правую израильскую партию Ликуд, купившись на обещания политиков решить проблемы самаритян. Правда, проголосовать им не дали крайне правые, дело дошло до драки и до угроз передать палестинцам фотографии «предателей». Недавно мусульмане взломали сайт самаритян, оставив там соответствующие пожелания.

А потом проблемы начались уже с израильтянами: 6 февраля 2003 года на блокпосте неподалеку от Шхема палестинские боевики устроили засаду: два израильских офицера погибли, а следствие неожиданно привело к Надеру Цадке, самаритянину 26 лет, который во время учебы в университете а-Наджах подружился с активистами Народного фронта. ШАБАК приписал ему ключевую роль в организации теракта и провозе машины со взрывчаткой в Израиль. До ареста Цадка скрывался в Шхеме, а после его ареста отношение к самаритянам резко изменилось.

Правда, добрыми самаритяне так и остались - в их деревне по сей день можно зайти в любой дом, и почувствовать себя желанным гостем.

«Хотите посмотреть на нашу сукку?» - приглашает Афиф Альтиф, успевший сменить белую праздничную «сутию» на серый домашний «дишдаш».

Мы хотели. В отличие от иудеев, строящих шалаши под открытым небом, самаритяне вешают под потолок решетку с орнаментом из настоящих фруктов.

Стены дома завешаны надписями в рамках на арамейском, и семейными портретами – ну, и еще гобелен, изображающий жертвоприношение Исаака.

«До ареста Надера мы спокойно ездили куда угодно, нас пропускали на блокпостах, - говорит он, разливая в маленькие стаканы сладкий чай. – Теперь стали посматривать косо. Заработка сейчас почти нет – половина общины живет на пособия… Но как-то выкручиваемся. Многие работают в Палестинской Автономии – учителями, водителями… А что делать? Мы, как маленькая община, обязаны оставаться в стороне, если хотим выжить. За Ликуд мы пошли голосовать, чтобы нас кто-то опекал, чтобы мы жили в безопасности и могли спокойно хранить свои обычаи. Мы-то себя считаем сынами Израиля, и мы благодарны этому государству, что они дали нам статус - израильский паспорт – с ним легче передвигаться, это очень солидно. И когда заболеешь, есть страховка, и когда блокируют территории, мы можем ездить спокойно. А дома мы говорим по-арабски, потому что мы родились в Шхеме».

Община самаритян считается крайне закрытой – но Альтиф протестует.

«Это только во всем, что касается религии. А так отдыхать ездим, как все – в Иорданию, в Германию, в США В клубы выходим, в кафе посидеть. Только субботу мы соблюдаем строже религиозных евреев – у нас даже плитки постоянно работающей нет. И мясо мы едим только собственного забоя. Покупаем живых баранов у бедуинов, режем их здесь, по-своему, с особыми, самарийскими молитвами. А так – у нас даже девушки одеваются, как хотят».

Девушки действительно одеваются как хотят: их мини-юбки и сапоги до колен рядом с белыми одеждами патриархов общины смотрятся довольно дико. Но им позволяется многое – девушки тут в дефиците, их меньше, чем парней. 50 лет назад у самаритянина, у которого не было сестры, была серьезная проблема с женитьбой, - не было «карты» для обмена. На браки вне общины был наложен запрет – девушкам запрещено покидать общину в принципе, а самаритянину можно взять в жены девушку «из чужих» только если она станет самаритянкой. А многовековые традиции внутрисемейных браков приводят к рождению больных детей.

Года три назад самаритяне решили начать исправлять демографическую ситуацию и спасать народ. Выход нашелся – в лице девушек из СНГ.

Первой самаритянкой стала украинка Александра Красюк, невестка Великого Священника общины. Сейчас в самаритянской общине живут 4 азербайджанки, одна украинка и одна русская.

Праздник, и в доме Великого Коэна самаритян не протолкнуться – одна семья заходит за другой, рассаживаются в просторной гостиной, несколько минут разговора – и следующее семейство в праздничных одеждах уже ждет своей очереди. Выходя, они кивают или жмут руку худенькой голубоглазой блондинке в высоких белых сапогах, с изящными браслетами на узких запястьях. «Как дела, Шура? С праздником, Шура! Где муж?» Она смущенно улыбается, отвечает кивком: «Ничего, с праздником и вас. Муж спит». Мать семейства разносит поднос со сластями. На фоне шумных черноволосых самаритян в праздничных кафтанах и мощных смуглых девушек она смотрится как балерина посреди хоккейного матча.

«Шура Коэн», - представляется она.

В 17 лет Саша, закончив школу в городе Херсоне, отнесла свои фотографии в брачное агентство, которое знакомило девушек с заморскими женихами.

- Зачем?

Саша смущается. «Моя подруга сфотографировалась в студии, и мне понравились ее фотографии. Я тоже пошла, а мне сказали – давай мы их разместим в брачное агентство. Я сказала, ради смеха – да пожалуйста… Несколько раз меня приглашали на какие-то встречи, но мне никто не нравился – то характер, то еще что… Потом я поступила на факультет менеджмента, проучилась год – а летом меня позвали на встречу с Яиром, и в нем я почувствовала что-то свое, хотя разговаривали мы через переводчицу, и через неделю мы поженились».

На этом этапе к разговору подключается Яир – полный лысый смуглый самаритянин 42 лет. Он усаживается на диване в желтой галабие, и добродушно улыбается.

«Как-то мой друг, Яаков, у которого есть в Тель-Авиве брачное агентство, предложил мне выбрать невесту – я много лет никак не мог жениться, - говорит Яир. - Смеха ради я просмотрел фотографии, увидел Шуру, и сказал: «Я хочу вот эту». Он махнул рукой: «Ну, она для тебя маленькая». Я ответил, что мне это вообще кажется анекдотом, но вот ради этой девушки я вполне готов слетать в Украину. В самолете всю дорогу мы смеялись, а в Одессе я увидел ее в аэропорту, и шутки кончились. Я сказал ей через переводчицу: «Я приехал сюда, когда увидел твою фотографию, и сейчас я хочу забрать тебя». Она промолчала. И в итоге мы поженились».

«Он мне сразу понравился, - поспешно говорит Саша. - Он был такой спокойный-спокойный, мягкий, хороший. Не то чтобы я пошла на это от бедности, от того, что нам нечего есть было. Я просто хотела замуж, и не жалею – разве что о том, что пошла на это слишком рано… Ну, не встретила я подходящего украинского парня. В Украине на 3 девушек 1 парень, а тут – наоборот… Вначале не было такой большой любви, я только видела, что он мне подходит, умный, спокойный. А потом все пришло – и любовь, и главное, уважение».

Сначала Коэны сыграли свадьбу в Украине, для Саши с семьей, потом, в июне 2003, уже по самарийским обычаям, здесь. То, что у молодоженов не было в буквальном смысле ни одного общего языка, никого не смутило.

«Вначале мы говорили только глазами, - невозмутимо поясняет Яир. – Ей, конечно, было тяжело, другой мир все-таки. Но как говорят у арабов, 40 дней поживи с этим миром и ты его поймешь. Сейчас она уже свободно говорит на иврите и немного на арабском. Мы каждый год на три недели ездим в Украину, к родителям – там Шура переводит, ну, и несколько слов я понимаю. В доме у ее родителей я чувствую себя как дома. Но в Херсоне через два-три дня уже нечего делать, а вот Одесса мне нравится».

Поначалу Саша не поняла, куда попала.

«Меня не предупредили, что речь идет о самаритянах – я думала, евреи – но тут увидела, что они говорят между собой по-арабски… И когда я в первый раз увидела галабию, я была в шоке – как мужчина может носить платье? Вначале было очень тяжело. Плакала по ночам в подушку, не понимала, что от меня хотят, ошибалась все время – то свет в субботу включу, то еще что… Потом привыкла. Еще тут появилась Лена, она три года до этого жила в Израиле и уже знала иврит, она мне что-то объясняла…»

Теперь быт самаритянки Шуры Коэн вполне устроен.

«Вся семья встает в 6-7 часов утра, а я встаю часов в 10-11, одеваюсь, готовлю себе что-нибудь, убираю свою комнату, иногда помогаю маме на кухне. Встречаюсь с подругами-самаритянками, гуляем, болтаем, едим. Вообще меня никто ничего делать не заставляет. Живу пока. Тут вообще все по-другому… Еда другая. Люди другие, даже у картошки тут вкус другой… Тут не принято, как у нас, дни рождения отмечать… Торт с «Кока-колой» если поставят, и на том спасибо.

Родителей Яира я зову мама и папа, я научилась готовить немного их салаты, но в основном мама готовит. По кухне украинской скучаю, иногда что-то себе готовлю – перцы фаршированные, борщ… Они пробовали, но для них это непривычно. Сейчас сама учусь писать на иврите, у меня есть учебник… Читаю книжки по-русски – покупаю их в Ариэле или в Петах-Тикве. Хочу пойти работать, надоело уже сидеть дома, но муж мне не дает – и учиться тоже, может, боится меня отпускать, ревнует. Говорит, что у него в семье мать и бабушка не работали, почему его жена должна работать? В деньгах он меня не ограничивает, так что материальных проблем у меня нет вообще. Подарки мне делает каждую неделю. Поначалу, когда мы слышали перестрелки из Шхема, я немного пугалась, но муж успокоил – сказал, что это же не у нас, а в Шхеме.

Сейчас мы уже разговариваем обо всем. Когда я что-то не понимаю в их обычаях, спрашиваю. Иногда пытаюсь объяснить ему что-то про нашу культуру».

- Ну например? – пытаюсь я понять, что Шура подразумевает под культурой.

«Ну вот например когда мы были в Украине, я позвала его на дачу к подруге. Он не понял, что дача должна быть небольшим домом, ему не понравилось, после их здешних хором… Но постепенно он привыкает к Украине – в первый раз когда мы поехали туда, он был в шоке. Сейчас уже шутит с моими подругами, они его обожают, им нравится, как он ко мне относится. Ну, романтики как таковой нет, - тут, по-моему, это вообще не очень принято, но он любовь есть. Когда мне тоскливо, я звоню в Украину своим подругам, семье – и легче становится. Иногда тяжело, что меня не понимают, что мы такие разные – но я понимаю, что надо уступать, и ему, и мне. В основном по мелочам, не припомню чего-то такого принципиального».

«Родители мои Яира очень любят, они друг друга понимают и без слов. Они никогда ничего не говорили насчет того, что он старше…»

- Для посторонних брак сына Великого Священника общины с украинской девушкой выглядит довольно дико.

«Ну, со стороны, может, оно и странно - но мы живем, как нормальная семья, никто не святой, со своими проблемами, когда ругаемся, когда нет… Единственное отличие от любой другой семьи – в доме всегда куча народу. А мне лично самаритяне ближе, чем русские в Ариэле. Они там не такие приветливые и доброжелательные. Тут все, даже те, кто живет в конце деревни, кого я не знаю почти, обязательно поздоровается, спросит, как у меня дела. Вначале все вообще ахали – я тут единственная блондинка».

Видимо, муж вполне разделяет восторги соплеменников по поводу Сашиной внешности: все стены их этажа завешаны ее фотографиями. Из окна открывается потрясающий вид на горы, на холме напротив пасется стадо баранов. Мне неудобно спрашивать, как Шура относится к таким обычаям самаритян, как необходимость самим закалывать баранов, и во время менструации сидеть неделю в отдельном помещении. Да и как-то не вяжутся бараны с обстановкой дома, не уступающей по роскоши пятизвездочной гостинице.

- Яир, что тебе в ней нравится больше всего?

«Кровь», - отвечает за него Шура.

- Что? – вздрагиваю я.

«У нас маленькая община, и из-за внутренних браков много детей рождаются немыми, глухими, инвалидами. Это большая беда, - поясняет Яир. – Нужна новая кровь. Я бы женился на самаритянке, но не смог, побоялся таких детей. У меня один брат глухонемой, у другого с ногами не в порядке. И вот Шура здесь, смотри, какая красавица. Для меня она мисс Вселенная.

Когда я женился, мой дядя был великим священником, а отец – его заместителем, и они оба благословили меня. Конечно, в общине не верили, что такую девушку, как Шура, соблазнила наша религия. Но тем не менее, она соблюдает все обычаи. А верит или нет - главное, что я верю в свою жену, а что люди говорят – мне неважно. Хотя вся община ее приняла».

Саша толком не знает, чем занимается ее муж. «Что-то перевозит на машине, я не знаю…»

«Напиши бизнесмен», - говорит Яир. «Что я зарабатываю более чем прилично».

- И как вы видите свою семью через 10 лет?

«Ну, детей, пора уже, наверное, - неуверенно говорит Саша. - Может, я немного поспешила, надо было все-таки доучиться. Может, мне еще удастся его убедить отпустить меня учиться».

«Да мы на день вперед не загадываем, - говорит Яир. - Ей всего хватает, слава богу. Я зарабатываю достаточно, чтобы и нам, и детям, и внукам хватило, чтобы жить безбедно. Я не против того, чтобы женщины работали, но я не хочу, чтобы моя жена работала. Хочу, чтобы она наслаждалась жизнью, отдыхала, путешествовала, чтобы ей было весело. Я хочу, возвращаясь домой, видеть свою жену. Если я не вижу ее 5 часов подряд – для меня это плохой день. Это любовь. И разница в возрасте нисколько не мешает. На 10 лет вперед я не хочу загадывать – иди знай что тут будет через год. Но я верю, что у нас всю жизнь все будет хорошо, что у нас будет любовь и дети, и счастье, и немного проблем, потому что они как приправа для еды…»

- Шура – хорошая самаритянка?

- Шура – лучшая. Сейчас я ищу пентхауз в Рамат-Авиве, хочу сделать подарок своей жене. Я ее очень люблю».

Великий Коэн самаритян вещает именем бога на земле. И по традиции, самый старший член семьи Коэнов становится великим священником. Так что не исключено, что через несколько десятков лет Великим Священником самаритян станет сын украинки.

«Есть такой вариант», - говорит Яир. «Я очень на это рассчитываю».

По всей видимости, есть и другие варианты.

Например, девушка Галя, которая вышла замуж за другого самаритянина, бежала через два месяца после свадьбы.

«Ну, видимо, ей было сложно», - пожимает плечами Саша и ведет нас к своей подруге Лене. По дороге нам встречается один из ее лопоухих племянников. «Здесь я по лицу могу сказать, кто из какой семьи», - обнимает она его.

«Точнее, по ушам», добавляю я про себя.

А вот Раджай (36) и Лена (28) Альтиф сидят на диване, взявшись за руки. И в скором времени ждут ребенка. У них ситуация особая: Лена израильтянка, она репатриировалась в Израиль 3 года назад из Омска, и на заводе по производству пластиковых изделий «Кетер» познакомилась с Ражаем. Два года назад они поженились.

«Я с самого начала знала, что он не такой, как все – не мусульманин и не еврей, - говорит Лена. - Через месяц после знакомства он привел меня домой и объяснил, кто они такие. Я, конечно, что-то слышала о самаритянах, как-то видела о них сериал по Би-Би-Си, но толком не знала, где они вообще живут и кто они такие - вроде евреи, а говорят на арабском… Потом я поселилась в Ариэле, откуда видно гору Гризим, и стало понятно, что это не в Африке. Конечно, я никогда и вообразить не могла, что выйду замуж за самаритянина. Собственно, я не за самаритянина замуж выходила, а за Ражая. Ну, самаритянином он оказался, что теперь делать… Я приняла его, каким он есть, с его религией и традициями. В принципе, я легко воспринимаю новые вещи. Не помню, чтобы мне с чем-то было особенно тяжело. Мои подруги из Ариэля приезжает навестить нас и радуются за меня, хотя поначалу им это показалось странным. Он им очень нравится, но они говорят, что повторить мой подвиг не решились бы».

«Вначале я оставалась у его на субботу, потом после помолвки полгода жила здесь, пока не увидела, что мне это подходит, я готова на это пойти.

Девушки, которые приходят в общину извне, должны приходить с открытым сердцем и с большой любовью, потому что в противном случае оно просто того не стоит».

«В общем, никто ничего плохого не сказал, - говорит Раджай. - Отрицательные реакции вызывают только те, кто женится, и покидает общину. Конечно, непросто, когда община такая маленькая, потому что все знают все обо всех, и нужно иногда объяснять, что не во все нужно совать свой нос, что есть какие-то границы. Мы же тут почти семья - любой может зайти к тебе в дом без стука. У нас нет стеснительности. И они посчитали, что девушка извне должна принять безоговорочно все обычаи. Я сказал, что я так не считаю, и мы хотим право на личную жизнь, чтобы никто не стоял над душой, и что надо стучаться и спрашивать разрешения войти. Сначала родственники обижались, потом сказали, что я прав».

В прошлом году Ражай побывал в Омске. «Было отлично», говорит он. «Справляли новый год». Так-то русские праздники они не отмечают – самарийских вполне достаточно. Разве что день влюбленных, причем два раза в год – по-западному, и по еврейскому календарю.

«Если честно, я не видел самаритян счастливее нас», - говорит Раджай.

«И не только самаритян, - смеется Лена.

«Мы два года вместе, и пока ни разу не поссорились, тьфу-тьфу. Единственное о чем мы жалеем – о годах, которые мы потеряли, когда не знали друг друга».

В отличие от Саши, Лена продолжает работать. «Зачем я буду ее ограничивать? – говорит Раджай. - И так из-за меня у нее ограничения в религии, в шабат, еще и дома ее посадить – так что у нее за жизнь будет? Мы с ней равны, и я считаю, что тот, кто держит жену дома – это примитивно».

Впрочем, Лена настаивает на том, что она совершенно не страдает.

«Мне тут очень интересно, - говорит она. - Я каждый праздник, каждый шабат, учу что-то новое. Я 54-я женщина, которую взяли замуж вне общины. Были еврейки, сирийка, египтянка… Русская была только одна. 90 лет назад тут появилась первая русская женщина тоже из Сибири, тут она стала Марьям Цадка. И она перевернула весь уклад жизни самаритянок - так, что о ней до сих пор говорят. Она научила их читать и писать, учить Тору, праздники справлять, как следует… Я хочу, чтобы обо мне тоже так говорили через 100 лет».

То, что по паспорту она теперь самаритянка, и для евреев вообще непонятно кто, ее не расстраивает. «По приезду в Израиль я вообще с трудом понимала, что такое еврей – я же была атеисткой. Так что теперь мне и подавно все равно, что обо мне думают раввины».

- Не боитесь, что ваши дети будут чувствовать себя не такими, как все?

«Лично я в детстве не ощущал никакого дискомфорта,- говорит Раджай. - Думаю, все зависит от воспитания. Учись, работай, пожалуйста – только соблюдай обычаи».

«Я спросила как-то здешних подростков, почему они редко появляются в Израиле, - добавляет Лена. - Они сказали: «Израильтяне на нас смотрят как на арабов». И я поняла, что мы сами в этом виноваты. Дети ведь должны учиться здесь, как-то продвигаться в жизни…»

- Мы? – переспрашиваю я Лену.

«Ну да, мы, - подтверждает она. - Я очень горжусь тем, что я часть этой общины. И не понимаю, почему евреи не хотят признавать нас своими. У нас ведь одни корни, мы никогда отсюда не уезжали – если уж на то пошло, мы и есть настоящие евреи. Нас называют закрытой общиной, но мы чувствуем себя частью этого народа, а они нас не принимают. Они произошли от нас, а не наоборот».

«Она и мне делает замечания, если я что-то не так делаю, она все предписания религии очень строго соблюдает», - с улыбкой говорит Раджай. «У нас в общине нет нерелигиозных, так что мы мало изменились. Хотя, конечно, деньги портят и меняют людей. Человек, у которого много денег в кармане, не думает о других. Но я считаю, что я до сих пор остался хорошим самаритянином, и готов помочь любому человеку».

Нам пора, мы собираемся. «Наташа, выключи, пожалуйста, свет», - просит самаритянка Лена. По традиции, даже нажать на выключатель в праздник считается работой, и, следовательно, нарушением праздника.

«Не знаю, будут ли сюда еще привозить украинок и русских, но те, которые у нас тут живут, в полном порядке, - подводит итоги Афиф Альтиф. - Между собой они, конечно, говорят по-русски, но в остальном они вполне прижились – ходят в синагогу, соблюдают шаббат. С нашей нынешней ситуацией, и если Великий Коэн разрешил – почему бы и нет». (Источник: http://mozgovaya.livejournal.com/343237.html)

Самаритяне считают себя потомками северных израильских колен Эфраима и Менаше, пережившими разрушение Северного Царства ассирийцами в 722 г. до н.э. Надпись Саргона II фиксирует переселение небольшого числа жителей (27 290 человек), так что вполне возможно что большая часть населения осталась и идентифицировала себя как "израильтяне". Согласно священной истории самаритян, схизма с иудеями произошла во время переноса святилища из Сихема в Силом во время Илия. Самаритяне не поддержали основание нового незаконного культового центра и жречества и стали "хранителями" веры. Свое название самаритяне возводят к слову שמרים (шамерим) - "хранители".

Согласно Ветхому Завету, самаритяне - это потомки народов, переселенных ассирийским царем на территорию разрушенного Северного Царства. Эти народы происходили из разных мест Ассирийской Империи, в том числе и из Кутты, города давшего иудейское название самаритянам - куттим.

Вопреки как самаритянской, так и иудейской традиции, большинство ученых относит появление самаритянской общины к намного более позднему периоду. Согласно одному из взглядов, основанному на книге Ездры, самаритяне - это народ, живущий в Самарии (Северном Царстве) и отделившийся от народа Иуды в персидский период (см. Ездр. 4:1-5). Другие, на основании сведений Иосифа Флавия (Древности XI 340-345), относят возникновение общины и возведение храма в Сихеме к эпохе Александра Македоского. A.D. Crown считает временем схизмы III в до н.э., а J.D. Purvis относит раскол ко времени разрушения самаритянского храма Гирканом в 128 г. до н.э. На эту же позднюю дату указывает палеографический анализ особой разновидности еврейского письма, используемого самаритянами. Однако вне зависимости от того, когда была основана самаритянская община - в V, IV, III или II в. до н.э., - эта датировка не обязательно имеет отношение к Самаритянскому Пятикнижию. Прасамаритянский субстрат мог появится до возникновения общины, а собственно самаритянские изменения текста могли появится значительно позже.

Кроме Пятикнижия, самаритяне обладают другими литературными произведениями, в том числе - Самаритянский Таргум (парафраз библейском текста, написанный на разговорном диалекте арамейского языка), Memar Marqah - сборник проповедей, выражающих самаритянское вероучение, Книга Иисуса - текст на арабском языке, рассказывающий о периоде от Иисуса Навина до III в н.э., Ha-Tolidah ("Генеалогия") - текст, составленный на иврите в 1346 г. н.э., содержащий генеалогии от поколения покорителей Ханаана. Другая хроника - Shalshalah ("Цепь") представляет собой начинающуюся от Адама ганеалогию первосвященников от библейского Эльазара сына Пинхаса до жившего в XX веке Иакова бен Харуна. Хроника "Kitab al-Ta'rikh, составленная а XIV в., рассказывает об истории от Адама до Мухамеда. Еще одна хроника повествует о событиях, параллельным описанным в книгах Навина, Судей, Царств и Параллипоменон. Каноническим текстом самаритян, используемым при богослужении, является только Пятикнижие.

Характер текста Самаритянского Пятикнижия лучше всего можно описать в сравнении с масоретским текстом, от которого он достаточно часто отклоняется. Классификация отличий была разработана Гезениусом в 1815 г. и улучшена на основании Кумранских Свитков. Изучение прасамаритянских текстов, найденных в Кумране, позволило ученым разделить отличия текста Самаритянского Пятикнижия от масоретского на два слоя: прасамаритянские элементы, содержащиеся уже в древних не-сектанских текстах, и самаритянские элементы, добавленные самаритянами. Второй, более поздний слой, содержит характерные черты самаритянской религии, а также фонетические изменения, характерные для самаритянского языка.

К прасамаринятским элементам относятся прежде всего, так называемые гармонинизирующие изменения, цель которых - не оставить в тексте никаких внутренних противоречий и никакой непоследовательности, какая могла бы нанести урон священному характеру текста. Кроме того, в прасамаритянских текстах происходили замены сложных грамматических форм более простыми.

Чтения, созданные членами самаритянской общины, включают в себя идеологические и фонологические изменения. Основные идеологические изменения в Самаритянском Пятикнижии касаются главного места совершения религиозного культа. В каждом стихе Еврейской Библии, где подразумевается Иерусалим, в самаритянском текста подразумевается (иногда с помощью намеков и аллюзий) их собственный культовый центр - гора Геризим (הרגריזים , в самаритянской орфографии это одно слово). Такое изменение особенно очевидно в обоих версиях Декалога, где добавлена заповедь, касающаяся святости горы Геризим. Эта заповедь целиком составлена из стихов, встречающихся в разных местах Пятикнижия: Втор. 11:29a, Втор. 27:2b-3a, Втор. 27:4a, Втор. 27:5-7, Втор.11:30. Однако упоминание горы Геризим в Втор. 27:4 Самаритянского Пятикнижия скорее всего является более древним чтением, чем масоретское чтение "гора Гевал". Это подтверждается неопубликованным фрагментом Кумранского Свитка, содержащим чтение הרגריזים. Таким образом масоретский текст Втор. 27:4 содержит идеологическое анти-самаритянское изменение.

Другой тип изменений в Самаритянском Пятикнижии связан с выражением המקום אשר יבחר יהוה "место, которое изберет Йахве". Это указание на некоторое место в Палестине подразумевает Иерусалим, однако его название во Второзаконии не упоминается, поскольку этот город еще не был завоеван во время Моисея. В то же время, по мнению самаритян, Сихем был выбран уже во время патриархов (Быт. 12:6, 33:18-20), поэтому везде в Самаритянском Пятикнижии это выражение читается המקום אשר בחר יהוה "место, которое избрал Йахве" (см. например, Втор. 12:5, 14).

Многие фонологические особенности Самаритянского Пятикнижия известны из других самаритянских источников, особенно характерно из них чередование гуттуральных ע и ח, встречающееся в галилейском диалекте арамейского языка.

Самаритянское Пятикнижие в сравнении его с прасамритянскими текстами, найденными в Кумране является свидетельством в пользу Документарной гипотезы, согласно которой текст Пятикнижия приобрел современную форму в результате объединения нескольких первоначально независимых литературных источников. (Источник: Vadym Zhuravlov, Самаритянское Пятикнижие. Из Э.Тов "Текстология Ветхого Завета" и The Anchor Bible Dictionary)

Сейчас самаритяне – этноконфессиональная группа Израиля, не идентичная евреям (в обиходе используют арабский язык, но также хорошо владеют и ивритом). Живут они в основном в г. Наблусе (Шхеме), в квартале Кирьят-Луза (Неве-Кедем) у горы Гризим на Западном Берегу реки Иордан. и в Холоне, пригороде Тель-Авива, где есть особый самаритянский квартал Шхунат-шомроним (Неве-Пинхас). Там же действует самаритянская синагога, выходит самаритянский журнал אב («Алаф-Бит»). Центр самаритянского культа – вершина горы Гризим, где некогда стоял их храм. Самаритяне Холона сейчас говорят на иврите, а в Наблусе – на сиро-палестинском диалекте арабского, однако культовые тексты до сих пор записываются оригинальной письменностью.

Самаритянский язык представлен в «Самаритянском таргуме», 4 в. и в более поздних источниках. Известен труд средневекового ученого Табии бен Дарта о диакритических знаках самаритянской письменности. Интересно, что именно замысловатые знаки самаритян некоторые исследователи считают прототипами древнеславянской глаголицы.

Еще в начале периода возвращения в Сион из Вавилонского плена, лидеры Самарии, во главе с Санваллатом, пытались сотрудничать с вернувшимися из изгнания, однако те отвергли сотрудничество, что привело к длительной вражде между самаритянами и вернувшимися, и способствовало превращению самаритян в отдельную религиозно-этническую группу. Хотя в Библии не объясняется, почему вернувшиеся так повели себя с жителями Самарии, исследователи полагают, что причина коренилась в языческих элементах самаритянского культа.

Поначалу самаритяне поддерживали Александра Македонского в его завоевании Израиля, но позже созгли его наместника. В наказание Александр разрушил город, именно после этого самаритяне поселились в Шхеме, который стал их религиозным центром.

Самаритяне не участвовали в восстании Хасмонеев, а в правление Гиркана I Иоханана вошли в коалицию нееврейских городов против Хасмонеев. В 128–127 до н. э. Иоханан Гиркан захватил и разрушил Шхем и Самарию, а также разрушил храм на горе Гризим. Самария была вскоре восстановлена, а Шхем – лишь спустя 180 лет. Храм на горе Гризим более не восстанавливался и почти не упоминался, однако, по-видимому, после царствования Иоханана Гиркана на горе Гризим был сооружен алтарь.

Сыновья Ирода I, которым он завещал власть, – Архелай, Ирод Антипа и Ирод Филипп I – были детьми его самаритянской жены Малтаки.

По-видимому, из-за этих преследований самаритяне приняли участие в антихристианских беспорядках в правление Юлиана Отступника (361-363). Они поднимали несколько восстаний во главе с Баба Рабой; этот период был временем высшего расцвета самаритян, их культуры и культа. Во время восстаний 484 г. и 529 г. самаритянам удавалось ненадолго достичь независимости и возвести на престол собственных царей (Юстуса в 484 и Юлиануса в 529).

Эпоха арабского владычества – период глубокого кризиса в истории самаритян. Народ, насчитывавший в начале арабской эпохи около 350 тысяч человек, ко времени завоевания Израиля крестоносцами превратился в лишенную влияния религиозную секту, состоявшую из нескольких тысяч членов. Вместе с тем связи между духовным руководством самаритян Шхема, Дамаска и Каира привели к расцвету литературной и религиозной жизни самаритян в 14 в.

В период турецкого владычества самаритянские общины вне Шхема прекратили свое существование. Дамасская община была вырезана в 17 в. Тогда же умер последний самаритянский первосвященник из династии кохенов, и с тех пор должность отправляют священники-левиты. В конце 18 в. исчезли самаритянские общины в Каире и Газе. Тогда же самаритяне приобрели участок земли на горе Гризим, который с тех пор (с перерывами из-за запретов мусульман) служит местом пасхального жертвоприношения. В 1842 они обвинены в безбожии. Главный раввин Иерусалима Аврахам Хаим Гагин (1787-1848) официально подтвердил, что самаритяне – ветвь народа Израиля, избавив их от полного истребления.

В 1954 все самаритяне Израиля, кроме живших в Шхеме, были переселены в Холон, а в 1963 в самаритянском квартале города была открыта самаритянская синагога. В результате перехода Самарии под контроль Израиля после Шестидневной войны 1967 усилились контакты между самаритянами Холона и Шхема. Когда в 1993 было принято решение вывести израильские войска из Шхема, шхемские самаритяне потребовали, чтобы на район Кирьят-Луза распространился статус израильского поселения, но в этой просьбе израильское правительство им отказало. В то же время на самаритян распространяется «Закон о возвращении», поэтому все самаритяне имеют израильское гражданство и, при желании, могут переселиться в Израиль. В Палестинском законодательном совете первого созыва (1996-2006) за самаритянами был закреплен один депутатский мандат в округе Наблус.

Организация ЮНЕСКО занесла самаритян в «красную книгу» этнических групп, которым грозит исчезновение. Это, в частности, даёт возможность самаритянской молодежи получить бесплатное образование в любом университете мира.

Самаритяне занимают первое место в мире по количеству издаваемой печатной продукции на душу населения. Правда, не так уж и много надо издавать, если «душ населения» всего 705 (по данным на 2007). (Источник: http://rbardalzo.narod.ru/4/sam.html)

Самоназвание: шамрим, буквально `хранители` и более полное — шамрим ал hа-эмет, `хранители истины`). Их численность на конец 2008 года была около 800 человек. Живут в Холонском квартале Неве-Пинхас (более половины) и в посёлке Кирьят-Луза около Шхема.

Самаритяне консолидировались в качестве религиозно-этнической группы в начале эпохи Второго храма на территории Самарии.

Языки: иврит в повседневной жизни и его древний вариант в богослужении. Самаритянская письменность - первоначальный еврейский алфавит, общий с финикийцами. Самаритяне Шхема владеют также арабским.

Согласно традиции самаритян, они — часть народа Израиля, хранящая верность его подлинному наследию. Согласно той же традиции, вплоть до дней священника Эли продолжался период, называемый рахута (по-арамейски `благоволение`), когда местопребыванием Бога была гора Гризим близ Шхема. Однако во времена Эли начался период, называемый пнута (`отход`), когда большинство народа Израиля покинуло гору Гризим, и лишь колено Йосефа, с которым самаритяне себя идентифицируют, осталось хранителем подлинной традиции.

Эли Коэн соперничал со своим племянником за место превосвященника. Вместе со своими приверженцами из колен Йеhуды и Биньямина он покинул гору Гризим, забрав скинию Завета, поставил её в Шило и объявил новое место святилищем. Впоследствии скиния была перевезена в Иерусалим, который и превратился в духовную и политическую столицу евреев. Вследствие этих событий народ Израиля ещё до эпохи царей оказался расколот на две группировки: колена Йеhуды и Биньямина и все остальные.

Тора самаритян несколько отличается от еврейской. В отличие от евреев, самаритяне верят, что Тора была завершена уже после вступления Йеhошуа бин Нуна в Ханаан его современником Авишуа бен-Пинхасом hа-Коэном на горе Гризим. И что Гризим - это гора Мория, где Авраам собирался принести в жертву своего сына Ицхака.

Священными книгами самаритян являются Тора и их вариант книги Йеhошуа бин Нуна. Они не признают все прочие книги ТАНАХа и не отмечают праздники, связанные с историей евреев после разделения народа (Пурим, Ханука).

Самаритяне в древности

Происхождение самаритян, согласно ТАНАХу

ТАНАХ связывает происхождение самаритян с завоеванием Самарии ассирийцами в 722–721 гг. до н. э., которое сопровождалось депортацией еврейского населения этого района в глубинные районы Ассирийской империи и поселением на их место «людей из Вавилона, и из Куты, и из Аввы, и из Хамата, и из Сфарваима» (II Ц. 17:24).

ТАНАХ повествует:

донесли царю ассирийскому, и сказали: народы, которых ты переселил и поселил в городах самарийских, не знают закона Бога той земли, и за то Он посылает на них львов, и вот, они умерщвляют их.

Царь приказал отправить в Самарию одного из выселенных оттуда священников, чтобы тот научил новоприбывших, как чтить Бога, после чего Господа они чтили, и богам своим они служили по обычаю народов, из которых выселили их (II Ц. 17:25–34).

Господа они чтили, и богам своим они служили по обычаю народов, из которых выселили их (II Ц. 17:25–34).

Согласно ассирийским источникам, большинство населения Самарии не было изгнано, а поселенцы образовали высший слой общества; таким образом обе этнические группы сыграли роль в формировании самаритян.

В правление последних царей Иудеи сохранившиеся жители бывшего Израильского царства продолжали поддерживать связь с Иерусалимом и Храмом (Иер. 31:6), и, следовательно, самаритяне еще не были отдельной религиозной группой.

Еще в начале периода возвращения в Сион лидеры Самарии во главе с Санваллатом пытались сотрудничать с вернувшимися из изгнания, однако те отвергли сотрудничество, что привело к длительной вражде между самаритянами и вернувшимися и способствовало превращению самаритян в отдельную религиозно-этническую группу. Хотя в ТАНАХе не объясняется, почему вернувшиеся так повели себя с жителями Самарии, исследователи полагают, что причина коренилась в языческих элементах самаритянского культа.

Версия Иосифа Флавия

Согласно Иосифу Флавию, окончательный разрыв между евреями и самаритянами произошел уже после Нехемии, когда из-за женитьбы на дочери Санваллата был смещен Менаше из семьи первосвященников. Санваллат построил зятю храм на горе Гризим, что, по всей видимости, привело к формальному размежеванию между евреями и самаритянами. Среди исследователей существуют разногласия относительно датировки этого события, однако не подлежит сомнению, что ко времени завоевания Эрец-Исраэль Александром Македонским (332 г. до н. э.) самаритяне уже были вполне сформировавшейся религиозно-этнической группой, обособленной от евреев.

Библейская надпись самаритянским письмом на мозаичном полу самаритянской синагоги в Сальбите (Эль Кубаб).

Результаты археологических исследований

Археологические раскопки начались на горе Гризим в 1982 году и продолжается непрерывно в течение двадцати двух лет. Они дали новые научные данные, которые обеспечивали ответы на многие давние исторические и археологические вопросы с начала ХХ века.

В центре спора утверждение Иосифа Флавия, что храм на горе Гризим был построен Санваллатом во времена Александра Великого, чтобы он походил на Храм в Иерусалиме.

Сегодня можно с уверенностью заявить, что на первом этапе храм на горе Гризим был возведен в середине V века до нашей эры по приказу Санваллата Хоронита, современника Эзры и Нехемии, который жил более чем за сто лет до Санваллата, упоминаемого Иосифом. Санваллат времён Нехемии был, вероятно, жителем Хавары (Орона), расположенной у подножия горы Гризим, и был потомком последних израильтян, которые остались в Самарии после разрушения города ассирийцами.

Хотя Санваллат был заклятым врагом Нехемии, который вернулся в Иудею из ссылки в 445 г. до н.э., и хотел убить его, он поддерживал хорошие отношения с людьми в Иудее и первосвященником, который служил в храме в Иерусалиме.

Дочь Санваллата вышла замуж за внука первосвященника Элиашива. Это разозлило Нехемию, и он изгнал внука из Иерусалима:

И один из сыновей Иодава, сын священника Элиашива, был зятем Санваллата Хоронита, поэтому я прогнал его от себя (Неемия 13: 28).

Санваллат Хоронит был пеха - губернатор Самарии от имени Персидской империи - и решил построить храм Всевышнего Бога на горе Гризим, который был бы священным для обоих народов - Самарии и Иудеи, и, следовательно, все трудности связаны с Иерусалимом и его храмом.

Он решил женить на своей дочери отпрыска первосвященника в Иерусалиме, в результате чего все его потомки стали священниками из круга иерусалимского священства. Представляется, что вместе с внуком Элиашива Священника и другие иудейские священники пришли на гору Гризим, где они построили и освятили храм как точную копию Иерусалимского храма.

Следует отметить, что состояние священства и храма в Иерусалиме в это время было на низшей точке, о чем свидетельствует Неемия:

Я также узнал, что части левитов не дали им, и что левиты и певцы, делавшие дело, разбежались, каждый на свое поле. (Нехемия 13:10-11).

Поэтому Санваллату было нетрудно собрать безработных еврейских священников в храме на горе Гризим. Иосиф Флавий добавляет, что Санваллат дал им земли и построил для них дома.

Вокруг храма был создан большой город площадью более 40 гектаров, в котором жили более десяти тысяч человек. Жили в городе в основном служители храма и их помощники.

Раскопаны четыреста тысяч костей жертвенных животных - овец, коз, несколько коров и голубей. Раскопки выявили 17000 золотых, серебряных и бронзовых монет, тысячи керамических предметов, каменных инструментов и изделий из серебра, меди и золота.

Начало вражды с евреями

Самаритяне оказали поддержку завоеванию Александра, за что тот к ним благоволил. После этого между евреями и самаритянами сложились враждебные отношения. Согласно еврейским источникам, самаритяне неоднократно посягали на Иерусалимский храм.

Вспомогательный самаритянский контингент, сопровождавший Александра в его походе в Египет, положил начало общине самаритян в Египте. Влияние храма на горе Гризим во втором веке до нашей эры было не меньшим, чем Храма в Иерусалиме. Его почитали самаритяне и в Стране Израиля, и в диаспоре. Это породило сначала богословские споры, а затем войну.

Самаритяне потеряли расположение Александра, когда они сожгли македонского наместника в городе Самария. В наказание Александр разрушил город, изгнал его жителей и основал на этом месте македонскую колонию. Возможно, именно это изгнание послужило причиной переселения самаритян в Шхем, который стал их религиозным центром.

В эллинистические времена

Самаритяне не участвовали в восстании Хасмонеев, а в правление Гиркана I Иоханана вошли в коалицию нееврейских городов против Хасмонеев. В 128–127 гг. до н. э. Иоханан Гиркан захватил и разрушил Шхем и Самарию, а также разрушил храм на горе Гризим. Самария была вскоре восстановлена, а Шхем — лишь спустя 180 лет. Храм на горе Гризим более не восстанавливался и почти не упоминался, однако, по-видимому, после царствования Иоханана Гиркана на горе Гризим был сооружен алтарь.

Обсуждение проблемы горы Гризим в Талмуде

Это описание побудило Рабби Элиэзера (в Иерусалимском Талмуде Сота 7:3) заявить, что это не относится к горе Гризим и горе Эйваль в Самарии, а стих относится к двум курганам, которые евреи назвали горой Гризим и горой Эйваль, которые они обнаружили в долине реки Иордан, когда вошли в страну. На месте "против Гильгала, близ дубравы Море" в самаритянской версии этих стихов написано "у Шхема".

Слова рабби Элиэзера - эхо суровой богословской дискуссии, которая происходила между самаритянами и евреями в Земле Израиля и в диаспоре, в частности, в Египте, во время эллинистического и римского периодов. В основном спор о древности и святости Иерусалима и горе Гризим является продолжением спора о Торе и святых местах, кончившегося войной и разрушением храма на горе Гризим.

Под властью Рима

Завоевание Эрец-Исраэль Помпеем (63 г. до н. э.) не повлияло на положение самаритян, однако последующая адми¬нистратив¬но-территориальная реформа (56 г. до н. э.), предоставившая самаритянам территориальную автономию, способствовала их политической консолидации. Ирод I пользовался услугами самаритян в борьбе с Антигоном II. Сыновья Ирода, которым он завещал власть, — Архелай, Ирод Антипа и Ирод Филипп I — были детьми его самаритянской жены Малтаки.

Мессианские движения в период, непосредственно предшествовавший Иудейской войне I, по-видимому, захватили и самаритян. Так, известно о собрании самаритян на горе Гризим, где новоявленный самаритянский «мессия» обещал явить верующим священные предметы, которые, по самаритянской традиции, были скрыты в конце периода рахута, и их явление должно было символизировать окончание периода пнута.

Собрание завершилось кровавой бойней, которую учинили римляне по приказу прокуратора Иудеи Понтия Пилата (26–36 гг. н. э.). Самаритяне обратились с жалобой к римскому наместнику Сирии Вителлию, и тот отправил Понтия Пилата в Рим с тем, чтобы он дал отчет в своих действиях императору. Это решение свидетельствует о том, что римляне видели в самаритянах лояльных подданных.

Антиримское восстание почти не затронуло район Самарии. Во время подавления восстания в Галилее (66 н. э.) Веспасиан пресек беспорядки на горе Гризим, которые не перешли в восстание. В 72 г. Веспасиан основал близ Шхема новый город Флавия Неаполис, часть населения которого составили самаритяне. По-видимому, отношения между римлянами и самаритянами в этот период были хорошими: вместо изображений языческих богов на монетах Шхема изображалась гора Гризим.

Хотя в начале восстания Бар-Кохбы самаритяне, видимо, склонялись к его поддержке, во время его подавления они заняли нейтральную и даже проримскую позицию, что отражено как в еврейских, так и в самаритянских источниках. При Адриане на горе Гризим был воздвигнут языческий храм.

Запустение, постигшее еврейские поселения после подавления восстания, привело к расселению самаритян в районах, примыкавших к территории Самарии (Северная Иудея, Приморская равнина, долина Бейт-Шеана), где они составили значительную часть населения. Самаритянское население появилось и в более удаленных от Самарии районах — в Башане, возле Яффы, Явне и др. В городах Бейт-Шеан, Кастра (близ Хайфы), Тивон, Кесария, Эммаус, Яффа и Явне сложились значительные самаритянские центры.

Во время борьбы за власть между Септимием Севером и Песценниусом Нигером самаритяне поддержали последнего, и после его поражения отношения между самаритянами и римскими властями стали напряженными. Преследования христиан в III в. сказались и на самаритянах: их религия не была признана, и их заставили доказывать лояльность языческой вере. Поскольку самаритяне не были признаны властями как евреи, им было запрещено производить обрезание, и они, как и все остальное нееврейское население империи, были обязаны производить культовые возлияния. В результате гонений многие самаритяне отступили от своей веры.

Под властью Византии

С торжеством христианства в IV в. начались новые преследования самаритян, многие из них перешли в христианство, причем часть их осталась верна самаритянской религии, внешне соблюдая христианские обряды. По-видимому, из-за этих преследований самаритяне приняли участие в антихристианских беспорядках в правление Юлиана Отступника (361–363).

Перевод в середине IV в. расквартированных в Эрец-Исраэль легионов на границы Византийской империи для участия в войне создал условия, позволившие самаритянам поднять несколько восстаний, во главе которых стоял Баба Раба; этот период был временем высшего расцвета самаритян, их культуры и культа.

Гонения самаритян христианами продолжались в V в. и VI в. и вызвали несколько самаритянских восстаний. Первое из них произошло в 484 г. После его подавления на горе Гризим была сооружена церковь; на горе и в Неаполисе (Шхеме) были поставлены гарнизоны.

В правление императора Анастасия (491–518) началось новое восстание, подавленное этими гарнизонами. В 529 г. самаритяне вновь восстали, и восстание охватило всю территорию Самарии и самаритянские центры в Бейт-Шеане и Кейсарии. При подавлении этого восстания Самария подверглась жестокому опустошению.

Во время восстаний 484 г. и 529 г. самаритянам удавалось ненадолго достичь независимости и возвести на престол собственных царей (Юстуса в 484 г. и Юлиануса в 529 г.). Кровопролитные подавления восстаний, в ходе которых погибли или были проданы в рабство тысячи людей, послужили одной из основных причин упадка самаритян.

Самаритяне, как и евреи, оказали помощь персам в захвате Эрец-Исраэль в 614 г., за что по возвращении византийцы учинили им резню.

В 2010 году израильские археологи нашли остатки самаритянской синагоги приблизительно 500 года в районе Бейт-Шеана.

В средние века

Арабское завоевание

Во время арабского завоевания (638) многие самаритяне помогали арабам: были лазутчиками и проводниками. В благодарность за помощь арабские завоеватели освободили самаритян от поземельного налога (однако уже в 680–83 гг. этот налог был на них распространен). Вместе с тем, согласно арабским источникам, тысячи самаритян были изгнаны из прибрежных городов, по-видимому, в наказание за участие в обороне Кесарии от арабов.

Эпоха арабского владычества — период глубокого кризиса в истории самаритян. Народ, насчитывавший в начале арабской эпохи около 350 тысяч человек, ко времени завоевания Эрец-Исраэль крестоносцами превратился в лишенную влияния религиозную секту, состоявшую из нескольких тысяч членов.

При арабской власти

В арабскую эпоху самаритяне продолжали жить в большинстве районов Самарии и в горных областях к югу от нее. Самаритянские общины сохранились в районе Лода, а после основания Рамлы там возникла большая самаритянская община. По-видимому, и в прибрежных городах возродились общины самаритян, их центры в этот период известны в Явне, Кесарии и Газе.

За пределами Эрец-Исраэль небольшие самаритянские общины существовали в Египте и в крупных городах Сирии. Во время многочисленных периодов политической дестабилизации самаритяне подвергались погромам со стороны мусульманского населения и преследованиям со стороны властей.

В начале XI в. наиболее значительная самаритянская община существовала в Шхеме, который все еще рассматривался как самаритянский город, несмотря на его значительное мусульманское население. Крупные самаритянские общины были в Дамаске, Халебе, Тире и Газе, а также в Каире и Александрии.

В период Крестовых походов

Самаритяне, как и остальные нехристианские общины Эрец-Исраэль, официально приветствовали завоевание страны крестоносцами. Когда в 1137 г. Шхем был захвачен армиями Дамаска, мусульмане учинили резню, которая нанесла тяжелый удар самаритянам.

Тамплиеры, взяв Шхем в 1242 г., уничтожили всё нехристианское население города, включая, по всей видимости, и самаритян. Самаритянская хроника сообщает еще об одной резне, которая, по-видимому, произошла в 1244 г., во время хорезмского завоевания, или в 1266 г., во время монгольского вторжения.

Биньямин из Туделы, посетивший Эрец-Исраэль в середине XII в., сообщает, что в Шхеме насчитывалось 1000 самаритянских семейств, в Кейсарии — 200, в Ашкелоне — 300 и в Дамаске — 400, всего — менее двух тысяч семейств. В XIII в. в Шхеме оставалось лишь 200 семейств.

Под властью мамлюков

В начале мамлюкского периода у самаритян были конфискованы большинство общественных зданий; главная самаритянская синагога была превращена в мечеть. Власти оказывали на самаритян постоянное давление с целью заставить их принять ислам. Вместе с тем связи между духовным руководством самаритян Шхема, Дамаска и Каира привели к расцвету литературной и религиозной жизни самаритян в XIV в.

При власти Османской империи

В период турецкого владычества самаритянские общины вне Шхема прекратили свое существование. Дамасская община была вырезана в XVII в. Тогда же умер последний самаритянский первосвященник из династии коhенов, и с тех пор должность отправляют священники-левиты.

В конце XVIII в. исчезли самаритянские общины в Каире и Газе. Тогда же самаритяне приобрели участок земли на горе Гризим, который с тех пор (с перерывами из-за запретов мусульман) служит местом пасхального жертвоприношения. В 1842 г. самаритяне были обвинены в безбожии и их под страхом смерти заставляли принимать ислам.

Главный раввин Иерусалима ("ришон ле-Цион") Аврахам Хаим Гагин (1787–1848) официально подтвердил, что самаритяне — ветвь народа Израиля, избавив их от гонений и истребления. В 1854 г. британское правительство также ходатайствовало перед турецкими властями за самаритян. В этот период численность самаритян в Шхеме составляла менее 200 человек, поскольку многие перешли в ислам.

Файл:Samaritan High Priest and Old Pentateuch, 1905.png

Самаритянский первосвященник со свитком Торы в 1905 году. Фото из музея Ж.-П. Гетти

Отношения самаритян с ишувом

Численность самаритян непрерывно сокращалась, и к моменту появления на свет Декларации Бальфура (2 ноября 1917 года) их оставалось всего 146 человек.

В начале XX в. укрепились связи самаритян с еврейским ишувом, в первую очередь благодаря деятельности И. Бен-Цви.

В Государстве Израиль

После образования еврейского государства в Холоне был основан самаритянский центр под руководством Яфета бен Аврахама Цедаки (Цадки), который вместе с семьей переселился из Шхема в Яфо еще в начале XX века.

В 1951 г. на основании соответствующего пункта в соглашении о прекращении огня между Израилем и арабскими странами самаритянам — жителям Израиля было разрешено участвовать в пасхальном жертвоприношении на горе Гризим, находившейся под контролем Иордании.

Самаритянская синагога в Холоне.

В 1954 г. в Холоне были построены первые дома для самаритян, а в 1963 г. в самаритянском квартале города была открыта самаритянская синагога. В результате перехода Самарии под контроль Израиля после Шестидневной войны 1967 г. усилились контакты между самаритянами Холона и Шхема.

До 1967 года, в отсутствие изгнанного арабами коэна, во главе общины стоял временно избранный на этот пост кантор. В 1967 г. коэн Пинхас бен-Авраам вернулся в Самарию и был признан первосвященником и пожизненным главой самаритян.

Современное положение

Все сегодняшние самаритяне относят себя к потомкам Йосефа. Семья (или клан) Цдака Ацапори считается наследниками Менаше, семьи Дафни, Иегошуа, Мархив и Шашони – колена Эфраима.

Этнографические особенности самаритян

Празднование Песаха сопровождается у них обязательным принесением в жертву барана на горе Гризим. Маца у них имеет вид мягкой круглой лепёшки.

В праздник Сукот самаритяне устраивают внутри дома навесной "потолок" из фруктов, оформляя его в виде орнамента; после окончания праздника фрукты отдают беднякам.

Вся община очень религиозна; все строго соблюдают субботу. Перед входом в синагогу они разуваются. Самаритяне не носят кипу и не накладывают тфилин, считая их измышлениями галутных раввинов. Они придерживаются своего календаря, отличного от еврейского, который ведут от момента вступления Йеhошуа бин Нуна в Ханаан.

Организация самаритянской общины

Самаритянскую общину возглавляет первосвященник, который живёт в Кирьят-Лузе. Они считают, что нынешний первосвященник - прямой потомок Аhарона в 133 поколении.

Он носит особую одежду и тюрбан. Ему нельзя стричь волосы и бороду и пить алкогольные напитки в субботу. Также существуют особые правила для брака коэнов и требования к их состоянию здоровья.

Обязанности первосвященника в основном представительские, но кроме того, он

• разрешает конфликты между членами общины,

• благословляет субботу в синагоге,

• проводит церемонии в праздники,

• проводит обряд бракосочетания.

Умерших хоронят на кладбище на горе Гризим и на самаритянском участке тель-авивского кладбища Кирьят-Шауль.

Генетические проблемы

Среди самаритян традиционно высок процент людей с различными физическими и психическими нарушениями – результат родственных браков, заключавшихся на протяжении веков. В современном Израиле заключается значительное количество браков самаритян с еврейками. Это исправляет положение, и численность общины растёт.

Община Кирьят-Лузы решает эту проблему, находя через брачные агентства невест в странах бывшего СССР.

Положение в районе Шхема

В 1980-х годах из-за интифады самаритяне из Шхема переселились в посёлок Кирьят-Луза, где рассположен пост ЦАЃАЛа. Они, как правило, работают и учатся в Шхеме.

В Кирьят-Лузе есть самаритянский музей, в котором их коэны читают лекции.

Теологические разногласия самаритян с иудеями

В то время как в книге Второзакония написано: "на том месте, которое изберет Господь, чтобы пребывало там имя Его», в Торе самаритян написано: "место, которое было выбрано на горе Гризим».

Согласно их ТАНАХу, Йеhошуа бин Нун устроил жертвенник на горе Гризим, а не на горе Эйвал. Первоначальный храм был построен на горе Гризим, а не (в соответствии с еврейской верой) в Шило, где служил священник Пинхас, и к которому все племена Израиля совершали паломничество.

До смерти священника Узи произошли три события: сокрытие лица (Бога), Вечный огонь был потушен и священные сосуды исчезли из храма, будучи спрятаны в пещере на горе Гризим. Они будут найдены, когда придёт Мессия (Хатаб) и начнется конец света.

Положение самаритян в израильском обществе

Все самаритяне - граждане Израиля. Самаритяне имеют право свободно перемещаться между Самарией и территорией внутри "зелёной черты".

Харедим и их политические представители проводят враждебную самаритянам деятельность.

Неве-Кедем (Кирьят-Луза, ивр. קרית לוזה‎, араб. قرية لوزة‎‎) - самаритянский поселок рядом с городом Шхем, прилегающий к еврейскому поселению Ѓар-Браха.

Общие характеристики

Это единственный в мире самаритянский посёлок. Около половины всех самаритян живут в нём (остальные - в Холоне). Население посёлка составляет примерно 360 человек - самаритяне и несколько арабских семей. Там живёт глава самаритянской общины.

До конца 1980-х годов большинство самаритян, живших в Самарии, проживали в городе Шхеме. В начале 1980-х годов они возражали против строительства еврейского посёлка Ѓар-Браха около Кирьят-Лузы.

После начала Первой интифады почти все они переселились в Кирьят-Лузу из-за насилия со стороны арабов. В Шхеме осталась только недействующая синагога.

В Кирьят-Лузе находится набюдательный пост израильской армии.

Все самаритяне в посёлке имеют израильское гражданство. Но поскольку он находится вплотную к Шхему, они имеют также гражданство Палестинской автономии. Самаритяне имеют представителя в Национальном совете Палестины, как национальное меньшинство.

В посёлке есть самаритянский музей, где коэны читают лекции для посетителей. Вокруг посёлка также множество исторических объектов, позволивших жителям Кирьят-Лузы наладить туристический бизнес.

Священные места рядом с посёлком

Самаритяне считают, что на горе Гризим находятся священные места, упомянутые в Торе:

• 12 камней, которые установил Йеhошуа бин Нун, когда пришёл в Страну Израиля;

• жертвенник Йеhошуа бин Нуна;

• "Гивъат Олам" - по вере самарянин является духовным центром мира;

• "Господь покажет" - место, где стояла лань, которую Бог послал Аврааму, чтобы принести в жертву вместо Ицхака;

• "Алтарь Ицхака" - место, где Авраам собирался принести в жертву своего сына;

• "Алтарь Ноя" - жертвенник, который сложил Ной после выхода из ковчега.

Археологические раскопки рядом с посёлком

Археологические раскопки на горе Гризим начались в 1982 году и продолжались 22 года. По состоянию на июль 2012 года объект подготовлен и открыт для широкой общественности. Он объявлен Национальным заповедником, и его можно посетить с семьей.

На основании раскопок выяснилось, что на горе Гризим были построены два храма:

• первый в V 5 веке до н.э.,

• второй, более крупныq, в начале II века до нашей эры.

Вокруг храма был создан большой город площадью более 40 гектаров, в котором жили более 10,000 человек. Раскопаны 400,000 костей жертвенных животных - овец, коз, несколько коров и голубей. Раскопки выявили 17,000 золотых, серебряных и бронзовых монет, тысячи керамических предметов, каменных инструментов и изделий из серебра, меди и золота.

Гризим (הַר גְּרִזִים; по-арабски جبل جرزيم - Джабал-ат-Тур, буквально `гора Тур`, от самаритянского Тура бриха — `Гора благословения`).

Общие сведения

Гризим - одна из двух самых высоких гор в Самарии (881 м над уровнем моря), подступающая с юга к Шхему Она возвышается на 450 м над окружающей местностью. Рядом с ней — гора Эйваль, севернее Шхема, высота 940 м.

Для самаритян Гризим самое священное место в Эрец-Исраэль.

Гризим в ТаНаХе

Возможно, название горы связано с понятием «быть отрезанным, отделенным» Втор.11:29, Нав.8:33, Суд.9:7, 2Мак.6:2).

Согласно Библии (Втор. 11:29, 27:2–5 и 12,13), Моше завещал поставить после перехода через реку Иордан большие камни, обмазанные известью, на горе Эйваль и написать на них «все слова Закона» (Втор.27:2—8), там же устроить жертвенник, а затем шести коленам Израиля (Шимъон, Леви, Иеhуда, Иссахар, Биньямин) с горы Гризим произносить благословения народу, а остальным шести с горы Эйвал — проклятия нарушителям заповедей.

29. И будет: когда приведет тебя Господь, Б-г твой, на землю, на которую ты вступаешь для овладения ею, то дай благословение к горе Гpизим, а проклятие к горе Эйваль. 30. Вот они за Ярденом, в отдалении, к заходу солнца, на земле кнаани, обитающего в степи, против Гильгала, у дубрав Морэ.(Втор. 11: 29-30)

Это завещание исполнил Йеhошуа бин Нун (ИбН. 8:30–35)

(30) Тогда устроил Йеhошуа жертвенник Г-споду, Б-гу Исраэля, на горе Эйваль, (31) Как заповедал Моше, раб Г-сподень, сынам Исраэля, согласно написанному в книге Торат Моше, – жертвенник из камней цельных, на которые не поднимали железа; и принесли на нем всесожжение Г-споду, и принесли жертвы мирные.

(32) И написал он там на камнях Мишнэй Тора (список с закона) Моше, который написал он пред сынами Исраэля. (33) А весь Исраэль, и старейшины его, и надсмотрщики, и судьи его стали с той и с другой стороны ковчега против священников-левитов, носящих ковчег завета Г-сподня, и пришелец, и коренной житель – половина их против горы Гризим, а другая половина их против горы Эйваль, – как повелел Моше, раб Г-сподень, чтобы прежде (всего) благословить народ.

(34) А затем прочитал он все слова Торы, благословение и проклятие, все, как написано в книге Торы. (ИбН. 8)

Ковчег Завета, окруженный священниками и левитами, находился при этом обряде, по-видимому, между двумя горами.

В самаритянском варианте Торы написано, что жертвенник был не на Эйваль, а на Гризим.

Впоследствии исторический древний Шхем был построен в долине между этими двумя горами. Территория, на которой находятся горы, входила в удел Эфраима.

Географическая проблема в Талмуде

И прошел Аврам по земле до места Шхема, до Элон-Море, а кнаани (был) тогда на земле. (Быт 12:06)

(7) И как сообщили (это) Йотаму, пошел он и стал на вершине горы Гризим, и, возвысив голос свой, закричал им: послушайте меня, жители Шхема, и послушает вас Б-г! (Судей 9:07)

Идентификация двух гор становится ясна в ТАНАХе (Втор. 11:29-30; Быт 12:06; Судей 9:07), и сохранялась во всех источниках (Сота. 7:05 ; Йос., Aнт, 4:305; 11:340) до современности.

В результате неясных топографических идентификации в книге Второзаконие 11:30 (см. выше) и, видимо, в результате спора с самаритянами, в Талмуде появилась другая традиция, приписываемая рабби Элиэзеру. Она отождествляет две горы с двумя курганами, возведёнными народом Израиля вблизи Гальгала, а не с двумя горами в Шхеме (Иерусалимский Талмуд, Сота 1:03, 21с;. Вавилонский Талмуд, Сота 33б).

По-видимому, в Библии не имелось в виду, что эти две горы расположены на равнине вблизи Гальгала, а просто давалось общее направление для того, чтобы различать эту равнину и равнину, связанную с Аморейскими холмами (Втор. 1:1, 4:49). Может быть, "по дороге солнечного заката" указывает область к западу от дороги, которая проходит через северные равнины (из Иерихона в Бейт-Шеан).

История Гризим

После возвращения жителей Иудейского царства из вавилонского плена самаритяне, отвергнутые вождями вернувшихся (Эз. 4:1–3; Нех. 2:19, 20), объявили Гризим более священным местом, чем Иерусалим.

По их утверждениям, на горе Гризим совершилась акеда; Гризим и есть Бейт-Эль, где Господь заключил союз с Яаковом, и она же — Мория; жертвенник Моше завещал устроить не на горе Эйвал, а на Гризим. В своем тексте Пятикнижия самаритяне слово «гора» в нескольких стихах (например, в Исх. 20:15 и Втор. 5:19, 20) заменили на Гризим, а выражение «место, которое изберет Господь» (то есть место, которое Бог назначит для принесения ему жертв после завоевания Ханаана, см. Втор. 12:5, 11 и далее) — словами «место, которое избрал Господь», имея в виду Гризим.

В противовес Иерусалимскому храму в конце V в. до н. э. самаритяне построили собственный на Гризим, причём наняли служить в нём часть персонала Иерусалимского храма. Антиох IV Эпифан после 167 г. до н. э. превратил его в храм Зевса, а в 129 г. до н. э. он был разрушен Гирканом I Иохананом (сохранились следы лестниц на западном склоне Гризим).

В 66 г. н. э. на Гризим укрепились самаритяне, решившие принять участие в Иудейской войне I, но в 67 г. большая часть их погибла от рук римских легионеров. Подавив Восстание Бар-Кохбы, император Адриан построил на восточном отроге Гризим новый храм Юпитера, уничтоженный в IV в. при императоре Юлиане Отступнике (на восточном склоне Гризим сохранились остатки ступеней, ведших в этот храм).

Между 379 г. и 395 г. у основания Гризим самаритяне соорудили синагогу. Она была разрушена при императоре Зеноне (правил в 474–491 гг.) в отместку за попытку самаритян восстать в 484 г., и ее место заняла церковь Девы Марии (разрушена в 754–755 гг.; раскопки в 1927–28 гг. и в 1946 г.). В 529 г., при новых выступлениях самаритян, церковь была окружена крепостной стеной (разобрана между 813 г. и 833 г.). Рядом с руинами церкви высится мечеть-гробница (XII в.) шейха Анама ибн-Али, сподвижника Саладина.

С Гризим связан ряд средневековых легенд. Так, Биньямин из Туделы приводит предание самаритян о том, что жертвенник на Гризим сложен из камней, на которых после перехода через Иордан были записаны «все слова Закона».

Другое самаритянское предание гласит, что на Гризим спрятаны Тора Моше, священные сосуды и манна, которые будут найдены при явлении Мессии. Обилие родников и зелени на Гризим и их отсутствие на горе Эйвал легенда самаритян объясняет назначением этих гор в завещании Моше.

На Гризим самаритяне поныне отмечают главные праздники и совершают пасхальное жертвоприношение (несколько в стороне от вершины, занятой мусульманским кладбищем). Дни от десятого Нисана до конца Песаха вся самаритянская община проводит на Гризим.

Гризим в наше время

В начале 1980-х гг. самаритяне основали на склоне горы Гризим поселение Кирьят-Луза, куда постепенно переселилась почти вся шхемская община (примерно пятьсот человек в начале 2003 г.), что было вызвано как тяжелыми бытовыми условиями в самаритянском квартале Шхема, так и трениями с местным арабо-мусульманским большинством.

Самаритяне считают, что на горе находятся священные места, упомянутые в Торе:

• 12 камней, которые установил Йеhошуа бин Нун, когда пришёл в Страну Израиля;

• жертвенник Йеhошуа бин Нуна;

• "Гивъат Олам" - по вере самарянин является духовным центром мира;

• "Господь покажет" - место, где стояла лань, которую Бог послал Аврааму, чтобы принести в жертву вместо Ицхака;

• "Алтарь Ицхака" - место, где Авраам собирался принести в жертву своего сына;

• "Алтарь Ной" - жертвенник, который сложил Ной после выхода из ковчега.

Археологические раскопки рядом с посёлком

Археологические раскопки на горе Гризим начались в 1982 году и продолжались 22 года. По состоянию на июль 2012 года объект подготовлен и открыт для широкой общественности. Он объявлен Национальным заповедником, и его можно посетить с семьей.

На основании раскопок выяснилось, что на горе Гризим были построены два храма:

• первый в V 5 веке до н.э.,

• второй, более крупный, в начале II века до нашей эры.

Вокруг храма был создан большой город площадью более 40 гектаров, в котором жили более десяти тысяч человек. Раскопаны четыреста тысяч костей жертвенных животных - овец, коз, несколько коров и голубей. Раскопки выявили 17000 золотых, серебряных и бронзовых монет, тысячи керамических предметов, каменных инструментов и изделий из серебра, меди и золота.

На горе находится также много других исторических памятников времени от древности до Первой мировой войны.

Компания Е-Транс оказывает услуги по переводу и заверению любых личных документов, например, как:

  • перевести аттестат с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод аттестата с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к аттестату с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к аттестату с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести диплом с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод диплома с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к диплому с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод приложения к диплому с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести доверенность с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод доверенности с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести паспорт с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод паспорта с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести заграничный паспорт с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод заграничного паспорта с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести права с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод прав с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести водительское удостоверение с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод водительского удостоверения с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести экзаменационную карту водителя с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод экзаменационной карты водителя с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести приглашение на выезд за рубеж с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод приглашения на выезд за рубеж с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести согласие с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод согласия с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о рождении с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о рождении с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести вкладыш к свидетельству о рождении с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод вкладыша к свидетельству о рождении с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о браке с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о браке с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о перемене имени с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о перемене имени с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о разводе с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о разводе с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о смерти с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о смерти с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ИНН с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ИНН с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ОГРН с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ОГРН с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести выписку ЕГРЮЛ с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод выписки ЕГРЮЛ с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • нотариальный перевод устава, заявления в ИФНС с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод устава, заявлений в ИФНС с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести налоговую декларацию с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод налоговой декларации с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о госрегистрации с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о госрегистрации с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о праве собственности с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о праве собственности с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести протокол собрания с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод протокола собрания с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести билеты с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод билетов с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод справки с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку о несудимости с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод справки о несудимости с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести военный билет с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод военного билета с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести трудовую книжку с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод трудовой книжки с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок убытия с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод листка убытия с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок выбытия с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод листка выбытия с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • перевести командировочные документы с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением; перевод командировочных документов с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением;
  • и нотариальный перевод, перевод с нотариальным заверением с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением других личных и деловых документов.

    Оказываем услуги по заверению переводов у нотариуса, нотариальный перевод документов с иностранных языков. Если Вам нужен нотариальный перевод с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением паспорта, загранпаспорта, нотариальный с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением перевод справки, справки о несудимости, нотариальный перевод с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением диплома, приложения к нему, нотариальный перевод с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением свидетельства о рождении, о браке, о перемене имени, о разводе, о смерти, нотариальный перевод с самаритянского языка на русский язык или с русского языка на самаритянский язык с нотариальным заверением удостоверения, мы готовы выполнить такой заказ.

    Нотариальное заверение состоит из перевода, нотариального заверения с учётом госпошлины нотариуса.

    Возможны срочные переводы документов с нотариальным заверением. В этом случае нужно как можно скорее принести его в любой из наших офисов.

    Все переводы выполняются квалифицированными переводчиками, знания языка которых подтверждены дипломами. Переводчики зарегистрированы у нотариусов. Документы, переведённые у нас с нотариальным заверением, являются официальными и действительны во всех государственных учреждениях.

    Нашими клиентами в переводах с самаритянского языка на русский язык и с русского языка на самаритянский язык уже стали организации и частные лица из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга, Казани и других городов.

    Е-Транс также может предложить Вам специальные виды переводов:

    *  Перевод аудио- и видеоматериалов с самаритянского языка на русский язык и с русского языка на самаритянский язык. Подробнее.

    *  Художественные переводы с самаритянского языка на русский язык и с русского языка на самаритянский язык. Подробнее.

    *  Технические переводы с самаритянского языка на русский язык и с русского языка на самаритянский язык. Подробнее.

    *  Локализация программного обеспечения с самаритянского языка на русский язык и с русского языка на самаритянский язык. Подробнее.

    *  Переводы вэб-сайтов с самаритянского языка на русский язык и с русского языка на самаритянский язык. Подробнее.

    *  Сложные переводы с самаритянского языка на русский язык и с русского языка на самаритянский язык. Подробнее.

    Контакты

    Как заказать?

  •  Сделано в «Академтранс™» в 2004 Copyright © ООО «Е-Транс» 2002—2018