EN
   Е-Транс
    Главная        Контакты     Как заказать?   Переводчикам   Новости    
*  Переводы
Письменные профессиональные


Письменные стандартные


Устные


Синхронные


Коррекция текстов


Заверение переводов
*  Специальные
 Сложные переводы


 Медицинские


 Аудио и видео


 Художественные


 Локализация ПО


 Перевод вэб-сайтов


 Технические
*  Контакты
8-(383)-328-30-50

8-(383)-328-30-70

8-(383)-292-92-15



Новосибирск


* Красный проспект, 1 (пл. Свердлова)


* Красный проспект, 200 (пл. Калинина)


* пр. Карла Маркса, 2 (пл. Маркса)
*  Клиентам
Отзывы


Сертификации


Способы оплаты


Постоянным Клиентам


Аккаунт Клиента


Объёмные скидки


Каталог РФ


Дополнительные услуги
*  Разное
О Е-Транс


Заказы по Интернету


Нерезидентам


Политика в отношении обработки персональных данных


В избранное  значок в избранном









Подробная информация о коми-пермяцком языке
Коми-пермяцкий язык

Коми-пермяцкий язык — язык коми-пермяков, представляет собой одно из трёх основных наречий языка коми (группа пермских языков) с собственной литературной нормой.

Распространён в Пермском крае (преимущественно в Коми-Пермяцком округе и язьвинцы на северо-востоке края), на северо-востоке Кировской области, в разных районах Сибири. Число говорящих 63,1 тыс. чел., в том числе около 2 тыс. на коми-язьвинском наречии.

На коми-пермяцком языке печатается газета «Кама кытшын» и страница «Коми говк» в газете «Парма».

Диалекты коми-пермятского языка:

Верх-лупьинский, Мысовский, Косинской-камский, Кочёвский, Зюздинский (Афанасьевский), Язьвинский, Кудымкарско-иньвенский, Нижнеиньвенский, Оньковский, Нердвинский.

Имеет 4 наречия:

• южное — включает кудымкарско-иньвенский, нижнеиньвенский, оньковский, нердвинский диалекты,

• северное — кочевский, косинско-камский, мысовский, верхлупьинский диалекты,

• верхнекамское — верховья Камы на северо-востоке Кировской области. На нём говорят зюздинцы.

Коми-язьвинское — традиционно рассматриваемое в качестве четвёртого наречия — распространён в восточной части Пермского края. С 2003 года на нём создана собственная письменность.

В отличие от других диалектов коми для южного диалекта характерно наличие говоров, где фонема /л/ полностью перешла в /в/ (т. н. вэовые говоры), и говоров, полностью утративших /в/ (безвэовые говоры).

Некоторые исследователи, в частности Баталова Р. М., по языковым особенностям к коми-пермяцкому языку также относят лузcко-летский, средне-сысольский, а также верхне-сысольский диалекты. Это также подтверждается тем, что носители этих диалектов в переписи 1926 года сознавались и были записаны коми-пермяками[источник не указан 49 дней].

Коми-пермяки (самоназвание: коми, коми морт, коми отир) — народ финно-угорской группы, проживающий в России. Их численность в 2002 году составляла 125 тысяч человек. Проживают на северо-западе Пермского края: на территории административно-территориального образования в составе края — Коми-Пермяцкого округа, в Красновишерском муниципальном районе, по реке Язьве — язьвинские коми, в Кировской области (в Афанасьевском муниципальном районе) — зюздинские коми.

Исторически занимались охотой и рыболовством, пашенным земледелием, животноводством. В настоящее время основные занятия коми-пермяков — сельское хозяйство и работа в лесной промышленности.

Антропология

В конце XIX — начале XX века в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона внешность коми-пермяков была описана следующими словами: «Коми-пермяки ростом ниже среднего, имеют сложение более слабое, чем у коренных русских; волосы по преимуществу белокурые, русые или рыжеватые, глаза серые, нос часто вздёрнутый, лицо широкое, борода небольшая, хотя встречаются особи и с тёмно-русыми волосами, карими глазами, смуглой кожей, более продолговатым лицом и тонким носом»[6].

По мнению некоторых краеведов, часть населения современных севера и северо-востока Кировской области, Пермского края и Свердловской области (исключая северо-восточную часть) являются потомками коми-пермяков[7]. Начиная с XV века при колонизации новгородцами и жителями Ростовского княжества, затем Московского государства, Северного Приуралья, а затем и Зауралья, местные коми-пермяки и манси часто перенимали русский язык и севернорусскую культуру и впоследствии считали себя русскими, смешиваясь с пришлым русским населением. Также коми-пермяки вместе с коми-зырянами участвовали в колонизации русскими Сибири и влились в состав старожильческого населения Сибири, что получило отражение в некоторых современных фамилиях[8]. В 1897 году в Российской Империи насчитывалось примерно 105 тысяч человек, которые указывали родным языком коми-пермяцкий[9]

Этногенез

Археологически начало складывания коми-пермяков обычно связывается с родановской культурой IX—XV веков.

Краткая история Перми Великой



Численность коми-пермяков, по данным переписи, проводимой в РФ в 2010, составляет 94 456 человек. Большинство их проживают на территории бывших КПАО и ПО, объединённых ныне в Пермский край. Также часть коми-пермяков, именуемых по географическому району поселения «зюздинскими», проживают в Кировской области, однако численность данной этнический группы крайне мала. Родной язык для всех — коми-пермяцкий, относящийся к финно-угорской языковой семье. В свою очередь коми-пермяцкий язык разделяют на четыре диалекта: косинско-камский (северный), верхнекамский, иньвенский (южный), коми-язьвинский. Существует собственный алфавит, письменность образована на основе кириллического шрифта.

Русскоязычное наименование народа «пермь» или «пермяки», скорее всего, адаптированно от перенятого у вепсов названия. В вепсском языке часто упоминается словосочетание «пера маа», что в переводе звучит как «земля, находящаяся за рубежом» или «за горизонтом». Первое упоминание о коми-пермяках, которое можно найти в русских документах, относится к XII веку - это рукопись, датируемая 1187 годом. Говориться о Перми Великой и в жизнеописании преподобного Стефана Пермского, конец XIV века. Кроме того, указывается, что до XV века, точнее до 1472 года, территории эти позиционировались как отдельное княжество. После земли коми-пермяков перешли под управление государства Московского. В 1505 году Перми Великой был присвоен статус воеводства.



В 1558 значительная часть крестьянского населения попала под управление соледобытчиков Строгановых. К тому времени окончательно сформировались границы будущего Коми-Пермяцкого края. Обозначались они водоразделами рек Косы и Иньвы, а также границами сопредельных уездов: Чердынского, Кайгородского и Соликамского. В этот период происходил активный процесс ассимиляции. Часть не обрусевшего населения перебралась в более отдалённые районы: на реку Печору, некоторые вовсе за Урал. Не переехавшие, жители южных областей, к XIII веку попали в крепостное владение, под помещичье рабство проще говоря. Остальные оставались черносошными, то есть государственными крестьянами. Правовой статус пермяков не чем не отличался от положения русского населения.



Так продолжалось до реформы 1861 года. В XIX – XX веках вновь возобновилось активное переселение коми-пермяков за Урал, на земли Сибири. После коммунистической революции, в 1925 году президиум ВЦИК принял постановление, в котором говорилось о создании национально округа «Коми-Пермяцкий», ставшего в последствии КПАО, то есть автономией. В последующие годы советской власти, из-за низкого уровня развития, отсталости во многих отраслях, упадка сельского хозяйства, пределы Коми-Пермяцкого автономного округа покинула значительная часть тогдашнего населения. Переезжали в соседнюю Пермскую область, в Сибирь, Казахстан, Ставрополье, Ростовскую область и Крым, в Краснодар. В настоящее время индустриализация, близость коми-пермяков и русских (в географическом плане, культурных связях) ведёт к смешению этноса, межнациональным бракам, как следствие, к угрозе полной ассимиляции коренного населения «пера маа».

Коми-Пермяцкий округ (к.-п. Коми-Пермяцкöй округ, Перем Коми кытш) — административно-территориальное образование с особым статусом в составе Пермского края, до 1 декабря 2005 года — субъект Российской Федерации (Коми-Пермяцкий автономный округ).

Площадь — 32 770 км². Округ расположен в низовье Уральских гор, в верхнем бассейне Камы. Население — 110 423[1] чел. (2016). Административный центр округа — город Кудымкар.

Кудымкар (к.-п. Кудымкар) — город в Пермском крае России, административный центр Кудымкарского района. Имеет статус городского округа. До 1 декабря 2005 года Кудымкар являлся административным центром Коми-Пермяцкого автономного округа.

География

Расположен на обоих берегах Иньвы (приток Камы) и частично на левобережье её притока Кувы, в наиболее освоенной южной части округа на автомагистрали Гайны — Менделеево, в 201 км от Перми.

История

Центр будущего города начиная с VII века занимало Кудымкарское городище («Красная горка»).

В письменных источниках Кудымкар впервые упомянут в 1579 году. В 1472 году Кудымкар вместе с Пермью Великой вошёл в состав Московского княжества. В XVII веке Кудымкар превращается в центр края.

В 1908 году в Кудымкаре проживало 1192 жителя, он являлся резиденцией начальника 3-го стана Соликамского уезда Пермской губернии, в который входила территория современного Кудымкарского района и прилегающие части Юсьвинского и Карагайского районов. Здесь имелось 4-классное городское училище, земская женская школа, библиотека-читальня, больница, почта и ветеринарный пункт; мельница с плотиной на Куве, лесничество, общество потребителей, детский приют, богадельня; проводились 3 годовые ярмарки, еженедельные торжки.

В 1909 году открыто почтово-телеграфное отделение. В 1931 году село Кудымкар преобразовано в посёлок городского типа.

10 июля 1938 года Кудымкар преобразован из поселка в город.[2]

Открыты в 1927 году педагогическое училище (вначале техникум), в 1929 году лесной (вначале отделение техникума) и в 1930 году — сельскохозяйственный техникумы, в 1930 году медицинское училище (вначале фельдшерско-акушерская школа); основаны в 1926 году.

В послевоенное время в Кудымкаре открыт ряд профессионально-технических училищ. В конце 20-х — первой половине 1930-х годов здесь основываются небольшие предприятия по производству изделий и товаров для местного хозяйства и населения: чугунолитейное и кузнечное, деревообрабатывающее и льноперерабатывающее, кожевенно-обувное, кирпичное, маслодельное, крахмало-паточное, кондитерское, маслобойное, винно-безалкогольное, мукомольное с элеватором и хлебозаводом в посёлке Юрино на правобережье Иньвы к югу от основного ядра Кудымкара. В Кудымкаре в 1936 г. создаётся трест Комипермлес, которым в 1937 году основываются Центральные ремонтно-механические мастерские, ныне завод. В 1931—1994 гг. сооружается гравийная автодорога Менделеево — Кудымкар, давшая выход на железнодорожную магистраль.

На 1 января 2015 года по численности населения город находился на 499 месте из 1114[17] городов Российской Федерации[18].

Национальный состав

По данным переписи 2010 года — 53 % жителей коми-пермяки, 45 % — русские[19]

В Кудымкаре действуют 4 общеобразовательные школы (№ 1, 2, 5, 8) и одна гимназия (бывшая школа № 3), 2 лицея, 2 техникума (сельскохозяйственный и лесной), медицинское училище, педагогический колледж, филиалы УГЛТУ и УдГУ. Детская школа искусств, 2 Дома культуры, 7 клубов, театр драмы имени Максима Горького, Парк культуры и отдыха имени И. Я. Кривощёкова; завершено сооружение уникального в масштабах округа Культурного центра с большим зрительным залом, многочисленными помещениями для художественных коллективов.

В детско-юношеской спортивной школе занимаются прыжками с трамплинов (комплекс лыжных трамплинов), лыжным спортом, лёгкой атлетикой (стадион «Парма»), борьбой самбо, боксом, тяжёлой атлетикой и другими видами спорта. В конце 2008 года сдан первый в городе бассейн.

Функционируют окружная больница, городская и стоматологическая поликлиники, противотуберкулёзный, кожно-венерологический, физкультурный диспансеры, женская и детская консультации, окружная и городская санитарно-эпидемиологические станции. В области охраны здоровья многие показатели выше среднеобластных (обеспеченность больничными койками, врачами и т. п.).

В 1988 году в Кудымкаре открыт Коми-Пермяцкий научно-исследовательский Отдел общественных наук Института языка, литературы и истории Коми научного центра УрО РАН в составе групп: языка, литературы и фольклора, археологии и этнографии, истории; разрабатывается комплексная программа развития коми-пермяцкой национальной культуры; устанавливаются связи с научными учреждениями финно-угорских народов. С 1992 года работает телерадиокомитет на базе действующих в районе Кудымкара радио- и телепередатчиков. Имеются архитектурные памятники — здание бывшей строгановской конторы и Никольский собор (XVIII век).

C 4 декабря 1944 года работает Коми-пермяцкий институт усовершенствования учителей. На сегодня в институте функционируют три кафедры: педагогики и психологии, дошкольного и начального образования, гуманитарных дисциплин. Разработки и материалы методистов института вызывают интерес научного мира других регионов и публикуются в региональных и общероссийских изданиях. Ведётся непрерывная работа по формированию диагностической, аналитической, проективной культуры педагогов с учётом современных требований к образованию.

Три района Коми-Пермяцкого округа приравнены к районам Крайнего Севера

История

Был образован 26 февраля 1925 года как Коми-Пермяцкий национальный округ в составе Уральской области. 17 января 1934 года при разделении Уральской области вошёл в состав Свердловской области, а с выделением из неё Пермской области 3 октября 1938 года — в состав последней. С 1977 — Коми-Пермяцкий автономный округ. В 1992 году Коми-Пермяцкий АО стал самостоятельным субъектом федерации, но, поскольку для полного выхода из состава Пермской области был необходим специальный федеральный закон (такой закон был принят лишь однажды в отношении Чукотского АО), Коми-Пермяцкий АО формально продолжал находиться в составе Пермской области, находясь с ней в договорных отношениях.

25 января 1935 года ВЦИК утвердил новую районную сеть Коми-Пермяцкого округа[2].

В 2003 году состоялся референдум, на котором жители Пермской области и Коми-Пермяцкого АО поддержали объединение в единый субъект федерации. Согласно результатам референдума, с 1 декабря 2005 Коми-Пермяцкий автономный округ объединён с Пермской областью, образовав при слиянии Пермский край с административным центром в городе Перми и утратив статус субъекта Российской Федерации.

Муниципальные образования Коми-Пермяцкого округа

• Город Кудымкар (городской округ);

• Гайнский муниципальный район;

• Косинский муниципальный район;

• Кочевский муниципальный район;

• Кудымкарский муниципальный район;

• Юрлинский муниципальный район;

• Юсьвинский муниципальный район.

Традиции и быт коми-пермяков



Поселения и дома



Приход к власти коммунистического режима ознаменовался для коми-пермяков не только обособлением их края в автономию, но и перекроем жизненного уклада, в частности преобразованием типа поселений. До этого 60 % населения проживало в небольших населённых пунктах: на хуторах, в деревнях, починках. Численность в таких поселениях составляла примерно по 200 человек в каждом. Более крупными населенными пунктами являлись села, с численностью по 500 человек. С 1930 года началась ликвидация маленьких, так называемых «без перспективных» деревень, заместо них возводили довольно крупные посёлки. Назывались они поселениями лесозаготовителей, а этнический состав был смешанным, часто с преобладанием приехавшего с других мест русскоговорящего населения. Данная строительная политика существовала вплоть до 1984 года.

Традиционным видом поселения коми-пермяков, как уже говорилось, является маленькая деревня или хутор. Возводили люди свои дома возле рек, по берегам озер, также вдоль дорог строили, но обязательно при наличии рядом источников воды: ключей или колодцев. Планировка деревень преобладала уличного типа, реже беспорядочного. Сруб или «керку» возводили без фундамента, на высоком подклете, дом делали одноэтажный, с двускатной крышей и тремя перегородками внутри. Строение разделяли на жилую избу, сени, клеть (двор). Дом был прямоугольный, длинной стороной обращен на улицу - это фасад с тремя-четырьмя окнами и входом с крыльцом, сбоку дома ещё два окна. Резными наличниками украшать окна было не принято, предпочтение отдавалось простым прямым планкам, выкрашенным в белый цвет.



Украшениями дома служили выполненные в виде деревянных, резных скульптур венец крыши (охлупень) и уключины. Изображали на них стилизованные птичьи или лошадиные головы. Ещё во дворе либо на крыше ставили на шестах флюгеры, сделанные в виде силуэта птицы. Войдя в дом человек попадал в сени, через которые можно зайти в избу, а можно пройти во двор, где помещена скотина, расположен склад сена. Сеновал обустраивался над помещениями с домашним скотом. С торцевой стороны двора делались ворота, через которые выводили животных. Крыша двора была более пологой, чем у основного строения или односкатной. Кроме дома и огорода в усадебный комплекс, огороженный плетнём или забором из жердей, входили иные хозяйственные постройки. Это, прежде всего, баня, а также: амбар, сарай, колодец, гумно, яма и другие.



Хозяйство



Первоначально основным хозяйственным занятием коми-пермяков, особенно в северных районах, был промысел рыбы, охота на разного зверя, сбор даров леса. Зверей добывали с двумя целями: для еды и ради меха. Выделанную пушнину, после, продавали. Охотились также на пернатую дичь. Охота велась с ружьями, при помощи обученных собакл лаек, пассивным способом — то есть с расстановкой всяких приспособлений-ловушек. На зайца, к примеру, ставили капкан-петлю, на птицу — силки. Рыбная ловля осуществлялась с лодок сетью, били острогой, удили на крючок, кроме этого ставили ловушки под названием «морда», которые захлопывались когда рыба в них попадала, а ещё плетёные силки. Из пойманной рыбы готовили разные кушанья.

Сельское хозяйство и животноводство пришли немного позже, но очень быстро прижились, заняв ведущие роли в быту коми-пермяков. Землю, изначально, возделывали используя подсеку, потом перешли на трёхпольный метод обработки пашни. Поле перепахивали традиционными плугом, сохой, бороной. Сеяли в старинной манере «из лукошка», а жали серпом, связывая снопы. После сушили, обрабатывали цепами. Муку мололи используя самодельные мельницы: ручные, водяные, колесные молотилки, мельницы на конной тяге. Сеяли на полях овёс, ячмень, озимую рожь, горох, пшеницу, а ещё коноплю, лён — для производства тканей. Из овощных культур популярны были капуста, репа, лук, редька. После культивировать стали картофель, свёклу, редис, морковь. В ХХ веке появились на огородах такие теплолюбивые растения как помидоры, чеснок, огурцы.



Из домашнего скота держали коров, лошадей, грубошерстных овец. На южных территориях разводили также свиней и птицу: гусей, кур, индюшек. Вся продукция, полученная от животных, употреблялась самими хозяевами, только позже более зажиточные крестьяне начали торговать мясом, шерстью, иными продуктами животноводства. На корм скотине запасали сено, кроме того, в пищу животным не редко добавлялись молодые ветки деревьев. Помимо перечисленного имели место быть кустарные промыслы: скорняжное дело, столярное, кузнечное, гончарное, ткачество, смолокурение. Сельское хозяйство и народные промыслы, частично, и сейчас сохраняются на территории бывшей Коми-Пермяцкой автономии.



Национальная одежда

Женщины в крестьянских семьях носили рубаху с длинными рукавами, круглым воротом на сборке, пошитую из цветной, реже из белой ткани, со вставками по плечам, сверху сарафан «дубас», скроенный клиньями из синего холста или ткани-набойки. Подпоясывали одежду пояском, плетённым или связанным, украшенным бахромой, поверх сарафана носили передник «запон», белый либо разноцветный. Головной убор женщин назывался «самшура», своеобразный чепец с круглым твёрдым дном, обшитый красной тканью, украшенный вышивками, тесьмой. Выходя на улицу женщина поверх чепца повязывала платок.

Мужчины одевали штаны «вешъян», сшитые из прочного, но грубого сукна синего цвета. Рубаху носили чаще всего из белой ткани, которую выпускали поверх брюк, подвязывая плетённым либо вязанным поясом. Рукава и ворот рубахи украшались красной тесьмой, на вороте вместо пуговиц пришивались завязки. Головными уборами мужчинам служили валянные колпаки, позже им на смену пришли фуражки, картузы.

Верхняя одежда была одинакова для обоих полов. Носили, когда прохладно, кафтан из толстого холста, называемый «шабур». Пониток — более длинное и теплое одеяние, чем кафтан, пошитое из шерстяной ткани. Зимой одевали тулуп из овчины. Обувь, в летней период, носили берестяную из лыка. В более холодных, северных районах шили кожаные коты (обувка наподобие галош), носили такие с тёплыми шерстяными носками. На охоту и рыбалку одевали сапоги бродни, тоже пошитые из кожи. А в холодное время обувка была войлочная из шерсти овец.

Кухня

Основным кушаньем у коми-пермяков являлись мучные изделия. Готовили лепёшки, хлеб, колобки порой с добавлением перемолотых ягод черёмухи, толченой пихтовой коры или лебеды. Кроме этого пекли блины, шаньги, оладьи, пироги с разной начинкой. Лепили пельмени с мясом, редькой, грибами, рыбой. Из первых блюд варили супы: мясные с добавлением круп, щи из кислой капусты, суп с грибами, уху. На второе готовили каши, картофель, рыбу. Рыбные блюда были повсеместны и популярны. Употребляли также молочные, мясные продукты, овощи. На зиму засаливали или сушили грибы, мочили ягоды, коптили, солили либо вялили рыбу. Из напитков популярен был квас «ырош» приготовленный из хлеба. Варили кисель: ягодный, гороховый, овсяный. Готовили брагу и домашнее пиво, называемое «сур», пили его на праздник. Повседневным напитком считался чай, чаще всего травяной.

Религия

Сейчас большая часть коми-пермяков исповедуют православное христианство, кроме того сохранилось несколько деревень, населённых староверами. Однако исконным верованием являлось язычество, отголоски которого сохранились и ныне. До сих пор можно услышать сказания про духов-хранителей. Про хозяев леса, воды, про невидимых существ оберегающих дом, очаг, хозяйственные постройки. Древнее представление о боге Ене (создателе мира) и враге его Куле переплелись с библейскими понятиями добра и зла. Существует суеверие о «нечистой силе», называют таких существ «чудами», по преданию они мелкие, зловредные и всячески портят жизнь людям. Сохранился культ предков, отобразившийся в ритуалах поминовения умерших. До недавних пор существовал культ «скотьих» богов, покровителей домашней скотины — Лавра и Флора. В подношение им было принято резать барана или быка, делалось это в особых, культовых местах, потом организовывалась общая трапеза. Сейчас данный обряд ушел в прошлое.

В наши дни многие традиции утрачены, люди начали забывать язык, теряются культурные связи. Обычаи и самобытное наследие коми-пермяков сохраняются только благодаря общественникам-энтузиастам.

Фольклор коми-пермяков

Мифы, предания, легенды, былинки, песни, частушки, загадки, пословицы, поговорки — вот далеко не полный перечень жанров коми-пермяцкого фольклора. Богатый эпос донес до нас предания о древнем населении края — чудском народе. Популярными героями эпоса являются богатыри: Кудым-Ош, Пера, братья Юкся, Пукся, Чадз и Бач. Большое распространение имеют былички о лешем, водяном, колдунах, банном и других чудах. С обработки фольклорных мотивов начиналось творчество основателей коми-пермяцкой литературы М. Лихачёва и А. Зубова. Большую работу по сбору и переводу на русский язык выполнил В. Климов. На основе коми-пермяцких легенд снят мультфильм.

Верования обряды и праздники коми-пермяков

Под влиянием православных и языческих традиций сформировался уникальный календарь народных праздников, обрядов и обычаев. Одни из них повсеместно соблюдаются и в наши дни (Семик), другие сохранились в отдельных местах (обряд Быкобоя и день смены травы в с. Большая Коча, Зажинки в с. Архангельское), третьи используются фрагментарно (элементы старинного свадебного обряда), о четвертых известно лишь по воспоминаниям старожилов и архивным данным (обряды, связанные с культом предков, «старых»). Среди коми-пермяков сохранилось почитание священных деревьев, святых родников. До сих пор весьма распространены мифологические представления о духах природы и народе чудь, лешем, водяном, домовом и др.

Семейные праздники и обряды коми-пермяков

Целый цикл поверий, представлений и обычаев был связан с периодом беременности и рождением ребенка. Поведение женщины в это время строго регламентировалось, ей запрещалось присутствовать на похоронах, пинать кошку и собаку, так как от этого у ребенка появится щетина или будет "собачья" болезнь. Наоборот, предписывалось "на красивых смотреть, чтобы красивый ребенок был". В период беременности по приметам могли определить и пол ребенка: если живот у беременной был острый – считали, что родится мальчик, круглый, плоский – девочка. Считали, что рождение девочки предвещает и появление пятен на лице, а также то, что беременная похудела на лицо, о чем говорили: "Ой, у тебя парень будет, ты не худая"; "Дак ты худая на лицо, девка у тебя родится!". Рожали обычно в бане, однако в страдную пору часто рожали и в поле. Помогать в родах приглашали знающую женщину-повитуху. Новорожденного, "чтобы отец любил ребенка", принимали в мужнину нестиранную рубаху. Через несколько дней после рождения старались окрестить ребенка в церкви. Для крещения приглашали крестных родителей. В деревне Кекур Кудымкарского района мальчику приглашали двух крестных – мужчину и женщину, а девочке – только женщину. При этом в деревне Кекур отмечали, что иногда выбирали "первых" и "вторых" крестных. "Первые" крестные крестили ребенка, их в местной традиции называли матша. "Вторыми" крестными называли тех, кто первый раз приносил или приводил ребенка к причастию: "У моей матери две крестны было – первая и вторая, первая крестила, а вторая в церковь водит, там дарием поят из маленькой ложечки, этих крестных и называют "Дарий доро нуотвис кыдз" ("Как к дарам водил")".

У коми-пермяков известен не только обычай проведывать роженицу, "ходить на кашу", но и в некоторых случаях устраивать небольшой праздник, застолье по случаю рождения ребенка, который назывался каша-брага.

Различные ритуалы сопровождали и проводы рекрутов на военную службу. До дня отъезда рекруты от нескольких дней до месяца "рекрутили" – ходили в гости, чаще к родственникам и знакомым, ездили даже в соседние деревни. В северных районах рекруты нескольких деревень собирались небольшими компаниями и верхом на лошадях ездили гостить друг у друга. Лошади при этом украшались. Выбиралась праздничная сбруя с бубенчиками, узда и шлея увешивались разноцветными ленточками. Цветные ленточки пришивали и на фуражку новобранца. Наиболее значимым накануне отъезда считали ритуал благословения рекрута.

Свадебная обрядность коми-пермяков по структуре и содержанию основных этапов имела много общего с северно-русским свадебным обрядом. Свадебные тексты также чаще всего исполнялись на русском языке, за исключением причитаний невесты, некоторых корильных и шуточных припевок. В то же время лексика свадебного обряда, некоторые этапы и элементы обрядности, видимо, восходят к архаичным финно-угорским пластам культуры, и в целом в результате синтеза архаичных и заимствованных элементов, развития обряда на своих этнических традициях сложился уникальный вариант коми-пермяцкой свадебной обрядности. У коми-пермяков отмечается бытование нескольких вариантов заключения брака, однако наиболее распространенным был брак по сватовству и с приданым.

Свадебная обрядность коми-пермяков включала несколько этапов: досвадебные обряды, собственно свадьбу и послесвадебные обряды. Свадебные обряды северных, южных, верхнекамских и язьвинских пермяков имели много общего, однако северные и периферийные группы испытали большее влияние со стороны русских традиций, нежели южные. Наиболее полные и интересные варианты свадебной обрядности сохранились в Юсьвинском районе.

Первым этапом свадебного обряда было сватовство корасьом. В селе Антипино шли свататься обычно отец и мать жениха, брали с собой сваху, а нередко в сватовстве участвовал и сам жених. Открывая двери, предписывалось трижды постучать пятками о порог. Обычно разговор начинали с шуточного присловья: "Локтiм корасьны, ваон не коясьны, саон не caдiсьны, чурон неорсны..." ("Пришли свататься, водой не плескаться, садом не садить, чуром не играть"). После чего уже напрямую говорили о цели визита: "Миян эм зонка, а тiян мэ мылка" ("У меня есть парень, а у вас есть девушка"). Окончательно о времени свадьбы и приданом договаривались во время рукобитья ки кутом. Сватовщики на рукобитье отправлялись с рыбным пирогом, челпаном хлеба, пивом. В случае согласия на свадьбу происходил обмен подарками – жених дарил подарок невесте, а невеста одаривала сватовщиков. После заключения договора начиналось застолье. В селе Архангельском отмечали, что жениха с невестой на рукобитье садили за столом вместе. В некоторых случаях перед рукобитьем проводили юны, юны рыт — пропивки, вечер пропивок. В этом случае также договаривались о свадьбе, однако рукобитье проводили на следующий день. После рукобитья в доме невесты начинаются приготовления к свадьбе, подруги невесты собираются готовить приданое, поют свадебные песни и причитания, в некоторых деревнях этот этап свадебного обряда получил название девичник. Характерной особенностью свадебного обряда было и гостевание невесты с подружками накануне свадьбы у родственников. Во время гостевания устраивали застолье и проводили обмен подарками между родственниками и невестой. В предсвадебное время просватанной невесте заплетали одну косу, вплетая в нее много разноцветных ленточек. Накануне свадьбы невесту водили в баню. По дороге в баню и обратно исполнялись причитания, девушки угощались в бане пивом и брагой, парили невесту, а невеста, в свою очередь, ударяла веником одну из подружек, чтобы та скорей вышла замуж. После бани невесте в последний раз заплетали девичью косу.

Собственно день свадьбы был более всего наполнен обрядовыми действиями. В доме невесты утром до приезда жениха подружки одевали невесту, а затем начинали расплетать ей косу.

Ленточки из косы невеста раздавала своим подружкам. В селе Купрос невеста лишь одну красную ленточку – дивью красоту – оставляла себе, клала ее на божницу и, прежде чем отправиться к венчанию, прикалывала на грудь, а в церкви отдавала ленточку священнику, чтобы он положил ее в Евангелие.

По приезде жениха предписывалось выкупать невесту, после чего поезжан (участников "свадебного поезда") садили за стол и к жениху выводили невесту. Как правило, это делал отец, он выводил ее за полотенце. Жених с невестой три раза обходили вокруг стола, а затем садились, но не на голую лавку, а на войлок, который специально расстилали для них на лавке. После застолья благословляли молодых, для чего в селе Архангельском молодые вставали на колени на войлок в передний угол, молились на иконы, а затем родители невесты благословляли молодых иконой и хлебом. В церковь ехали свадебным поездом в особом порядке. В селе Антипино отмечали, что на первых санях ехал знающий тодiсъ, затем ехали дружки, на третьих санях – жених с тысяцким, следом невеста с крестной, а замыкали свадебный поезд сани со свахами, которые получали шуточное название бож видзан (буквально: хвост держащий).

После венчания свадьба продолжалась в доме жениха. После первой брачной ночи смотрели невестино приданое, невесту отправляли за водой, где она "дарила" воду – бросала в колодец монетку и кусочек хлеба. Самое большое застолье – большие столы – обычно проводили на второй день свадьбы. А третий день в деревнях Юсьвинского района получил название куд пыдос (буквально: дно лукошка). В этот день в дом жениха "невесту смотреть" собирались со всей деревни, в том числе и те, кто не принимал участия в свадьбе. На стол выносились остатки свадебных блюд, что означало завершение свадьбы. В селе Антипино на куд пыдос готовили особое блюдо: "Пекли в этот день хлеб и крошили его на мелкие кусочки, так мелко, это вынесут, кормят все на шутку, кто придет, могут и на лукошке хлеб вынести, отчего, видимо, и сам ритуал получил название "дно лукошка". Отправляясь в дом жениха, так и говорили: "Куд пыдос!" ("Есть идем!").

Послесвадебные обряды включали посещение молодыми родственников, которые иногда назывались хлибены. На Масленице также посещение молодыми родственников и родителей невесты являлось обязательным и завершало свадебные обряды.

Похоронно-поминальная обрядность коми-пермяков была одной из самых развернутых и наполненных разнообразными мифологическими представлениями. Пожилые обычно заранее готовили смертную одежду, часто заранее готовили и гроб, который хранили в амбаре наполненным зерном. Смерть человека связывали с тем, что его покинула душа лол. Перед умирающим ставили чашку с водой, чтобы "душа окунулась". Для обмывания требовалось пригласить нечетное количество человек, все вещи, использовавшиеся при обмывании, а также воду старались уничтожить, так как через эти предметы колдуны могли навредить живому человеку.

Достаточно распространенной традицией у коми-пермяков был обычай класть в гроб предметы, которые понадобятся умершим в потустороннем мире. В селе Архангельском, например, отмечали, что необходимо положить мыло, полотенце, платок, смену одежды, деньги. В погребальном обряде большое значение придавалось ниткам, символизировавшим дорогу в потусторонний мир. Нитки раздавали на похоронах в качестве милостыни, "на дорогу ему", "чтоб дорогу они открыли".

В селе Доег Юсьвинского района готовили длинную нитку, один конец которой опускали в могилу, а второй привязывали к могильному кресту. Эта нить считалась лесенкой, по которой выходит душа умершего. Похороны проводили обычно на третий день после смерти. Вынос тела сопровождался причитаниями, которые и в настоящее время продолжают бытовать у северных коми-пермяков.

Широко распространенным был обычай подавать милостыню первому встречному, обычно каравай хлеба. В Юсьвинском районе этот каравай обматывали нитками, помещали на него монеты и заворачивали в платок. В некоторых деревнях сохранялся обычай подавать милостыню хлебом всем, кто встречался на пути к кладбищу.

В середине XIX века был известен и другой обычай раздачи милостыни: "В день похорон на гроб кладут красные поясочки, мочало и черинянь (рыбный пирог) или челпан (каравай), а в руки умершему несколько мелких монет... Красные поясочки и прочее, лежащее на гробе, дарят всякому, кто попадается навстречу".

Первые поминки совершали на третий день, далее на девятый, а потом на полусорочины, или три недели. Необходимость проведения поминок касьтiсян, касътылом связывалась как с опасностью, исходящей от умерших предков, так и с необходимостью заручиться поддержкой предков.

Развернутые поминальные обряды приурочивались к сороковому дню, когда проводили не только поминальный обед, но и ритуал "проводов души". "Проводы души", известные как среди южных, так и среди северных коми-пермяков, имели существенные различия в каждой группе.

Южные коми-пермяки на сороковой день собирали поминальный стол и проводили поминки, а временем проведения "проводов души" считался срок шесть недель, через два дня после сорочин. До шести недель в доме весили на одну из стен одежду умершего, при этом мужскую одежду вывешивали над мужской лавкой, а женскую – над женской. Через шесть недель одежду подавали в качестве милостыни либо вывешивали на чердак. Считалось, что шесть недель душа человека остается в доме. После этого срока для проводов души собирались родственники и знакомые, накрывали стол, зажигали свечи. После небольшого застолья с зажженной свечой трижды обходили вокруг стола и выходили на улицу.

В Кочевском районе проводы души проходили в другом порядке. Сначала устраивают застолье, на которое приглашают душу умершего: "Помяни, Господи, иди с нами кушать!" В конце застолья также совершали молитву, об уходе души умершего смотрели по полотенцу, повешенному в передний угол: "Полотенце, когда душа уходит, шевелится". Главным участником обряда проводов души становились обмывальщица или обмывальщик, олицетворявшие душу умершего. Он приходил на сорочины в той одежде, которую ему дарили в день похорон. За столом исполнялись многочисленные духовные стихи. После застолья брали заранее приготовленную котомку, клали в нее носки, рубаху, другую одежду, варежки, рыбный пирог, шаньги, скатерть. Снаряжение котомочки сопровождалось исполнением особого причета: перечисляли все, что необходимо положить в котомочку. Собранную котомочку передавали выбранному человеку, к которому все присутствующие на поминках подходили прощаться, тем самым прощаясь с душой умершего. После этого с котомочкой он уходил по дороге в сторону кладбища. Содержимое котомочки, хотя и остается у обмывальщика, предназначается умершему.

После сорокового дня поминки обычно проводили на годины, реже – и на полгода. Лишь в некоторых случаях требовалось устраивать поминки в три года и шесть лет.

(c) Александр Васильевич Черных. "Народы Пермского края. Культура и этнография" - Пермь: Издательство "Пушка", 2007

История коми-пермяцкого языка

Коми-пермяцкое наречие начало формироваться после миграции части племён коми далеко на север, в результате чего произошло территориальное размежевание древнего народа коми и началось разделение языка на коми-зырянское и коми-пермяцкое наречия, окончательно сложившееся в XIV—XV веках. Коми-язьвинское сложилось позднее, после изоляции восточных пермяков русскими поселенцами.[2]

Письменность коми — письменность, используемая для записи коми языка. За время своего существования несколько раз меняла свою графическую основу и неоднократно реформировалась. В настоящее время коми письменность функционирует на кириллице. В истории коми письменности выделяется 5 этапов:

• XIV—XVII века — абур — оригинальная графическая система;

• XVIII век — 1918 год — письменность на основе кириллицы;

• 1918—1932 и 1936—1938 годы — алфавит В. А. Молодцова на основе видоизменённой кириллицы;

• 1932—1936 годы — алфавит на латинской основе;

• с 1938 года — современная письменность на основе кириллицы.

Коми-зырянский и коми-пермяцкий языки почти на всём протяжении своей письменной истории (кроме конца XIX — начал XX веков) пользовались одинаковой письменностью.

Древнепермская письменность (абур, анбур, пермская / зырянская азбука) — письменность, использовавшаяся коми-зырянами, коми-пермяками, русскими и некоторыми другими народами на северо-востоке Европейской России в XIV—XVII веках. Создана проповедником и просветителем коми Стефаном Пермским в 1372 году в районе бассейна реки Вымь, притока Вычегды, на основе кириллицы, греческого алфавита и древнепермских рунических символов (пасов).

Созданная Стефаном азбука названа по первым двум буквам алфавита (ан и бур). Иногда использовалась как тайнопись для русского языка. Вышла из употребления в XVII веке, будучи вытеснена кириллицей.

9 мая по н.ст. (26 апреля по с.ст.) — день памяти Стефана Пермского — отмечается как День древнепермской письменности.

Общие сведения

Азбука содержит 38 букв. Разделение на строчные и заглавные буквы отсутствует. Направление письма — слева направо, строки идут сверху вниз. Используются диакритические знаки, для стандартных сокращений — титло. Знаки пермской азбуки весьма однообразны и однотипны в виде острого угла в том или ином положении, что позволяет отнести её в разряд полусловицы.

Сохранилось несколько памятников древнепермской письменности: списки азбуки (более 10), Приписка Кылдасева на Номоканоне (1510), надпись на иконе «Троицы» (XV век), надпись на иконе «Сошествие» (2-я половина XV века), запись в рукописной книге «Григория Синаида» (середина XV века), подпись епископа Пермского Филофея под грамотой (1474).

Ибн Фадлан, посланник халифа ал-Муктадира к булгарам, сообщает в начале X века, что булгарский владыка Алмуш вел переписку с населением Верхнего Прикамья (народом вису). О характере этой переписки можно лишь догадываться. Скорее всего, она велась на булгарском языке с использованием тюркской руники.

Можно представить несколько позднейших вариантов «пермской азбуки» (см. справа):

• Устьсысольско-Карамзинский список (Гос. публичная библиотека им. М. Е. Сатыкова-Щедрина, рукописный отдел, F. IV, № 712, табл. 8) (рис. 1) и

• Яренский список (там же, табл. 6) (рис. 2).

• Устьсысольско-Карамзинский список (рис. 3).

Надписи на абуре — одни из самых древних среди финно-угорских языков. Только на венгерском и карельском существуют более ранние памятники.

Абуром писал стихотворения коми поэт Иван Куратов.

Ива́н Алексе́евич Кура́тов (коми Куратов Ӧльӧш Вань; 6 (18) июля 1839 — 17 (29) ноября 1875) — основоположник литературы коми, лингвист, переводчик, поэт коми.

Биография

Иван Куратов родился в с. Кебра Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии (ныне с. Куратово Сысольского района Республики Коми) в семье дьякона.

1854 — окончил Яренское духовное училище.

1854—1860 — Учился в Вологодской духовной семинарии, где впервые проявилось его поэтическое дарование. Цель жизни была определена в стихотворении «Жизнь человека» (1857), — «Дать счастье родному народу». Центральное место в поэзии Куратова занимают философские и социально-политические взгляды, заметно окрашенные национальным (коми) самосознанием.

1861—1865 — Учительствовал в Усть-Сысольске. Жил в двухэтажном деревянном доме (снесён), ныне на этом месте (ул. Орджоникидзе 10) в современном жилом доме (на первом этаже) располагается Литературно-мемориальный музей И. А. Куратова.

Заметное место в творчестве поэта занимают переводы с русского: И. А. Крылова, А. С. Пушкина, А. В. Кольцова; а также зарубежных классиков мировой литературы.[1]

Уделял большое внимание изучению коми-зырянского языка. Написал грамматику коми языка. Параллельно исследовал грамматику удмуртского и марийского языков.

Переехал в Казань, где недолгое время работал полковым аудитором.

С 1866 года жил в Средней Азии. Умер в г. Верном (ныне г. Алма-Ата) в 1875 году.

Библиография

• «Сочинения»: Художественные произведения, т. 1, Сыктывкар, 1939; Лингвистические работы, т. 2, Сыктывкар, 1939.

• «Бöрйöм гижöдъяс», Сыктывкар, 1951;

• «Бöрйöм гижöдъяс» в рус. пер. [Послесл. А. Федоровой], М., 1958.

• «Коми напевы» : [Стихотворения]. — Сыктывкар : Коми кн. изд-во, 1985.

• «Ты бесконечна, жизнь» : [Заметки публицистика]. — Сыктывкар : Коми кн. изд-во, 1988.

• «Ой, жизнь ты, жизнь…» : [Стихотворения и поэмы]. — Сыктывкар: Коми кн. изд-во, 1999.

• «Моя муза не продажна» : [Избранные стихи]. Эском, 2007.

Использование в качестве тайнописи

Уже в XV веке абур как малоизвестная письменность превратился в тайнопись. Но и в этом качестве широкое его применение ограничено XV и началом XVI века в областях Великого княжества Московского и Новгородской земли.

В качестве хорошего образца применения пермской азбуки можно указать рукопись Хроники Георгия Амартола с Эллинским летописцем. Здесь на свободных от письма листах, большей частью на полях, рассеяны заметки читателей или писца.

Несколько своеобразный вариант пермского письма даёт рукопись XVI века, неправильно названная «Козьмой Индикопловом». Здесь слова, написанные пермским письмом, помещены в самом тексте. Писец одновременно писал и тем и другим шрифтом, с ошибками (вероятно, плохо знал письменность).

Ранняя письменность на основе кириллицы

Начиная с XVIII века появляются отдельные публикации коми текстов как на латинском алфавите, так и на кириллице. Так, во втором издании книги Н. Витсена «Северная и восточная Татария», вышедшем в 1705 году, был опубликован перевод молитвы «Отче наш» на коми язык, выполненный на латинской графике[4].

В 1787—1789 годах в книге П. С. Палласа «Сравнительный словарь всех языков и наречий» было опубликовано около 200 слов на коми языке на кириллице[5].

В 1808 году учащимся Вологодской духовной семинарии Филиппом Козловым была составлена первая грамматика коми-зырянского языка. В ней использовался алфавит на основе кириллицы: А а, Б б, В в, Г г, Д д, Е е, Ж ж, З з, И и, І і, К к, Л л, М м, Н н, О о, Ӧ ӧ, П п, Р р, С с, Т т, У у, Ч ч, Ӵ ӵ, Ш ш, ъ, Ы ы, ь, Ю ю, Я я. Эта грамматика не была опубликована[6]. В 1813 году на основе этой грамматики преподаватель той же семинарии А. Ф. Флёров выпустил первую печатную коми грамматику — «Зырянская грамматика, изданная от главного управления училищ»[7].

В 1820-50-е годы был издан ещё целый ряд коми грамматик и словарей, в которых использовались различные системы записи коми языка — как кириллические (П. И. Савваитов, А. М. Шёгрен), так и латинизированные (М. А. Кастрен)[8].

Во второй половине XIX века на основе созданных ранее грамматик развились две основные системы для записи коми языка. Так, в работах Г. С. Лыткина помимо стандартных русских букв использовались знаки ӧ, j, лигатуры дж, дз, а мягкость согласных обозначалась диакритическим знаком-грависом. У ряда других авторов мягкость согласных обозначалось добавлением знака j[9].

В последние годы XIX века начинается активное издание букварей на коми-зырянском и коми-пермяцком языках. Эти буквари составлялись разными авторами и в них использовались разные варианты коми кириллического алфавита.

Отличия алфавитов коми букварей XIX — начала XX вв. от современного алфавита:

• Коми-зырянский

o Попов А. Азбука для зырянского юношества или легчайший способ зырянам научиться русской грамоте. СПб, 1865. Нет букв Ё ё, Й й. Присутствуют Лигатура ДЖ, Ꚉ ꚉ, Ч̇ ч̇, Ъi ъi, Ѣ ѣ, Ji ji, Jo jo, Jӧ jӧ, Jы jы, Ѳ ѳ, Ѵ ѵ.

o Азбука для зырян-ижемцев, живущих в Печерском уезде Архангельской губернии. Архангельск, 1895. Присутствуют буквы Ѣ ѣ, Ѳ ѳ.

o Лыткин Г. С. Букварь зырянско-русско-церковнославянский. СПб, 1900. Нет букв Ё ё, И и, Ф ф, Х х, Ц ц, Щ щ, Ъ ъ, Ь ь, Э э, Ю ю, Я я. Присутствуют д̀, з̀, ј, л̀, н̀, с̀, т̀, ч̀.

• Коми-пермяцкий

o Выддемъ пермякъ понда. Пермь, 1894. Нет буквы Ӧ ӧ. Присутствуют Ѣ ѣ, Ѳ ѳ.

o Букварь для (северо-восточных, иньвенских) пермяков. Казань, 1897. Нет букв I i, Ф ф, Х х, Ц ц, Щ щ. Присутствуют Ӂ ӂ, З̆ з̆, Ш̆ ш̆, Ы̆ ы̆.

o Букварь для пермяков Ивеньского края. Казань, 1899. Нет букв I i, Ц ц, Щ щ. Присутствуют Ӂ ӂ, З̆ з̆, йи, Ӵ ӵ, ъи, Ѳ ѳ

o Букварь для (северо-восточных, иньвенских) пермяков. Казань, 1900. Нет букв I i, Ф ф, Х х, Ц ц, Щ щ. Присутствуют Ӂ ӂ, З̆ з̆, Ӵ ӵ, Ы̆ ы̆.

o Попов Е. Выддемъ коми отиръ челядь понда. Казань, 1904. Нет букв Ӧ ӧ, Ф ф, Х х, Ц ц, Щ щ. Присутствуют д̅з̅, д̅ж̅, ч̅ш̅, Ѣ ѣ, Ӭ ӭ

o Мошегов Кондратий Михайлович. Букварь для пермяцких детей (На чердынском наречии). Казань, 1908. Нет букв Ъ ъ, Ь ь. Присутствуют Ӝ ӝ, Ӟ ӟ, Ӵ ӵ, Ѳ ѳ.

В связи с отсутствием стандартного алфавита и незначительностью изданий на коми языке (всего в 1813—1914 годах было издано около 60-70 книг и брошюр на коми) эти алфавиты не получили заметного распространения среди населения[9].

Молодцовский алфавит

В 1918 году сфера употребления языка коми значительно расширилась — было введено преподавание на нём в школах, в местных газетах начали печататься отдельные статьи на коми языке и пр. В этих условиях возникла потребность в создании постоянного алфавита, выработке орфографических норм[9].

В мае-июне 1918 года в Усть-Сысольске прошло совещание учителей, на котором выступил учитель В. А. Молодцов и ознакомил участников совещания со своим проектом алфавита для языка коми. В августе того же года на совещании учителей в Усть-Выми алфавит Молодцова был утверждён[10]. Отсутствие необходимых шрифтов не позволило сразу же приступить к изданию печатной продукции на этом алфавите, из-за чего до 1920 года применялся модифицированный русский алфавит, составленный А. А. Цембером[9].

Алфавит Молодцова базировался на кириллице, но имел ряд специфических букв для обозначения мягких согласных и аффрикат. С 1921 года на этом алфавите началось активное книгоиздание. Несмотря на достоинства этого алфавита (строгая фонематичность, экономность письма), он имел и ряд недостатков, основным из которых была сложность рукописного текста из-за особой формы знаков для мягких согласных[11].

Письменность после 1932 года

Ещё в 1924 году профессор А. Н. Грен предлагал перевести письменность коми на латинизированную основу. Тогда его мало кто поддержал, но в то время в СССР начался активный процесс латинизации письменностей и вскоре этот вопрос был поднят вновь. В 1929 году на Коми лингвистической конференции Главнауки была принята резолюция о необходимости перехода на латинизированный алфавит, используя опыт латинизации тюркских письменностей народов СССР. В сентябре 1930 года бюро Коми обкома ВКП(б) официально постановило перевести письменность коми на латиницу. Сам алфавит был утверждён в ноябре 1931 года, после чего начался перевод делопроизводства, образования и издательского дела на новую письменность. Этот процесс был в целом завершён в 1934 году[13][9].

Латинский коми алфавит по сути стал транслитерацией молодцовского алфавита — в нём сохранялась строгая фонематичность, обозначение мягких согласных путём добавления «хвостика» к букве, особые знаки для аффрикат. Тем самым сохранялись как достоинства, так и недостатки прежнего письма[13].

Изменение политической обстановки в СССР в середине 1930-х годов привело к отказу от латинизированного коми алфавита — в стране начался процесс кириллизации. В отношении письменности коми это вылилось в отказ от латинского алфавита уже в 1936 году. Вместо него был восстановлен алфавит Молодцова, но в 1938 году он был заменён на новый вариант кириллического алфавита, значительно более приближенный к русской графике[13].

Современный алфавит

Современный алфавит для коми-зырянского и коми-пермяцкого языков был введён в 1938 году. Он содержит все буквы русского алфавита, а также знаки Ӧ ӧ и І і. Для обозначения аффрикат используются диграфы дж, дз и тш. Иногда эти диграфы включаются в азбуку, иногда нет.

Буква Іі («твёрдая и») используется после букв д, з, л, н, с, т для обозначения их твёрдости (перед «обычным» и они мягкие). Буква Ӧ ӧ обозначает нелабиализованный звук среднего ряда среднего подъёма. Мягкость согласных обозначается мягким знаком, стоящим после них[14][15].

Современный алфавит коми:

А а Б б В в Г г Д д Е е Ё ё Ж ж З з

И и І і Й й К к Л л М м Н н О о Ӧ ӧ

П п Р р С с Т т У у Ф ф Х х Ц ц Ч ч

Ш ш Щ щ Ъ ъ Ы ы Ь ь Э э Ю ю Я я

Коми-язьвинский язык, долгое время считавшийся одним из наречий коми-пермяцкого языка, получил свою оригинальную письменность только в начале 2000-х годов, когда на нём был издан первый букварь. Алфавит этого издания включает все буквы русского алфавита, специфические знаки Ӧ ӧ, Ө ө, Ӱ ӱ, а также диграфы дж, дч, тш[16][17].

Сравнительная таблица алфавитов коми

Абур Кириллица

Кастрена-

Савваитова

(19 в.) Кириллица

Шёгрена

(19 в.) Алфавит

Молодцова Латиница

1930-1936 Кириллица

с 1938

a a a a а

б б б в б

в в в v в

г г г g г

д д ԁ d д

дј д̀ ԃ д (мягкое)

дж дж җ з дж

дз дз ԅ ӡ дз

је je е

јо jo ё

ж ж ж ƶ ж

з з з z з

зј з̀ ԇ ⱬ з (мягкое)

і і і i и, і

ј ј ј j й

к к к k к

л л л l л

лј л̀ ԉ л (мягкое)

м м м m м

н н н n н

нј н̀ ԋ ꞑ н (мягкое)

о о о o o

ӧ ӧ ӧ ә ӧ

п п п p п

р р р r р

с с с s с

сј с̀ ԍ с (мягкое)

т т т t т

тј т̀ ԏ т (мягкое)

у у у u у

f ф

x х

c ц

ч ч щ тш

чј ч̀ ч ч

ш ш ш ꞩ ш

ъ

ы ы ы ы

ь

, е е е е э

ју ju ю

ја ja я



Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

В литературном коми-пермяцком 33 исконные фонемы: 26 согласных и 7 гласных. Фонемы /l/ и /w/ в некоторых случаях чередуются (ов «живи», ола «живу»; овны «жить», олӧны «живут»), из-за чего встречаются утверждения о том, что данные звуки представляют собой аллофоны единой фонемы[3].

Ударение силовое, может падать только на основу[4], ударный звук качественно и количественно меняется очень мало (как по долготе, так и по силе)[5].

Гласные

Передние

Средние

Задние



Верхние

[i]?

[ɨ]?

[u]?



Средние

[e]?

[ɘ]?

[o]?



Нижние

[a]?



Согласные

Губно-губные

Губно-зубные

Зубные

Альвеолярные

Палатальные

Заднеязычные



Носовые

[m]?

[n]?

[ɲ]?



Взрывные

[p]? [b]?

[t]? [d]?

[c]? [ɟ]?

[k]? [ɡ]?



Аффрикаты

[t͡s]?¹

[t͡ʃ]? [d͡ʒ]?

[t͡ɕ]? [d͡ʑ]?



Фрикативы

[f]?¹ [ v]?

[s]? [z]?

[ʃ]? [ʒ]?

[ɕ]? [ʑ]?

[x]?¹



Дрожащие

[r]? [rʲ]?¹



Аппроксиманты

[j]?



Боковые

[l]?

[ʎ]?



¹ В заимствованиях из русского языка встречаются дополнительно /x/, /f/, /t͡s/, /rʲ/ и некоторые другие[6].

Распределение гласных и согласных равномерно (около 41 % гласных и 59 % согласных); при этом в продуктивных суффиксах очень редки звуки о, у, э[7]. Стечения согласных и зияние также редки. Зияние встречается почти исключительно на стыке слов или морфем, но зачастую нейтрализуется добавлением согласных «для благозвучия»[8]. Безударные гласные не меняют качество (в отличие от русского)[9]. Имеется прогрессивная и регрессивная ассимиляция:

• прогрессивная[10]:

o мягкий согласный уподобляет себе следующий за ним /j/ (доддя «с санями» из додь + йа);

• регрессивная[4]:

o все глухие звуки озвончаются, если за ними идут звонкие (мӧс бӧж «коровий хвост» произносится «мӧз бӧж»);

o альвеоляризация (если после /s/, /z/ идёт /ʃ/, /ʒ/, /t͡ɕ/, /d͡ʑ/ то они превращаются в /ʃ/, /ʒ/: лӧз тшын «синий дым» произносится «лӧж тшын»;

o палатализация (твёрдый согласный смягчается под влиянием последующего мягкого: гортсянь → /gort’s'an'/).

Ударение разноместное, в части южных говоров (как и в язьвинском) — качественно-вокальное.

Морфология

По сравнению с коми-зырянским наречием характерно развитие системы внешнеместных (указывающих на то, что действие происходит на поверхности кого-л. или чего-л.) и приблизительно-местных (указывающих на то, что действие происходит вблизи кого-л. или чего-л.) падежей, наличие комитатива, исчезновение исконных числительных.

КРАТКИЙ ГРАММАТИЧЕСКИЙ ОЧЕРК КОМИ-ПЕРМЯЦКОГО ЯЗЫКА

(Источник: Коми-пермяцко – русский словарь под редакцией А.С. Кривощёковой-Гантман)

АЛФАВИТ И ФОНЕМЫ

Коми-пермяцкий алфавит включает в себя все буквы русского алфавита и две дополнительные (і, ö).

Всего в его составе 35 букв: а, б, в, г, д, е, ё, ж, з, и, i, й, к, л, м, н, о, ö, п, р, с, т, у, ф, х, ц, ч, ш, щ, ъ, ы, ь, э, ю, я.

Буквы ф, х, ц, щ встречаются только в словах, заимствованных из русского языка, например: колхоз, цена, фартук, плащ.



ГЛАСНЫЕ ЗВУКИ

В коми-пермяцком языке есть особый гласный ö (среднего ряда, среднего подъёма, нелабиализованный /несмягчающий/). Остальные гласные имеют соответствия в русском языке, но в той или иной степени отличаются от них по употреблению.

Так, гласный и, в отличие от русского и, употребляется не только после мягких согласных (син 'глаз', нин 'лыко'), но и после твёрдых coгласных и тогда обозначается буквой i (cim 'ржавчина', нiя 'они', зi 'оса').

Гласный ы, в отличие от русского ы, одинаково употребителен как после твёрдых, так и

после мягких согласных. Он встречается также после йи в начале слова, например: ылын ‘далеко’, сьывны 'петь', ньылавны 'глотать', йыв 'вершина, ‘остриё’. Гласный а в языке коми-пермяков более заднего ряда, чем а в русском языке.



СОГЛАСНЫЕ ЗВУКИ

Твёрдые согласные б, в, г, д, ж, з, к, л, м, н, п, р, с, т, ш, а также ф, х, ц по произношению мало чем отличаются от соответствующих согласных русского языка. Специфическими для коми-пермяцкого языка являются аффрикаты дж, дз, тш. Аффриката дж состоит из

согласных ди ж, произносимых слитно (джадж 'полка', джын 'половина'). Аффриката дз

передаёт слитное произношение согласных дь и зь (дзонь 'целый', дзодзог 'гусь'). Аффриката тш представляет собой твёрдый вариант ч(слитное произношение звуков т

и ш: тшын 'дым', тшак 'гриб').

Чередование л и в

В коми-пермяцком литературном языке наблюдается чередование л и в.

Суть его заключается в том, что в интервокальном положении (между гласными)

выступает л (кыла 'слышу', вöлыт 'твоя лошадь'), а в позиции перед согласным и в конце слова выступает в (кывны 'слышать', кывтöм 'неслыханный'.



УДАРЕНИЕ

Место ударения в коми-пермяцком языке чаще зависит от морфемы: одни морфемы безударные, другие ударные, третьи перетягивают ударения на себя или на предшествующий слог. Такой тип ударения принято называть морфологизированным. Безударными обычно являются словообразовательные суффиксы прилагательных: са-öсь

'запачканный сажей' (са 'сажа'), бус-öсь 'пыльный' (бус'пыль'), ки-тöм 'безрукий', кок-тöм 'безногий'.

Всегда ударные словообразовательные суффиксы глаголов, например: мич-öт-ны

'окрасить' (мич 'краса'), шоч-ав-ны 'редеть, стать редким' (шоч'редкий').

Присоединение некоторых суффиксов вызывает перемещение ударения, например: кокнит 'лёгкий', кокнит-ик 'лёгонький', миян 'наш'.миян-лö ‘нам’.

Коми-пермяцкое ударение может служить средством разграничения частей речи, а внутри одной и той же части речи – средством различения форм слов, например: быдтас

'воспитает' (от быдтыны 'воспитать') и быдтас 'воспитанник'; мавтас 'смажет' (от мавтны 'смазать') и мавтас ' то, чем смазывают, мазь'; олан 'живёшь' (отовны

'жить') и олан 'жизнь'; сёян 'ешь' (от сёйны 'есть, кушать') и сёян 'еда, кушанье' гöрись 'пашущий' (от гöрны 'пахать') и гöрись 'пахарь'.



МОРФОЛОГИЯ

Состав слова и словообразование

Слово в коми-пермяцком языке состоит из следующих морфем: корень, суффиксы словообразования, суффиксы словоизменения, например: удж 'работа', удж-ав-ны 'работать', удж-ал-ісь 'работник, трудящийся', удж-ал-ісь-ным '[наш] работник', удж-ал-ісь-ным-лöн 'у [нашего] работника'.

Префиксов в коми-пермяцком языке немного. К ним относятся лишь мед- со значением 'самый, наи-' и не- (заимствованный из русского языка), которые употребляются с прилагательными, местоимениями, наречиями, например: некин 'никто' (кин 'кто'), неыджыт 'небольшой' (ыджыт 'большой'), медбур 'самый хороший, наилучший' (бур 'хороший').

В производном слове значимые части располагаются по следующей схеме:

1. Корень слова вел-

Словообразовательные суффиксы -öт-ч-ис(с)-

Словоизменительные суффиксы:

мн. ч. -ез-

опред.-Притяж.-ныт-

пад. суф. -лöн

2. Корень слова керку-

Словообразовательные суффиксы -ок(к)-

Словоизменительные суффиксы:

мн. ч. -ез-

опред.-Притяж.-ным-

пад. суф. -лань

вел- связанный корень, вел-ав-ны 'научиться, привыкать к чему-л.'; вел-öт-ны

'научить приучить кого-л.'; велöт-чы-ны 'учиться', велöтч-ись 'учащийся', велöтчисс-ез 'учащиеся', велöтчиссез-ныт 'ваши учащиеся', велöтчиссезныт-лöн 'у ваших учащихся'; керку 'дом', керку-ок 'домик', керкуокк-ез 'домики',

керкуоккез-ным '[наши] домики', керкуоккезным-лань 'к нашим домикам'.

Структурные типы слов

1. корневое слово (способ словообразования: непроизводное слово), например, пу 'дерево', зон 'сын'

2. производное слово

(способ словообразования: суффиксация), например, пу-овöй 'деревянный', зон-у'сыночек'

3. сложное слово (способ словообразования: сложение самостоятельных слов (основ)),

например, синва 'глаз-вода', в значении 'слеза'

4. парное слово (способ словообразования: соединение двух слов), например, сьöд-лöз 'тёмно-синий'



СЛОВООБРАЗОВАНИЕ

Словообразовательные суффиксы. С помощью словообразовательных суффиксов образуются слова с новыми лексическими значениями, например: ыжда 'величина, размер, рост', ыжд-öт-ны 'увеличивать, увеличить; расширить', ыжд-ав-ны 'хозяйничать; распоряжаться, командовать'.

Среди словообразовательных суффиксов выделяются формообразовательные суффиксы. Они вносят в лексическое значение слова новые грамматические оттенки,

например, значение уменьшительности, ласкательности, пренебрежительности: мöс

'корова', мöс-иньöй 'коровушка', мöс-жуг 'коровёнка'; том 'молодой', том-ыник 'молоденький'; сетны 'дать', сет-ышт-ны 'дать немного'.

Сложные слова

Сложные слова образуются из подчинительных (чаще определительных) словосочетаний. Выделяются следующие группы сложных слов: 1) сложные слова, в которых один из компонентов потерял значение, например: кöмкöт 'обувь' (от устаревшего кöм, встречается только в некоторых говорах, и кöт с неясным значением); 2) сложные слова, в одном из компонентов которых произошли различные фонетические изменения: посöдз 'сени' (пос'сходни', одз 'место перед чем-л.'); 3) сложные слова, первая часть которых заключает видовое понятие, вторая – родовое, например: льöмпу 'черёмуха' (льöм 'черемуха-ягоды') и пу 'дерево', ньывпу 'пихта' (ньыв с неясным значением и пу).

Парные слова

Парные слова образуются из сочинительных словосочетаний и включают два компонента. Широко распространены парные существительные и парные глаголы. Парные

существительные имеют собирательное значение: ныв-зон 'молодёжь' (ныв 'дочь' и зон 'сын; парень'), сийöс-сермöт 'сбруя' (сийöс 'хомут', сермöт 'узда'), мама-ныла 'мать с дочерью' (мам'мать', ныв 'дочь').

В глагольных парных словах в качестве компонентов выступают только слова, имеющие синонимические или антонимические значения: öгравны-сотчыны 'полыхать' (öгравны

'пылать', сотчыны 'гореть'); юасьны-висьтасьны 'беседовать' (юасьны 'спрашивать', висьтасьны 'рассказывать').



ЧАСТИ РЕЧИ

В коми-пермяцком языке десять частей речи: имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, местоимение, глагол, наречие, послелоги, союзы, частицы и междометия.

Между некоторыми лексико-грамматическими разрядами нет чётких границ. Лексико-грамматическая недифференцированность выявляется, например, между следующими частями речи:

1) существительными, прилагательными и наречиями: кöдзыт 'холод; холодный; холодно'; шоныт 'тепло; тёплый; тепло' (наречие); одз 'перёд; ранний; рано'.

2) существительными и прилагательными при неполной адъективации первых и субстантивации последних: мöс 'корова', мöс сюр 'коровий рог'; лöг 'злой; зло".

Следует, однако, отметить, что большинство слов коми-пермяцкого языка выявляют свою принадлежность к той или иной части речи.



ИМЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОЕ

Имя существительное имеет категории числа, падежа, притяжательности. Категория рода в коми-пермяцком языке отсутствует.

КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА

Форма единственного числа не имеет показателя. Она совпадает с основой существительного.

Форма множественного числа образуется с помощью суффикса –эз (-ез).

Вариант -эз употребляется в тех случаях, когда основа существительных оканчивается: а) на гласный: пуэз 'деревья', юэз 'реки' (ю 'река'); б) на твёрдый, парный по мягкости-твёрдости, согласный: кöззэз 'ёлки', поссэз 'мосты'.

Орфографический вариант -ез встречается в существительных, основа которых оканчивается:

а) на мягкий согласный: каннез 'кошки' (кань 'кошка'), кыдззез 'берёзы';

б) на твёрдый, непарный по мягкости-твердости, согласный: керрез 'брёвна'.

Согласный, стоящий в конце основы, перед обоими вариантами суффикса множественного числа удваивается (кроме й).

Ед. ч.

керку 'дом'

нянь 'хлеб'

кай 'птица'

вöв 'лошадь'

баля 'овца'

морт 'человек

джыдж 'стриж'

лым 'снег'

Mн. ч.

керкуэз 'дома'

няннез 'хлеба'

кайез 'птицы'

вöввез 'лошади'

баляэз 'овцы'

морттэз 'люди'

джыджжез 'стрижи'

лыммез 'снега'

Некоторые существительные во множественном числе не употребляются.

К ним относятся: 1) существительные с собирательным значением: отир, йöз 'люди';

2) существительные с отвлечённым значением: ыжда 'величина', сувда 'высота', ылына 'расстояние', пессьöм 'борьба', любитöм 'любовь'; 3) названия веществ: ви 'масло', лым 'снег', кöрт 'железо'.

В коми-пермяцком языке нет существительных, употребляющихся только во множественном числе. Поэтому заимствованные из русского языка слова в форме множественного числа в коми-пермяцком воспринимаются как форма единственного числа, к которым могут присоединяться суффиксы множественного числа коми-пермяцкого языка -эз (-ез), например:

валёнки 'валенок', валёнкиэз 'валенки'; консерва 'одна банка консервов', консерваэз 'несколько банок консервов'; огурцы 'огурец', огурцыэз 'огурцы'; очки 'очки', очкиэз

'несколько очков'; перчатки 'перчатка', перчаткиэз 'перчатки'; чулки 'чулок', чулкиэз 'чулки'; часы 'одни часы'; часыэз 'несколько часов'.

В коми-пермяцком языке различаются два вида склонения: неопределённое (склонение существительных без определённо-притяжательных суффиксов) и определённо-притяжательное (склонение существительных с определённо-притяжательными суффиксами).

Существительные в именительном падеже единственного числа выступают в нулевой (абсолютной) форме, служащей основой для образования косвенных падежей. Косвенные падежи имеют по одному стандартному окончанию, с помощью которого оформляются как в единственном, так и во множественном числе.

Всего падежей в коми-пермяцком языке. По значению их можно объединить в следующие группы:

1) субъектный падеж (именительный);

2) принадлежностные падежи: родительный, притяжательный, дательный;

3) объектные падежи: винительный, творительный, соединительный, лишительный, достигательный, сравнительный;

4) внутриместные падежи: местный, исходный, вступительный;

5) внешнеместные падежи: приблизительный, отдалительный, переходный, предельный.

Неопределенное склонение существительных

Неопределенное склонение существительных, обозначающих одушевленные предметы

Им. –кин кто вöв 'лошадь'вöввез 'лошади'

Род.–лöн кинлöн у кого [имеется] вöвлöн вöввезлöн

Притяж.–лісь кинлісь у кого [берётся] вöвлісь вöввезлісь

Дат.–лö кинлö кому вöвлö вöввезлö

Вин. –öс кинöс кого вöлöс вöввезöс

Твор. –öн кинöн кем, с кем вöлöн вöввезöн

Соед.–кöт кинкöт с кем вöвköt вöввезкöт

Лиш.–тöг кинтöг без кого вöвтöг вöввезтöг

Достиг.–ла кинла за кем вöвла вöввезла

Сравн.–ся кинся кроме кого вöвся вöввезся

Местн.–ын кинын в ком вöлын вöввезын

Исходн.–ись (-ісь)кинісь из кого вöлісь воввезісь

Вступ. –ö кинö в кого вöлö вöввезö

Прибл.–лань кинлань к кому вöвлань вöввезлань

Отдал.–сянь кинсянь от кого вöвсянь вöввезсянь

Перех. –öт кинöт по кому вöлöт вöввезöт

Предел. –öдз кинöдз до кого вöлöдз вöввезöдз

Неопределенное склонение существительных, обозначающих неодушевленные предметы

Им.–мый что ыб 'поле' ыббез 'поля'

Род.–лöн мыйлöн у чего ыблöн ыббезлöн

Притяж.–лісь мыйлісь с чего ыблісь ыббезлісь

Дат.–лö мыйлö чему ыблö ыббезлö

Вин. – мый что ыб ыббез

Твор. –öн мыйöн чем, с чем ыбöн ыбеззöн

Соед.–кöт мыйкöт с чем ыбкöт ыббезкöт

Лиш.–тöг мыйтöг без чего ыбтöг ыббезтöг

Достиг.–ла мыйла за чем ыбла ыббезла

Сравн.–ся мыйся кроме чего ыбся ыббезся

Местн.–ын мыйын в чём ыбын ыббезын

Исходн.–ись (ісь)мыйись из чего ыбись ыббезісь

Вступ. –ö мыйö в чего ыбö ыббезö

Прибл.–лань мыйлань к чему ыблань ыббезлавь

Отдал.–сянь мыйсянь от чего ыбсянь ыббезсянь

Перех. –öт мыйöт по чему ыбöт ыббезöт

Предел. –öдз мыйöдз до чего ыбöдз ыббезöдз

В коми-пермяцком языке принадлежность предмета тому или иному лицу выражается не только притяжательными местоимениями, но и определённо-притяжательными суффиксами.

Эти суффиксы следующие:

Обладатель в единственном числе:

1. л. -ö: керку-ö 'дом мой'; сой-ö 'сестра моя'

2. л. -ыт: керку-ыт 'дом твой'; сой-ыт 'сестра твоя'

3. л. -ыс: керку-ыс 'дом его'; сой-ыс 'сестра его'

Обладатель во множественном числе:

1. л. -ным; керку-ным 'дом наш'; сой-ным 'сестра наша'

2. л. -ныт: керку-ныт 'дом ваш'; сой-ныт 'сестра ваша'

3. л. -ныс: керку-ныс 'дом их'; сой-ныс 'сестра их'

Притяжательные суффиксы -ыт, -ыс вступают во взаимодействие с суффиксом множественного числа существительных. В результате получаются стяжённые формы; например, из книга-эз-ыс – книга-э-ыс – книга-эс. За норму литературного коми-пермяцкого языка приняты стяжённые формы притяжательных суффиксов: книга-эс 'его книги', книга-эт 'твои книги'.

Определённо-притяжательное склонение существительных пон 'собака'

Предмет принадлежит одному лицу (мне, тебе, ему/ей)

Им. пон-ö пон-ыт пон-ыс

Род.пон-ö-лöн пон-ыт-лöн пoн-ыс-лöн

Притяж. пон-ö-лісь пон-ыт-лісь пон-ыс-лісь

Дат.пон-ö-лö пон-ыт-лö пон-ыс-лö

Вин. пон-öс пон-тö пон-сö

Твор. пон-нам пон-нат пон-нас

Соед. пон-ö-кöt пон-ыт-кöт пон-ыс-кöт

Лиш. пон-ö-тöг пон-ыт-тöг пон-ыс-тöг

Достиг.пон-ö-ла пон-ыт-ла пон-ыс-ла

Сравн. пон-ö-ся пон-ыт-ся пон-ыс-ся

Местн. пон-ам пон-ат пон-ас

Исходн. пон-сям пон-сит пон-сис

Вступ. пон-ам пон-ат пон-ас

Прибл. пон-ö-лань пон-ыт-лань пон-ыс-лань (параллельно) пон-лан-ям пон-лан-ят пон-лан-яс

Отдал.пон-ö-сянь пон-ыт-сянь пон-ыс-сянь (параллельно) пон-сян-ям пон-сян-ят пон-сян-яс

Перех. пон-öтт-ям пон-öтт-ят пон-öтт-яс (параллельно) пон-öтт-им пон-öтт-ит пон-öтт-ис

Предел. пон-öдзз-ам пон-öдзз-ат пон-öдзз-ас (параллельно) пон-öдзз-им пон-öдзз-ит пон-öдзз-ис

Определённо-притяжательное склонение существительных пон 'собака'

Предмет принадлежит многим лицам (нам, вам, им)

Им.пон-ным пон-ныт пон-ныс

Род.пон-ным-лöн пок-ныт-лöн пон-ныс-лöн

Притяж. пон-ным-лісь пон-ныт-лісь пон-ныс-лісь

Дат.пон-ным-лö пон-ныт-лö пон-ныс-лö

Вин. пон-ным-öс пон-ны-тö пон-ны-сö

Твор. пон-на-ным пон-на-ныт пон-на-ныс

Соед. пон-ным-кöт пон-ныт-кöт пон-ныс-кöт

Лиш. пон-ным-тöг пон-ныт-тöг пон-ныс-тöг

Достиг.пон-ным-ла пон-ныт-ла пон-ныс-ла

Сравн. пон-ным-ся пон-ныт-ся пон-ныс-ся

Местн. пон-аным пон-аныт пон-аныс

Исходн. пон-синым пон-синыт пон-синыс

Вступ. пон-аным пон-аныт пон-аныс

Прибл. пон-ным-лань пон-ныт-лань пон-ныс-лань (параллельно) пон-ланя-ным пон-ланя-ныт пон-ланя-ныс

Отдал.пон-ным-сянь пон-ныт-сянь пон-ныс-сянь (параллельно) пон-сяня-ным пон-сяня-ныт пон-сяня-ныс

Перех. пон-öття-ным пон-öття-ныт пон-öття-ныс (параллельно) пон-öтти-ным

пон-öтти-ныт пон-öтти-ныс

Предел. пон-öдзза-ным пон-öдзза-ныт пон-öдзза-ныс (параллельно) пон-öдззи-ным пон-öдззи-ныт пон-öдззи-ныс

Много предметов принадлежит одному лицу

Им. понн-эз-ö понн-эт понн-эс

Род.понн-эз-ö-лöн понн-эт-лöн понн-эс-лöн

Притяж. понн-эз-ö-лicь понн-эт-лісь понн-эс-лісь

Дат. понн-эз-öлö понн-эт-лö понн-эс-лö

Вин. понн-зз-öс понн-эт-ö понн-эс-ö

Твор. понн-эз-нам понн-эз-нат понн-эз-нас

Соед. понн-эз-ö-кöт понн-эт-кöт понн-эс-кöт

Лиш. понн-эз-ö-тöг понн-эт-тöг понн-эс-тöг

Достиг.понн-эз-ö-ла понн-эт-ла понн-эс-ла

Сравн. понн-эз-ö-ся понн-эт-ся понн-эс-ся

Местн. понн-эз-ам понн-эз-ат понн-эз-ас

Исходн. понн-зз-сим понн-эз-сит понн-эз-сис

Вступ. понн-эз-ам понн-эз-ат понн-эз-ас

Прибл. понн-эз-ö-лань понн-эт-лань понн-зс-лань понн-зз-лан-ям понн-эз-лан-ят понн-эз-лан-яс

Отдал.понн-эз-ö-сянь понн-эт-сянь понн-эс-сянь понн-эз-сяням понн-эз-сянят понн-эз-сяняс

Перех. понн-эз-öтт-ям понн-эз-öтт-ят понн-эз-öтт-яс понн-эз-öтт-им понн-эз-öтт-ит понн-эз-öтт-ис

Предел. понн-эз-öдзз-ам понн-эз-öдзз-ат понн-зз-öдзз-ас понн-эз-öдзз-им понн-эз-öдзз-ит понн-эз-öдзз-ис

Много предметов принадлежит многим лицам

Им.понн-эз-ным понн-эз-ныт понн-эз-ныс

Род.понн-эз-ным-лöн понн-эз-ныт-лöн понн-эз-ныс-лöн

Притяж. понн-эз-ным-лicь понн-эз-ныт-лісь понн-эз-ныс-лісь

Дат.понн-эз-ным-лö понн-эз-ныт-лö понн-эз-ныс-лö

Вин. понн-зз-ным-öс понн-эз-ны-тö понн-эз-ны-сö

Твор. понн-эз-на-ным понн-эз-на-ныт понн-эз-на-ныс

Соед. понн-эз-ным-кöт понн-эз-ныт-кöт понн-эз-ныс-кöт

Лиш. понн-эз-ным-тöг понн-эз-ныт-тöг понн-эз-ныс-тöг

Достиг.понн-эз-ным-ла понн-эз-ныт-ла понн-эз-ныс-ла

Сравн. понн-эз-ным-ся понн-эз-ныт-ся понн-эз-ныс-ся

Местн. понн-эза-ным понн-эза-ныт понн-эза-ныс

Исходн. понн-зз-си-ным понн-эз-си-ныт понн-эз-си-ныс

Вступ. понн-эза- ным понн-эза-ныт понн-эза-ныс

Прибл. понн-эз-ным-лань понн-эз-ныт-лань понн-эз-ныс-лань понн-зз-ланя-ным понн-эз-ланя-ныт понн-эз-ланя-ныс

Отдал.понн-эз-ным-сянь понн-эз-ныт-сянь понн-эз-ныс-сянь понн-эз-сяня-ным понн-эз-сяня-ныт понн-эз-сяня-ныс

Перех. понн-эз-öття-ным понн-эз-öття-ныт понн-эз-öття-ныс понн-эз-öтти-ным понн-эз-öтти-ныт понн-эз-öтти-ныс

Предел. понн-эз-öдзза-ным понн-эз-öдзза-ныт понн-зз-öдзза-ныс понн-эз-öдззи-ным

понн-эз-öдззи-ныт понн-эз-öдззи-ныс

Словообразовательные суффиксы имен существительных:

-а (-я) – образует имена существительные со значением отвлечённого качества от некоторых качественных прилагательных: вылын-а 'высота' (от вылын 'высокий'), куз-я 'длина' (от кузь 'длинный'), кыз-а 'толщина' (от кыз 'толстый'), ылын-а 'расстояние' (от ылын 'далёкий, дальний');

-ан (-ян) – образует имена существительные от глаголов со значениями: а) орудия действия (печкан 'прялка', сынан 'гребень, расчёска'); б) места действия (вундан 'место жатвы', ытшкисян 'место косьбы'); в) объекта действия (вурсян 'то, что предназначено для шитья; шитьё', гöрдзисян 'то, что предназначено для вязки; вязание'); г) отвлечённого действия (олан 'жизнь', висян 'болезнь');

-ас – образует имена существительные со значениями: а) места (увтас 'низина', кырас 'обрыв'); б) предмета, предназначенного для чего-либо (вердас 'корм для скота', мавтас 'мазь', шебрас 'одеяло, покрывало').

Суффикс малопродуктивный; -öв – оськöв 'шаг', (от оськавны 'шагать'), юкöв 'пробор' (от юкны 'делить, разделить');

-ин (-ін) – образует названия мест от прилагательных и причастий: волькытін 'гладь, равнина' (от волькыт 'ровный, гладкий'), чегöмин 'место разлома' (от чегöм 'сломанный'), пыдынін 'глубокое место' (от пыдын 'глубокий'), кöciн 'сухое место' (от кöс 'сухой');

-ка – суффикс непродуктивный, имеет нечётко выраженное значение неопределенности: инька 'женщина' (от инь 'жена'), нывка 'девушка' (от ныв 'дочь'), зонка 'парень'

(от зон 'сын');

-иль – суффикс редко встречающийся: кычиль 'щеночек' (от кычан 'щенок'), кагиль 'ребёночек' (от кага 'ребёнок');

-öр – суффикс непродуктивный: югöр 'луч', кымöр 'облако', вуджöр 'тень', мыгöр 'рост' (человека);

-öг – суффикс редко встречающийся: пыстöг или пистöг 'синица'; ср. коми-зырянское пыста 'синица'.

-öм – продуктивный суффикс отглагольных существительных со значением отвлечённого действия или состояния: велöтöм 'учение' (от велöтны 'учить'), велöтчöм 'учёба' (от велöтчыны 'учиться'), пессьöм 'борьба' (от пессьыны 'бороться');

-ись (-icь) – продуктивный суффикс отглагольных существительных, обозначающих действующее лицо, деятеля: велöтісь 'учитель' (от велöтны 'учить'), кывзісь

'слушатель' (от 'кывзыны 'слушать');

-öс – непродуктивный суффикс существительных, образованных от существительных: шöмöс 'квашня' (от шöм 'мел; закваска'). Существительные, образованные с помощью этого суффикса от глаголов, также единичны: пöрöс 'болезнь' (от пöрны 'пасть, падать'), пыкöс 'опухоль' (от пыкны 'подпирать, подпереть');

-öт – малопродуктивный суффикс, образует имена существительные от глаголов со значениями: а) предмета, предназначенного для чего-либо: кöртöт 'повязка' (от кöртавны

'завязать, привязать'), чышкöт полотенце (от чышкыны 'вытирать');

б) результата действия: кольмöт 'угар' (от кольмыны 'угореть'), гижöт 'письмо' (от гижны

'писать').

Формообразовательные суффиксы:

-ок (-ёк) – имеет уменьшительное значение: ваок 'водичка' (от ва 'вода'), туёк 'дорожка' (от туй 'дорога'), канёк 'котёнок' (от кань 'кошка');

-у (-ю) – образует имена существительные с оттенком ласкательности: сою 'сестричка' (от сой 'сестра'), зону 'сыночек' (от зон 'сын'), Колю 'Коленька', маму 'мамочка';

-иньöй (-іньöй) – образует имена существительные с ласкательным значением: маминьöй

'мамонька, матушка', муиньöй 'землюшка';

-ушко (-юшко) – употребляются в том же значении, что и в русском языке: союшко 'сестричка', вонушко 'браточек';

-онька – заимствован из русского языка и выражает значение ласкательности: кагонька 'ребёночек', мамонька 'мамочка';

-жуг – суффикс, придающий словам пренебрежительное значение: понжуг 'собачонка' (от пон 'собака'), керкужуг 'домишко' (от керку 'дом'), туйжуг 'плохая дорога'.



ИМЯ ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ

Имена прилагательные в предложении обычно выступают в роли определения и сказуемого. Являясь определениями, прилагательные стоят перед существительными, с которыми связываются способом примыкания, например: ыджыт керку 'большой дом', ыджыт керкулань 'к большому дому', ыджыт керкусянь 'от большого дома', ыджыт

керкуын 'в большом доме', ыджыт керуись 'из большого дома'.

Имена прилагательные согласуются в числе, если они выступают в значении сказуемого, например: керкуыс ыджыт 'дом большой', керкуэс ыджытöсь 'дома большие'; гожумся

луннэз гажаöсь, шонытöсь 'летние дни ясные, тёплые'.

Прилагательные делятся на качественные и относительные. Притяжательных прила-гательных в коми-пермяцком языке нет. Вместо них употребляются имена существительные в форме именительного падежа, например, ош яма 'медвежья берлога', кай борд 'птичье 'крыло'.

Степени сравнения прилагательных. Качественные прилагательные имеют степени сравнения: сравнительную и превосходную. Сравнительная степень образуется с помощью суффикса -жык: кузь-жык 'длиннее', чочком-жык 'белее', кöс-жык 'суше'. Превосходная степень образуется с помощью префикса мед-: мед-бур 'самый хороший,

наилучший', мед-небыт 'самый мягкий'. Значение превосходной степени может быть передано повторением основ: бурся-бур 'очень хороший' (букв, 'по сравнению с хорошим хороший').

Значительная часть качественных прилагательных не имеет никакого словообразовательного суффикса: лöз 'синий', шоч 'редкий', чож 'быстрый', бöб 'шаловливый', сёр 'поздний', тшöк 'густой', дыш 'ленивый', лöнь 'тихий', дзор 'неспелый; седой' и др.

Производные качественные прилагательные образуются с помощью непродуктивных суффиксов, а также способом сложения основ. Из непродуктивных суффиксов выделяются: -ыт: ыджыт 'большой', лажмыт 'низкий', курыт 'горький', дзескыт

'тесный', паськыт 'широкий', югыт 'светлый', пемыт 'тёмный'; -ит: векнит 'узкий', поснит 'мелкий', кокнит 'лёгкий'; -ын: пыдын 'глубокий', вылын 'высокий';

Способом сложения основ образуются сложные прилагательные, обозначающие преимущественно цветовые оттенки: пемыт-гöрд 'темно-красный', югыт-веж 'светло-жёлтый', югыт-лöз 'светло-синий'.

Относительные прилагательные .образуются от различных частей речи с помощью продуктивных суффиксов. От имён существительных они образуются с помощью суффиксов:

-а (-я) – со значением 'обладающий или изобилующий чем-либо'; сапога морт 'человек в сапогах , мырья места 'пнистое место, место, изобилующее пнями', йöла мöс 'удойная:корова', мыгöра детина 'рослый парень';

-тöм – со значением, противоположным прилагательным на -а (-я), то есть 'лишённый чего-либо': коктöм морт 'безногий человек';

-öсь – со значением 'покрытый, запачканный чем-либо': саöсь 'запачканный сажей', бусöсь

'запылённый, в пыли';

-ся – со значением 'относящийся к такому-то времени': гожумся 'летний', тöвся 'зимний', лунся 'дневной', арся 'осенний', майся 'майский';

-овöй – со значением 'сделанный из такого-то материала': пуовöй 'деревянный', шогдіoвöй

'пшеничный', йыовöй 'ледяной', коровöй 'лубяной';

-ись – малопродуктивный суффикс со значением 'относящийся к такому-то месту': бöрись

'задний', одзись 'передний', шöрись 'средний', ылісь 'дальний'.



ИМЯ ЧИСЛИТЕЛЬНОЕ

Количественные числительные

В современном коми-пермяцком языке состав числительных смешанный. В нём представлены как исконные числительные, так и заимствованные из русского языка. При счёте до 10 обычно используются исконные числительные, счёт далее 10 чаще ведётся с помощью числительных, заимствованных из русского языка.

1 – öтік, 2 – кык, 3 – куим, 4 – нёль, 5 – вит, 6 – квать, 7 – сизим, 8 – кыкьямыс, 9 –

öкмыс, 10 – дас, 11 – дас öтік, 12 – дас кык, 13 – даскуим, 14 – даснёль, 15 – дасвит, 16 – дасквать, 17 – дассизим, 18 – дас кыкьямыс, 19 – дасöкмыс, 20 – кыкдас, 30 – куимдас, 4 – нёльдас, 5 – витдас, 6 – кватьдас, 7 – сизимдас, 8 – кыкьямысдас, 9 – öкмысдас, 100 –

сё, сто.

Приблизительный счёт передаётся двумя способами: 1) постановкой числительного после определяемого существительного, например: кык морт 'два человека', морт кык 'человека

два'; 2) сочетанием двух числительных: кольть вит-квать '(приблизительно)

пять-шесть яиц'. В позиции сказуемого количественные числительные оформляются с

помощью-суффикса-а (-я) и показывают итоговый счёт, например: велöтчиссес классас тридцатя 'всего учеников в классе тридцать'.

Порядковые числительные

Порядковые числительные образуются от количественных с помощью суффикса -öт (реже -öдз): кыкöт 'второй', куимöт, куимöдз 'третий', нёльöт, нёльöдз 'четвёртый', витöт, витöдз 'пятый', дасöт 'десятый'. В значении 'первый' употребляется слово медодзза или первöй, в значении 'второй', кроме кыкöт – мöд, мöдік, мöдöдз. Исконные порядковые числительные далее дасöт 'десятый' встречаются редко, вместо них употребляются заимствованные: одиннадцатöй, двенадцатöй, тринадцатöй, четырнадцатой и т. д.

В предложении порядковые числительные могут быть определениями (нёльöт керкуыс вöлi виль 'четвёртый дом был новый'), сказуемыми (сылöн керкуыс тасянь нёльöт 'его

дом отсюда четвёртый').

Обобщительные числительные

От любого числительного, кроме öтік 'один', могут быть образованы с помощью суффикса -нан- особые формы – обобщительные числительные: кыкнан-, куимнан-. Они употребляются только с определяемыми существительными и выражают количественный признак предмета обобщенно: витнан классись 'из [всех] пяти классов', кыкнан киын

'в [обеих] руках', нёльнан зоныс 'все [его] четыре сына'.

Самостоятельное употребление обобщительных числительных возможно в том случае, если к ним присоединяются притяжательные суффиксы -ным, -ныт, -ныс, которые вносят в обобщительное числительное значение лица: кыкнанным 'оба [мы]', кыкнанныт 'оба [вы'], кыкнанныс 'оба [они]'.

Обобщительные числительные с притяжательными суффиксами принято называть лично-обобщительными.

Склонение лично-обобщительных числительных кык 'два', кыкнан- 'оба'

Им.кык-нан-ным, кык-кан-ныт кык-кан-ныc;

Род.кык-нан-ным-лöн кык-нан-ныт-лöн кык-кан-ныc-лöн;

Притяж. кык-нан-ным-лісь кык-нан-ныт-лісь кык-кан-ныс-лісь;

Дат.кык-нан-ным-лö кык-нан-ныт-лö кык-кан-ныс-лö;

Вин. кык-нан-ным-öс кык-нан-ны-тö кык-кан-ны-сö;

Твор. кык-нан-на-ным кык-нан-на-ныт кык-кан-на-ныс;

Соед. кык-нан-ным-кöт кык-нан-кыт-кöт кык-кан-ныс-кöт;

Лиш. кык-нан-ным-тöг кык-кан-ныт-тör кык-кан-ныс-тöг;

Достиг.кык-нан-ным-ла кык-нан-ныт-ла кык-кан-ныс-ла;

Сравн. кык-нан-ным-ся кык-нан-ныт-ся кык-кан-ныс-ся;

мест.кык-нана-ным кык-нана-ныт кык-нана-ныс;

Исходн. кык-нан-си-ным кык-нан-си-ныт кык-кан-си-ныс;

Вступ. кык-нана-ным кык-нана-ныт кык-кана-ныс;

Прибл. кык-нан-ным-лань кык-нан-ныт-лань кык-кан-ныс-лань; (параллельно) кык-нан-ланя-ным кык-нан-ланя-ныт кык-кан-ланя-ныс;

Отдал.кык-нан-ным-сянь кык-нан-ныт-сянь кык-кан-ныс-сянь; (параллельно) кык-нан-сяня-ным кык-нан-сяня-ныт кык-кан-сяня-ныс;

Перех. кык-нан- öття-ным кык-нан- öття-ныт кык-кан- öття-ныс;

(параллельно) кык-нан-öтти-ным кык-нан- öтти-ныт кык-кан- öтти-ныс;

Предел. кык-нан-öдзза-ным кык-нан-öдзза-ныт кык-кан-öдзза-ныс; (параллельно) кык-нан-öдззи-ным кык-нан-öдззи-ныт кык-кан-öдззи-ныс.



ÖТІК ОДИН

Ед. ч.

Им. öт-нам 'я один' öт-нат 'ты один' öт-нас 'он один'

Род. öт-нам-лöн öт-нат-лöн öт-нас-лöн

Притяж. öт-нам-лісь öт-нат-лісь öт-нас-лісь

Дат. öт-нам-лö öт-нат-лö öт-нас-лö

Вин. öт-нам-öс öт-нат-ö öт-нас-ö

Твор. öт-нам-öн öт-нат-öн öт-нас-öн

Соед. öт-нам-кöт öт-нат-кöт öт-нас-кöт

Лиш. öт-нам-тöг öт-нат-тöг öт-нас-тöг

Достиг. öт-нам- ла öт-нат-ла öт-нас-ла

Сравн. öт-нам-ся öт-нат-ся öт-нас-ся

Местн. öт-нам-ын öт-нат-ын öт-нас-ын

Исходн. öт-нам-ись öт-нат-icь öт-нас-icь

Вступ. öт-нам-ö öт-нат-ö öт-нас-ö

Прибл. öт-нам-лань öт-нат-лань öт-нас-лань

Отдал. öт-нам-сянь öт-нат-сянь öт-нас-сянь

Перех. öт-нам-öт öт-нат-öт öт-нас- öт

Предел. öт-нам-öдз öт-нат-öдз öт-нас-öдз

Мн. ч.

Им. öт-на-ным 'мы одни' öт-на-ныт 'вы одни' öт-на-ныс 'они одни'

Род. öт-на-ным-лöн öт-на-ныт-лöн öт-на-ныс-лöн

Притяж. öт-на-ным-лісь öт-на-ныт-лісь öт-на-ныс-лісь

Дат. öт-на-ным-лö öт-на-ныт-лö öт-на-ныс-лö

Вин. öт-на-ным-öс öт-на-ныт-ö öт-на-ныс-ö

Твор. öт-на-ным-öн öт-на-ныт-öн öт-на-ныс-öн

Соед. öт-на-ным-кöт öт-на-ныт-кöт öт-на-ныс-кöт

Лиш. öт-на-ным-тöг öт-на-ныт-тöг öт-на-ныс-тöг

Достиг. öт-на-ным-ла öт-на-ныт-ла öт-на-ныс-ла

Сравн. öт-на-ным-ся öт-на-ныт-ся öт-на-ныс-ся

Местн. öт-на-ным-ын öт-на-ныт-ын öт-на-ныс-ын

Исходн. öт-на-ным-ись öт-на-ныт-ісь öт-на-ныс-icь

Вступ. öт-на-ным-ö öт-на-ныт-ö öт-на-ныс-ö

Прибл. öт-на-ным-лань öт-на-ныт-лань öт-на-ныс-лянь

Отдал. öт-на-ным-сянь öт-на-ныт-сянь öт-на-ныс-сянь

Перех. öт-на-ным-öт öт-на-ныт-öт öт-на-ныс- öт

Предел. öт-на-ным-öдз öт-на-ныт-öдз öт-на-ныс-öдз

Сочетаясь с существительными и местоимениями, лично-обобщительные числительные согласуются с определяемыми словами в падеже и числе, например: менö öтнамöс корисö школаö 'меня одного пригласили в школу'; миянöс öтнанымöс корисö школаö 'нас одних пригласили в школу'; зоннэссянь кыкнанныссянь пыр вовлöны письмоэз 'от обоих сыновей регулярно приходят письма'.



МЕСТОИМЕНИЯ

Личные местоимения

К личным местоимениям относятся: ме 'я', тэ 'ты', ciя 'он, она, оно'; ми(йö) 'мы', тi(йö) 'вы', нія 'они'.

В коми-пермяцком языке личные местоимения в форме и менительного

падежа могут выступать в качестве определения, напри мер: эта вöлі ме син одзын

'это было на моих глазах.'

В этой же роли употребляются краткие формы местоимений сія и нія – сы и ны: сы керкуын 'в его (её) доме'; ны колхозісь 'из их колхоза'.

С послелогами личные местоимения 1 и 2 л. ед. ч. употребляются в формах именительного падежа. Личные местоимения 3 л. ед. и мн. ч. употребляются в кратких формах сы, ны, а усилительно-личные – в форме ac, например: ме одзын 'передо мной', тэ бöрын 'за тобой', сы одзын 'перед ним', ас одзас 'перед собой [он]', ны дырни 'при них'.

Склонение личных местоимений

Ед. ч.

Им.ме 'я' тэ 'ты' сія 'он, она, оно'

Род.мен-ам тэн-ат сы-лöн

Притяж. мен-чим тэн-чит сы-лісь

Дат.мен-ым тэн-ыт сы-лö

Вин. мен-ö тэн-ö ciйö

Твор. ме-öн тэ-öн сы-öн

Соед. ме-кöт тэ-кöт сы-кöт

Лиш.ме-тöг тэ-тöг сы-тöг

Достиг.ме-ла тэ-ла сы-ла

Сравн. ме-сся тэ-сся сы-сся

Местн. ме-ын тэ-ын сы-ын

Исходн.мe-ись тэ-ись сы-ись

Вступ. ме-ö тэ-ö сы-ö

Прибл. ме-лань тэ-лань сы-лань

Отдал.ме-сянь тэ-сянь сы-сянь переход. ме-öт тэ-öт сы-öт

Предел. ме-öдз тэ-öдз сы-öдз

Мн. ч.

Им. ми(йö) 'мы' ті(йö) 'вы' нія 'они'

Род. ми-ян тi-ян ны-лöн

Притяж. ми-ян-лісь ті-ян-лісь ны-лісь

Дат.ми-ян-лö тi-ян-лö ны-лö

Вин. ми-ян-öc ті-ян-öс нi-йö

Твор. ми-ян-öн тi-ян-öн ны-öн

Соед. ми-ян-кöт тi-ян-кöт ны-кöт

Лиш. ми-ян-тöг тi-ян-тöг ны-тöг

Достиг.ми-ян-ла тi-ян-ла ны-ла

Сравн. ми-ян-ся тi-ян-ся ны-сся

Местн. ми-ян-ын ті-ян-ын ны-нын

Исходн. ми-ян-icь ті-ян-ісь ны-ись

Вступ. ми-ян-ö тi-ян-ö ны-ö

Прибл. ми-ян-лань тi-ян-лань ны-лань

Отдал.ми-ян-сянь тi-ян-сянь ны-сянь

переход. ми-ян-öт ті-ян-öт ны-öт

Предел. ми-ян-öдз ті-ян-öдз ны-öдз

Усилительно-личные местоимения

К усилительно-личным местоимениям относятся:

ачым 'я сам(а)' асьным 'мы сами' ачыт 'ты сам(а)' асьныт 'вы сами' ачыс 'он(а) сам(а)' асьныс 'они сами'

Усилительно-личные местоимения чаще употребляются с именами существительными или личными местоимениями, значение которых усиливают. В винительном падеже формы усилительно-личных местоимений соответствуют русскому местоимению 'себя': ачымöс адзза 'я сам(а) себя вижу', асьтö берегит 'ты сам себя береги'.

Формы родительного падежа усилительно-личных и личных местоимений соответствуют

русскому местоимению 'свой': сія быдöс керис аслас киэзöн 'он все сделал своими руками'.

При изменении по падежам основа усилительно-личных местоимений видоизменяется,

и в некоторых падежах окончания сливаются с определенно-притяжательными

суффиксами.

Ед. ч.

Им. ачым 'я сам(а)' ачыт 'ты сам(а)' ачыс 'он сам, она сама'

Род.аслам аслат аслас

Притяж. ассим ассит ассис

Дат.аслым аслыт аслыс

Вин.ачымöс асьтö асьсö

Твор. ачымöн (аснам) аснат аснас

Соед. аскöттям аскöттят аскöттяс (параллельно) аскöттим аскöттит аскöттис

Лиш. астöгьям астöгьят астöгьяс (параллельно) астöгйим астöгйит астöгйис

Достиг.ачымла ачытла ачысла (асла)

Сравн. ассям ассят ассяс

Местн. ачымын (асам) асат асас

Исходн. ассим ассит ассис

Вступ. ачымö (acö) асат асас

Прибл. асланям асланят асланяс

Отдал.ассяням ассянят ассяняс

Перех. асöттям асöттят асöттяс (параллельно) асöттим асöттит асöттис

Предел.асöдззам асöдззат асöддзас (параллельно) асöдззим асöдззит асöдззис

Склонение усилительно-личных местоимений

Мн. ч.

Им.асьным 'мы сами' асьныт 'вы сами' асьныс 'они сами'

Род.асланым асланыт асланыс

Притяж. ассиным ассиныт ассиныс

Дат.аслыным аслыныт аслыныс

Вин.асьнымöс аснытö асьнысö

Твор. аснаным аснаныт аснаныс

Соед. аскöттяным аскöттяныт аскöттяныс (параллельно) аскöттиным аскöттиныт

аскöттиныс

Лиш. астöгьяным астöгьяныт астöгьяныс (параллельно) астöгйиным астöгйиныт

астöгйиныс

Достиг.асьнымла асьнытла асьнысла

Сравн. ассяным ассяныт ассяныс

Местн. асаным асаныт асаныс

Исходн. ассиным ассиныт ассиныс

Вступ. асаным асаныт асаныс

Прибл. асланяным асланяныт асланяныс

Отдал.ассяняным ассяняныт ассяняныс

Перех. асöттяным асöттяныт асöттяныс (параллельно) асöттиным асöттиныт асöттиныс

Предел.асöдззаным асöдззаныт асöдззаныс (параллельно) асöдззиным асöдззиныт

асöдззиныс

Взаимно-личные местоимения.

Взаимно-личные местоимения образуются от основы öтамöд-, употребляющейся в формах косвенных падежей и в сочетании с послелогами: öтамöдкöт 'друг с другом', öтамöдлö 'друг другу', öтамöд йылісь 'друг о друге', öтамöд понда 'друг за друга (постоять)'. Если к öтамöд присоединяются суффиксы -ным, -ныт, -ныс, то образуются взаимно-личные местоимения öтамöдным, öтамöдныт, öтамöдныс, которые склоняются как обычные существительные и сочетаются с послелогами, например: öтамöднымöс ми бура вежöртам 'друг друга мы хорошо понимаем', нія öтамöдныс коласын бура лöсялöны 'они друг с другом хорошо ладят'.

Вопросительно-относительные местоимения.

Вопросительно-относительные местоимения: кин 'кто', мый 'что', кöда 'который', кытшöм

'какой', кыным 'сколько'. Местоимения кин, мый, кöда изменяются по падежам, имеют форму множественного числа. К местоимению кöда присоединяются определённо-притяжательные суффиксы.

Склонение вопросительно-относительных местоимений

Им.кин 'кто' мый 'что' киннэз мыйез

Род.кин-лöн мый-лöн киннэз-лöн мыйез-лöн

Притяж. кин-лісь мый-лісь киннэз-лісь мыйез-лісь

Дат. кин-лö мый-лö киннэз-лö мыйез-лö

Вин. кин-öс мый киннэз-öс мыйез

Твор. кин-öн мый-öн киннэз-öн мыйез-öн

Соед. кин-кöт мый-кöт киннэз-кöт мыйез-кöт

Лиш. кин-тöг мый-тöг киннэз-тöг мыйез-тöг

Достиг. кин-ла мый-ла кнннэз-ла мыйез- ла

Сравн. кин-ся мый-ся киннэз-ся мыйез-с я

Местн. кин-ын мый-ын киннэзз-ын мыйез-ын

Исходн. кин-ісь мый-ись киннэз-icь мыйез-icь

Вступ. кин-ö мый-ö киннэз-ö мыйез-ö

Прибл. кин-лань мый-лань киннэз-лань мыйез-лань

Отдал.кин-сянь мый-сянь киннэз-сянь мыйез-сянь

Перех. кин-öт мый-öт киннэз-öт мыйез-öт

Предел. кин-öдз мый-öдз киннэз-öдз мыйез-öдз

Им.кöда кöдным 'который из нас' кöдныт 'который из вас' кöдныс 'который из них'

Род.кöда-лöн кöдным-лöн кöдныт-лöн кöдныс-лöн

Притяж. кöда-лісь кöдным-лісь кöдныт-лісь кöдныс-лісь

Дат.кöда-лö кöдным-лö кöдныт-лö кöдныс-лö

Вин. кöд-ö кöдным-öс кöдныт-ö кöдныс-ö

Твор. кöд-öн кöдным-öн, кöд-на-ным кöдныт-öн, кöд-на-ныт кöдныс-öн, кöд-на-ныс

Соед. кöда-кöт кöдным-кöт кöдныт-кöт кöдныс-кöт

Лиш. кöда-тöг кöдным-тöг кöдныт-тöг кöдныс-тöг

Достиг.кöда-ла кöдным-ла кöдныт-ла кöдныс-ла

Сравн. кöда-ся кöдным-ся кöдныт-ся кöдныс-ся

Местн. кöда-ын кöдным-ын кöдныт-ын кöдныс-ын

Исходн. кöда-ись кöдным-ись кöдныт-icь кöдныс-ісь

Вступ. кöда-ö кöдным-ö кöдныт-ö кöдныс-ö

Прибл. кöда-лань кöдным-лань кöдныт-лань кöдныс-лань

Отдал.кöда-сянь кöдным-сянь кöдныт-сянь кöдныс-сянь

Перех. кöда-öт кöдным-öт кöдныт-öт кöдкыс-öт

Предел. кöда-öдз кöдным-öдз кöдныт-öдз кöдныс-öдз

Отрицательные местоимения

Отрицательные местоимения образуются от вопросительных с помощью приставки не-.

К ним относятся: некин 'никто', некытшöм 'никакой', некöда 'ни тот, ни другой'. Местоимение некöда может употребляться с личными суффиксами: некöдным 'никто из [нас] двоих', некöдныт 'никто из [вас] двоих', некöдныс 'никто из [них] двоих'. Эти

местоимения могут изменяться по падежам, подобно существительным, и выступать в

синтаксической роли имён существительных, например: некöднымöс некин эз адззыв 'никого из [нас] двоих никто не видел'; некöдныесянь письмоэс эзö вовлö 'ни от кого из [них] двоих писем не было'.

Неопределенные местоимения

Неопределённые местоимения образуются от вопросительно-относительных с помощью суффикса -кö, а также частицы -нибудь (ср. рус. -нибудь). К ним относятся: кинкö 'кто-то', мыйкö 'что-то', кöдакö 'который-то', кытшöмкö 'какой-то', мымдакö 'сколько-то'. Неопределённые местоимения могут изменяться по падежам, подобно вопросительным, например: кинлöнкö 'у кого-то' (Род.п.), кинлöкö 'кому-то' (Дат. п.), кинöскö 'кого-то' (Вин. п.). Суффикс неопределённых местоимений -кö стоит за падежным суффиксом.

Указательные местоимения

К ним относятся: эта, этія 'этот, эта, это'; эна, энія, этнія 'вон те'; сэтшöм 'такой', этшöм 'вот такой'. Указательное значение также имеют личные местоимения 3 л. ciя 'тот, та, то'; нія 'те'.

Указательные местоимения склоняются как имена существительные.

Местоимение эта 'этот, эта, это' в роли определения может согласоваться с существительным в числе и падеже: эта книгаыс 'эта книга', эна книгаэс 'эти

книги', этö книгасö (Вин.п. ед. ч.) 'эту книгу', энö книгаэсö (Вин. п. мн. ч.) 'эти книги'.

Обобщительно-определительные местоимения

К обобщительно-определительным местоимениям относятся: быд 'всякий,

любой', быдöн 'каждый', быдöс 'все; весь'.

Местоимение быдöн может принимать притяжательные суффиксы, которые в этом случае выражают значение лица, например: быдöнным 'все мы', быдöнныт 'все вы', быдöнныс 'все они'.

Склонение лично-обобщительных местоимений

Им.быдöнным 'все мы' быдöнныт 'все вы' быдöнные 'все öни'

Род. быдöнным-лöн быдöнныт- лöн быдöнные-лöн

Притяж. быдöнным-лісь быдöнныт-ліcь быдöнныс-лісь

Дат. быдöнным-лö быдöнныт- лö быдöнныс-лö

Вин. быдöнным-öс быдöнныт-ö быдöнныс-ö

Твор. быдöнным-öн быдöнныт-öн быдöнныс-öн

Соед. быдöнным-кöт быдöнныт-кöт быдöнныс-кöт

Лиш. быдöнным-тöг быдöнныт-тöг быдöнныс-тöг

Достиг. быдöнным-ла быдöнныт- ла быдöнныс-ла

Сравн. быдöнным-ся быдöнныт-ся быдöнныс-ся

Местн. быдöнным-ын быдöнныт-ын быдöнныс-ын

Исходн. быдöнным-ись быдöнныт-icь быдöнныс-icb

Вступ. быдöнным-ö быдöнныт-ö быдöнныс-ö

Прибл. быдöнным-лань быдöнныт-лань быдöнныс-лань

Отдал.быдöнным-сянь быдöнныт-сянь быдöнныс-сянь

Перех. быдöнным-öт быдöнныт-öт быдöнныс-öт

Предел. быдöнным-öдз быдöнныт-öдз быдöнныс-öдз



ГЛАГОЛ

Неопределённая форма глагола (инфинитив) имеет показатель -ны: мун-ны 'идти, ехать', вод-ны 'лечь', сёй-ны 'есть', ю-ны 'пить'.

Глаголам коми-пермяцкого языка свойственны категории переходности и непереходности, наклонения, времени, лица, числа, залога и вида.

Наклонения глагола

Глаголы коми-пермяцкого языка имеют три наклонения: изъявительное, повелительное, условное. Каждое из них проявляется в положительной и отрицательной формах.

Глаголам изъявительного наклонения присущи категории:

1) времени: а) настоящее: муна 'иду'; б) будущее: (ме) ветла '(я) схожу, (я) съезжу'; в) первое прошедшее (прошедшее очевидное) время: ме ветлі 'я ходил, я ездил'; г) второе прошедшее (прошедшее неочевидное) время: сія ветлöм 'он, оказывается, сходил; он, оказывается, ездил (съездил)';

2) единственного и множественного числа: тэ уджалін 'ты работал'; тiйö уджалітö 'вы работали';

3) первого, второго и третьего лица: гижи '(я) писал, писала', гижин '(ты) писал, писала'; гижис '(он, она) писал, писала'.

Повелительное наклонение:

а) во 2 л. ед. ч. совпадает с глагольной основой: ветлы 'сходи, съезди' (от ветлыны

'сходить'), кывзы 'слушай' (от кывзыны 'слушать'), лыддьы 'читай' (от лыддьыны 'читать'), мун 'иди' (от мунны 'идти'), кер 'сделай' (от керны 'делать'), вай 'принеси'

(от вайны 'принести');

б) во 2 л. мн.ч. имеет флексию -ö, присоединяемую к согласному основы: ветлö

'сходите, съездите'; кывзö 'слушайте'; вайö 'принесите'. Эта форма может усложняться заимствованным из русского языка постфиксом -те: мунöте 'идите', босьтöте

'принесите; купите';

в) в 3 л. ед. и мн. ч. образуется с помощью частицы ась или мед 'пусть': ась

мунö или мед мунö 'пусть сходит'; ась гижö или мед гижö 'пусть напишет'; ась гижöны или мед гижöны 'пусть напишут';

г) в отрицательной форме 2 л. ед. ч. глаголы получают отрицательную частицу эн 'не': эн гиж 'не пиши', эн мун 'не ходи'; 2 л. мн. ч. - частицу эд(ö): эд(ö) гижö 'не пишите', эд(ö)

мунö 'не ходите'; 3 л. ед. и мн. числа - частицы ась оз, мед оз: ась оз мун 'пусть не идёт'; ась озö, мед озö: ась озö мунö 'пусть не идут', мед озö весь пукалö 'пусть зря не сидят'.



Глаголы условного наклонения обозначают предполагаемое, возможное, желаемое действие и сопровождаются частицей бы, заимствованной из русского языка: ме бы муна 'я хочу идти', ме бы oг мун 'я не хочу идти'; тэ бы мунан 'ты хочешь идти'; сія бы мунö 'он (она) хочет идти'.



Времена глагола

Глаголы коми-пермяцкого языка имеют четыре времени: настоящее, будущее, первое прошедшее (прошедшее очевидное), второе прошедшее (прошедшее неочевидное).

Первое прошедшее время отличается от второго прошедшего времени тем, что первое выражает действие, совершающееся в присутствии говорящего, второе – действие, свидетелем которого говорящий не был, например: сія гижис 'он писал (в

присутствии говорящего)'; сія гижöм 'он писал (в отсутствии говорящего)'.

При переводе нарусский язык форма второго прошедшего времени передается с помощью вводного слова «оказывается», например: сія гижöм 'он, оказывается, написал'; тэ локтöмыт 'ты, оказывается, приехал'.

Во втором прошедшем времени глаголы употребляются только в форме 2 и 3 лица, в повелительном наклонении – только в форме 2 лица.



Личные суффиксы глагола

Лицо Наст.вр. Буд.вр. Первое прош. вр. Второе

прош. вр.

1 л. ед.ч. -a -a -и (-і) -

2 л. ед.ч. -ан -ан -ин (-iн) -öмыт

3 л. ед.ч. -ö -ас -ис(-іс) -öм(а)

1 л. мн.ч. -aм(ö) -aм(ö), -ям(ö) -им(ö), (-імö) -

2 л. мн.ч. -ат(ö) -ат(ö), -ят(ö) -ит(ö), -iт(ö) -öмась

3 л. мн.ч. -öны -асö, -яс(ö) -исö (-ісö) -öмась



Спряжение глагола.

В коми-пермяцком языке глаголы спрягаются в утвердительной и отрицательной формах. В утвердительной форме изменяется сам глагол, к основе которого присоединяются различные словоизменительные суффиксы: -а, -ан, -ö. Отрицательная форма строится аналитически и состоит из 2-х слов: из усеченных отрицательных глаголов-частиц и обслуживаемых ими знаменательных глаголов. Они выражают, помимо отрицания, время, число и лицо. При этом значение лица и времени передается отрицательным глаголом-частицей, а значение числа выражается как отрицательным глаголом, так и отрицательной формой, например: он мун 'не пойдешь', од(ö) мунö 'не пойдёте'.

Отрицательный глагол-частица сохранил в застывшем виде формы лица (oг 'я не...', он

'ты не...', оз 'он не...'), времени (ог – эг, он – эн, оз – эз) и числа (он – од(ö), эн – эд(ö) и

может употребляться отдельно, например: тэ талун уджалан? - Oг 'ты сегодня работаешь? - Нет (не работаю)'.

Полнозначный глагол, употребляющийся с отрицательным глаголом-частицей, в единственном числе имеет нулевую форму или получает оформление на -ы, во

множественном числе выступает с суффиксом -ö; см. таблицу.

Спряжение глаголов мунны 'идти', ветлыны 'сходить, съездить'

Изъявительное наклонение настоящее время

1 л. мун-а мун-ам(ö) ог мун ог(ö) мун-ö ветл-а ветл-ам(ö) oг ветл-ы ог(ö) ветл-ö

2 л. мун-ан мун-ат(ö) он мун од(ö) мун-ö ветл-ан ветл-ат(ö) он ветл-ы од(ö) ветл-ö

3 л. мун-ö мун-öны оз-мун оз(ö) мун-ö ветл-ö ветл-öны оз ветл-ы оз(ö) ветл-ö будущее зремя

1 л. мун-а мун-ам(ö) oг мун ог(ö) мун-ö ветл-а ветл-ам(ö) oг ветл-ы ог(ö) ветл(ö)

2 л. мун-ан мун-ат(ö) он мун од(ö) мун-ö ветл-ан ветл-ат(ö) он ветл-ы од(ö) ветл-ö

3 л. мун-ас мун-ас(ö) оз мун оз(ö) мун-ö ветл-ас ветл-ас-ö оз ветл-ы оз(ö) ветл-ö

первое прошедшее время

1 л. мун-i мун-iм(ö) эг мун эг(ö) мун-ö ветл-i ветл-ім(ö) эг ветл-ы эг(ö) ветл-ö

2 л. мун-iн мyн-iт(ö) эн мун эд(ö) мун-ö вет-лін ветл-іт(ö)

эн ветл-ы эд(ö) ветл-ö

3 л. мун-ic мун-icö эз мун зз(ö) мун-ö ветл-ic ветл-icö эз ветл-ы эз(ö) ветл-ö

второе прошедшее время

2 л. мун-öмыт мун-öмась абу мун-öмыт абу мун-öмась ветл-öмыт ветл-öмась абу ветл-öмыт абу ветл-öмась

3 л. мун-öм(а) мун-öмась абу мун-öм(а) абу мун-öмась ветл-öм(а) ветл-öмась абу ветл-öм(а) абу ветл-öмась

Повелительное наклонение

2 л. мун мун-ö эн мун зд(ö) мун(ö) ветл-ы ветл-ö эн ветл-ы эд(ö) ветл-ö

Условное наклонение

1 л. мун-i бы мун-ім(ö) бы эг мун бы эг(ö) мун-ö бы ветл-i бы ветлім(ö) бы эг ветл-ы бы эг(ö) ветл-ö бы

2 л. мун-ін бы мун-іт(ö) бы эн мун бы эд(ö) мун-ö бы ветл-ін бы ветл-іт(ö) бы эн ветл-ы бы эд(ö) ветл-ö бы

3 л. мун-ic бы мун-icö бы эз мун бы эз(ö) мун-ö бы ветл-ic бы ветл-icö бы эз ветл-ы бы зз(ö) ветл-ö бы



Изъявительное наклонение настоящее время

1 л. эм эмöсь абу абуöсь лоа лоам(ö) ог ло ог(ö) лоö

2 л. эм эмöсь абу абуöсь лоан лоат(ö) он ло од(ö) лоö

3 л. эм эмöсь абу абуöсь лоö лоöны оз ло оз(ö) лоö

будущее время

1 л. - - - - лоа лоам(ö) oг ло ог(ö) лоö

2 л. - - - - лоан лоат(ö) он ло од(ö) лоö

3 л. - - - - лоас лоасö оз ло оз(ö) лоö

первое прошедшее время

1 л. вöлі вöлім(ö) эг вöв эг(ö) вöлö лои лоим(ö) эг ло эг(ö) лоö

2 л. вöлін вöліт(ö) эн вöв эд(ö) вöлö лоин лоит(ö) эн ло эд(ö) лоö

3 л. вöлі(с) вöлісö эз вöв эз(ö) вöлö лоис лоисö эз ло эз(ö) лоö

второе прошедшее время

2 л. вöлöмыт вöлöмась абу вöлöмыт абу вöлöмась лоöмытлоöмась абу лоöмыт абу лоöмась

3 л. вöлöм(а) вöлöмась абу вöлöм(а) абу вöлöмась лоöм(а) лоöмась абу лоöм(а) абу лоöмась

Повелительное наклонение

2 л. - - - - ло лоö эн ло эд(ö) лоö

Спряжение вспомогательных глаголов вöвны 'быть, существовать, иметься' и лоны

'являться, делаться, становиться'

Условное наклонение

1 л. вöлі бы вöлім(ö) бы эг вöв бы эг(ö) вöлö бы лои бы лоим(ö) бы эг ло бы эг(ö) лоö бы

2 л. волін бы воліт(ö) бы эн вöв бы эд(ö) вöлö бы лоин бы лоит(ö) бы эн ло бы эд(ö) лоö бы

3 л. вöлi(c) бы волісö бы эз вöв бы эз(ö) вöлö бы лоис бы лоисö бы эз ло бы эз(ö) лоö бы



Категории вида и залога

Категория вида в коми-пермяцком языке выражает количественную характеристику протекания действия. Действие может совершаться однократно (однократный вид), многократно (многократный вид), мгновенно (мгновенный вид), длительно (длительный вид), оно может быть сосредоточенным или рассредоточенным во времени и в пространстве, а также законченным и незаконченным.

Категория залога. В коми-пермяцком языке выделяются три залога: действительный, возвратный и понудительный.

Глаголы действительного залога особых морфологических показателей не имеют. Они обозначают: а)действие, связанное только с субъектом (не переходящее на объект): куйлö

'лежит', мунö 'идёт';

б) действие, переходящее на объект: лыддьöтöны 'читают', гöрöны 'пашут'.

Глаголы возвратного залога образуются при помощи суффиксов: -сь(ы), -зь(ы), -ч(ы).

Основные значения возвратных глаголов:

а) собственно-возвратное значение (миссьыны 'умываться', кöмасьны 'обуться');

б) взаимно-возвратное значение (окасьны 'целоваться', тышкасьны 'драться');

в) глаголы со значением 'заниматься чем-л.' гöрдззисьны 'заниматься вязкой', керасьны 'заниматься рубкой (например, леса)';

г) глаголы со значением законченности действия (юсьыны 'закончиться – о выпивке').

Глаголы понудительного

залога выражают переходное

действие, совершаемое через посредство другого лица, которое не упоминается: вурöтны

'дать (заказать) сшить что-л. вундöтны 'заставить работать на жатве кого-л.', уджöтны 'заставить работать' и др.

Глаголы образуются с помощью следующих суффиксов:

-(ы)- чаще от имён: гöрны 'пахать' (гöр 'соха'); зэрны 'дождить' (ззр 'дождь'); изны

'молоть' (из 'камень'); сывны 'таять' (сыв 'талый');

-ав-от имён существительных: гöтравны 'женить' (гöтыр 'жена'); гудравны 'мутить' (гудыр

'муть'); кизявны 'застегнуть' (кизь 'пуговица'); панявны 'хлебать ложкой' (пань 'ложка');

-öт-от имён прилагательных: векньöтны 'сузить' (векнит 'узкий'); веськöтны

'выпрямить' (веськыт 'прямой'); гöрдöтны 'покрасить в красный цвет' (гöрд 'красный');

-т(ы)- от имён: ёсьтыны 'заострить' (ёсь 'заострённая палочка'); кынтны 'заморозить' (кын

'мёрзлый');

-м(мы)- от имён: бусöсьмыны 'запылиться' (бус 'пыль'); мичаммыны 'проясниться' (мича 'ясный');

-ась- от имён существительных: вöтасьны 'увидеть сон' (вöт 'сон'); кизясьны 'застегнуться' (кизь 'пуговица');

-сяв- чаще от имён существительных: вынсявны 'стать сильным' (вын 'сила'); багсявны 'плесневеть' (баг 'плесень');

-зьы- от имен: бонзьыны 'измочалиться' (бон 'мочало'); чорзьыны 'зачерстветь'(чорыт 'чёрствый'); тöвзьыны 'высохнуть на ветру' (тöв 'ветер');

-йы- от имён существительных: арйыны 'провести, осень' (ар 'осень'); лыддьыны 'считать' (лыд (счёт'); -д(ы)- от имён: вильд(ы)ны 'обновить' (виль 'новый'); йывд(ы)ны 'заострить' (йыв 'остриё'); пемдыны 'темнеть' (пемыт 'темный').



Изобразительные глаголы

В коми-пермяцком языке широко представлены изобразительные глаголы, образованные от изобразительных слов (гырскыны, тарзьыны).

Изобразительные глаголы часто выступают в качестве первого компонента парных глаголов, например: дзуркöтны-ветлöтны 'ходить, поскрипывая обувью', чурскыны-юны 'пить причмокивая'.



Причастие

Причастия образуются от основы глаголов с помощью различных суффиксов.

Словообразовательные суффиксы причастий:

Глаголы: гижны 'писать', лэбтыны 'поднять'

Причастия на -öм: гиж-öм 'написанный', лэбт-öм 'поднятый'

Причастия на -ись (-ісь): гиж-ись 'пишущий', лэбт-ісь 'поднимающий'

Причастия на -ан(-ян): гиж-ан 'предназначенный для письма', лэбт-ан 'служащий для поднятия'

Причастия на -тöм: гиж-тöм 'ненаписанный', лэбты-тöм 'неподнятый'

Причастия на –öм выражают признак предмета по совершенному им или перешедшему на него действию, например: ытшкöм турун 'скошенная трава' (от ытшкыны

'косить'); велöтöм морт 'обученный человек' (от велöтны 'обучить'); пöжалöм нянь 'печёный хлеб' (от пöжавны 'печь').

Причастия на -ись (-icь) выражают признак предмета по действию, например: уджалісь морт 'работающий человек' (от уджавны 'работать'); кывзісь челядь 'послушные дети' (букв. слушающие дети).

Причастия на -ись (-icь) легко субстантивируются (переходят в разряд имен существительных): велöтісь 'учащий' и 'учитель'; велöтчись 'учащийся' и 'ученик'; вурсись 'занимающийся шитьём' и 'портной'; уджалісь 'работающий' и 'рабочий'.

Причастия на -ан (-ян) выражают предназначение предмета для того иди иного действия, характеризуют предмет по действию, например: лыддьöтан книга 'книга для чтения'; веськöтчан турун 'лекарственное растение'; зэран кымöр 'дождевая туча'; вурсян машина 'швейная машина'; юан ва 'питьевая вода'.

Причастия на -ан (-ян) часто субстантивируются, например: сёян 'еда, пища'; юан 'питьё'; вурсян 'то, что подлежит шитью; то, чем шьют; место, где шьют'; кыян 'то, что ткут'; панан 'основа' (ткацкая); пывсян 'баня'; висян 'болезнь'.

Причастия на -тöм противопоставлены причастиям на -öм, они отрицают признак предмета по совершенному им или перешедшему на него действию, например: велöттöм 'не обученный' (от велöтны 'учить, обучать'); лыддьöттöм 'не прочитанный' (от лыддьöтны

'прочитать'); ытшкытöм 'не скошенный' (от ытшкыны 'косить').



Деепричастие

Деепричастия образуются посредством разных суффиксов.

Словообразовательные суффиксы деепричастий

Глагол: сёйны 'есть, кушать'

Деепричастие на -ик, -икö: сёйикö 'во время еды'

Деепричастие на -тöн: сёйтöн 'во время еды'

Деепричастие на -тöдз: сёйтöдз 'до еды'

Деепричастие на -тöг: сёйтöг 'не евши'

Деепричастие на -öмöн: сёйöмöн: сёйöмöн-сёйны 'поедом есть кого-л.'

Деепричастия на –ик, -икö характеризуют главное действие, выраженное спрягаемым глаголом, во временном отношении и показывают, когда совершается действие. Форма на –ик встречается только в сочетании с временными послелогами коста, кежö,

например: локтік кежö 'к приходу'.

Деепричастия на -тöн употребляются в том же значении, что и деепричастия на -ик, -икö.

Деепричастия на -тöдз означают, что главное действие протекало до совершения сопутствующего (дополнительного), например: шонді петтöдз 'до восхода солнца'; сёйны пöттöдз 'наесться досыта'.

Деепричастия на –öмöн обозначают действие, которое совершается одновременно с главным, например: лыддьöтны водöмöн 'читать лёжа'; корны горзöмöн 'просить о

чем-л. со слезами'; пукавны кöcтicьöмöн 'сидеть скорчившись'.

Деепричастия на -тöг обозначает, что при течении главного действия сопутствующее действие отсутствовало, например: юасьтöг босьтны 'взять что-л. без разрешения'; биасьтöг пукавны 'сидеть в темноте' (букв, сидеть без зажигания огня).

Притяжательные формы деепричастий

Сопутствующее действие совершается одним лицом узьны 'спать' узикö 'во время сна' : 1 л. узик-ам 2 л. узик-ат 3 л. узик-ас узьтöн 'во время сна' : 1 л. узьтöнн-ям 2 л.

узьтöнн-ят 3 л. узьтöнн-яс узьтöдз 'до сна' : 1 л. узьтöдзз-ам 2 л. узьтöдзз-ат

3 л. узьтöдзз-ас узьтöг 'без сна' : 1 л. узьтöгь-ям 2 л. узьтöгь-ят 3 л. узьтöгь-яс

Притяжательные формы деепричастий

Сопутствующее действие совершается несколькими лицами узьны 'спать'

узикö 'во время сна' : 1 л. узик-аным 2 л. узик-аныт 3 л. узик-аныс

узьтöн 'во время сна' : 1 л. узьтöнн-яным 2 л. узьтöнн-яныт 3 л. узьтöнн-яныс узьтöдз 'до сна' : 1 л. узьтöдзз-аным 2 л. узьтöдзз-аныт 3 л. узьтöдзз-аныс узьтöг 'без сна' : 1 л. узьтöгь-яным 2 л. узьтöгь-яныт 3 л. узьтöгь-яныс



НАРЕЧИЕ

По своему значению наречия подразделяются на две группы: определительные и обстоятельственные.

Определительные наречия делятся на качественные (наречия способа и образа действия), на наречия количества и меры, а также наречия степени и качества действия. Определительные наречия могут иметь степени сравнения: сравнительную и превосходную.



НАРЕЧИЕ

Сравнительная степень образуется с помощью суффикса -а, присоединяемого обычно к форме сравнительной степени прилагательного, например: буржыка (ср. бур – буржык 'хороший – лучше'), ёнжыка (ср. ён – ёнжык 'сильный – сильнее').

Суффикс –жык может присоединяться к некоторым другим наречиям, например: чожа

'быстро' – чожажык 'быстрее', сёрöн 'поздно' – сёрöнжык 'позднее'.

Превосходная степень наречий образуется от соответствующих прилагательных в той же степени с помощью суффикса -а: медъёна 'крепче (лучше) всего' (медъён 'самый крепкий'), медбасöка 'красивее всего' (медбасöк 'самый красивый').

Форму сравнительной степени могут иметь также некоторые обстоятельственные наречия, например: татчöжык 'поближе сюда' (татчö 'сюда'), ылынжык 'дальше' (ылын

'далеко').

Многие наречия имеют также степени качества, которые выражаются с помощью суффиксов -кодь, -öв: одзöв 'рановато' (одз 'рано'), горöнкодь 'громковато' (горöн

'громко').

Словообразование наречий

Многие наречия являются непроизводными, например: одз 'рано', кöр 'когда', тшöтш 'вместе', сёр 'поздно' и др.

Разряд наречий пополняется несколькими путями:

1) путём переосмысления некоторых падежных форм имен существительных. Чаще всего в наречия переходят существительные в пространственных падежах, а также в творительном падеже, например: тöвнас 'зимой', ойöн 'ночью', донöн 'дорого');

2) довольно часто наречия образуются с помощью различных суффиксов, присоединяемых к прилагательным и числительным.

От прилагательных наречия образуются с помощью суффиксов:

-а: бура 'хорошо', лажмыта 'низко', ударнöя "ударно';

-öдз: кöсöдз 'досуха', пемытöдз 'дотемна';

-оö: лöгöн 'сердито', косöйöн 'косо'.

От числительных наречия образуются с помощью суффиксов:

-öн: кыкöн 'вдвоём', нёльöн 'вчетвером';

-иcь: кыкись 'дважды', куимись 'трижды';

-öтісь: кватьöтісь 'шестой раз', витöтісь 'пятый раз';

-исьöн: куимисьöн 'по три раза', нёлисъöн 'по четыре раза'.

Употребительны и местоименные наречия, но они немногочисленны: татöн 'здесь', тасянь

'отсюда', татчöдз 'досюда', сэтчо 'туда', кытöн 'где', кöр 'когда', быдсöн 'целиком' и т. д.



ПОСЛЕЛОГИ

По способу образования послелоги делятся на две группы:

1) собственно послелоги, почти полностью утратившие падежные окончания: понда, дырна, дырья, cьöpтi;

2) имена-послелоги, сохраняющие живую связь с именами существительными в пространственных падежах.

По своему значению собственно послелоги делятся на следующие разряды: пространственные, временные, сравнительные, послелоги соответствия, причинно-целевые и др.

Наибольшим разнообразием отличаются пространственные послелоги.

Пространственные отношения выражаются и многочисленными именами-послелогами, указывающими то или иное место, примыкающее к предмету с какой-либо стороны (спереди, сбоку, сзади и т. д.): керöс увтын 'под горой'; керку сайын 'за домом'; ю

дорын 'у реки'; школа одзын 'перед школой'.

Имена-послелоги, а также некоторые собственно послелоги, могут иметь определённо-притяжательные суффиксы, например, вместо пызаныт увтын 'под твоим столом' можно

сказать пызан увтат; вместо пызаныт увтісь - пызан увтсит 'из-под [твоего] стола'.



СОЮЗЫ



Союзы делятся на две большие группы: сочинительные и подчинительные.

Сочинительные союзы:

а) соединительные: и, да, сідзжö, тожö, не – не, например: Кушамö ыб, и му

шуралö 'Обнажаются поля и земля просыхает'; Быдлун сылö вовлісö телеграммаэз да письмоэз 'Ежедневно ему приходили телеграммы и письма'; Зоночка любитic лыддьöтны, сія сідзжö занимайтчис спортöн 'Мальчик любил читать, он также занимался спортом';

б) разделительные и противительные: а, но, да, или, али, то – то, то ли,

например: Керкуным бур, да юыс матын абу 'Дом у нас хороший, да реки близко нет'; Небоын югьяліс шонді, а руыс вöлі кöдзыт 'На небе светило солнце, а воздух был холодный'.

Подчинительные союзы:

а) изъяснительные: что, чтобы, медбы, бытьтö, кыдз бытьтö, например: Бур, что лымыс

одз сыліс 'Хорошо, что снег рано растаял'; Петялö кажитчис, бытьтö ойся вöрын кинкö ветлöтö 'Пете казалось, будто в ночном лесу кто-то ходит'; Быдыс тöдас, что чожа войнаыс кончитчас 'Каждый знал, что война скоро закончится';

б) временные: кöр, кыдз, только, кытчöдз, например: Кöр мужиккез саймисö, Ипатов керкуас эз ни вöв 'Когда мужики проснулись, Ипатова в доме уже не было'; Только пондас югдыны, вöраліссез вöлісö кок йылын ни 'Только стало светать, охотники были уже на ногах';

в) условные: кö, кöбы, если, ежели, коли, раз, например: Гортсянь кö лэдзасö, сэк мунам татісь 'Если из дому отпустят, уедем отсюда'; Ежели бы кöч ветлöтіс эстi, ciйö адззисö бы

след cьöpтi 'Ежели бы заяц ходил здесь, его обнаружили бы по следу'; Если колö сёрнитны мекöт, кай татчö 'Если тебе надо поговорить со мной, поднимись ко мне';

г) причины: мыля, сідз кыдз, ciйöн что, сысянь что, ciйöн мыля, например: Библиотека оз уджав, сідз кыдз мунö ремонт 'Библиотека не работает, так как идёт ремонт'; Юннаттэз

киськалісö пуоккез, ciйöн мыля гожумыс öддьöн жар 'Юннаты поливали деревья, потому что лето засушливое'. Огö ни кайö вöрас, лöсьöтчö зэрны да 'В лес уже не пойдём, так как собирается дождь'.

д) цели: мед, медбы, сы понда, медбы, например: Варяыс муніс мöдöрö, медбы сыкöт не пантасьны 'Варя пошла в другую сторону, чтобы с ним не встретиться'; Деддэзным пессисö сы понда, медбы мийö бура олім 'Наши деды боролись за то, чтобы мы хорошо жили'.



ЧАСТИЦЫ

Частицы делятся на следующие группы:

а) усилительные: нельки, нö, инö: нельки кылыс öшис 'даже язык отнялся'; кытчö инö мунан? 'куда же [ты] идёшь?';

б) ограничительные: только: только татöн эм быдöс 'только здесь всего хватает (всё есть)';

в) указательные: вон, вон тай, то: То кытöн вöлöма тшакыс! 'Вот где было много грибов!';

г) вопросительные: я, разь, неужели, ли мыйли: абу я татöн ваок? нет ли здесь водички?;

д) отрицательные: абу, не: не ciя 'нет, не он'; меным абу охота 'у меня нет желания';

е) утвердительные: мыйнö: мыйнö, сідз и вöлі быдöс 'да, так и было всё';

ж) соотносящие: на, ни, эшö: ме эг на вöв татöн 'я ещё не был здесь'; öвсьы ни 'успокойся уже (наконец}';

з) вводные: тай, эд, коть, некö, мыся 'как я сказал уже', пö: мунам, пö, клубö 'пойдём, говорит, в клуб'; мыся, oг мун 'говорю, не пойду';

и) модальные: бы, давай, ась, мед, но, -ко: висьтав-ко 'скажи-ка'; ме бы ветлі 'я бы сходил'; ме бы ветла жö 'я тоже хочу сходить';

к) сравнительные: топ, дзик: ciя топ айыс 'он такой же, как отец'.



МЕЖДОМЕТИЯ

Междометия подразделяются на две группы: 1) междометия, выражающие чувства (эмоциональные) и 2) междометия, служащие сигналами для людей и животных (сигнальные).

Эмоциональные междометия выражают различного рода чувства и эмоции: эк,

эк-ма, ой-ой-ой, око-ко, эк-эк-эк, ыш-ыш и др.

Эмоциональные междометия многозначны и в зависимости от интонации, ситуации могут выражать различные эмоции. Например: ой, кытшöм басöк! 'ой, какой красивый!'; ой, кытшöм зубыт! 'ой, как больно!'; ой, вöя, вöя! 'ой, тону, тону!'; ой, кытшöм кöдзыт! 'ой,

как холодно!'

В группу сигнальных входят междометия, служащие сигналами для действия и поступков людей, например: эй! – сигнал для остановки внимания кого-либо: эй, татчö, татчö! 'эй, сюда, сюда!'.

Сигнальными являются и различные возгласы, которыми подзывают или отгоняют то или иное животное, например: кыч-кыч! – возглас, которым подзывают собаку; сыть! – возглас, которым отгоняют её; пров-пров! – возглас, которым подзывают лошадь; ны! –

возглас, которым трогают лошадь с места; тпрукö-тпрукö! – возглас для подзывания коровы; тпручы-тпручы! – возглас, которым её отгоняют.

Изобразительные слова

В коми-пермяцком языке широко представлены изобразительные слова. Под ними

понимаются звукоподражательные слова, выражающие действия и состояния предметов

окружающей действительности или служащие для передачи различных двигательных

образов, движений, состояний, качеств и т. д. Например: кар-р, кар-р – имитирует карканье вороны, крив-крув, крив-крув – крик журавля, кук-ку, кук-ку – кукование кукушки, ур-р, ур-р – воркование голубя, чив-чив – чириканье воробья, герс-герс – скрип коростеля, чав-чав – крик галок, чирк-чирк – стрекотание кузнечика и т. д.

Очень употребительны изобразительные словосочетания: дзар: дзар керны 'бросить

мгновенный взгляд'; жöв: жöв керсьыны 'насторожиться, притихнуть'; сяр: сяр сулавны 'стоять в беспорядке' (о многих предметах); чывк: чывк керны 'быстро, круто повернуться' (о человеке); кваркыш: кваркыш керны 'моргнуть'; питькыр-питькыр: питькыр-питькыр мунны 'идти, покачивая бедрами'; лег-лег: лег-лег керны чуньöн 'погрозить пальцем'.



НЕКОТОРЫЕ СВЕДЕНИЯ ПО СИНТАКСИСУ

Виды связи слов в предложении

В коми-пермяцком языке различаются три основных вида синтаксической связи между словами в предложении и словосочетании: согласование, управление, примыкание.

Управление в коми-пермяцком языке может быть падежным и послеложным. Так, в словосочетании мунны ёрткöт 'идти с другом' слово ёрткöт связано со стержневым

словом мунны с помощью падежного окончания -кöт.

В словосочетании босьтны нянь 'купить хлеба' зависимое от босьтны слово нянь не имеет падежного окончания. Это форма винительного падежа с нулевым окончанием.

В словосочетаниях пукавны пызан сайын 'сидеть за столом', ветлöтны джодж кузя 'ходить по полу' подчинёнными словами являются пызан и джодж, имеющие нулевую форму; послед-ние связаны с глаголом с помощью послелогов сайын и кузя.

Глагольное управление сохраняют также отглагольные существительные на -öм, причастия и деепричастия, например: пес ваялöм 'доставка дров', джодж миськалöм 'мытьё пола', письмо гижись 'пишущий письмо', картошка гарьян машина 'картофелекопалка' (букв. 'машина, предназначенная для уборки картофеля').

Отглагольные существительные могут управлять также послеложными сочетаниями, например: видз вылын ветлöтікö 'прохаживаясь на лугу', пода сьöрын наблюдайтікö 'наблюдая за животными'.

Примыканием в коми-пермяцком языке могут быть связаны с другими словами не только наречия (бура овны 'жить хорошо'), деепричастия (орöттöг баитны 'беспрерывно говорить'), инфинитив (мунны уджавны 'идти на работу, идти работать'), но и:

а) имена существительные с существительными пызан кок 'ножка стола' (букв, 'стол-нога');

б) имена прилагательные с существительными: мича чужöм 'красивое лицо', шондіа

лунö 'в солнечный день';

в) причастия с существительными: гöрöм му 'вспаханная земля', босьтöм нянь 'купленный хлеб';

г) местоимения с существительными: ciя керкуын 'в том доме', миян киэзын 'в наших руках';

д) числительные с существительными: куимöт лун 'третий день', öтік керкуын 'в одном доме'.

Согласование в коми-пермяцком языке встречается лишь в следующих случаях:

а) согласование обобщительно-определительных местоимений в падеже, лице и числе, например: корисö миянöс быдöннымöс 'пригласили нас всех';

б) согласование обобщительных числительных в падеже, лице и числе, например: тіянöс

кыкнаннытö премируйисö 'вас обоих премировали';

в) согласование усилительно-личных местоимений с определяемыми словами в лице и числе, например: ме ачым 'я сам(а)', мийö асьным 'мы сами';

г) согласование в падеже и числе определений, относящихся к существительным в винительном падеже, если между ними стоит глагол-сказуемое, например: Öнi школасö строитісö вильö 'теперь школу построили новую';

д) согласование определений, если определение в предложении занимает необычное место, например: Бурöсь сулалöны луннэз: шонытöсь, кöсöсь

'Погожие стоят дни, тёплые, сухие'.

В этом предложении определения бурöсь, шонытöсь и кöсöсь согласуются с формой множественного числа существительного луннэз, оформляясь суффиксом -öсь.



ПОРЯДОК СЛОВ В СЛОВОСОЧЕТАНИИ И ПРЕДЛОЖЕНИИ

Порядок слов в коми-пермяцком языке имеет не только стилистическое и смысловое значение, он играет также важную роль в выражении синтаксических отношений. С местом, занимаемым членом предложения, может быть связана его синтаксическая функция.

Например, в словосочетании виль керку прилагательное виль 'новый' выступает в функции определения при слове керку 'дом' (главный член номинативного предложения). При другом расположении этих же слов керку(ыс) виль то же прилагательное выступает в роли сказуемого в двусоставном предложении.

В предложении типа кань еёйö шыр 'кошка ест мышь', в котором форма именительного и

винительного падежей не отличается, синтаксическая роль обоих существительных

определяется только их местом в предложении: при прямом порядке слов на первом

месте стоит подлежащее, на втором — сказуемое.

Отсутствие категории рода, а следовательно, и согласования в роде, в коми-пермяцкoм

языке способствует также закреплению твёрдого места определения в атрибутивном

(определительном) словосочетании, какой бы частью речи это определение ни было

выражено.

Выделяются следующие наиболее распространённые группы определительных словосочетаний с твёрдым порядком слов:

1) словосочетания, состоящие из определения-существительного и определяемого слова, выраженного также существительным, например: ош кучик 'медвежья шкура' [букв, 'медведь-шкура'); мöс сюр 'коровий рог' (букв, 'корова-рог'); кöин след 'волчий

след' [букв. 'волк-след'); ур бöж 'беличий хвост' (букв, 'белка-хвост'); пызан кок 'ножка

стола' (букв. 'стол-нога'); кок чунь 'палец ноги' (букв, 'нога-палец'); ведра вуг 'дужка ведра' (букв, 'ведро-дужка'); шонді югор 'луч солнца' (букв, 'солнце-луч').

2) определительные словосочетания, в которых первым компонентом является обобщительное числительное с суффиксом -нан, например: кыкнан киын 'в обеих

руках'; куимнан керкуын 'во всех трёх домах'; нёльнан комнатаын 'во всех четырёх комнатах'.

Выделяются определительные словосочетания, в которых в роли определения выступает

количественное существительное или существительное, обозначающее меру,

например; додь турун 'сена с воз', ведра ва 'воды с ведро', мешöк зöр 'овса с мешок', туис ма 'мёду с туес'. В этих словосочетаниях компоненты могут быть переставлены. Однако при этом изменяется синтаксическая функция переставленных слов и смысл

словосочетания: ва ведра 'ведро с водой', турун додь 'воз с сеном', зöр мешöк 'мешок с овсом'.



ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Подлежащее может быть выражено существительным, например: Мöссэз йирсьöны видззез вылын 'Коровы пасутся на лугах'. Кöдзытыс кутчисис пеллез бердö

'Мороз пощипывал уши'. Ыджытжыккес мыччалісö пример учöтжыккезлö 'Старшие показывали пример младшим'.

Подлежащее может быть выражено также местоимением, числительным или другими частями речи, употребляющимися в значении существительного, например: Сія локтіс сёрон 'Он прибыл поздно'. Татöн некин эз вöв 'Здесь никого не было'. Адззыны коровяк – ыджыт гаж 'Найти белый гриб – большое удовольствие'. Турун кыскаліссез мунісö

пажнайтны 'Возчики сена ушли на обед'.

Сказуемое может быть выражено как личными, так и неличными (причастием, деепричастием) формами глаголов. Оно может быть выражено и другими частями речи, если они выступают в качестве предиката, а также сочетанием слов, например: Рытывбыт унняліс кöдзыт тöв 'Весь вечер выл холодный ветер'. Ыбöсыс дзурк оссис 'Дверь со скрипом отворилась'. Велöтчыны врачö вöлі сылöн мечтаöн 'Выучиться на врача было его мечтою'. Петя пондіс вовлыны гортас гажаöн 'Петя стал приходить домой весёлым'.

Дополнение выражается теми же частями речи, что и подлежащее. Оно стоит или в винительном падеже (прямое дополнение), или в других субъектно-объектных падежах, например: Дедыс Мишасö öддьöн любитö 'Дедушка Мишу очень любит'. Мийö

эгö пондö видзчисьны поездсö 'Мы не стали ждать поезда'. Столовöйын тіянöс быдöннытö вердасö 'В столовой вас всех накормят'.

Определение выражается прилагательными, местоимениями, причастиями, числительными и существительными, например: Cöcтöм py вылын дугдö

висьны юр 'На свежем воздухе перестаёт болеть голова'. Эта керкуын олic М. П. Лихачёв – коми-пермяцкöй литературалöн основоположник 'В этом доме жил М. П. Лихачёв – основоположник коми-пермяцкой литературы'. Шонді югöррес малалісö нылочкалісь

чужöмбансö 'Лучи солнца ласкали лицо девочки'.

Обстоятельства обычно выражаются наречиями, деепричастиями, существительными в местных падежах, например: Юссез лёдззезöн лэбзьöны лунланьö 'Лебеди стаями летят на юг'. Ю дорын вöлі шы не тöв 'У реки было тихо'. Лунланьсянь пöльтic рамыник тöлок 'С юга повеял ласковый ветерок'. Асывсянь усис лым 'С утра шёл снег'. Зэрöмсянь удж падмис 'Из-за дождя работа остановилась'. Челядь кoтöpтicö ю дорö купайтчыны 'Дети побежали на реку купаться'. Нывка лэдзчö вала 'Девушка идёт за водой'.



ОДНОСОСТАВНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Односоставные предложения делятся на определённо-личные, неопределённо-личные, обобщенно-личные, безличные, инфинитивные и номинативные.

Главный член определённо-личных предложений выражается:

а) глаголами настоящего, будущего и прошедшего времени изъявительного

наклонения: Чожа локтам пос дынö 'Скоро подойдём к мосту';

б) глаголом повелительного наклонения: Чеччö, челядь, тырмас узьны 'Вставайте, дети, довольно спать'.

Главный член неопределённо-личных предложений – глагол во множественном

числе в 3 лице настоящего, будущего или прошедшего времени: Газетаэзын гижöны Иранын событиеэз йылісь 'В газетах пишут о событиях в Иране'. Татöн пондасö вузавны

билеттэз 'Здесь будут продавать билеты'.

Главный член обобщённо-личных предложений – глагол, выражающий действие,

которое мыслится обобщённо, например: Вексö аймам борд увтын он ов 'Век под крылышком родителей не будешь жить'.

Предложения этого вида широко представлены в пословицах: Мымда уджалан, сымда и босьтан 'Как поработаешь, так и получишь'. Öтдруг кык удж оз керö 'Два дела одновременно не делают'. Кык кöч сьöрö вöтчан – öтікö он кут 'За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь'.

Главный член безличных предложений называет процесс или состояние, которые

не зависят от активного деятеля, например: югдö 'светает'. Ciйö оз узьöт 'Ему не

спится'. Аннаöс оз пукöт öтiк местаын 'Анне не сидится на одном месте'.

Главный член инфинитивных предложений – независимый инфинитив. Инфинитивные

предложения передают различные модальные значения, например: Талун тіянлö дежуритны 'Сегодня вам дежурить'. Кöбы тöдны эта йылісь быдöс! 'Если бы об этом всё знать!'

Главный член номинативных предложений – имя существительное в именительном

падеже, например: Тэлляин. Мыррез. Лапытик кöззэз 'Мелкий кустарник. Пни. Развесистые ели'. Вот и гортö! 'Вот и моя деревня!'



СЛОЖНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

В зависимости от типа союзов и союзных слов, а также характера отношений

между составляющими частями сложные предложения делятся на сложносочинённые и сложноподчинённые.

В сложносочинённых предложениях составные части соединяются при помощи сочи-нительных союзов. В них чаще всего выражаются соединительные (и присоединительные), противительные (и сопоставительные) и разделительные отношения.

Предложения с соединительными (и присоединительными) союзами:

Том велöтісь кужис организуйтны челядьлісь уджсö, и эта вöлі сылöн медодзза победа 'Молодой учитель сумел приобщить детей к труду, и это было его первой победой'. Ур чыліс кöз уввезöт, и пу вылісь пу вылö лэбалісö каёккез 'Белка прыгала с ветки на ветку, и с дерева на дерево перелетали птицы'.

Предложения с противительными (и сопоставительными) союзами: Удж вердö, а дыш тшыкöтö 'Работа кормит, а лень портит'. Кык смертьлö не лоны, а öтiкись нем повны 'Двум смертям не бывать, а одной не миновать'. Руч лукав, а старик лукавжык 'Лиса хитра, а старик ещё хитрее'.

Предложения с разделительными союзами: То тöв шумитö сук вöр коласын, то

горöтлö ойся кай 'То .ветер загудит в густом лесу, то закричит ночная птица'. Либо ciя öддьöн ласков, либо синнэзсис чеччö би 'Либо он слишком ласковый, либо глаза его мечут искры'. То ли шонтас, то ли вачкасö мороззэз 'То ли потеплеет, то ли ударят морозы'.

В сложноподчинённых предложениях связь придаточного с главным осуществляется с помощью подчинительных союзов и союзных слов.

Сложноподчинённые предложения делятся на следующие подгруппы:

1) Сложноподчинённые предложения с придаточными определительными. В таких предложениях встречаются союзы кыдз, бытьтö, что, медбы, и союзные слова кöда, кытшöм, кытчö, кытöн, кöр и др., например: Миян странаын абу сэтшöм пельöсок, кытöн бы эз вöлö машинаэз 'В нашей стране нет такого уголка, где бы не было машин'. Софрон локтіс кузница дынö, кытöн сы телегаö кышалісö виль колесо 'Софрон прибыл в кузницу, где к его телеге приделали новое колесо'.

2) Сложноподчинённые предложения с придаточными изъяснительными. В них встречаются союзы что, мед, медбы, бытьтö и союзные слова кин, мый, кытшöм, кыным, кыдз, кöр, кытöн и др., например: Быдöнныс тöдicö, что чожа пондöтчас сьöкыт

битва 'Все знали, что скоро начнётся ожесточённая битва'. Кин олö Кудымкарын, cia бура тöдö пионеррезлісь дворец ' Кто живёт в Кудымкаре, тот хорошо знает дворец

пионеров'. Зонка эз тöд, мый висьтавны мамыслö 'Мальчик не знал, что сказать матери'.

3) Сложноподчинённые предложения с придаточными обстоятельственными. Среди них различаются:

а) сложноподчинённые предложения с придаточными времени,

соединяющимися с главным с помощью союзных слов и союзов кöр, кыдз, кыдз только, только, кытчöдз и др., например: Вася онмöссис сразу, кыдз только юрыс павкис подушка

бердö 'Вася заснул сразу, как только голова коснулась подушки'. Вöлі рыт ни, кöр мийö сибалім деревняö 'Был уже вечер, когда мы приблизились к деревне'. Куим лун чулаліс сэксянь, кыдз Данько локтіс гортас 'Три дня прошло с тех пор, как Даниил

приехал домой'.

б) сложноподчинённые предложения с придаточными места. Они присоединяются к главному посредством союзных слов кытöн, кытчö, кытісь, кытчöдз и др., например: Быдöнныс уськöтчисö сэтчö, кытчö пуксис вертолёт 'Все устремились туда, где приземлился вертолёт'. Быдöнныс видзöтісö сэтчинö, кытöн павьяліс гöрд флаг

'Все смотрели туда, где развевался красный флаг'.

в) сложноподчинённые предложения с придаточными причины. Такие придаточные присоединяются к главным с помощью союзов мыля, сідз кыдз, сійöн мыля, сысянь что и

союзной частицы да, например: Ассиным мусö любитам ciйöн, что сы вылын шогмим и быдмим 'Свою землю мы любим потому, что на ней родились и выросли'.

г) сложноподчиненные предложения с придаточными образа действия, меры и степени. Они присоединяются к главному с помощью союзов и союзных слов кыдз, мымда, кыным, кыдз бытьтö, дзик, что, мед, медбы, только, топ, нельки и др., например: Вöлi

сэтшöм лöнь, что кыліс быдöс. Челядьыс сэтчöдз мыдзисö, нельки öдва вешталісö коккезнысö. Пондіс кывны сэтшöм шум, что дрöбаліс керкуыс. Лысвасянь руыс ульсаліс сідз, бытьтö неважын зэрис.

д) сложноподчинённые предложения с придаточными сравнительными. Они присоединяются к главному при помощи союзов бытьтö, кыдз бытьтö, ровно, дзик, дзик кыдз, например: Сія сераліс сідз, кыдз вермö серавны только здоровöй морт 'Он хохотал так, как может смеяться только здоровый человек'. Ю дорас волі сэтшöм нять, бытьтö плеснитöмась сур гуща 'У реки было так грязно, будто выплеснули пивную гущу'.

е) сложноподчинённые предложения с придаточными условия. К главному предложению

такие придаточные присоединяются с помощью союзов кöбы, если, раз, коли, кö и др., например: Если му назьмитан, нянь босьтан 'Если землю удобришь, хлеб получишь'. Народлісь подлиннöй историясö оз позь тöдны, он кö тöд устнöй поэтическöй творчество 'Подлинную историю народа невозможно познать, если не знаешь устного поэтического творчества'.

ж) сложноподчинённые предложения с придаточными цели. В них придаточные присоединяются к главному при помощи союзов мед, медбы, сы понда, медбы и др., например: Дёма киас видзис сартас, мед югытжык вöлі айыслö уджавны 'Дёма в руке держал лучину, чтобы светлее было работать отцу'. Медбы локны местаöдз, ковсис уна кад ' Чтобы добраться до места, понадобилось немало времени'. Сы понда, медбы овны бура, колö уджавны буржыка 'Для того, чтобы жить хорошо, надо работать лучше'.

з) сложноподчиненные предложения с уступительными придаточными. В них придаточное с главным предложением соединяется с помощью союзов кöть, кöть и, ась

кöть. В главной части им противостоят союзы но, да, а, например: Кöть и не öддьöн ыджыт колхозным, а видзöтны эм мый 'Хотя и не очень большой колхоз наш, но

посмотреть есть что'. Кöть нюр кузяс челядьыс мунісö недыр, но сьöкыт туйыс мыдзтöтic нійö 'Хотя дети по болоту шли не так долго, но трудная дорога утомила их'. Мамыс

видзчисис зонсö, кöть и юöррес сы йылісь эз вöлö 'Мать ждала сына, хотя вестей от него не было'.

Бессоюзные сложные предложения по значению близки к союзным: одни – к сложносочиненным, другие – к сложноподчинённым. В бессоюзных предложениях, синонимичных сложносочинённым предложениям, наблюдается между компонентами сочинительная связь, например: Коридорын пондіс дзингыны звонок, челядь уськöтчисö классэзö 'В коридоре зазвенел звонок, дети устремились в классы'. Кöдзыттэс

чулалісö, лым сыліс, юэз ыждісö 'Холода прошли, снег растаял, реки вышли из берегов'. Части этих предложений связаны между собой перечислительной интонацией, однотипными видовременными формами. Между ними можно поставить союз и.

В бессоюзных предложениях, синонимичных сложноподчинённым, наблюдаются в основном те же отношения, что и в союзных сложноподчинённых предложениях: определительные, причинные, условные и т. д., например: Позис вежöртны: неылын пруд 'Можно было понять: близко пруд'. Это предложение можно преобразовать в союзное: Позис вежöртны, что неылын пруд 'Можно было понять, что недалеко пруд'. (Источник: Komiperm.ru)



История изучения

Первым российским исследователем, проводившим систематические исследования коми-пермяцкого языка, стал краевед Николай Абрамович Рогов (1825—1905). Он опубликовал «Опыт грамматики пермяцкого языка» (1869) и «Пермяцко-русский и русско-пермяцкий словарь» (1869).

Литература на коми-пермятском

Коми-пермяцкая литература – одна из молодых финно-угорских литератур. Первые её шаги связаны с устной народной поэзией. Несмотря на то, что в XIX в. на коми-пермяцком языке были опыты создания словарей, грамматики, букварей, переводов духовной и светской литературы, письменная традиция складывалась в XX в. на основе духовного опыта народа. О генетической художественной преемственности свидетельствует первый опубликованный сборник авторских произведений на иньвенском диалекте коми-пермяцкого языка – «Горадзуль» (Звонкий шар, 1923), куда вошли первые литературные опыты Питю Öньö (Андрей Никифорович Зубов, 1899–1937), Гаврив Педора (Фёдор Гаврилович Тараканов, 1900–1997), Онтон Педора (Федор Антонович Тупицын, 1886–1973), Петра Казанцева, Иву Василя (Василий Иванович Дерябин, 1894–1968), Нёбдiнса Виттора (Виктор Алексеевич Савин 1888–1943).

Нетрудно заметить прямую связь с народной поэзией каждого из опубликованных в первом печатном сборнике 28 текстов.

Фольклорные мотивы, образы определили содержание первых литературных опытов всех зачинателей коми-пермяцкой литературы. А самый распространённый жанр – лирическая песня – хранит фольклорную традицию не только коми-пермяков, но и всего региона, где формировалось творчество каждого из авторов. Именно песня явилась переходным жанром от устной народной поэзии к письменной литературе.

С пересказа и обработки фольклорных мотивов начиналось творчество не только зачинателей коми-пермяцкой литературы. Влияние идей, тематики, образной системы устного народного творчества характерно для большинства молодых литератур, особенно тех, которые появились в советское время.

Так было, по существу, во всех литературах, поэтические образцы которых представлены в антологии «Песня, ставшая книгой» (Песня, ставшая книгой. Рождённая Октябрём поэзия. – М., 1967), в которую вошли стихотворения коми-пермяцких поэтов М. Лихачёва, С. Караваева, Н. Попова, М. Вавилина, И. Минина.

Достоинство произведений А. Зубова в первую очередь состоит в том, что он творчески обогащает фольклорные источники. Один из наиболее характерных мотивов коми-пермяцкой устной народной поэзии – изображение женской судьбы – занимает в его творчестве значительное место.

Подобное явление наблюдается и в творчестве поэта и прозаика М. Лихачёва, одного из основоположников коми-пермяцкой литературы. Его поэма «Без приданого» оставила заметный след в коми-пермяцкой литературе не только новизной содержания, актуальностью проблем, но и выразительным, сочным народным языком.

Первые сборники авторских произведений дают представление об истоке молодой литературы, который питает её и поныне. В нём рядом с фольклорным подражанием, некоторыми формальными признаками народной поэзии присутствуют и те черты её поэтики, которые способствуют рождению поэзии авторской – символика, психологический параллелизм, одушевление природы. Как уже отмечалось, преимущественное значение в рождении первых оригинальных произведений имела песня, однако диапазон фольклорных интересов у каждого из названных авторов был неодинаков, что не могло не отразиться при создании повествовательных жанров.

Исследуя проблемы жанрового своеобразия молодых литератур, учёные совершенно справедливо отмечают определённую жанровую постепенность, замечая при этом, что молодые литературы начинались преимущественно с поэзии, к повествовательным и драматическим жанрам обратились значительно позже.

Однако в пермских литературах именно в начале 20-х годов авторы почувствовали необходимость эпического отображения действительности. В эпосе как бы совмещались их просветительская, собирательская, педагогическая деятельность (коми – В.А. Савин, В.Т. Чисталев, коми-пермяки – А.Н. Зубов, М.П. Лихачёв, удмурты – К.П. Чайников, М.П. Петров). Лишь в 90-е годы стало известно широкому кругу читателей, что в 1924 г. опубликованы прозаические произведения Игнатия Мошегова (Мöсшег), коми-пермяка, эмигранта, творения которого на родине (в КПАО) были малоизвестны.

Среди факторов, определивших рождение прозаических произведений, важным является несказочная проза (былички, бывальщины, предания). Первые прозаические опыты В. Чисталева, В. Савина, М. Лихачёва, А. Зубова представляют собой описания отдельных эпизодов о виденном, о былом, что характерно для быличек или для бывальщин, которые «сохраняют установку на достоверность», они преподносят как рассказ о действительно произошедшем удивительном случае и именно так воспринимаются слушателями.

В 20-е годы сказочные формы, как известно, получили широкое распространение. Они позволили «писателю посредством поэтического строя живого народного языка, фольклорных элементов передать необычность течения времени и происходящих событий».

В период зарождения молодой литературы авторы неосознанно обращались к художественному опыту своего народа. Фольклорная поэтика обогащала изобразительные средства писателей, но использование традиционных форм для передачи нового содержания не всегда приводило к положительным результатам, хотя бесспорно, что произведения, созданные по канонам фольклорных жанров, готовили почву для письменной литературы.

Обратившись к изображению современной им действительности, М. Лихачёв, Н. Попов, С. Караваев стремились понять суть жизненных перемен, социальных противоречий и характер современника. Сама эпоха обусловила главные типологические особенности коми, коми-пермяцкой, удмуртской литератур.

Таким образом, для ранней коми-пермяцкой литературы характерна генетическая художественная преемственность фольклорной традиции: фольклорные элементы оставались основой для создания песни, малых эпических форм. Собственное фольклорное богатство становится и одним из важнейших элементов литературной системы.

Процесс формирования жанровой системы в коми-пермяцкой литературе не завершился к 60-м гг. XX столетия. Позитивные изменения в национальной литературе в этот период связаны прежде всего с реабилитацией зачинателей коми-пермяцкой литературы А.Н. Зубова, М.П. Лихачёва, Ф.Г. Тараканова, возвращением их произведений читателям.

С общими изменениями «климата» духовной жизни общества связано обострение интереса к истокам национальной культуры.

Послевоенная литература не сразу продолжила те традиции, которые были заложены первооткрывателями коми-пермяцкой литературы в разработке проблемы характера.

Обратившись к событиям современности, авторы не сразу сумели показать глубинные процессы действительности. Неглубокое художественное исследование жизни объясняется в первую очередь недостаточным опытом коми-пермяцких писателей.

В первое послевоенное десятилетие наиболее активно в жанре прозы работал И. Шадрин.

Произведения И. Шадрина «Мампаса нывка» (Девушка с родинкой), «Зеленогорск» посвящены лесозаготовителям. Герои этих рассказов увлечённо работают. Труд – основа жизни человека, и эту мысль автор подчёркивает постоянно. Поэтому даже диалоги насыщены производственной терминологией.

Герои Шадрина – хорошие производственники, правильные люди. Они редко ошибаются. А если ошибаются, то легко исправляют свои ошибки. Например, героиня рассказа «Девушка с родинкой» Лена Волкова «дала слово, что больше так делать не будет». Этой фразы автору достаточно, чтобы показать изменение поведения героини.

Такое сглаживание жизненных противоречий, получившее в литературе термин «бесконфликтность», во многом усложнило развитие коми-пермяцкой прозы. На страницах этих гладких произведений действовали схематичные, прямолинейные персонажи.

Тесное содружество с русскими писателями-переводчиками В. Астафьевым, И. Молчановым, В. Муравьёвым, В. Радкевичем, В. Черненко и другими, сотрудничество в журнале Коми АССР «Войвыв кодзув» (Северная звезда), учёба в литературном институте имени А.М. Горького, на Высших литературных курсах – все эти факторы благоприятно сказываются на росте мастерства коми-пермяцких писателей.

В послевоенные годы создаётся поэтический эпос войны (поэма С. Караваева «Кöр мунiс война» (Когда шла война, 1948), Н. Попова «Урожай», 1948), появляются первые сборники молодых поэтов – М. Вавилина (1921–1992), И. Минина (1926–1990).

Опора на национальную традицию дала ощутимые результаты и в поэзии, и в прозе. В 60-е гг. появились сборники рассказов и повестей тех, кто пришёл в литературу после войны: В. Баталов (1926–1998), «Сьöкыт пондöтчöм» (Трудное начало, 1959), «Шапка-пожум» (Сосна-шапка, 1965), «Мичашорын» (В Мичашоре, 1966), «Асывся шыэз» (Утренние голоса, 1967); В. Климов (род. в 1927 г.) «Чайдöм ув» (Отщепенец, 1960), «Виль нянь-сов» (Новая хлеб-соль, 1963), «Гавкалöн бедь» (Гавкина палица, 1968); И. Минин «Оча морос» (Лицом к лицу, 1964), «Чöвпан мыс дын» (У Челпан горы, 1962), «Паныт уйис тöлiсь» (Навстречу плыла луна, 1968), «Боболь Ванялöн шапка» (Шапка Боболь Ивана, 1972); на русском языке вышли повести А. Баяндина (1927–1962) «Сто дней, сто ночей» (1966), «Девушки нашего полка» (1966), «Отчаянная» (1962).

Многие из этих повестей и рассказов переведены на русский язык.

Коми-пермятские сказки

1. Чёрный пень

Поехал мужик зимой в лес по дрова. Нашел ёлку-сухару, давай рубить. Вдруг слышит: кто-то пыхтит сзади. Ог¬лянулся мужик, а это вылезает из бер¬логи сам Топтыгин, здешний медведь.

Вылезает он, ото сна отряхивается, говорит;

— У-ух! Есть хочу! Сейчас, мужик, задеру твою лошадь.

Мужик туда-сюда, не знает, что де¬лать. Наконец немножко опомнился, стал просить:

— Миленьким Топтыгин! Батюшка Михайло Иваныч! Ты задерёшь мою лошадёнку, а у меня ведь на возу дро¬ва. Мне этот воз потом не доставить до¬мой... Так будь ласковым, разреши сна¬чала мне в деревню съездить, дрова там выгрузить, перед моей старухой хозяйкой отчитаться, а затем уж я с ло¬шадёнкой-то прямо к тебе и вернусь.

Послушал медведь, почесал за ухом, сказал:

— Ну что ж... Дрова мне ни к чему. Поезжай, увози их. Но помни: если не вернёшься, нагряну ночью в деревню, и не будет тогда ни лошади твоей, им хозяйки, ни тебя самого.

Погнал мужик лошадь с возом в де¬ревню. Вывалил дрова у крыльца, вбе¬гает в избу, говорит хозяйке — так, мол, и так!

Хозяйка в страхе чуть на пол не села, руками машет:

— Езжай, гони обратно! Пускай мед¬ведь забирает лошадь, только бы не тронул нас!

И поехал мужик обратно в лес, а навстречу ему лиса, рыжая хитрюга:

— Что, мужичок, такой печальный? Что стряслось?

Мужик и лисе объясняет — так, мол, оно и так, такая у меня беда-незадача

А лиса говорит:

— Бери меня с собой. Я тебя и твою лошадь выручу. Только за всё за это обещай мне потом выдать хорошее вознаграждение.

Мужик обрадовался, мужику без ло¬шади ни дня, ни часа нельзя, он лисе ки¬вает:

— Обещаю! Конечно, обещаю!

И вот оно, то место, где мужик рубил сухую ёлку. Лиса из саней выскакивает, мужика учит:

— Я спрячусь в кустах, а ты жди мед¬ведя. Как только он из берлоги выле¬зет, я подам голос. Медведь спросит: «Кто это?», а ты отвечай: «Охотник-медвежатник!» Всё понял теперь?

— Понял, понял... — говорит мужик и озирается, ждёт медведя.

Топтыга не медлит лишка, он тут как тут.

— Молодец! — хвалит мужика.— Молодец, что меня не ослушался.

Мужик кланяется, поддакивает:

— Как можно тебя, Михайло Иваныч, ослушаться! Как можно! Мы завсегда тебе служить готовы.

Медведь на дыбки встает, лапу об лапу потирает, глядит на лошадь:

— Сейчас подзакусим!

А лиса в кустах натужила голос, каш¬лянула громким басом:

— Кха-кха! Kxа-Кха!

Медведь вздрогнул:

— Ой, кто это?

Мужик отвечает:

— Это лазает по кустам, по сугробам охотник-медвежатник. Наверное, тебя ищет.

А лиса из кустов добавляет страха. Она прежним басом мужику кричит:

– Ты чего там, мужик, делаешь? И что это такое с тобой рядом? Всё чёр¬ное, все кряжистое да разлапистое? Уж не сам ли разбойник Михайло? А ну, в сторону отойди — я из ружья бабахну!

Медведь тек и замер, так и присел. Медведь мужику шепчет:

— Ой, не говори, что я — это я! Ой, не говори... Ответь: «Это всего-навсего чёрный, обгорелый пень!»

И мужик отвечает в сторону кустов:

— Это — пень! Это всего-навсего су¬хой, чёрный, обгорелый пень!

А лиса вновь:

— Так забирай его к себе в сани! Ве¬зи домой на растопку. Да привяжи пок¬репче, чтобы по дороге не выпал!

И медведь снова шепчет:

— Ой, так и делай... Ой, в сани меня укладывай... Надо нам с этим охотни¬ком скорей расстаться!

Мужик руками разводит:

— Да не поднять мне тебя... Даже не стронуть с места... Ты вон какой груз¬ный!

— А я сам взвалюсь...— торопится медведь.— Я сам... Ты только делай вид, что кладёшь меня в сани.

— И повалился медведь в сани сам да ещё и попросил:

— Не забудь меня опутать верёвкой, а то охотник не поверит.

Такую просьбу мужик выполнил то¬же. Так выполнил, что медведю под узлами, под веревкой ни охнуть, ни вздохнуть. А тут и лиса из кустов выско¬чила.

Выскочила, уселась прямо на медве¬дя, кричит:

— Поехали!

Кричит, веселится:

— Поехали, мужик, к тебе домой за моим заслуженным вознаграждением!

И вот — едут. Мужик тоже на медве¬де пристроился бочком, лисе на радо¬стях чуть ли не подпевает:

— Не обижу я тебя, кума-лиса, не обижу! Разделаем дома нашу добы¬чу, и я тебе вмиг отвалю медвежьего мясца-то целый кус! Да ещё и отвешу шмат сала медвежьего!

Э-э...— говорит лиса.— Хитрень¬кий! Словчить надумал. Нет уж, ты за¬бирай себе шкуру, хозяйке своей шубу сошьёшь, а мясо и сало отдай мне всё! Но мужик заартачился напрочь, му¬жик стоит на своём:

— Не жадничай, кума! Получишь кус да шмат!

Лиса не уступает:

— Сам не будь скрягой. Всё мне от¬давай!

И до того они расшумелись, до того разгорячились, что забыли: медведь-то под ними живёхонек-жив. Он лишь ста¬рою верёвкой пока ещё только опутан, а они его делят, спорят.

Лиса кричит:

— Мне всё! Мне всё! Мне всё!

Мужик лису перекрикивает:

— Кус да шмат! Кус да шмат! Кус да шмат!

С криком, шумом и к деревне подъезжать стали. А там бегали два больших пса — Бутуз и Хват.

Заслышали они мужиково: «Кус да шмат!», подумали, что это он их по кличкам к себе подзывает: «Бутуз да Хват! Бутуз да Хват!» — и бросились с гулким лаем в сторону саней.

И тут медведь страху такого больше не выдержал, упёрся в санное дно, нап¬рягся, верёвка лопнула — и все смеша¬лось!

Мужик полетел кубарем в сугроб, медведь припустил ходом к лесу, ры¬жая лиса за ним, следом — собаки, ло¬шадёнка с пустыми санями помчалась галопом к дому.

А мужик вылезает из сугроба, отря¬хивается, чешет в досаде затылок:

— Вот тебе и мясо! Вот тебе и сало! Никто и не поверит, что оно у меня в санях побывало... А хозяйке моей луч¬ше об этом даже не рассказывать! Об¬зовёт балаболкой, ротозеем, да ещё, глядишь, вослед за собаками заново в лес пошлёт. (По записям и обработкам В. КЛИМОВА пересказал Л. КУЗЬМИН)

2. Сорока и мышь

Жили-были сестрица-мышка и сестрица-сорока. Однажды собралась мышка на работу и говорит сороке:

- Я, сестрица-сорока, за сеном схожу, а ты пока приберись в доме да поставь варить суп.

Ушла мышка, а сорока стала прибираться и варить суп. Варила, варила суп-то, да и свалилась в горшок вниз головой.

Пришла мышь домой, стучится:

- Сестрица-сорока, открой!

Долго стучалась, но никто не откликнулся. Юркнула она в норку, зашла в сарай, сметала сено и опять побежала в избу. Только нет как нет там сестрицы-сороки.

Достала тогда мышка суп из печки, чтобы поесть, тут и увидела в горшке сестрицу-сороку. Что поделаешь, съела она сорочье мясо, а грудную кость-лодочку утащила на речку, села в нее и запела:

Мышь плывёт-качается:

Лодка у неё - сорочья грудина,

Весло - бобровый хвост,

Шест - выдрин хвост,

Парус-соболий хвост.

Под крутым бережком подгребёт,

Под песчаным бережком - подтолкнёт.

Идёт навстречу заяц, говорит:

- Сестрица-мышка, возьми меня в лодку.

- Не возьму, лодка у меня маленькая.

- Ну хоть одну лапку поставлю, на одной постою...

- Ну что с тобой делать, садись. Поплыли они дальше вдвоём, мышка опять запела:

Мышь плывет-качается:

Лодка у нее - сорочья грудина,

Весло - бобровый хвост,

Шест - выдрин хвост,

Парус - соболий хвост.

Под крутым бережком подгребет,

Под песчаным бережком - подтолкнет.

Повстречалась им лиса, говорит:

- Сестрица-мышка, возьми меня в лодку.

- Не возьму, лодка у меня маленькая.

- Ну хоть одну лапу поставлю, на одной постою...

- Ну что с тобой делать, садись. Плывут они втроём, мышка опять поёт свою песенку:

Мышь плывет-качается:

Лодка у нее - сорочья грудина,

Весло-бобровый хвост,

Шест - выдрин хвост,

Парус - соболий хвост.

Под крутым бережком подгребет,

Под песчаным бережком - подтолкнет.

Повстречался им медведь, говорит:

- Сестрица-мышка, возьми меня в лодку.

- Не возьму, лодка у меня маленькая.

- Ну хоть одну ногу поставлю, на одной постою.

- Нет, ты много места займешь, лодку опрокинешь.

- Тогда я сяду, чтоб она не перевернулась. Сел медведь в лодку-то и утопил всех!

3. Дочка с веретёнце

Жили старик со старухой, и была у них дочка — ростом с веретено.

Пришла однажды к старикам ведьма — йома — и говорит:

— У вас дочь ростом с веретено, и у меня сын не больше. Отдайте вашу дочь замуж за моего сына! А не отдадите — жить вам не дам: дымоход у вас завалю-закрою, двери снаружи припру!

Испугались старики. Говорят йоме:

— Что ж с тобой поделаешь? Отдадим дочку за твоего сына...

Взяла йома девушку и утащила к себе.

А сына-то у неё, оказывается, никакого и не было. Просто она погубить девушку хотела. Притащила йома девушку в свою избу и говорит:

— Сходи-ка ты да остриги моих овец. Мне для пряжи шерсть нужна.

Пошла девушка стричь йоминых овец, а по дороге зашла к знакомой старушке.

— Куда ты идёшь? — спрашивает старушка.

— Иду йоминых овец стричь.

— На верную погибель посылает тебя йома!- говорит старушка. — У неё овцы-то — волки серые! Ну, да я научу тебя, как быть! Как придёшь в лес, влезь на дерево да крикни погромче:

Овечки, овечки мои,

Собирайтесь поскорее,

Сами себя остригите,

А мне шерсть оставьте!

Девушка так и сделала. Пришла в лес, забралась на высокую ёлку и запела:

Овечки, овечки мои,

Собирайтесь поскорее,

Сами себя остригите,

А мне шерсть оставьте!

Тут прибежали серые волки, стали под ёлкой скакать, один другого когтями драть. Много шерсти надрали, а потом все разбежались. Собрала девушка шерсть в кучу и принесла йоме. Удивилась йома:

— Вот диво! Как же это не съели тебя мои овечки? Ну, теперь беги скорее к моим коровам — подои их и принеси мне молока.

Пошла девушка разыскивать йоминых коров, а по дороге опять зашла к знакомой старушке.

— Куда теперь посылает тебя йома? — спрашивает старушка.

— Коров доить.

— А знаешь ли ты, что её коровы — медведицы лохматые? Как придёшь в лес, влезь на высокое дерево и крикни:

Коровушки, коровушки,

Собирайтесь поскорее,

Подоите себя сами,

А мне молоко оставьте!

Девушка так и сделала. Пришла в лес, забралась на дерево и стала медведиц скликать. На её крик прибежали йомины коровы — лохматые медведицы. Сами себя подоили, молоко в берёзовые туески (ведёрки из берёзовой коры) слили, оставили девушке, а потом разбрелись по лесу.

Принесла девушка молоко. Йома глазам своим не верит:

— Как же тебя мои коровушки не съели? Ну, теперь беги скорей к моей сестре и попроси у неё берестяное лукошко.

А сама думает:

«Не удалось мне её погубить, так старшая моя сестра её погубит!»

Побежала девушка к йоминой сестре, а по дороге забежала к старушке. Дала ей старушка маслица да крупы, корзину со смолой, деревянный гребень да брусок и сказала:

— Йомина сестра такая же йома. Как придёшь к ней, скажи: «Йома-тётка, йома-тётка! Твоя сестра просит берестяное лукошко». Как почуешь какую беду — убегай поскорее! У двери петли маслом смажь — она и откроется. Накинутся на тебя йомины птицы чёрные — ты им крупы брось. Они и отстанут. Будет йомина сестра догонять тебя — ты сначала гребень брось, потом брусок, а под конец и корзину со смолой.

Пришла девушка к йоминой сестре. Спрашивает её йомина сестра:

— Зачем пришла ко мне?

— Йома-тётка, йома-тётка! Твоя сестра просит берестяное лукошко.

— А, лукошко! Хорошо, дам. Ты сядь отдохни, а я схожу в чулан, лукошко тебе принесу.

Зашла йомина сестра в чулан и принялась точить зубы.

Услыхала это девушка, поняла, что беда грозит, да поскорее бежать.

Бросилась к двери, а дверь не открывается. Догадалась она — смазала петли маслом, дверь сама собой открылась. Выбежала девушка на улицу, а на неё со всех сторон накинулись йомины птицы чёрные, кричат — вот-вот глаза выклюют! Бросила она птицам крупы, они и отстали от неё. Побежала девушка как могла быстро.

А йома-тётка наточила зубы, вышла из чулана, глядит — а девушки-то и нету! Бросилась она к двери, стала ругать её:

— Зачем выпустила?

А дверь в ответ:

— Зачем мне держать её? Я тебе вот уж сорок лет служу, а ты ни разу ещё мои петли не смазала.

Выбежала йома-тётка на улицу, давай ругать птиц:

— Зачем её выпустили? Зачем ей глаза не выклевали?

А чёрные птицы в ответ:

— Зачем нам ей глаза клевать? Мы у тебя вот уж сорок лет живём — ни разу ты нам не дала даже поклевать остатки теста из квашни!

Села йома-тётка в ступу, толкачом погоняет, шумит-гремит по лесу, гонится за девушкой. Вот-вот настигнет.

Бросила девушка через плечо гребень, сказала:

Гребень мой деревянный,

Вырасти густым лесом

У меня позади,

У йомы впереди!

Вырос тут позади девушки, впереди йомы густой-прегустой лес высотой до облаков.

Билась-билась йома-тётка, искала-искала проход — не нашла! Нечего делать, домой за топором вернулась. Примчалась обратно с топором, прорубила тропу, а куда тяжёлый топор девать?

Прячет топор в кусты, а птицы лесные кричат ей:

Ты спрячешь —

Мы увидим!

Мы увидим —

Всем расскажем!

Рассердилась йома на лесных птиц:

— У-у, остроглазые! Всё видят!

Решила йома-тётка забросить топор назад. Бросила — упал топор возле самого её дома.

Опять погналась она за девушкой, опять настигать её стала. Тогда девушка кинула через плечо позади себя брусок и крикнула:

Брусок ты, брусок,

Каменной горой встань

У меня позади,

У йомы впереди!

И сейчас же позади девушки, впереди йомы выросла большая каменная гора.

Опять пришлось йоме-тётке возвращаться домой за топором. Схватила она топор, примчалась опять к каменной горе — давай пробивать в ней проход! Пробила, а куда девать топор? Птицы уж тут как тут, ту же песню поют:

Ты спрячешь —

Мы увидим!

Мы увидим —

Всем расскажем!

Опять забросила йома топор к своему дому и погналась за девушкой. Вот-вот догонит её, вот-вот схватит...

Тогда кинула девушка корзину со смолой и крикнула:

Корзина со смолой,

Смоляной рекой растекись

У меня впереди,

У йомы позади!

А слова-то и перепутала. Обе — и девушка и йома — очутились в смоляной реке. А в это время над рекой пролетала ворона.

— Воронушка моя, — говорит девушка, — лети ты к моему отцу, к моей матери, скажи ты им, что дочка их завязла в смоле вместе со злой йомой! Пусть возьмут трёхпудовый железный лом, пусть возьмут огонь и бегут сюда!..

Прилетела ворона к старикам, села на оконце, передала им просьбу девушки, да не расслышали старики слов вороны.

Ждала-ждала дочка помощи от отца, матери — не дождалась. А в это время над головой её пролетал большой ворон.

— Ворон, ворон! — крикнула девушка. — Скажи ты моим отцу, матери, что завязла я в смоляной реке! Пусть ко мне на помощь спешат, пусть несут огонь да лом тяжёлый!

Полетел ворон к старикам, громко-громко закричал:

— Курк-курк! Ваша дочка от йомы убегала, да упала в смоляную реку! За ней йома гналась и тоже увязла в смоляной реке! Просит ваша дочка, чтобы бежали вы к ней на помощь, чтобы несли лом железный и огонь!

У ворона голос-то был погромче — расслышали старик со старухой, схватили тяжёлый железный лом, огонь и побежали к смоляной реке свою дочку выручать.

Увидала старика и старуху хитрая йома, ещё издалека закричала:

— Милые вы мои, вытащите нас отсюда! Собрались мы с вашей дочкой к вам в гости, да обе и упали в смоляную реку!

— Не верьте вы ей, не верьте! — кричит дочка. — Бежала она за мной, погубить меня, съесть хотела!

Подбежал старик и железным ломом вбил злую йому в смоляную реку. Потом развёл огонь, растопил смолу и вытащил дочку.

Вернулись они втроём домой весёлые, радостные и стали жить вместе, как раньше жили.

4. Старуха Йома и две девушки

Жили-были муж с женой. Была у них дочь. Но вот жена умерла, муж взял в дом другую, а у той была своя дочка. Новая жена была злая и сварливая, любила только свою дочь, а бедную падчерицу возненавидела. Заставляла её работать с утра до ночи, а есть давала остатки да объедки. Зато её дочь совсем не работала, а ела всё самое вкусное, всё самое сладкое.

Даёт однажды мачеха бедной падчерице моток пряжи и говорит:

— Пойди на реку да хорошенько пряжу выполоскай. Не бойся, что вода холодная. После, за работой, руки отогреются!

Побежала девушка к речке, начала полоскать пряжу. Быстро замёрзли пальцы, онемели совсем, и выпустила она моток, пошёл он ко дну. В слезах прибежала девушка домой, рассказала мачехе, как утонул моток. Мачеха ударила девушку по голове и закричала:

— Ах ты бездельница! Я так и знала, что ты утопишь моток! Лезь в воду, доставай со дна! Как хочешь доставай, а без пряжи не возвращайся!

Заплакала девушка и пошла к речке. Подошла к берегу, закрыла глаза и прыгнула в воду. А когда открыла глаза — увидела себя на зелёном лугу. На траве пасётся табун лошадей золотогривых. Ветер гривы развевает, волосы путает. Девушка подошла к лошадям, гривы им расчесала своим гребнем. Золотогривая кобыла говорит:

— Иди по этой тропинке. Встретишь сметанный ручей, а потом и медовый. Но ты не пробуй ни сметаны, ни мёда — это ручьи старухи Йомы (Йома подобна Бабе-Яге, но живёт в подводном мире). Тропинка приведёт тебя к избушке старухи. У неё твой моток пряжи. Избушка будет вертеться на ветру. Надо крикнуть:

Гы, избушка, не гневись —

Для меня остановись!

Избушка остановится, и ты смело в неё входи.

Девушка поблагодарила кобылу и пошла по тропинке. Видит, пасётся корова. Вымя у коровы переполнено, рядом стоит подойник, а подоить корову некому. Корова говорит:

— Девушка, подои меня, тяжко мне, вымя моё полно молока.

Девушка подоила корову. Корова говорит:

— Когда придёшь к старухе Йоме, она прикажет тебе поработать. Потом за работу предложит на выбор два лукошка: красное и голубое. Так ты бери голубое.

Девушка поблагодарила корову и пошла дальше. Вот и сметанный ручей. Ах как хочется есть! Но нельзя — это ручей старухи Йомы. Девушка перешла через него по мостику и пошла дальше. Вот течёт медовый ручей. У бедняжки слюнки потекли, но и мёду она не попробовала. Тропинка привела её к избушке, которая вертелась на ветру.

— Ты, избушка, не гневись —

Для меня остановись! —

крикнула девушка. Избушка вмиг остановилась, девушка вошла. А там сидит старуха Йома, водяная хозяйка. Старуха спрашивает:

— Зачем пришла?

— У меня, бабушка, моток пряжи утонул, вот я хожу, его ищу, — отвечает девушка.

— Твой моток у меня, — говорит старуха, — но ты сперва поработай. Пойди-ка дров наколи, баню истопи.

Девушка наколола дров, истопила баню. Старуха принесла туда полное лукошко лягушат, ящериц и жуков-плавунцов.

— Вот, — говорит, — тут мои милые детушки, всех их надо вымыть да выпарить, чтоб они довольны были. Тут ящерицы-бегунцы, лягушата-сорванцы да жуки-плавунцы.

Девушка всех их бережно вымыла, всех осторожно выпарила. Старуха принесла ей два лукошка: красное и голубое.

— Выбирай!

Девушка взяла голубое. Йома говорит:

— Открой его на зелёном лугу. Там возьмёшь свой моток.

Пришла девушка на зелёный лужок и открыла своё лукошко. И тут на лугу появилась большая, хорошая изба, а в ней — всё, что надо для хозяйства. Увидела там девушка и свой моток пряжи, что утопила в речке.

На другой день она вышла замуж за парня из своей деревни, которого давно любила.

Стали они жить в своей избе.

А мачеха ещё больше разозлилась.

— За что ж это нашей замарашке и бездельнице такое счастье привалило?! — кричала она. — Надо было бы, чтобы моей умной да хорошей дочери всё это досталось!

Назавтра она послала свою дочь полоскать моток пряжи. Но белоручка не захотела руки морозить, она и не полоскала его, а сразу бросила в воду и утопила. Прибежала домой, плачет:

— Мама, я моток нечаянно выронила, он в речке утонул.

— Ах ты моя милая доченька, — говорит мать. — Ничего не поделаешь, иди, нырни за мотком.

Белоручка нырнула в речку и увидела себя на зелёном лугу. На травке пасётся табун золотогривый. К девушке подошла кобылица:

— Расчеши мне гриву своим гребнем.

— Некогда мне! — кричит белоручка. — Я ищу моток пряжи — я спешу к старухе Йоме за наградой, за приданым!

Лошади ничего ей не сказали. Она побежала по тропинке. Вот стоит корова.

— Девушка, подои меня, тяжко мне, вымя моё переполнено, — просит корова.

— Некогда мне! — кричит белоручка. — Да и доить-то я не умею. У нас коров доила отцова дочка — это её дело!

И побежала дальше. Видит — течёт сметанный ручей. «Вот сметанку есть — это моё дело!» — подумала белоручка. Она встала на четвереньки и давай пить из ручья. Долго пила. Дух перевела — снова начала. Потом встала и медленно пошла по тропинке. Вдруг видит медовый ручей. «Ах как жаль, что я сметаны так много съела! Для мёда места почти нет. Ну ничего, постараюсь», — подумала она, встала на четвереньки и давай пить из этого ручья. Недолго пила. Дух перевела — опять начала. Трудно оторваться от мёда. Уж больно сладкий да душистый! Наконец чувствует: больше не лезет. Встала, с трудом пошла по тропинке. Вот и избушка старухи Йомы, вертится на ветру — не останавливается. Стала белоручка её руками останавливать, все руки оббила, кое-как остановила. Вошла.

— Зачем пришла? — спрашивает старуха Йома.

— За наградой пришла, за приданым, — отвечает девушка.

— Ишь ты, за наградой, — говорит старуха Йома. — Ещё и не работала, а уже за наградой. Ну ладно, иди работать. Дров наколи, баню истопи.

Начала белоручка дрова колоть — не получается, не умеет она. Мало наколола, баню плохо истопила, вода не горячая. Принесла ей старуха Йома полное лукошко лягушат, ящериц и жуков-плавунцов. Белоручка не захотела их мыть, отстегала веником — и всё дело. Старуха принесла ей два лукошка: красное и голубое.

— Выбирай.

Белоручка схватила красное лукошко и побежала домой. Мать её встречает:

— Ах ты моя умница! Ах ты моя хорошая! Вот и ты принесла в дом счастье!

Зашли они вдвоём в избу, открыли красное лукошко, а оттуда красный огонь вырвался и спалил их избу.

5. Седун

Жил-был крестьянин. Было у него три сына: старший — Василей, средний — Пёдор и младший — Иван. Был Иван седуном, с печи не слезал, всё сидит там, бывало, да глину колупает. А два других брата — те не глупые, толковые. Вот заболел как-то отец, совсем ослабел. Позвал сыновей, говорит:

— Ну, сыновья мои, видно, помирать мне пришла пора, не поправлюсь уже. Похороните меня, а потом три ночи навещайте могилу. В первую ночь пусть Василей придёт, во вторую — Пёдор, а после и ты приходи, Седун.

Так простился отец с сыновьями, да тут же и отошёл. Похоронили они его честь по чести. Наступил вечер, пора идти на могилу старшему сыну.

Василей и говорит:

— Не сходишь ли ты, Седун, на могилу отца вместо меня? Я куплю тебе за то красную рубаху.

— Ладно, схожу, — согласился Седун. Давно он заглядывался на красную рубаху. Собрался не мешкая и пошёл.

Проспал ночку на могиле отца Седун, а утром отец подарил ему красного красавца коня. Доволен Седун. Отвёл скорей коня к ручью, сам же как ни в чём не бывало пошёл домой.

Вот вторая ночь приближается, надо идти на кладбище среднему брату — Пёдору. Вечером просит Пёдор Седуна:

— Не сходишь ли ты, Иван, вместо меня на могилу? Я справлю тебе за это пару сапог.

— Схожу, — опять согласился Седун. И на что ему вроде сапоги? Никуда ведь не ходит. Да, видно, надо и ему покрасоваться — пошёл.

Проспал Седун вторую ночь на могиле отца, утром получил в подарок серого коня. Седун рад, отвёл и этого коня к ручью.

Когда приблизилась третья ночь и настал черёд самого Седуна идти на кладбище, он подумал, что теперь уж никто ему за это не заплатит. Поплёлся, однако, проспал на могиле отца и третью ночь. Утром отец подарил младшему сыну вороного коня. Отвёл Седун и воронка к тому же ручью.

А той стороной правил царь, и было у царя три дочери: Марья, Василиса и Марпида. И пришла им пора выбирать себе женихов. Царь дал девицам по шёлковому платку: одной красивый-прекрасивый платок, другой ещё краше, а младшей, Марпиде-царевне, самый красивый, весь огнём горит.

Утром вывесила на балкон свой платок старшая дочь.

— Кто достанет платок, — объявили по всему царству, — тому и быть женихом!

Услыхал это народ — со всех сторон ко дворцу потянулся. Братья Седуна тоже засобирались.

«Может, и нам счастье улыбнётся!» — думают про себя.

Увидел их сборы Седун, запросился:

— Братья, не возьмёте ли и меня с собой? Те только смеются:

— Куда тебе, дураку! Сидел бы уж на печи. Запрягли они в сани старую отцовскую клячу и поехали.

А Седун пошёл к ручью, кликнул там красного коня и влез ему в ухо.

В одном ухе попарился-помылся, в другом — оделся-обулся и вышел такой красивый да сильный — молодец молодцом!

Вскочил молодец на коня и вскоре догнал своих братьев — они на кляче-то недалеко и уехали. Догнал и, не останавливаясь, только наклонившись, ударил на скаку по уху одного брата, ударил другого и просвистел мимо. Повалились братья на колени.

— Свят, свят, — говорят, — никак, Илья-пророк промчался!

А Седун промчался к цареву дворцу, выше балкона подпрыгнул, но платок оставил, не взял.

Дивится народ:

— Вот ведь может, а не берёт!

Наверно, какой-нибудь счастливец и достал потом этот платок, но Седун не видел. На обратном пути он ещё раз повстречал своих братьев, опять дал по уху одному и другому. Повалились братья на колени.

— Свят, свят, — говорят, — и верно Илья-пророк, как застращал!

Когда братья домой воротились, Седун на печи лежал — он давно уж прискакал, коня к ручью отпустил, а сам на своё место влез.

— Ну, братцы, что видели-слышали? — спрашивает.

— Ничего не видели, — говорят. — Кто-то снял уж платок, не про нас он, видно... Только Илья-пророк по дороге проскакал мимо, застращал нас сильно.

— А я так никакого грома не слышал. Сидели бы и вы дома — лучше было бы, — говорит Седун. На другой день средняя дочь вывесила платок. Братья опять собрались — может, на этот раз повезёт. Попросился было Седун:

— Возьмите и меня!

Да они только рассмеялись:

— Молчи уж, дурак, куда ты пойдёшь! Лежи себе на печи.

Запрягли свою клячу и поехали.

Слез Седун с печи, пошёл к ручью, кликнул другого коня, серого. В одно ухо влез — помылся-попарился, в другом оделся-обулся, опять сильным да красивым молодцом явился. Вскочил на серого коня и поскакал. Как догнал братьев, опять, не слезая с седла, одному дал раз, другому, повалились они на колени.

— Свят, свят! — крестятся. — Илья-пророк промчался, совсем застращал нас!

А Седун подъехал к балкону, подпрыгнул и опять, как в прошлый раз, не взял платок, только глянул.

Подивились люди:

— Вот ведь каков: мог взять платок, а не снял! Поскакал Седун обратно. Глядит: братья его всё ещё к цареву дворцу едут. Опять почтил их Седун затрещинами, повалились они на колени, шепчут:

— Свят, свят! Да ведь в самом деле Илья-пророк!

Скоро ли, не скоро, воротились братья домой. Седун спрашивает с печки:

— Ну, братья, достался ли сегодня платок?

— Не достался нам, кто-то снял уже, — отвечают братья. — Только Илья-пророк скакал мимо, опять нас стращал...

— А я так ничего не слышал, — говорит Седун. — Сидели бы оба дома, никаких страстей не видали бы.

На третий день младшая из сестёр Марпида-царевна вывесила платок. Народ собрался со всего царства — кто только не хотел достать тот платок! Завидно братьям, говорят:

— Сходим и мы, может, достанется напоследок. Седун тоже не смолчал на печи:

— Сегодня и я не останусь дома, поеду с вами! Потом вышел и первый сел в сани. Посмеялись братья, поругали и отговаривать принялись — не вылез Седун из саней.

— Ну, будь по-твоему, — согласились наконец. Довезли Седуна до ручья и вытолкнули его из саней. Вытолкнули и, посмеявшись, уехали, а Седун остался.

— И то хорошо, что до ручья довезли, самому не тащиться, — улыбнулся вслед Седун.

Кликнул третьего — вороного коня, в одно ухо влез — попарился-помылся, в другом — оделся-обулся, такой молодец стал, статный да красивый. Вскочил на коня и помчался. Ох и досталось от него братьям! Оглянулся, отъехав, — они всё ещё на коленях стоят, подняться не смеют...

— Свят, свят! — шепчут, — Илья-пророк проскакал, страху нагнал...

Подъехал Седун ко дворцу, разогнал коня, тот прыгнул выше крыши, и только когда опускался, снял Седун платок у Марпиды-царевны.

— Ой, ловите, ловите! — кричат люди. — Кто это? Кто такой?

А как его изловишь, если он верхом пошёл, над головами?

На обратном пути вновь встретил Седун братьев — те все ещё ко дворцу ехали — и опять хорошенько отколотил их. Повалились те на колени.

— Свят, свят! — крестятся. — Опять Илья-пророк страху на нас нагоняет...

Приехали они домой, а Седун уже на печи.

— Завтра, Седун, и ты с нами поедешь, — говорят.

— Ну, — удивился Седун, — неужто и меня приглашают?

— Завтра все должны быть, даже безногие и слепые, со всего царства. Царские дочери будут искать в толпе своих женихов.

— Ладно, поеду, — согласился Седун, — если только не станете выкидывать меня из саней. А платок не достали?

— Не достали, — отвечают. — Только Илья-пророк вновь такого страху на нас нагнал, о каком мы и слыхом не слыхивали.

— А сидели бы дома, как я, лучше бы дело было.

Улеглись братья спать с вечера, а на рассвете проснулся один и глазам не верит:

— Что такое? Горим, что ли? Не пожар ли в избе?

А это кончик красного платка высунулся во сне из-за пазухи Седуна.

— Брат, брат, — стал будить другого, — никак, Седун избу поджёг, огонь на печи вон!

Услышал это Седун, спрятал кончик платка под рубаху, огня-то и не видать стало. Повскакивали братья, а никакого пожару нет.

Как совсем рассвело, запрягли братья клячу, кликнули с собой Седуна к царевым хоромам. Глядят, а люди со всех сторон идут и едут — кто может и кто нет, слепой и безногий, бедный и богатый. К полудню все собрались, никого по домам не осталось. Седун тоже со всеми торопится.

— Этого-то зачем привели? — смеются кругом. — Ведь он — сразу видно — не жених.

— Нет, — отвечает царь людям, — все должны быть сегодня здесь!

Когда народ собрался, царь поднёс старшей дочери кубок вина, велел обойти с ним всех людей:

— У кого увидишь свой платок, тому поднеси вино, а потом сядь на его колени-он и будет твоим женихом.

Только пошла старшая дочь обходить гостей, тут же и увидела свой платок-кто достал, тот ведь прятать не будет.

— Батюшка, — говорит девушка, — нашла я своего жениха!

Угостила она суженого вином и села на его колени.

Подал отец кубок вина второй, средней дочери:

— Теперь ты обойди гостей, найди, угости своего суженого и сядь к нему на колени.

Наконец настал черед обходить гостей Марпиде-царевне. Подал ей царь кубок вина, наставил, как прежде её сестёр. Стала Марпида-царевна обходить ряды гостей, а платок-то её немного — самый уголок — высунулся из-за пазухи Седуна. Глянула на суженого Марпида, так сердце у неё и упало. Прошла она мимо Седуна, будто ничего и не заметила, и ни с чем вернулась к отцу.

— Не сыскала я, батюшка, платка, — говорит.

— Обойди в другой раз, — отвечает царь. — Всё равно где-нибудь свой платок увидишь. Здесь он должен быть, в стороне людей не осталось!

Царевна опять обошла всех и мимо Седуна прошла, только опять будто и не заметила платка, хотя он теперь наполовину высунулся. Принесла она кубок вина, поставила на стол.

— Не нашла, — говорит, — батюшка, платка. Даже и знать не знаю, где бы он мог быть... Нахмурился царь.

— Так и не сыскала? — опрашивает. — Или плох на вид жених, стыдишься, должно? Пойди да гляди лучше.

На этот раз не стала царевна обходить гостей, пошла прямо к Седуну, угостила вином, вытерла ему платком под носом и села рядом. Увидели это люди, что рядом-то села, хихикать стали.

— Нашла? — спросил царь, услышав смешки.

— Нашла, батюшка, — проговорила Марпида-царевна, а сама и голову от стыда не поднимает. Тут увидел царь её суженого, огорчился.

— Тьфу! — говорит. — Ну и сыскала себе жениха, мне зятя...

Да что делать — не откажешься от царского слова. Отправил их царь в какой-то хлев, в котором то ли свиней, то ли коров прежде держали. Без пира и почестей отправил.

— Уходите, — говорит, — с моих глаз!.. А с двумя другими зятьями пировать остался. И мы там были- ели-пили...

Вот зашёл я как-то к царю и рассказал, что, мол, далеко-далеко водится златорогий олень. В поле пасётся, бегает быстро, да если кто поймает, тот уж, конечно, самого первого места в царстве...

Понял царь, к чему всё это рассказано, говорит зятьям:

— Покажите-ка своё уменье-изловите того оленя и приведите сюда.

Ну, засобирались зятья, взяли верёвки, кожаные вожжи и отправились в степь. А Седун говорит жене:

— Выйди к отцу, попроси водовозную клячу, я тоже хочу оленя ловить, я тоже царский зять.

Царевна Марпида пошла к отцу просить клячу для Седуна.

— Какую ещё клячу нужно этому Седуну? — отмахнулся царь. — Пусть лучше сидит дома, не смешит людей.

А Марпида-царевна опять просит отца:

— Жалко, что ли, клячу-то? Дай ему. Тут уж и матушка-царица слово замолвила за свою дочь. Отдал царь водовозную кобылу. Худая та была — кожа да кости. Приполз Седун и сел на неё не как все, а задом наперёд. Конец хвоста в зубы взял, ладонями по бокам хлопает — едет!

— Смотрите, смотрите! — кричат кругом люди. — Седун-то, третий царев зять, тоже поехал оленя ловить!

— Задом наперёд уселся! Не иначе как он и изловит златорогого оленя!

А Седун знай себе едет да едет, будто и не слышит эти насмешки. Добрался до своего ручья, схватил за хвост кобылу да как встряхнул — туша разом отлетела, а в руках только шкура осталась! Повесил он эту шкуру на изгородь и кликнул своего коня. Прискакал первый, гнедой. Вошёл Седун в одно ухо, помылся-попарился, в другом оделся-обулся и таким молодцом опять стал — заглядишься! Вскочил на коня, догнал свояков, одного ударил по уху, другого и полетел дальше. А те повалились на колени, крестятся:

— Свят, свят! Илья-пророк страху нагоняет. А Седун тем временем изловил в поле златорогого оленя, обратно едет. Увидели Седуна свояки, удивились:

— Ты уже обратно едешь, оленя везёшь, а мы только на охоту собираемся!

— Поздно, — говорит Седун, — я уже изловил златорогого.

Принялись свояки уговаривать Седуна, чтобы он продал им этого оленя.

— Ну, ладно, — ответил Седун. — Только плата за него особая. Отрежьте с ноги по большому пальцу и дайте мне, иначе не получите оленя.

Подумали свояки, да как иначе быть? Отрезали по большому пальцу с ноги, отдали молодцу. Отдал им Седун златорогого оленя и умчался.

Приехали, привезли зятья оленя царю, любо тому стало, ещё радушней их угощает.

— Вот зятья какую добычу привезли, — хвалит. — Этакого зверя поймать сумели! Седун вон тоже на охоту отправился, да всё нет его. Не видали ли где?

— Не видали, — говорят зятья и опять наперебой рассказывают, как ловили златорогого красавца.

Немало прошло времени, пока Седун вернулся. До ручья скоро доскакал, да от ручья плестись пришлось долго. Да ещё на лошадиной туше поймал с десяток ворон-сорок и потащил царю.

— Нате, — говорит, — тесть-тёща, добычу вам принёс!

— Тьфу! — только и сказал царь и приказал слугам выбросить птиц куда-нибудь подальше.

Вот хохоту-то было!

Приковылял Седун в хлев, на кухоньку теперешнюю, к суженой своей — к столу даже не пригласили...

Пошёл я опять к царю и рассказал, что где-то в дальнем краю, слышно, водится свинка — золотая щетинка. Выслушал царь, говорит:

— Ну, зятья, поймайте мне ту свинку — золотую щетинку. Привезёте её — любимыми зятьями будете.

Ноги хоть и болят у зятьев после недавней охоты на златорогого оленя, да царю не откажешь. К тому же и любимыми зятьями хочется быть.

— Ладно, — говорят, — поймаем.

Взяли сыромятные вожжи и поехали.

А Седун опять свою Марпиду к царю-батюшке посылает:

— Сходи, Марпида-царевна, попроси у отца другую клячу, я тоже поеду за свинкой — золотой щетинкой. Зять ведь я ему!

Пошла Марпида-царевна к отцу, стала просить клячу, а отец стоит на своём:

— Не дам! Хватит того, что один раз уже осрамил перед всем честным народом.

Тут царица-матушка опять за дочку заступилась, жалко, видать, стало царевну, ну, вдвоём и уговорили царя.

Сел Седун на клячу боком и поехал себе потихонечку.

— Глядите, глядите, — кричат и хохочут кругом, — Седун опять на охоту отправился!

— Да сидит как, уж научился! Глядишь, и поймает свинку.

А Седун будто и не видит, не слышит ничего, едет да едет. Доехал до ручья, схватил кобылу за хвост, дёрнул — туша отлетела, а шкуру повесил на изгородь. Кликнул своего второго, серого коня, опять вошёл в одно ухо — попарился-помылся, в другом оделся-обулся, вновь стал статным да красивым. Вскочил на коня, догнал свояков, дал каждому по уху. Повалились они на колени, глядят вслед, бормочут:

— Свят, свят! Опять Илья-пророк страху нагоняет.

Поймал Седун свинку — золотую щетинку, на обратном пути встречает свояков.

— Да ты, кажись, уже с охоты возвращаешься, добрый молодец, а мы всё-то на лов едем! Не продашь ли нам свинку? — спрашивают Седуна.

— Продам, — отвечает молодец.

— А дорого ли возьмёшь?

— А снимете со своих спин кожи с ремень шириной, так ваша свинка будет.

Призадумались было свояки, да куда деваться — согласились: сняли один у другого по полоске кожи и отдали молодцу. Отдал им за то Седун золотую щетинку и ускакал.

Привезли зятья во дворец небывалую свинку-золотую щетинку, царь пуще прежнего доволен: выхваляется перед гостями, поит всех, любимых зятьев угощает!

Сидят так, пируют все, Седуна, конечно, и не ждёт никто, тут он и возвращается — втрое больше прежнего принёс ворон да сорок! Узнал про то царь, нахмурился:

— Опять Седун срамит нас!..

Теперь Седуна не допустили к пирующим, хотя он даже тёще гостинец принёс. Повернулся и заковылял в хлев к своей Марпиде...

На этом пиру опять подошли к царю, стали рассказывать, что, мол, далеко-далеко пасётся-гуляет тридцатисаженная кобылица с тридцатью жеребятами...

Даже в лице изменился царь, услыхав про ту кобылицу. Призвал зятьев, говорит: «Изловить надо её и жеребят и пригнать ко дворцу!» Согласились зятья, а сами хоть и мнят о себе много, а и ходить уже не могут, прихрамывают. Собрались, однако, поехали.

Узнал про то Седун, опять уговорил Марпиду пойти к отцу просить третью клячу — хочется,. видно, вместе со свояками изловить ту кобылицу. Пошла Марпида к отцу. И не хотел он отдавать Седуну клячу, да царица-матушка заступилась за дочь, сама приказала кому надо про ту клячу.

Сел Седун на этот раз на лошадь как надо, сидит прямехонько да ещё и погоняет, чтобы рысью шла.

Увидели его люди, смеяться-то ещё смеются, да поговаривают:

— Смотрите-ка, научился-таки ездить... Ну, добрался Седун до ручья, схватил кобылицу за хвост, тряхнул её посильнее. Туша так прочь и отлетела, а шкуру он удержал, повесил на изгородь. Затем крикнул третьего коня, вороного. Прискакал конь. Залез Седун в одно ухо — помылся-попарился, в другом оделся-обулся и стал статным и красивым молодцем. Говорит ему вороной конь:

— Возьми, хозяин, с собой три ведра смолы, три сита тонких иголок да ещё прихвати с изгороди три конские шкуры. Без этого не поймать тридцатисаженную кобылицу, которая там пасётся в поле со своими жеребятами. Как приедем, увидишь — стоит на том поле дуб. Ты полезай на дерево, а меня покрой конской шкурой, облей смолой и обсыпь иголками из сита, затем сделай всё в точности ещё два раза. Сделаешь всё, сиди на дереве и глаз не своди с кобылицы. Как только заметишь, что кобылица умаялась, опустилась на колени, прыгай с дерева и надевай на неё уздечку. Тогда она покорной станет, пойдёт за тобой, куда прикажешь, а жеребята сами побегут следом.

Взял Седун всё, что велел ему конь, и отправился в путь. Свояков, конечно, опять обогнал на полдороге, и опять попало им от него. Повалились те на колени: «Свят-свят!» — бормочут, а Иван летит себе, не останавливается.

Доскакал до поля, где дуб стоит, подъехал к дубу, глядит, кобылица и впрямь пасётся у речки. Седун скорее покрыл своего вороного конской шкурой с изгороди, облил ведром смолы и осыпал иголками из сита. Затем накинул вторую и третью шкуры, проделал все, что полагалось, а сам залез на дуб.

А тридцатисаженная кобылица увидела тем временем вороного коня, кинулась к нему, да как укусит! Если бы не шкуры, смола и иголки, тут бы и конец ему. Да только старая шкура в рот кобылице попала. Воронко лягается, бьёт кобылицу по бокам, а у той рот шерсти, смолы да иголок полон, кусаться она больше не может! Всё-таки изловчилась, избавилась от этой смолы. Укусила ещё раз, да поболе шкуры захватила, потом в третий раз укусила вороного, весь рот себе шкурой, смолой да иголками забила!

А вороной знай себе отбивается от неё, лягает. Пала она наконец на колени. Тут Иван спрыгнул с дуба и взнуздал её. Покорилась она и пошла за новым хозяином. Ну а жеребята-куда им от матери? — бегут следом...

Едет Седун обратно молодец молодцом, глядит-навстречу ему свояки поспешают:

— Да ты, оказывается, уже поймал кобылицу, а мы всё ещё ловить едем!

— Поймал уж, вот она, — отвечает Седун.

— А не продашь ли нам? — спрашивают.

— А что дадите? — спросил Седун. Свояки мнутся, ничего не могут придумать. А Седун знает: пальцы с ног брал, кожу со спин брал. Не снимать же головы! Не дождался Иван ответа, поехал, оставив свояков на дороге.

Всегда Иван возвращался в свою хлевушку незаметно, а тут глядит — народ на улице собрался, ждёт. Да и как не заметить, ведь целый табун жеребят у молодца, кобылица тридцатисаженная да ещё его конь вороной! Пыль столбом поднимается. Кто-то вперед побежал конюшню открывать да помочь коней загнать. Радуется и царь:

— Оленя златорогого зятья поймали, свинку — золотую щетинку поймали, теперь вот и кобылу тридцатисаженную пригнали с жеребятами!

Про Седуна царь и не вспоминает, разве что гости помянут его:

— Ничего, и он скоро принесёт свою добычу — ворон да сорок.

Ну, стоят все возле конюшни, ждут. Выбежала и Марпида-царевна, тоже отперла свой хлев. Дверь у неё на деревянной петле скрипнула сильно. Заметил царь, рассмеялся:

— Ждёт, что ли, тоже кого Седуниха? Глянь, а кони идут не в конюшню к зятьям, а в хлев Седуна! Удивляются люди: «Седун, что ли, поймал кобылицу-то с тридцатью жеребятами?» Зашёл, правда, в хлев молодец, статный, красивый, — все заметили, да разве признал бы кто в нём Седуна. А молодец вошёл в хлев и говорит Марпиде-царевне:

— Ну, сходи-ка, жена, растопи баню — дальняя была дорога, запылился.

Истопили баню, собрался он мыться.

— Сходи, — говорит, — Марпида, позови отца. Пошла Марпида-царевна к отцу, говорит:

— Приглашает тебя зять в баню. А тот отказывается:

— Велика честь с Седуном в бане мыться — он и так осрамил меня довольно!

А Седун пришёл в баню, подвесил на притолоку пальцы с ног да кожаные ремни со спин свояков — плату их за златорогого оленя да за свинку-золотую щетинку — и стал мыться. Царь же сидел-сидел с гостями да пошёл-таки в баню — мыться не мыться, а выманить у Седуна тридцатисаженную кобылицу с жеребятами. Как-никак к себе он её в хлев загнал... Только заходит царь в баню, а ремни да пальцы его любимых зятьёв стук да шлёп его по лбу.

— Чего это ты тут развесил? — спрашивает царь.

— А это, — отвечает Седун, — ремни со спин твоих зятьёв да пальцы с их ног — плата мне за златорогого оленя да свинку — золотую щетинку.

Не стал мыться царь, воротился во дворец. А тут и зятья пожаловали с охоты. Неразговорчивые вернулись оба, молчаливые, без добычи.

— А ну-ка, — говорит царь, — разувайтесь, покажите ноги!

Нечего делать, разулись зятья. Глядит царь, а больших пальцев на ногах ни у того, ни у другого нет!

— А теперь, — приказывает царь, — снимите рубахи.

Сняли зятья и рубахи. А там гостей, народу на пиру! Так и покатились все от хохота. Все ведь ждали кобылицу тридцатисаженную — и гости, и слуги, и крестьяне. Смотрят на царевых зятьёв-охотников, за животы от смеха схватились. А зятья разутые и раздетые стоят перед всеми, опустив головы, — стыдно им.

— Я вам не то что царство своё, а и кухню не отдам! — говорит царь.

И прогнал он их со двора с их жёнами, со своими пожитками и слугами:

— Чтобы и духу вашего в моем царстве не было!

Прогнал, а сам тут же отправился в баню.

А Иван уже помылся в бане и, конечно, не Седуном вышел оттуда. Помылся-попарился и молодцем стал статным да сильным! Вернулись они с царём во дворец и семь раз столько же, сколько прежде было, славно пировали-столовались с гостями. Ну, затем, конечно, Иван стал царём, а сам прежний царь в бывшие вышел, стариком остался.

А у Марпиды-царевны настала хорошая жизнь. Верно, и сейчас ещё царствует Иван, славно поживает со своей Марпидой-царицей.

6. Восьминогая собака

Жил-был старик со старухой. Пошли они как-то в парму, в лес северный, за черникой. Собирают ягоды в набирушки, смотрят, бежит к ним какой-то зверь чудной.

— Ты кто? — спрашивает старик.

— Я собака, — говорит зверь. — Возьмите меня к себе.

— Да на кой ты нам нужна! — рукой машет старуха. — Нам вдвоём-то мудрено прокормиться, да ещё ты.

— Горемыка я несчастная! — заскулила, заплакала собака. — Весь свет обегала, никто меня к себе не берёт. Четыре лапы стерла, скоро остальные четыре сотру, а потом и помру. Ойя да ойя!

— Не то у тебя восемь лап было? — спрашивает старик.

— Восемь, как есть восемь, — отвечает собака. — Раньше все собаки восьминогими были, шибче всех зверей бегали.

— Ну а с четырьмя ногами ты нам и вовсе ни к чему, — старуха говорит.

— Головушка моя горькая, — снова заскулила та. — Последняя собака я на всём белом свете. Как изотру последние лапы, вовсе мой род прервётся. Возьмите меня, несчастную, я буду в конурке жить, дом вам сторожить.

— Старуха, а старуха, может, возьмём её к себе? — старик уговаривает.

— Хоть она и с изъяном, а жалко всё ж таки, ежели последняя собака на земле вымрет.

— Кабы она о восьми ногах была, — вздыхает старуха. — Да уж ладно, пожалеем эту уродину на четырёх ногах.

Взяли они собаку к себе. Ничего, привыкли к четвероногой. Собака дом сторожила, со стариком на охоту ходила. От неё и повёлся род четвероногих собак.

Старику со старухой надо спасибо сказать, а то бы и таких на земле не осталось.

7. Перя-богатырь

В стародавнее время жил, говорят, на речке Лупье, что впадает в Каму, невиданный силач по имени Перя. Жил он охотой, охотился с луком и стрелами. Из лука он птицу бил, а на крупного зверя ходил с копьём. Увидит след лося, оленя или медведя и — бегом по следу. Быстро догоняет, копьём пронзает. Была у него в лесу избушка, только Перя в ней спать не любил: душно. И летом и зимой спал возле избушки на вольном воздухе у костра.

Люди уважали Перю-богатыря, любили его.

В то время много леших жило в наших лесах. Разные были лешие. Возле одной деревни очень лютый леший завёлся, всем в деревне досаждал, охотиться не давал, скотину воровал. Люди его и так и этак ублажали, угощали. Пирог с рыбой испекут, куриных яиц наварят, отнесут всё это в лес, на пенёк положат, крикнут:

— Ешь, ворса (леший), угощайся, только нас не трогай!

Даже собак для него резали. Лешие очень любят собачье мясо. Так этот леший все гостинцы съедал, а не унимался, продолжал людям вредить. Что делать? Решили позвать на помощь Перю-богатыря. Рассказали о проделках лешего. Перя рассердился, взял своё оружие, встал на лыжи и пошёл в тот лес, где леший хозяйничал. Начал искать его тропу. К вечеру нашёл, развёл костерок, сел. Проходят охотники, говорят:

— Где ты сидишь? Ведь это тропа лешего. Он за это никого не прощает и тебе спуску не даст.

— Его-то мне и надо, — усмехается Перя.

К ночи пришёл леший — огромный, голова выше леса.

— Ты что это на мою тропу пришёл, жалкий человек? Может, силой хочешь помериться?

Встал Перя во весь свой огромный рост.

— Да, хочу помериться.

Увидел леший, какой перед ним богатырь, и решил хитростью Перю одолеть.

— Давай, — говорит, — сейчас спать ляжем, а утром будем силами мериться.

— Что ж, давай, — соглашается Перя.

Они срубили две сосны, сделали для ночёвки нодью (костёр). Леший лёг по одну сторону нодьи, Перя — по другую.

— Как ты спишь? — спрашивает леший.

— Я сплю неслышно и неподвижно, как бревно, — говорит Перя. — А ты как спишь?

— А я, когда сплю, так храплю, что хвоя надо мной осыпается, а из носа летят искры, — отвечает леший.

Перя затих. Вскоре леший захрапел так, что посыпалась хвоя. Перя встал, посмотрел на него через костёр. Верно: из носа лешего летят искры. Значит, спит. Перя положил на своё место толстое бревно и прикрыл своей одеждой, а сам спрятался за могучей сосной. В полночь леший проснулся, встал, глянул через костёр и говорит:

— Он и вправду спит, как бревно.

Взял леший своё копьё и положил остриё в огонь, а когда оно раскалилось докрасна, схватил копьё, прыгнул через костёр и вонзил копьё в бревно, укрытое одеждой. С трудом пошло копьё в сырое бревно, всей грудью леший на него налёг.

— Ох и крепкий ты был богатырь! — сказал он. — Но и тебе пришёл конец.

Тут вышел Перя из-за сосны, натянул свой тугой лук.

— Стой, злодей ворса! Ты хотел меня спящего убить, раскалённым копьём пронзить, и за это тебе не будет пощады!

Что делать лешему? Копьё увязло в бревне. Стоит безоружный.

— Пощади меня, — говорит. — Я не буду больше людям вредить.

— Не верю я тебе, — отвечает Перя. — Ты сейчас показал, каков ты есть, показал свою чёрную душу.

Перя пустил стрелу в грудь лешего. Убил злодея. Пришёл в деревню, говорит людям:

— Теперь можете спокойно жить, без страха лесовать (охотиться).

А в другой раз пришли к Пере гонцы от самого князя. Напала на княжеский город степная орда, бьёт княжеское войско, нет сил устоять. Вражий богатырь ездит в огромном железном колесе, давит княжеских воинов, и некому с тем богатырём сразиться. Приди, мол, Перя-богатырь, встань на защиту нашей земли.

Перя согласился. Гонцы говорят:

— Отвезём тебя к месту битвы за две недели.

— Не надо, — говорит Перя. — Я пешком за два дня доберусь.

Встал Перя на лыжи. Пришёл к полю боя за два дня, видит: идёт сражение — ездит вражий богатырь в огромном железном колесе и давит им людей. Перя схватил колесо двумя руками, приподнял да шмякнул оземь. Ни богатыря, ни колеса не стало. Вражье войско увидело победу нашего богатыря и побежало назад.

Князь пригласил Перю к себе на великий пир. Три дня пировали. Перя домой собирается. Князь спрашивает:

— Что, Перя, понравилось тебе спать в княжеских покоях?

— Нет, — отвечает богатырь, — не понравилось. В твоих покоях духота да блохи, а я привык спать в лесу возле нодьи, на вольной воле.

— Ты врага разбил, — говорит князь, — проси за службу что хочешь.

— Ничего мне не надо, — говорит Перя. — Одно лишь надо — свободно жить и лесовать в моих родных местах по речке Лупье.

Князь подарил Пере грамоту на владение теми лесами, а ещё подарил шёлковую сеть — куниц ловить.

Вернулся Перя домой и зажил, как прежде, мирно и спокойно. Лесовал в своих огромных владениях, никто ему не мешал.

Вот каким был наш Перя-богатырь.

Все у нас знают Перю, все о нём рассказывают, все его любят.

Литература:

• Баталова Р. М. Коми-пермяцкая диалектология. М., 1975.

• Коми-пермяцкий язык. Кудымкар, 1962.

• Лыткин В. И. Коми-пермяцкий язык // Языки народов СССР. Т. 3. М., 1966.

• Рогов Н.А. Опыт грамматики пермяцкого языка. — СПб., 1860. — 164 с.

Словари

• Баталова Р. М., Кривощекова-Гантман А. С. Коми-пермяцко-русский словарь. — М., 1985.

• Рогов Н.А. Пермяцко-русский и русско-пермяцкий словарь. — СПб., 1869. — 414 с.

• Безносикова Л. М., Забоева Н.К., Коснырева Р.И. Русско-коми словарь: Более 52 000 слов / Институт языка, литературы и истории Коми научного центра Уральского отделения Российской академии наук. — Сыктывкар: Коми книжное издательство, 2003. — 1004 с.

Компания Е-Транс оказывает услуги по переводу и заверению любых личных документов, например, как:

  • перевести аттестат с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод аттестата с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к аттестату с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод приложения к аттестату с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести диплом с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод диплома с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести приложение к диплому с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод приложения к диплому с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести доверенность с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод доверенности с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести паспорт с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод паспорта с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести заграничный паспорт с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод заграничного паспорта с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести права с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод прав с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести водительское удостоверение с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод водительского удостоверения с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести экзаменационную карту водителя с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод экзаменационной карты водителя с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести приглашение на выезд за рубеж с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод приглашения на выезд за рубеж с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести согласие с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод согласия с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о рождении с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о рождении с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести вкладыш к свидетельству о рождении с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод вкладыша к свидетельству о рождении с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о браке с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о браке с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о перемене имени с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о перемене имени с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о разводе с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о разводе с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о смерти с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о смерти с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ИНН с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ИНН с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство ОГРН с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства ОГРН с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести выписку ЕГРЮЛ с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод выписки ЕГРЮЛ с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • нотариальный перевод устава, заявления в ИФНС с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод устава, заявлений в ИФНС с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести налоговую декларацию с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод налоговой декларации с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о госрегистрации с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о госрегистрации с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести свидетельство о праве собственности с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод свидетельства о праве собственности с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести протокол собрания с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод протокола собрания с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести билеты с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод билетов с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод справки с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести справку о несудимости с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод справки о несудимости с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести военный билет с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод военного билета с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести трудовую книжку с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод трудовой книжки с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок убытия с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод листка убытия с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести листок выбытия с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод листка выбытия с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • перевести командировочные документы с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением; перевод командировочных документов с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением;
  • и нотариальный перевод, перевод с нотариальным заверением с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением других личных и деловых документов.

    Оказываем услуги по заверению переводов у нотариуса, нотариальный перевод документов с иностранных языков. Если Вам нужен нотариальный перевод с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением паспорта, загранпаспорта, нотариальный с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением перевод справки, справки о несудимости, нотариальный перевод с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением диплома, приложения к нему, нотариальный перевод с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением свидетельства о рождении, о браке, о перемене имени, о разводе, о смерти, нотариальный перевод с коми-пермяцкого языка на русский язык или с русского языка на коми-пермяцкий язык с нотариальным заверением удостоверения, мы готовы выполнить такой заказ.

    Нотариальное заверение состоит из перевода, нотариального заверения с учётом госпошлины нотариуса.

    Возможны срочные переводы документов с нотариальным заверением. В этом случае нужно как можно скорее принести его в любой из наших офисов.

    Все переводы выполняются квалифицированными переводчиками, знания языка которых подтверждены дипломами. Переводчики зарегистрированы у нотариусов. Документы, переведённые у нас с нотариальным заверением, являются официальными и действительны во всех государственных учреждениях.

    Нашими клиентами в переводах с коми-пермяцкого языка на русский язык и с русского языка на коми-пермяцкий язык уже стали организации и частные лица из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Екатеринбурга, Казани и других городов.

    Е-Транс также может предложить Вам специальные виды переводов:

    *  Перевод аудио- и видеоматериалов с коми-пермяцкого языка на русский язык и с русского языка на коми-пермяцкий язык. Подробнее.

    *  Художественные переводы с коми-пермяцкого языка на русский язык и с русского языка на коми-пермяцкий язык. Подробнее.

    *  Технические переводы с коми-пермяцкого языка на русский язык и с русского языка на коми-пермяцкий язык. Подробнее.

    *  Локализация программного обеспечения с коми-пермяцкого языка на русский язык и с русского языка на коми-пермяцкий язык. Подробнее.

    *  Переводы вэб-сайтов с коми-пермяцкого языка на русский язык и с русского языка на коми-пермяцкий язык. Подробнее.

    *  Сложные переводы с коми-пермяцкого языка на русский язык и с русского языка на коми-пермяцкий язык. Подробнее.

    Контакты

    Как заказать?

  •  Сделано в «Академтранс™» в 2004 Copyright © ООО «Е-Транс» 2002—2018